Льготы многодетным семьям в карелии в 2020 году: Многодетным семьям Карелии выделены дополнительные льготы | ФНС России

Содержание

Официальный интернет-портал Республики Карелия

All news

 Press secretary of the Head of the Republic of Karelia

 Управление пресс-службы Главы Республики Карелия

    Администрация Главы Республики Карелия

 Пресс-служба Полномочного представителя Президента РФ в СЗФО

    Аппарат Главного федерального инспектора в РК

 Новости органов государственной власти РК

    Министерство здравоохранения Республики Карелия

    Министерство культуры Республики Карелия

    Министерство образования и спорта Республики Карелия

         Карельский филиал РАНХиГС

         Петрозаводский государственный университет

    Министерство природных ресурсов и экологии Республики Карелия

    Министерство сельского и рыбного хозяйства Республики Карелия

    Министерство социальной защиты Республики Карелия

    Министерство финансов Республики Карелия

    Министерство экономического развития и промышленности Республики Карелия

    Министерство национальной и региональной политики Республики Карелия

    Министерство строительства, жилищно-коммунального хозяйства и энергетики Республики Карелия

    Министерство по дорожному хозяйству, транспорту и связи Республики Карелия

    Министерство имущественных и земельных отношений Республики Карелия

    Государственный комитет Республики Карелия по обеспечению жизнедеятельности и безопасности населения

    Государственный комитет Республики Карелия по строительному, жилищному и дорожному надзору

    Государственный комитет Республики Карелия по ценам и тарифам

    Управление по охране объектов культурного наследия Республики Карелия

    Управление Республики Карелия по обеспечению деятельности мировых судей

    Управление записи актов гражданского состояния Республики Карелия

    Управление труда и занятости Республики Карелия

    Управление по туризму Республики Карелия

  Антитеррористическая комиссия в Республике Карелия

  Постоянное представительство Республики Карелия при Президенте РФ в Москве

  Пресс-служба Правительства Республики Карелия

  Пресс-служба Совета Федерации Федерального Собрания РФ

  Пресс-служба УФСБ России по Республике Карелия

 Segezha Group

 Администрация Прионежского муниципального района

 Администрация Пудожского муниципального района

 АНО «Агентство стратегических инициатив»

 АНО «Россия – страна возможностей»

 АО «Корпорация развития Республики Карелия»

 АО «Карельский окатыш»

 АО «Прионежская сетевая компания»

 Аппарат Уполномоченного по правам человека в Республике Карелия

 Военный комиссариат Республики Карелия

 Государственная корпорация развития «ВЭБ.РФ»

 Детский благотворительный фонд «ОТКРЫТЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ»

 Информационный туристский центр РК

 Кадастровая палата по Республике Карелия

 Карелиястат

 Карельская таможня

 Карельский филиал компании «Россети Северо-Запад»

 Карельский филиал ПАО «Ростелеком»

 Карельский филиал РАНХиГС

 Карельский центр развития добровольчества

 Карельское региональное отделение ВОО «Молодая Гвардия Единой России»

 Корпорация развития Республики Карелия

 Макрорегиональный филиал «Северо-Запад» ПАО «Ростелеком»

 Министерство внутренних дел по Республике Карелия

 Министерство экономического развития РФ

 Общественная палата Республики Карелия

 Октябрьская железная дорога – филиал ОАО «РЖД»

 ООО «Автоспецтранс»

 Оперативный штаб Правительства РК по борьбе с коронавирусом

 Организационный комитет конкурса «Лидеры Карелии»

 Оргкомитет Всемирного Фестиваля уличного кино

 Оргкомитет Всероссийского конкурса «Лидеры России»

 Отделение – Национальный банк по Республике Карелия Северо-Западного главного управления Центрального банка РФ

 Пограничное управление ФСБ России по Республике Карелия

 Пресс-служба УФПС Республики Карелия — филиала АО «Почта России»

 Пресс-служба Администрации Кондопожского муниципального района

 Пресс-служба Администрации Петрозаводского городского округа

 Пресс-служба АНО «Россия – страна возможностей»

 Пресс-служба аппарата Совета Безопасности Российской Федерации

 Пресс-служба Главного управления МЧС России по Республике Карелия

 Пресс-служба Молодежного Правительства Республики Карелия

 Пресс-служба Московского подворья Валаамского монастыря

 Пресс-служба музея-заповедника «Кижи»

 Пресс-служба Национального парка «Водлозерский»

 Пресс-служба Общероссийского народного фронта в Карелии

 Пресс-служба Отделения ПФР по Республике Карелия

 Пресс-служба ПетрГУ

 Пресс-служба УФСБ России по Республике Карелия

 Пресс-служба филиала МРСК Северо-Запада «Карелэнерго»

 Пресс-центр Администрации Петрозаводского городского округа

 Пресс-центр администрации Прионежского района

 Пресс-центр Карельского землячества в Москве

 Рабочие органы

    Комиссия по вопросам помилования на территории Республики Карелия

 Региональное отделение ДОСААФ России Республики Карелия

 Региональное отделение Фонда социального страхования РФ по РК

 Редакция журнала «Север»

 Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ)

 Сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера

 Стратегическое партнерство «Северо-Запад»

 Строительная компания «КСМ»

 Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Республике Карелия

 Уполномоченный по правам ребенка в Республике Карелия

 Уполномоченный по правам человека в Республике Карелия

 Управление Минюста России по Республике Карелия

 ​Управление Минюста России по Республике Карелия

 Управление Роскомнадзора по Республике Карелия

 Управление Роспотребнадзора по Республике Карелия

 Управление Росреестра по Республике Карелия

 Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Карелия

 УФНС России по Республике Карелия

 УФПС Республики Карелия — филиала АО «Почта России»

 ФАУ «Главгосэкспертиза России»

 ФГБПОУ «Государственное училище (техникум) олимпийского резерва в г. Кондопоге»

 ФГБУ «ЦЖКУ» Минобороны России

 ФАУ «Главгосэкспертиза России»

 ФГБУК «Музей Победы»

 Филиал АО «АЭМ-технологии» «Петрозаводскмаш» в Петрозаводске

 Филиал РТРС «Радиотелевизионный передающий центр Республики Карелия»

 ФКУ Упрдор «Кола»

 Фонд содействия реформированию ЖКХ

 Центральная избирательная комиссия Республики Карелия

 ЦУР Республики Карелия

Предоставление земельных участков льготной категории граждан (многодетные семьи)

Проект статьи: «Предоставление земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена льготной категории граждан (многодетные семьи)»

Законодательством Российской Федерации предусмотрены меры поддержки гражданам, имеющим трех и более детей, в том числе, статьей 39.5 Земельного кодекса РФ, установлена гарантия для указанных граждан предоставления на основании решения уполномоченного органа (Министерство имущественных и земельных отношений Республики Карелия (министерство)) земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, в собственность бесплатно.

Случаи и порядок реализации данной льготы, включающий критерии отнесения семьи к категории многодетной, перечень документов необходимых при подаче соответствующего заявления в уполномоченный орган, механизм постановки граждан на учет в качестве лиц, имеющих право на предоставление земельных участков в собственность бесплатно, снятия граждан с данного учета, основания для отказа в данном предоставлении, предельные размеры земельных участков, предоставляемых этим гражданам, устанавливаются законами субъектов Российской Федерации. Таким образом, с учетом делегированных субъекту Российской Федерации полномочий практика реализации льготы, установленной для многодетных семей на федеральном уровне, в каждом субъекте Российской Федерации индивидуальна.

На территории Республики Карелия данный вопрос регулируется Законом Республики Карелия от 06.03.2017 № 2101-ЗРК «О некоторых вопросах предоставления отдельным категориям граждан земельных участков для индивидуального жилищного строительства на территории Республики Карелия» (Закон № 2101-ЗРК).

В соответствии с нормами указанного закона в целях бесплатного предоставления в собственность многодетным семьям земельных участков Министерство в пределах своей компетенции утверждает перечень земельных участков, предназначенных для бесплатного предоставления в собственность для индивидуального жилищного строительства.

Предоставление в собственность многодетным семьям земельных участков, включенных в перечень, осуществляется в той хронологической последовательности, в какой от них поступили заявления.

При этом необходимо принимать во внимание тот факт, что в настоящее время в очереди на бесплатное получение земельных участков по Республике Карелия стоят 2977 многодетных семей, из них 1952 семей относятся к Петрозаводскому городскому округу.

Тогда как общее количество земельных участков, включенных в перечень, по всей территории Республики Карелия — 133, и, что является одной из основных проблем при предоставлении земельных участков многодетным семьям, на территории Петрозаводского городского округа в настоящее время земельных участков, удовлетворяющих необходимым критериям, нет.

Работы по решению обозначенной проблемы ведутся, в частности, по вопросу внесения изменений в генеральный план города Петрозаводска, однако ориентировочный срок утверждения внесенных изменений — июнь 2019 года.

Министерством также на постоянной основе проводятся работы по выявлению новых земельных участков по всей территории республики с целью последующего предоставления таких участков многодетным семьям.

Вместе с тем Законом № 2101-ЗРК предусмотрено право заявителя в своем заявлении указать местоположение земельного участка либо конкретный земельный участок (с приложением схемы расположения земельного участка на кадастровом плане территории, подготовленной в соответствии с приказом Министерства экономического развития РФ от 27.11.2014 № 762). Министерство рассмотрит возможность предоставления земельного участка с учетом экологических и градостроительных условий использования такого земельного участка в соответствии с документами территориального планирования, правилами землепользования и застройки и документацией по планировке территории.

Таким образом, министерство полагает, что для ускорения процедуры получения земельного участка в собственность бесплатно, многодетные семьи, стоящие в очереди вправе самостоятельно выбрать свободный земельный участок и предоставить соответствующее заявление в адрес министерства.

В случае, если в отношении земельного участка будут отсутствовать обстоятельства, препятствующие его предоставлению, то испрашиваемый земельный участок будет предоставлен многодетной семье, независимо от порядкового номера в журнале очередности многодетных семей.

Официальный интернет-портал Республики Карелия

All news

 Press secretary of the Head of the Republic of Karelia

 Управление пресс-службы Главы Республики Карелия

    Администрация Главы Республики Карелия

 Пресс-служба Полномочного представителя Президента РФ в СЗФО

    Аппарат Главного федерального инспектора в РК

 Новости органов государственной власти РК

    Министерство здравоохранения Республики Карелия

    Министерство культуры Республики Карелия

    Министерство образования и спорта Республики Карелия

         Карельский филиал РАНХиГС

         Петрозаводский государственный университет

    Министерство природных ресурсов и экологии Республики Карелия

    Министерство сельского и рыбного хозяйства Республики Карелия

    Министерство социальной защиты Республики Карелия

    Министерство финансов Республики Карелия

    Министерство экономического развития и промышленности Республики Карелия

    Министерство национальной и региональной политики Республики Карелия

    Министерство строительства, жилищно-коммунального хозяйства и энергетики Республики Карелия

    Министерство по дорожному хозяйству, транспорту и связи Республики Карелия

    Министерство имущественных и земельных отношений Республики Карелия

    Государственный комитет Республики Карелия по обеспечению жизнедеятельности и безопасности населения

    Государственный комитет Республики Карелия по строительному, жилищному и дорожному надзору

    Государственный комитет Республики Карелия по ценам и тарифам

    Управление по охране объектов культурного наследия Республики Карелия

    Управление Республики Карелия по обеспечению деятельности мировых судей

    Управление записи актов гражданского состояния Республики Карелия

    Управление труда и занятости Республики Карелия

    Управление по туризму Республики Карелия

  Антитеррористическая комиссия в Республике Карелия

  Постоянное представительство Республики Карелия при Президенте РФ в Москве

  Пресс-служба Правительства Республики Карелия

  Пресс-служба Совета Федерации Федерального Собрания РФ

  Пресс-служба УФСБ России по Республике Карелия

 Segezha Group

 Администрация Прионежского муниципального района

 Администрация Пудожского муниципального района

 АНО «Агентство стратегических инициатив»

 АНО «Россия – страна возможностей»

 АО «Корпорация развития Республики Карелия»

 АО «Карельский окатыш»

 АО «Прионежская сетевая компания»

 Аппарат Уполномоченного по правам человека в Республике Карелия

 Военный комиссариат Республики Карелия

 Государственная корпорация развития «ВЭБ.РФ»

 Детский благотворительный фонд «ОТКРЫТЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ»

 Информационный туристский центр РК

 Кадастровая палата по Республике Карелия

 Карелиястат

 Карельская таможня

 Карельский филиал компании «Россети Северо-Запад»

 Карельский филиал ПАО «Ростелеком»

 Карельский филиал РАНХиГС

 Карельский центр развития добровольчества

 Карельское региональное отделение ВОО «Молодая Гвардия Единой России»

 Корпорация развития Республики Карелия

 Макрорегиональный филиал «Северо-Запад» ПАО «Ростелеком»

 Министерство внутренних дел по Республике Карелия

 Министерство экономического развития РФ

 Общественная палата Республики Карелия

 Октябрьская железная дорога – филиал ОАО «РЖД»

 ООО «Автоспецтранс»

 Оперативный штаб Правительства РК по борьбе с коронавирусом

 Организационный комитет конкурса «Лидеры Карелии»

 Оргкомитет Всемирного Фестиваля уличного кино

 Оргкомитет Всероссийского конкурса «Лидеры России»

 Отделение – Национальный банк по Республике Карелия Северо-Западного главного управления Центрального банка РФ

 Пограничное управление ФСБ России по Республике Карелия

 Пресс-служба УФПС Республики Карелия — филиала АО «Почта России»

 Пресс-служба Администрации Кондопожского муниципального района

 Пресс-служба Администрации Петрозаводского городского округа

 Пресс-служба АНО «Россия – страна возможностей»

 Пресс-служба аппарата Совета Безопасности Российской Федерации

 Пресс-служба Главного управления МЧС России по Республике Карелия

 Пресс-служба Молодежного Правительства Республики Карелия

 Пресс-служба Московского подворья Валаамского монастыря

 Пресс-служба музея-заповедника «Кижи»

 Пресс-служба Национального парка «Водлозерский»

 Пресс-служба Общероссийского народного фронта в Карелии

 Пресс-служба Отделения ПФР по Республике Карелия

 Пресс-служба ПетрГУ

 Пресс-служба УФСБ России по Республике Карелия

 Пресс-служба филиала МРСК Северо-Запада «Карелэнерго»

 Пресс-центр Администрации Петрозаводского городского округа

 Пресс-центр администрации Прионежского района

 Пресс-центр Карельского землячества в Москве

 Рабочие органы

    Комиссия по вопросам помилования на территории Республики Карелия

 Региональное отделение ДОСААФ России Республики Карелия

 Региональное отделение Фонда социального страхования РФ по РК

 Редакция журнала «Север»

 Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ)

 Сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера

 Стратегическое партнерство «Северо-Запад»

 Строительная компания «КСМ»

 Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Республике Карелия

 Уполномоченный по правам ребенка в Республике Карелия

 Уполномоченный по правам человека в Республике Карелия

 Управление Минюста России по Республике Карелия

 ​Управление Минюста России по Республике Карелия

 Управление Роскомнадзора по Республике Карелия

 Управление Роспотребнадзора по Республике Карелия

 Управление Росреестра по Республике Карелия

 Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Карелия

 УФНС России по Республике Карелия

 УФПС Республики Карелия — филиала АО «Почта России»

 ФАУ «Главгосэкспертиза России»

 ФГБПОУ «Государственное училище (техникум) олимпийского резерва в г. Кондопоге»

 ФГБУ «ЦЖКУ» Минобороны России

 ФАУ «Главгосэкспертиза России»

 ФГБУК «Музей Победы»

 Филиал АО «АЭМ-технологии» «Петрозаводскмаш» в Петрозаводске

 Филиал РТРС «Радиотелевизионный передающий центр Республики Карелия»

 ФКУ Упрдор «Кола»

 Фонд содействия реформированию ЖКХ

 Центральная избирательная комиссия Республики Карелия

 ЦУР Республики Карелия

Многодетные семьи в Финляндии — Это Финляндия

Многодетные семьи в Финляндии не такая редкость, как в остальных странах западной Европы. Семьям предоставляют разные пособия и льготы – как государство, так и разного рода организации и даже частные фирмы.

Население Европы стареет, детей рождается меньше, чем раньше. В Финляндии коэффициент рождаемости сейчас 1,7.

Однако, последние исследования статистической службы Европейского союза (Eurostat) показывают, что процент женщин детородного возраста, у которых четверо или более детей, в Финляндии намного выше, чем в других странах. С большим отрывом за Финляндией следует Великобритания, Румыния и Ирландия.

Декретное пособие

Владимиру и Екатерине Селезневым ещё нет тридцати. Владимир переехал в Финляндию еще ребенком, здесь учился и устроился на работу. А Катя, которая проживала в Выбоге, вышла за него замуж семь лет назад. В Финляндии у них родилось уже трое детей: старшему сыну пять лет, младшему – три года, дочке – год.

У Екатерины и Владимира Селезневых уже трое детей: первому сыну пять лет, второму – три года, дочке – год.Фото: Анна Лиукко

И как уверяют родители, останавливаться на достигнутом они не собираются, поскольку желание стать многодетной семьей взаимное и осознанное.

«На мой взгляд, важно взаимопонимание между супругами, помощь и поддержка, –говорит Екатерина. – Мы венчались с мужем, и это придает нам уверенности друг в друге. К тому же Финляндия – безопасная и благополучная страна, которая располагает к созданию большой семьи».

Сейчас Екатерина находится в декретном отпуске. При этом зарплаты мужа и декретных пособий хватает на всё самое необходимое. «Конечно, количество детей должно быть по силам, чтобы всем хватало любви, заботы, внимания, – добавляет Екатерина. – Многодетная семья – это призвание и очень ответственное дело».

Льготы для детей из одной семьи

«Я не вижу разницы, воспитывать двух или четырех детей, – говорит 33-летняя Йенни Нюберг, мама четверых детей. – Когда я еще была беременна вторым ребенком, мы с мужем уже задумались о третьем. Потом возникло ощущение, что не хватает ещё кого-то, и на свет появился Мио, которому сейчас три месяца.

Четырежды папа говорит, что он испытывает счастье, когда просто смотрит на играющих детей. При этом старшие дети занимают младших и помогают растить их.Фото: Рийтта Суппери

Муж Йенни признается, что он испытывает счастье, когда просто смотрит на играющих детей. При этом старшие дети занимают младших и помогают растить их. Самое тяжелое для родителей – это развозить детей по разным кружкам. Но здесь подключаются бабушки и дедушки, которые с удовольствием помогают.

«Основная поддержка многодетных семей в Финляндии – это ежемесячное пособие на ребенка, – говорит Йенни. – Чем больше детей, тем больше эта сумма».

К тому же многие детские кружки предлагают меньшую оплату для родных братьев и сестер. Такие льготы есть, например, в музыкальной и балетной школах. То же самое касается многих концертов, выставок и мероприятий, где можно приобрести льготный билет для всей семьи.

Долгий отпуск по уходу

Ану Лайтинен всегда мечтала о большой семье. Ещё будучи маленькой девочкой она заявила маме, что у нее будет десять детей. Сейчас у 36-летней Ану и ее 39-летнего мужа четверо детей. По словам женщины, если бы не ее проблемы со здоровьем при вынашивании детей, в семье было бы еще больше малышей.

Растить таких разных, непохожих друг на друга личностей, ¬¬– огромная радость, говорит мама четверых детей Ану Лайтинен. Фото: Анна Лиукко

В Финляндии можно в общей сложности находиться в отпуске по уходу за ребенком около трех лет и, между прочим, «уйти в декрет» может как мама, так и отец малыша. «Я была домохозяйкой девять лет». Ану признается, что иногда приходилось нелегко, особенно потому что у детей маленькая разница в возрасте.

«Все проходящие трудности быстро забываются. Остается необыкновенное чувство радости растить таких разных, непохожих друг на друга личностей. Я очень благодарна судьбе за каждого ребенка.

Текст: Анна Лиукко, июль 2016 г.

онлайн оформление ипотечных кредитов в 2021 году

Дальневосточная ипотека

от 0,9 %

Квартира или таунхаус

Загородный дом или коттедж

Другое

ежемес. платежот 57 972 ₽

до6 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Выдача на счет

Стаж работы от 6 мес. на последнем месте

Дальневосточная ипотека

0,9 %

Квартира или таунхаус

Загородный дом или коттедж

ежемес. платежот 57 972 ₽

до6 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Дальневосточная ипотека

1,9 %

Квартира или таунхаус

Загородный дом или коттедж

ежемес. платежот 59 445 ₽

до6 млн ₽

от 20%от 800 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Военная ипотека для участников НИС, имеющих детей

4,6 %

Квартира

ежемес. платежот 63 540 ₽

до4,4 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Выдача на счет

Стаж работы участие в нис не менее 3 лет

Семейная ипотека ДОМ.РФ

от 4,9 %

Квартира или таунхаус

Загородный дом или коттедж

ежемес. платежот 64 006 ₽

до12 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Выдача на счет

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Ипотека с государственной поддержкой семей с детьми

от 4,95 %

Квартира

ежемес. платежот 64 084 ₽

до12 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Выдача на счет

Стаж работы от 6 мес. на последнем месте

Ипотека с господдержкой

5 %

Квартира

ежемес. платежот 64 162 ₽

до12 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Выдача на счет

Стаж работы от 1 мес. после испытательного срока

Ипотека для семей с детьми (рефинансирование)

от 5,09 %

Квартира или таунхаус

ежемес. платежот 64 302 ₽

до12 млн ₽

от 0%от 0 ₽

Выдача на счет

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Ипотека для семей с детьми

от 5,09 %

Квартира или таунхаус

ежемес. платежот 64 302 ₽

до12 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Семейная ипотека

5,5 %

Квартира

Загородный дом или коттедж

ежемес. платежот 64 943 ₽

до12 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 6 мес. на последнем месте

Ипотека с господдержкой 2020

от 5,7 %

Квартира

ежемес. платежот 65 258 ₽

до3 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 1 мес. после испытательного срока

Загородная недвижимость

8 %

Загородный дом или коттедж

Другое

ежемес. платежот 68 939 ₽

от300 тыс. ₽

от 25%от 1 000 000 ₽

Выдача на счет

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Ипотека на готовое жилье

8,1 %

Квартира или таунхаус

Загородный дом или коттедж

Комната или доля

ежемес. платежот 69 102 ₽

от300 тыс. ₽

от 10%от 400 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Ипотека на свой дом

от 8,2 %

Загородный дом или коттедж

ежемес. платежот 69 265 ₽

до20 млн ₽

от 30%от 1 200 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 1 мес. после испытательного срока

Ипотека с материнским капиталом

от 8,29 %

Квартира или таунхаус

Загородный дом или коттедж

ежемес. платежот 69 412 ₽

до26 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Вторичное жилье

8,69 %

Квартира или таунхаус

Загородный дом или коттедж

Апартаменты

ежемес. платежот 70 067 ₽

до50 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 4 мес. на последнем месте

Готовое жилье ДОМ.РФ

от 8,7 %

Квартира

Апартаменты

ежемес. платежот 70 084 ₽

до30 млн ₽

от 15%от 600 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 3 мес. на последнем месте

Новостройка

от 9,1 %

Квартира

ежемес. платежот 70 743 ₽

от300 тыс. ₽

от 15%от 600 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 6 мес. на последнем месте

Ипотека на квартиру или долю

от 9,1 %

Квартира

Комната или доля

ежемес. платежот 70 743 ₽

от300 тыс. ₽

от 15%от 600 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 6 мес. на последнем месте

Готовый дом

от 10,6 %

Таунхаус

Загородный дом или коттедж

ежемес. платежот 73 247 ₽

от300 тыс. ₽

от 50%от 2 000 000 ₽

Есть возможность использовать материнский капитал

Выдача на счет

Стаж работы от 6 мес. на последнем месте

«Единая Россия» предлагает ввести единые меры поддержки многодетных семей по всей стране

 Одной из главных проблем, с которой сегодня сталкиваются многодетные семьи, является необходимость подтверждать свой статус для получения льгот. Такая ситуация возникает, в том числе, при переезде в другой регион. В этой связи «Единая Россия» предлагает установить федеральный статус многодетных – он может подтверждаться удостоверением, действительным на территории всей страны, сообщил секретарь Генсовета партии Андрей Турчак.

Фото: ER.RU

            Кроме того, сейчас ситуация с объемом и содержанием помощи этой категории граждан существенно различается от региона к региону. Например, в половине субъектов РФ предусмотрен бесплатный проезд для детей из многодетных семей на городском общественном транспорте, но в других такая льгота отсутствует. «Это создает неравные условия. В этой связи необходим единый гарантированный стандарт поддержки, независимо от региона проживания», — уверен Андрей Турчак.

            Нужны и единые критерии отнесения семьи к многодетным – их надо прописать в федеральном законе, предлагают в партии. Эту позицию разделяет и уполномоченный при Президенте по правам ребенка Анна Кузнецова. По ее словам, документ станет частью комплекса мер по поддержке этой категории граждан.

            «Принимаемые сегодня меры достаточно фрагментарны. Определение критериев отнесения семьи к категории многодетных, назначение мер социальной поддержки и иной помощи отдано на откуп регионам. Это лишает возможности к системному подходу в этом вопросе. Конечно, это неприемлемо», — считает Анна Кузнецова.

            Важную роль в предоставлении мер поддержки многодетным играет и фактор улучшения жилищных условий. Этому может способствовать снижение первоначального взноса по «Семейной ипотеке» до 10%, уверен руководитель рабочей группы «Единой России» по защите прав дольщиков, депутат Госдумы Александр Якубовский.  «Также необходимо распространить действие программы и на вторичный рынок, если речь идет о сельских поселениях и небольших городах с населением до 50 тысяч человек», – предложил он.

            При этом единственное жилье многодетных необходимо защитить от взыскания за долги. В этой связи «Единая Россия» обратится к Центробанку с предложением рекомендовать банкам, микрофинансовым организациям и кредитным потребительским кооперативам до 2022 года не забирать такое жилье.

            Действенной мерой поддержки многодетных может стать льготное автокредитование – особенно для семей, где более трех детей, считают в партии. Участники дискуссии предложили расширить госпрограмму «Семейный автомобиль» для многодетных – снизить процентную ставку по кредиту или вовсе сделать его беспроцентным. А для семей, где воспитываются шесть и более детей – продумать льготные условия на приобретение микроавтобусов.

            Напомним, 6 апреля на площадке «Единой России» состоялось широкое экспертное обсуждение мер поддержки многодетных семей. В нем приняли участие руководство партии, представители профильного министерства, активисты региональных отделений и эксперты. Участники дискуссии выступили с инициативами по изменению федерального законодательства и расширению действующих программ поддержки семей с детьми. Партия доработает их и направит в Правительство.

Фото: Информационное управление (пресс-служба) Законодательного Собрания Республики Карелия

            «Если статус многодетных семей будет определен в законодательстве более четко и ясно, помощь таким семьям станет более действенной и оперативной. Отмечу, что в Карелии меры поддержки многодетных семей расширяются. Например, с 2020 года многодетные семьи освобождены от уплаты транспортного налога на легковые автомобили, во многих муниципалитетах для них отменен налог на землю. Далеко не первый год действует региональный материнский капитал для семей при рождении (усыновлении) третьего и последующих детей. Он может быть направлен на улучшение жилищных условий, оплату детского сада, обеспечение детей-инвалидов техническими средствами реабилитации. С 1 января этого года по инициативе фракции «Единой России» региональный материнский капитал можно также использовать для покупки нового отечественного автомобиля и новой сельскохозяйственной техники. И очень важно, чтобы и федеральные, и региональные меры поддержки каждая многодетная семья получала быстро, без проволочек. Изменения в законодательстве будут этому способствовать», — сказала председатель регионального общественного совета партпроекта «Крепкая семья», депутат Заксобрания республики Светлана Бачой.

 

 

Депутаты Карелии предложили создать госпрограмму обеспечения сетями земель для многодетных — Общество

ПЕТРОЗАВОДСК, 25 мая. /ТАСС/. Законодательное собрание Карелии направит во вторник обращение в адрес зампредседателя правительства РФ Марата Хуснуллина с предложением разработать госпрограмму по обеспечению инфраструктурой земельных участков, которые предоставляют многодетным семьям. Об этом журналистам сообщил председатель республиканского парламента Элиссан Шандалович.

«Мы считаем, что одна из важнейших задач в решении демографических проблем в нашей стране — это в том числе и решение вопросов о выделении земельных участков многодетным семьям. Решить эту проблему можно, объединив усилия Республики Карелия и федерального центра. Поэтому мы посчитали необходимым и очень важным разработать федеральную программу, подготовили такое обращение и сегодня мы его направим в Москву. Федеральная программа, которая бы обеспечивала коммунальной инфраструктурой земельные участки, которые выделяются многодетным семьям», — сказал он.

Согласно тексту обращения, в большинстве регионов Северо-Запада России существует проблема с поиском участков для многодетных семей в уже застроенных частях населенных пунктов. Для решения этого вопроса земли иных категорий включают в их границы, но чаще всего здесь отсутствует инженерная, а также транспортная инфраструктура. При этом у муниципальных и региональных властей не хватает финансовых возможностей для улучшения ситуации с дорогами и обеспеченностью сетями.

По словам Шандаловича, в Карелии с 2016 года около 1,4 тыс. семей получили землю под индивидуальное строительство, при этом очередь на подобного рода поддержку значительно больше — свыше 4 тыс. семей. Большинство заявок приходятся на Петрозаводск и соседний с ним Прионежский район.

«Серьезная проблема, с которой мы сталкиваемся при решении этой проблемы и муниципалитеты, когда выделяют земельные участки, — отсутствие инфраструктуры. Это отсутствие дорог, отсутствие коммунальной инфраструктуры, сложности с проведением электрических сетей. Понятно, что муниципалитет заинтересован в выделении земельных участков, но испытывает серьезные финансовые сложности для обеспечения их инфраструктурой, потому что достаточно приличное финансирование необходимо району», — пояснил Шандалович.

На примере Карелии и Якутии

Несмотря на суровый климат, сельское хозяйство на северных окраинах России по-прежнему остается основой продовольственной безопасности. Исторически сложилось так, что в обоих регионах, изучаемых в данной статье — Республике Карелия и Республике Саха (Якутия) — сельскохозяйственная деятельность, такая как молочное животноводство и даже земледелие, были хорошо адаптированы к местным условиям, включая традиционные виды деятельности, такие как коневодство, типичное для Якутии. Использование трех разных источников информации — официальной статистики, экспертных интервью и полевых наблюдений — позволило нам сделать вывод о сходстве и различиях в развитии сельского хозяйства и землепользования этих двух исследуемых регионов.Различия связаны с агроклиматическими условиями, историей расселения, специализацией и пространственной структурой экономики. В обоих регионах сельское хозяйство сосредоточено в районах с наиболее подходящими природными условиями. Однако даже там использование сельскохозяйственных земель сокращается, особенно в Карелии. Оба региона подвержены влиянию сезонности, но различаются по степени ее влияния. Особую роль играет географическое положение, а недостатки, вызванные удаленностью, в какой-то мере становятся преимуществом, как в Якутии.Эффект близости неоднозначен. В Карелии влияние соседней Финляндии незначительно по сравнению с соседним вторым городом России — Санкт-Петербургом.

1 Введение

Данная статья основана на исследовании двух крупных административных регионов Российской Федерации — Республики Карелия (далее Карелия) и Республики Саха (Якутия). Территория обоих регионов официально считается в России Крайним Севером. Это понятие применяется ко всей территории Якутии, крупнейшего субъекта Российской Федерации, а также крупнейшего административного региона мира с земельной площадью 3 084 тыс. Км 2 .Пять административных районов (улусов) Якутии имеют выход к Северному Ледовитому океану и официально входят в арктическую зону России. Даже в южной части республики климат резко континентальный. Средняя температура января от −29,0 до −38,0 ° C, июля — от 9,0 до 13,0 ° C. Есть места, где годовая амплитуда температуры может достигать 100 ° [1]. Территория Якутии малонаселенная со средней плотностью населения 0,31 чел. / Км 2 в среднем.Его добывающая экономика (золото, алмазы, добыча угля и т. Д.) Определяет локальное распределение поселений. В то же время доля сельского населения в Якутии — почти 35% — нетипично для северных регионов России. Специфика агроклиматических условий определяется суровостью климата (здесь находится «полюс холода» Северного полушария) и распространенностью многолетнемерзлых грунтов. Сумма активных температур колеблется от 1100 до 1600 ° C, но безморозный период в республике непродолжительный: всего 67–76 дней в зависимости от местности.Тем не менее, земледелие практикуется в долинах рек Центральной и Южной Якутии, где короткое, но жаркое лето (17 июля 2011 г. в Якутске была зафиксирована рекордная температура воздуха + 38,4 ° C) позволяет даже сажать баклажаны, кукурузу и арбузы. [2]. Большинство сельскохозяйственных культур требуют орошения, так как годовое количество осадков составляет всего 250 мм в низинах и до 600 мм в горах. Большие территории Якутии подходят для выпаса крупного рогатого скота, лошадей и оленей.

В Карелии примерно половина из 180.5 тыс. Км 2 территория отнесена к Крайнему Северу, а остальные административные округа и городские муниципалитеты отнесены к этой категории. Климат в Карелии более мягкий, чем в Якутии, и его можно отнести к переходному от морского к умеренно-континентальному, с обилием осадков и, в основном, с циклоническим типом погоды [3]. Агроклиматические ресурсы южной части Карелии позволяют выращивать ряд культур, типичных для Нечерноземной (преобладание нечерноземной) зоны России, в основном зерновые (рожь, ячмень, овес), картофель и овощи.Но возможности выращивания растений в открытом грунте ограничены — регион отнесен к зоне рискованного земледелия. Среднегодовая температура воздуха в республике составляет от 0,0 ° C на севере до + 3,5 ° C на юге, а годовая амплитуда температуры составляет от 23,0 до 30,0 ° C. Самый холодный месяц в году — январь (среднемесячная температура от −9,0 до −13,0 ° C), а самый теплый месяц года — июль (среднемесячная температура от +14,0 до + 17,0 ° C). Сумма активных температур в Карелии колеблется с севера на юг от 900 до 1600 ° C.Безморозный период в республике составляет 80–130 дней, а на островах Ладожского озера — 150 дней в году [4]. Чрезмерное количество осадков — до 700 мм — препятствует возделыванию сельскохозяйственных культур, но благоприятно для сенокосов и естественных пастбищ для молочного скота.

Земледелие возникло в Карелии в средние века с крестьянской колонизацией Новгорода и распространением земледелия среди местных финно-угорских народов (карелы, вепсы и финны). Кроме того, крестьянское хозяйство дополнялось крупномасштабным земледелием в монастырях (зерновые и овощи) и молочным животноводством.В Якутии традиционным занятием коренных жителей было оленеводство. В 14–15 вв. Тюркоязычные племена из Средней Азии, предки якутов, расселились по долинам центральной и южной частей современной Якутии. Они ввели крупный рогатый скот и коневодство. Лошади и по сей день являются важным источником мяса и молока в рационе якутов. Русская колонизация Якутии началась в 17 веке; с того времени земледелие практиковалось только на небольших участках возле русских поселений.Следующий этап развития сельского хозяйства как в Карелии, так и в Якутии начался в советские времена с распространением горнодобывающей деятельности. В СССР концепция продовольственного самообеспечения отдаленных северных регионов предполагала создание крупных высокодотационных совхозов. Лишь часть из них уцелела в России после перехода к рыночной экономике в 1990-х годах. В настоящее время некоторые из этих крупных хозяйств предпринимаются попытки за счет инвестиций горнодобывающих компаний. Также начали развиваться высокотехнологичные агротехнологии, такие как гидропоника и теплицы.Чтобы поддержать коренное население, федеральные и региональные правительства запустили программы по развитию их традиционных видов деятельности, таких как оленеводство и коневодство.

Все вышеупомянутые факторы создали особые условия для развития сельского хозяйства и повлекли за собой изменения в землепользовании, которые являются предметом настоящего исследования. Считаем важным заявить, что два выбранных региона — Карелия и Якутия — являются представителями, чтобы выявить основные проблемы, с которыми сталкиваются все северные регионы России в этих областях.

В этой статье мы делаем вид, что сравниваем два региона, которые представляют собой две крайности из разнообразия более чем десятка крупных административных регионов России, расположенных на севере этой страны. Два выбранных региона — Карелия и Якутия — представляют европейский и азиатский север России, которые имеют некоторые общие черты, но также имеют ярко выраженные различия в землепользовании и развитии сельского хозяйства. Мы пытаемся отразить и объяснить самые последние данные, используя различные источники, в том числе полевые наблюдения авторов и глубинные интервью с местными экспертами, которые компенсируют недостаточность имеющихся публикаций.

2 метода

Сравнение развития сельского хозяйства и землепользования в двух регионах России — Карелии и Якутии (Рисунок 1) — основано на трех различных источниках: официальной статистике, интервью экспертов и полевых наблюдениях.

Рисунок 1

Район исследования. Составлено авторами.

Последние два имеют особое значение из-за несовершенной методологии и низкой частоты сбора данных официальными статистическими органами.Что касается статистических данных, мы должны констатировать, что в России, особенно на региональном уровне, иногда сложно найти последовательные статистические данные по землепользованию. Например, «сельскохозяйственная земля» в российской статистике означает всю землю, принадлежащую сельскохозяйственным предприятиям, фермерам и домашним хозяйствам, даже если они не используются в течение многих лет. Он часто покрыт вторичными лесами, спонтанно выращенными в 1990-х годах, когда сельскохозяйственная деятельность резко сократилась. С другой стороны, есть регионы, т.е.е., на берегу Ладожского озера в Карелии и близ Якутска, где пахотные земли массово перестраивались под дачи (второстепенные дома на небольших приусадебных участках). Это явление хорошо видно на спутниковых снимках, но в официальной статистике на него нет никаких упоминаний.

В статистике посевные площади подсчитываются с большой степенью погрешности даже во время сельскохозяйственной переписи (второй, проведенной в России в 2016 году). Что касается естественных пастбищ и сенокосов, то их площадь недооценивается, особенно в отдаленных северных регионах.То же самое касается содержания домашних животных (в основном недооцененных) и стоимости сельскохозяйственной продукции. Это не позволяет правильно измерить интенсивность землепользования. Существуют огромные расхождения в оценке количества работников, занятых в сельскохозяйственном секторе: в России подсчитывается среднегодовая численность занятых в сельском хозяйстве, охоте, лесном хозяйстве и рыболовстве в целом, не говоря уже о том, что статистика полностью игнорирует сезонность. рабочие. Тем не менее, мы составили общие карты структуры землепользования сельскохозяйственных земель для обоих исследуемых регионов на уровне их административных единиц и считаем их полезными для сравнений и выводов.

Наконец, необходимо отметить отсутствие исследований землепользования в северных регионах России на основе данных дистанционного зондирования. В России есть лишь несколько примеров такого рода исследований даже для регионов [5] в пределах основных развитых частей страны.

Что касается статистики, мы использовали: (1) статистические базы данных, полученные от Российского статистического агентства (Роскомстат), источник в федеральном правительстве; (2) наборы данных региональных статистических агентств; и (3) от других авторитетных органов, таких как министерства сельского хозяйства или аналогичные.

Основной компонент данного исследования основан на анализе экспертных интервью, проведенных в Республике Якутия в июне – июле 2018 г. и в Республике Карелия в январе – феврале 2019 г. В Якутии шесть представителей региональных и местных властей. были опрошены представители органов власти, восемь профессоров и исследователей местных университетов и научных учреждений, а также 12 руководителей сельскохозяйственных предприятий и фермеров. Эти подробные интервью были выполнены в рамках спонсируемого Всемирным банком проекта Евразийского центра продовольственной безопасности МГУ им. М. В. Ломоносова [6].В Карелии полуструктурированные интервью проводила экспедиция из 12 студентов и исследователей географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, организованная совместно с Институтом аграрных исследований НИУ ВШЭ в Москве. Значительно большее количество участников карельской экспедиции, чем якутской, объясняет более широкий круг респондентов: 24 представителя региональных и местных властей, 29 руководителей агропродовольственных предприятий и фермеров, 38 представителей образовательных и научных центров, 18 учреждений культуры.Наконец, мы считаем полевые наблюдения важным компонентом наших тематических исследований по землепользованию и сельскохозяйственной деятельности во время наших посещений Хангаласского и Намского административных районов (улусов), Якутского и Джатайского городских районов Якутии и трех административных районов южной части. Республики Карелия: Олонецкий, Приозерский, Прязинский.

Мы признаем, что мнения экспертов важны как широкий подход к исследованиям землепользования. Эти мнения представляют собой рекомендации для более глубокого погружения в наиболее важные вопросы землепользования, которые, в случае дополнения их подробным анализом статистических данных и данных дистанционного зондирования, могут позволить составить последовательную и гораздо более подробную картину, чем представленная в этой статье. .Тем не менее, мы считаем очень важным поделиться своими выводами по этому поводу в качестве первого шага, поскольку тема землепользования и сельского хозяйства на северных окраинах России и других стран не входит в число приоритетных в научной литературе.

3 Теоретические основы

Сельское хозяйство и землепользование на северных окраинах России (к тому времени СССР) стало предметом доклада академика Николая Вавилова «Проблема северного земледелия» Академии наук СССР в начале 1930-х годов [7].Здесь поднимались такие вопросы, как специфика мелиорации земель на Севере, выбор высокопродуктивных культур, ведение вегетационного периода. Научно-практические исследования 1940–60-х гг. Были посвящены в основном совершенствованию агротехнологий, в частности теплиц [8,9]. Наконец, в 1970–80-е годы появились обобщающие публикации об основных направлениях развития северного сельского хозяйства [10], но после распада Советского Союза от этой темы на долгие годы отказались.

В 2000-х годах северное сельское хозяйство снова стало популярным, что нашло отражение в научных публикациях. Среди новых тем, привлекающих внимание научного сообщества, — возможность повторного использования заброшенных сельскохозяйственных земель в Карелии [11]. Некоторые статьи посвящены конкретным экономическим вопросам современных видов «северного сельского хозяйства», устойчивости сельскохозяйственных систем и продовольственной безопасности [6,12]. Существует также совершенно новая тема — городское сельское хозяйство в Арктике, — изучение которой только начинается [13].Традиционное земледелие — отдельное научное направление, которое развивается в тех регионах, где проживают коренные малочисленные народы Севера, в том числе в Карелии и Якутии. Об особенностях коневодства [14,15] и оленеводства в Якутии посвящено множество статей [16,17,18].

Традиционные виды землепользования изучаются как в Якутии [19], так и в Карелии, но в то же время затрагивают разные вопросы. Статьи о традиционном землепользовании в Карелии содержат информацию об особенностях старых деревень [20] и о том, как исчезнувшие деревни повлияли на ландшафт региона из-за сельскохозяйственного профиля местных сообществ [21].Другое использование земли в виде сельского туризма считается перспективным направлением, поскольку сельское и лесное хозяйство значительно сократилось [22,23].

Русскую Карелию иногда сравнивают с финской. У них схожая природа, климатические условия и общее прошлое, но в то же время интенсивность сельского и лесного хозяйства в этих регионах значительно различается, что делает это сравнение весьма показательным [24,25]. Как правило, финские ученые также посвящают свои исследования традиционному землепользованию [26] и важности традиционных знаний в управлении биоресурсами [27].

Якутия — горнодобывающий регион, традиционное землепользование которого изучается в контексте добычи природных ресурсов и взаимодействия между коренными народами и добывающими компаниями [28,29]. Эта же проблема сейчас актуальна и в Канаде [30,31].

В последние годы традиционное землепользование на Севере также изучается с точки зрения изменения климата [32,33,34]. Исследователи думают о том, как этот процесс может изменить ситуацию и как традиционные знания могут помочь справиться с возможными ограничениями.

Несмотря на рост количества публикаций, вопросы землепользования и развития сельского хозяйства в исследуемых регионах редко рассматриваются географами. Некоторые публикации довольно обширны и посвящены в основном экономическому анализу как основанию для достижения устойчивого развития сельского хозяйства в Якутии [35]. Другие представляют собой тематические исследования, иногда с более широким географическим диапазоном [6], или очень местные, основанные на полевых исследованиях в определенных сельских поселениях [36].

Подводя итог, можно сказать, что большинство научных работ по землепользованию и развитию сельского хозяйства в северных регионах России публикуется на русском языке, сравнительный анализ как инструмент обоснования дифференцированных мер политики для федеральных и региональных правительств встречается очень редко, а географический подход, касающийся различных масштабы — от крупных регионов до муниципальных образований — отсутствуют.Надеемся, что наша статья поможет восполнить эти пробелы.

4 Результаты

Сельскохозяйственная деятельность в обоих регионах — Карелии и Якутии — в настоящее время развивается только на небольшой части их территории с лучшими природными условиями для возделывания сельскохозяйственных культур. Эти регионы имеют довольно узкую сельскохозяйственную специализацию, поскольку природные условия позволяют высаживать в открытый грунт лишь ограниченное количество сельскохозяйственных культур. В прошлом зерновые, такие как рожь, ячмень, овес и пшеница, выращивались в обоих регионах, причем регионального урожая было достаточно даже для местного потребления.В 1960-е годы Якутия была самодостаточной пшеницей, в настоящее время производя лишь символическое количество в 12 тысяч тонн в год, или 12 килограммов на душу населения (Таблица 1). Сохранение производства зерна здесь можно объяснить удаленностью и изолированностью, что обнадеживает местных производителей. В Карелии производство зерна упало до нуля, будучи совершенно неконкурентоспособным по сравнению с национальными хлебными корзинами. Картофель и овощи, напротив, производятся в относительно больших объемах, хотя и не полностью покрывают местный спрос.Урожайность этих культур здесь ниже, чем в Среднем и Южном регионах России. То же касается и сравнения со странами Северной Европы. Хотя общий объем сельскохозяйственного производства на гектар сельскохозяйственных земель в Карелии почти такой же, как в Финляндии и Швеции, средний объем сельскохозяйственного производства как в Карелии, так и в Якутии намного ниже [37].

Таблица 1

Основные особенности сельского хозяйства Республики Карелия и Республики Саха (Якутия), Российская Федерация

Регион Республика Карелия (Карелия) Республика Саха (Якутия)
Площадь, 1000 км 2 180.5 3083,5
Доля в общей площади северных территорий России,% 1,9 33,1
Земли сельскохозяйственного назначения — доля в общей площади земель,% 0,4 0,8
Общая численность населения, 1000 человек (% сельское население) 617,9 (19,7) 34,3 (967,5)
Плотность населения на квадратный километр 3.4 0,3
Занятость в сельском хозяйстве — доля в общей численности занятых,% 10,9 9,3
Вклад сельского хозяйства в ВВП / ВРП, млрд% 6,3 (4,2) 1,7
Этнический состав — доля коренного населения в общей численности населения, c% 7,9 48,7
Объем субсидии на производство молока, руб / кг 3.00 35,00
Валовой сбор, 1000 тонн Зерно 12,1
Картофель 34,3 78,9
Овощи 10,9 37,8
Урожайность, сот ц / га Картофель 133 99
Овощи 242 161
Поголовье крупного рогатого скота, тыс. Голов Крупный рогатый скот 25.1 244,6
Молочный скот 25,1 240,8
Мясной скот 0,0 3,5
Овца 4,1 0,4
Козы 2,3 1,6
Лошади 0,1 242,6
Свиньи 12.6 23,4
Птица 266,3 746,9
Олень 0,0 172,8
Выходы Крупный рогатый скот и птица на убой, 1000 тонн 5,3 22
Молоко, 1000 тонн 68,6 164,6
Яйца, млн яиц 7.9 118
Удой молока на корову, 1000 кг 7 2,2
Площадь теплиц, 1000 га 0,52 29,43

И в Карелии, и в Якутии молочное животноводство играет важную роль. В Якутии он гораздо более развит по нескольким причинам: уже упомянутой удаленности, субсидиям и традициям якутского населения.Последняя причина также применима для объяснения большого разведения лошадей и оленей; первая — традиционное занятие в центральной части Якутии, вторая — широко распространена в тундре на севере и в горах на юге.

В Карелии из четырех выделенных на ее территории агроклиматических зон: северной, средней, южной и юго-западной, только две — южная и юго-западная — считаются пригодными для выращивания зерновых и овощей. Огромная часть Карелии, расположенная выше 64 ° 30 ′ с.ш., относится к северной агроклиматической зоне и не считается пригодной для ведения сельского хозяйства [38].Но даже на более плодородном юге и юго-западе Карелии доля сельхозугодий в общей площади составляет менее 10%, за исключением Лахденпохского района (12%) на границе с Ленинградской областью (Рисунок 2). Площадь сельхозугодий по административным округам колеблется от менее 1 тыс. Га на севере до почти 20 тыс. Га на юге, что все еще незначительно по сравнению с общей площадью. Пахотные земли примерно соответствуют половине сельскохозяйственных площадей в южной части Карелии, но с 1990-х годов она сокращается из-за сокращения посевных и молочных хозяйств, а также площади пастбищ и сенокосов.

Рисунок 2

Структура использования земель сельскохозяйственного назначения в Республике Карелия, 2016 г. Составлено авторами по данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 г.

Всего в сельскохозяйственных и рыбохозяйственных предприятиях занято около 9 тыс. Человек, что в 2016 г. составило 4,5% от общей численности занятых в Карелии, 2,7 тыс. Из которых были заняты в сельском хозяйстве [39]. Посевная площадь сельскохозяйственных культур в 2016 году составила 33.5 тыс. Га [40]. При этом по сравнению с 2000 годом размер посевных площадей уменьшился в 1,9 раза. Молочное животноводство в Карелии более распространено, чем растениеводство, и сильно зависит от государственных субсидий. Все молочные фермы Карелии получают компенсационную субсидию для возмещения части затрат. Тем не менее, только те, кто заявляет об увеличении производства молока, смогут подать заявку на стимулирующее молоко. В 2020 году из федерального бюджета будет направлено 34,6 млн рублей на компенсацию затрат производителей молочной продукции республики.Но эта мера мало помогает, так как конечный объем субсидии составляет 3 рубля за кг молока, что составляет менее 10% от его оптовой цены.

Учитывая низкую прибыльность крупных предприятий, Республика Карелия отдает приоритет развитию молочного животноводства, поощряя и поддерживая небольшие семейные фермерские хозяйства. Во многом создание крестьянских хозяйств привлекает предпринимателей, поскольку меняется общий уровень культуры и потребности населения. Люди готовы платить больше за «зеленый» продукт, а продукт «от фермера» сейчас ценится выше, чем «промышленный».Небольшие фермерские хозяйства в Карелии более специализированы на растениеводстве, чем крупные организации, поскольку они производят такие нишевые товары, как овощи и зелень. Овощи в Карелии выращивают в основном в открытом грунте, и климатические условия ограничивают возможности фермеров: вегетационный период здесь намного короче, чем в Центральной и Южной России. Кроме того, существует проблема оптовой реализации, поскольку в сетевые супермаркеты продукты питания по более низким ценам поставляются из других регионов России.

Одной из ключевых проблем развития сельского хозяйства Карелии является заброшенность сельхозугодий из-за неприбыльной специализации Карелии на выращивании овощей (морковь, картофель и др.) И ранее развитом здесь молочном животноводстве. Сейчас в Карелии осталось 13 крупных сельскохозяйственных предприятий, семь из которых — молочные фермы. По словам представителей Петрозаводского государственного университета, только четыре из этих крупных хозяйств можно считать прибыльными.Есть две основные причины сокращения традиционного сельского хозяйства в Карелии. Первая — это депопуляция из-за отрицательной скорости естественного прироста и миграционной активности в сторону близко расположенных Санкт-Петербурга и Ленинградской области или даже Москвы. Во-вторых, расположение в европейской части России рядом со всеми основными экономическими центрами сделало внутренний продовольственный рынок Карелии тесным переплетением с расширением крупных продовольственных сетей, что сделало карельскую продукцию дорогой и неинтересной для инвесторов.Например, директор «Мегреги» упомянул, что раньше у них было два основных направления деятельности: молочное скотоводство и овощеводство. Однако с появлением в регионе сетевых супермаркетов овощеводство практически прекратилось, так как цена на овощи в сетевых магазинах значительно ниже (например, везут сюда из Краснодарского края), чем цены на продукцию местного фермерского хозяйства. Поэтому овощеводство или растениеводство — прерогатива в основном небольших хозяйств.

Единственная отрасль агропродовольственного сектора, имеющая здесь положительную динамику, — это развитие рыбохозяйственного комплекса. Согласно данным, озвученным на Международном форелевом форуме в 2019 году в Карелии, почти 90% форели в России выращивается в Карелии [41]. Столь быстрое развитие форелевого хозяйства объяснялось не только холодной водой озер, их глубиной и чистотой, но и спросом на крупных рынках сбыта: в Москве и Санкт-Петербурге. Еще одним важным фактором увеличения добычи в рыболовстве Российской Федерации являются санкции в отношении импортных товаров, введенные в 2014 году.Рост этой отрасли позволил наводнить внутренний рынок, который в 2013 г. на 45% зависел от импортной продукции [41]. Однако, будучи одной из ведущих отраслей агропродовольственного сектора Карелии, рыбоводство создает небольшое количество рабочих мест (в среднем до 10 на каждую) и не конкурирует с сельскохозяйственной деятельностью за землю.

Карелия обладает высоким потенциалом сбора и переработки лесных ягод, биологические запасы которых (с учетом средней урожайности) оцениваются более чем в 120 тысяч тонн.Во всех исследованных сельских поселениях местные жители собирают летом ягоды на продажу. Помимо лесных ягод, жители упомянули, что они также собирают грибы, ивовые травы, сосновые и еловые шишки для продажи позже или для собственных нужд. Также довольно популярна рыбалка. Однако жители ловят немного — в основном для собственных нужд или просто для продажи соседям. Во многом это связано с ужесточением законодательства об использовании рыболовных сетей. В некотором смысле исключением являются вепсские села.Статус коренных малочисленных народов Севера дает вепсам право ловить рыбу на особых условиях. Некоторые местные жители надеются использовать это преимущество для привлечения туристов. Таким образом, можно сказать, что такая деятельность не является исключительной прерогативой коренных народов, вместо этого каждый волен ею заниматься. Несмотря на всю экономическую выгоду, сбор ягод бесконтрольный и неучтенный. Как отмечали жители посещаемых сельских поселений, сбор ягод на продажу настолько важен, что в так называемый «ягодный сезон» (июль – август) люди часто отказываются от других возможностей заработка.Затем лесные ягоды продаются на специальных пунктах сбора, как официальных, например, принадлежащих компании «Ягоды Карелии» или индивидуальным предпринимателям, так и неофициальных, например, на трассе у сельского поселения или в городе.

Кроме того, существует еще один вид сезонного дохода для жителей сельских поселений Карелии — сбор клубники на фермах соседней Финляндии. Таким образом, жители Карелии едут в Финляндию, чтобы развивать в своем регионе малоперспективную сельскохозяйственную деятельность (из-за наличия основного производителя в Краснодарском крае с меньшими затратами) и возвращать столицу в республику.

Республика Карелия благодаря своему климату, рельефу, преобладанию хвойной растительности и богатому историко-культурному наследию является привлекательным регионом для туристов. Объем организованного туристического потока в 2017 году составил 780 тыс. Человек, неорганизованного — 507 тыс. Человек [39]. Несмотря на свою неоспоримую экономическую выгоду для местного бюджета, туризм оказывает значительное влияние на землепользование, а также имеет серьезные экологические последствия из-за халатного поведения предпринимателей и их клиентов.Практически все сельские поселения, посещенные во время экспедиции, были ориентированы на туризм, но в разной степени. Некоторые из них использовали свое культурное наследие, другие — природные богатства возможностей для активного туризма. Основные туристические районы сосредоточены у или на берегах крупнейших озер Республики Карелия: Онежского и Ладожского. Близость к источникам туристических потоков также определяет их объем. Петрозаводск имеет большое влияние на окружающие сельские поселения: горожане являются основными пользователями туристических баз у Онежского озера.На Ладожском озере заметен поток туристов из Санкт-Петербурга и Москвы.

Еще одно палка о двух концах — раздача «дачников» (дачники, проводящие лето на даче, сезонный или круглогодичный второй дом, часто находящийся на окраине). О значительном росте населения за счет приезда дачников отметили все респонденты во всех исследованных населенных пунктах. С одной стороны, они занимают сельхозугодья, оказывают давление на инфраструктуру, транспорт, торговлю и т. Д.; с другой стороны, они поддерживают жизнь в умирающих деревнях.

Еще одна проблема, связанная с землепользованием, обнаружена в Карелии. Глава местной администрации города Олонец в качестве одной из самых острых проблем назвал перенаселенность местных кладбищ, на которых из-за относительной дешевизны в последние годы хоронят все больше жителей Санкт-Петербурга. Участки, отведенные под кладбища, практически полностью засыпаны; Мест для захоронения там буквально не осталось.Важность этой проблемы обозначил и настоятель местного церковного прихода.

В экономике Якутии сельское хозяйство играет второстепенную роль, так как большая часть доходов этого региона генерируется горнодобывающей промышленностью. При этом занятых в сельском хозяйстве здесь намного больше, чем в Карелии. Всего в 2016 г. в сельском хозяйстве и рыболовстве было занято 90 тыс. Человек, что составило 9,3% от общей занятости в Якутии [42], что является самым высоким уровнем занятости в сельском хозяйстве среди северных регионов России.

Географические особенности и огромная территория определяют неравномерное сельскохозяйственное развитие с точки зрения сельскохозяйственных отраслей и стоимости производимой продукции. В Якутии пять природно-сельскохозяйственных зон: оленеводство и охота на берегу Северного Ледовитого океана, животноводство и охота в горно-таежных районах, животноводство в бассейне реки Вилюй, животноводство и растениеводство на юго-востоке и в других регионах. юго-запад республики и пригородные районы Якутска. Это зонирование сильно отличается от регионов Европейского Севера России, т. Е.э., Карелия. Сельское хозяйство в основном развито в улусах среднего течения долины реки Лена в районе Якутска и вблизи основных шахтерских городов [6,43]. Но даже в этих более развитых в сельскохозяйственном отношении улусах сельскохозяйственные угодья редко занимают немногим более 10% их общей площади, превышая 50 тысяч гектаров только в шести из них (Рисунок 3). По сравнению с Карелией, доля пашни в площади сельхозугодий повсеместно в Якутии намного меньше доли пастбищ и сенокосов из-за традиционного значения животноводства и коневодства.В улусах арктической зоны, так же как и в горах на юге Якутии, площадь сельхозугодий незначительна. Крупные товарные фермы, созданные на базе бывших колхозов и совхозов, ныне финансируемые горнодобывающими компаниями, доминируют в производстве мяса и молока для внутреннего рынка региона. Есть также небольшие фермы.

Рисунок 3

Структура использования земель сельскохозяйственного назначения в Республике Саха (Якутия), 2016 г. Составлено авторами на основании Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 г.

Несмотря на сложные агроклиматические условия, жители Якутии выращивают зерно, картофель, овощи и даже арбузы в открытом грунте. Это стало возможным благодаря выведению быстро созревающих сортов, искусственному поливу и государственной поддержке. Субсидии имеют решающее значение для развития как устойчивого агробизнеса (без потерь), так и сельских территорий. Якутия — один из лидеров среди регионов России по размерам государственной поддержки сельского хозяйства.Республику отличает высокий уровень нормативно-правового обеспечения деятельности агробизнеса. С 2002 года Государственное собрание (Ил Тумэн Республики Саха (Якутия)) регулярно принимает законы, определяющие направления развития этого сектора. Средства, выделяемые на субсидии, составляют половину стоимости сельскохозяйственной продукции Якутии. Несмотря на увеличение федеральных выравнивающих трансфертов Якутии, которые в 2018 году составили почти 44 млрд рублей (Якутия заняла второе место среди всех регионов России), субсидии сельхозпредприятиям снизились по сравнению с прошлым годом на 3 млрд рублей и составили 7 млрд рублей.Субсидии предоставляются в первую очередь для компенсации затрат на производство и переработку молока, строительство промышленных животноводческих ферм и разведение поголовья. Из-за субсидий в 2015 году закупочная цена коровьего молока в Якутии составляла 38,2 рубля за килограмм (45 рублей в 2018 году, из которых 35 рублей компенсировались субсидиями), тогда как в большинстве регионов России цена составляла всего около 20 рублей. Действующая государственная программа Якутии включает 21 направление субсидирования сельскохозяйственного производства и развития села; Поддержку получают все крупные компании и каждое третье фермерское хозяйство (из 2 500) республики.В то же время продовольственный рынок Якутии далек от совершенства.

По мнению некоторых опрошенных экспертов, Якутии следует стремиться к переходу от дотационного к самодостаточному развитию. Однако без государственной поддержки большая часть местной сельхозпродукции не выдержит конкуренции со стороны импортной как из основных сельскохозяйственных регионов России, так и из-за рубежа.

Что касается отказа от государственной поддержки, возникает другая проблема — традиционные сельскохозяйственные занятия коренного населения, такие как оленеводство.Существуют проблемы, связанные с плохой логистикой, а также неполными технологическими цепочками переработки оленьего мяса, шкур и рогов и высокой стоимостью жизни оленеводов, ведущих кочевой образ жизни (жилье, детские школы, здравоохранение и т. Д.). Традиционное сельское хозяйство становится невозможным в рыночной экономике без поддержки со стороны государства, а право коренных народов на ведение традиционного образа жизни закреплено в Федеральном законе № 82 «О гарантиях прав коренных народов Российской Федерации».”

Практически все проблемы развития сельского хозяйства и землепользования в Якутии определяются (в той или иной степени) географическими особенностями ее обширной территории. Помимо природных и климатических факторов, самые большие проблемы для продовольственной безопасности и развития сельского хозяйства в Якутии включают неразвитую транспортную инфраструктуру (в Якутии всего 11 900 км асфальтированных дорог [42]) и сезонные особенности. Транспортно-логистические проблемы особенно актуальны для районов, входящих в арктическую зону.Продовольственное обеспечение этих территорий осуществляется по специальной государственной программе продовольственного обеспечения. Это сезонная доставка жизненно важных продуктов сроком на один год (иногда два года) за короткий период навигации по рекам и по морю. Эффективность этой системы зависит не только от тщательного планирования, но и от состояния грузового флота, а также наличия складских помещений.

Проблемы с хранением сельхозпродукции очень остро стоят даже в самых густонаселенных районах республики: в пригороде Якутска не хватает картофельных складов.Из-за холодного климата затраты на строительство очень высоки, а электрическое отопление стоит дорого. Этот регион также сталкивается с транспортными проблемами. Фермеры Чурапчинского улуса испытывают затруднения с доставкой продуктов питания в Якутск, потому что до сих пор нет моста через реку Лена. Производители вынуждены использовать паромное сообщение летом и по так называемым зимним дорогам по льду реки в холодное время года. Это приводит к дополнительным затратам и потерям времени, что критично для скоропортящихся пищевых продуктов. Как говорят местные фермеры, их продукция в принципе намного дороже импортной, особенно из Китая.К примеру, в Якутске 1 килограмм импортируемых из Китая огурцов стоит около 100 рублей, а местные овощи из соседнего села стоят как минимум вдвое дороже.

Одной из серьезных проблем в агропродовольственном секторе Якутии также является слабое развитие цепочек добавленной стоимости продуктов питания, включая каналы розничной торговли. Это объясняется низким уровнем технической оснащенности сельскохозяйственных предприятий, их слабыми связями с пищевой промышленностью и каналами сбыта. Крупные промышленные животноводческие фермы и предприятия пищевой промышленности Якутии, такие как Якутский городской молокозавод, появились еще в советское время и были ориентированы на централизованную поставку сырья из других регионов.Сейчас им действительно трудно существовать в условиях рыночной экономики.

Несмотря на то, что доля сельскохозяйственных земель в общей площади Якутии невелика, ряд экологических проблем препятствует развитию аграрного сектора. Выпас лошадей вообще не контролируется: как говорят местные жители, «пасут, где хотят». Руководитель крупного коневодческого предприятия не смог указать район, где пасется 1 тысяча лошадей и еще 1 тысяча крупного рогатого скота, принадлежащие этому хозяйству.Отсутствие законодательной базы, касающейся ограничения пастбищной нагрузки, приводит к деградации пастбищ, особенно в районе Якутска, где многие сельские жители имеют небольшие стада, численность которых не учитывается. Высокий спрос на жеребенка и конину, а также рост населения усугубят проблему.

Нехватка воды для сельскохозяйственных угодий и неэффективное использование методов орошения, таких как дождевание и поливное орошение, также являются важной проблемой, учитывая засушливое и жаркое лето здесь.Власти республики тратят большие средства на строительство ирригационных систем для крупных фермерских хозяйств. Однако мелкие фермеры и владельцы приусадебных участков орошают свои поля из близлежащих водоемов. Они не контролируют водопотребление, и никто не заботится о вторичном засолении почв, которое является довольно распространенным явлением.

Несмотря на большие сельскохозяйственные субсидии производителям сырой сельскохозяйственной продукции, для мелкомасштабного производства по-прежнему не хватает инвестиций. Представители Технопарка рассказали нам, что им выдавали гранты на развитие инновационных технологий, но потом им не хватало инвестиций.В результате зачастую невозможно запустить массовое производство и продать свои изобретения. У фермеров также возникают проблемы с получением ссуды на обеспечение своей фермы оборудованием. Фермеру, с которым мы разговаривали, пришлось самостоятельно собрать оборудование для своей установки для хранения и переработки картофеля, используя бывшие в употреблении единицы.

Еще одна проблема связана со слабым сотрудничеством между местными исследователями и производителями. Например, фермер из Чурапчинского улуса, занимающийся выращиванием картофеля, взаимодействовал с Новосибирской областью (более 2500 км) и купил там семенной картофель, хотя есть местные сорта, выведенные Якутским научно-исследовательским институтом сельского хозяйства (180 км), которые хорошо себя чувствуют. адаптирован к местному климату.Такая же ситуация, как правило, происходила с выращиванием клубники. Местные фермеры искали подходящие сорта ягод в социальных сетях, а не в местных учреждениях.

Якутия, как и многие другие территории Крайнего Севера, подвержена глобальному потеплению. Прогнозы последствий глобального потепления для сельского хозяйства России пока слишком общие. Однако уже сейчас ясно, что в Якутии повышение среднегодовых температур угрожает территориям проживания коренных народов Севера, а таяние вечной мерзлоты приведет к заболачиванию сельскохозяйственных земель.В Нижнеколымском улусе повышение температуры воздуха уже привело к сокращению поголовья оленей. Дождь и метель привели к образованию корки, затрудняющей доступ к оленьему мху.

5 Обсуждение и выводы

Наш подход представляет собой комплексный обзор ряда характеристик, касающихся социально-экономического развития с точки зрения сельского хозяйства и землепользования, в то время как большинство исследований, как правило, сосредотачиваются на одной конкретной проблеме за раз, такой как влияние изменения климата, традиционные виды деятельности коренного населения. , продовольственная безопасность и др.Мы попытались рассмотреть развитие сельского хозяйства и изменения в землепользовании в Карелии и Якутии со всех этих сторон.

Изменение климата, согласно Дж. Д. Форду, Дж. Макдауэллу и Дж. Джонсу [44], является важной движущей силой, поскольку оно влияет на морскую и наземную экологическую динамику, что, в свою очередь, оказывает сильное влияние на коммерческий промысел и натуральное хозяйство. средства к существованию, общие для коренного населения Арктики. Кроме того, проблема наземных путешествий и транспорта стала более острой (например,g. доступ по ледяной дороге к населенным пунктам и рудникам представляется более непредсказуемым и трудным). Более того, такие проявления изменения климата, как таяние вечной мерзлоты, прибрежная эрозия и повышение уровня моря, оказывают прямое воздействие на муниципальную и промышленную инфраструктуру (например, взлетно-посадочные полосы, жилье, трубопроводы). Потепление также влияет на секторы экономики, включая лесное хозяйство и сельское хозяйство, из-за более длительного вегетационного периода, но с повышенным воздействием вредителей. Чтобы смягчить последствия изменения климата, внедряются новые адаптивные методы (например,g., новые инструменты коренных землепользователей, такие как GPS, разработка политики для управления возросшей экономической активностью и геополитическими проблемами на приполярном севере, повышение осведомленности о текущих изменениях в Арктике и т. д.). Тем не менее, все эти меры носят преимущественно поведенческий характер, являются реактивными и имеют место на индивидуальном уровне / уровне домохозяйства.

И Карелия, и Якутия подвержены влиянию глобального потепления, которое уже влияет на северные регионы, вызывая заболачивание и таяние вечной мерзлоты.В основном это относится к Якутии, где большая часть посевных площадей приходится на вечномерзлые почвы. Из негативных последствий антропогенного воздействия на окружающую среду следует отметить перевыпас и засоление из-за чрезмерного орошения газированной водой в Якутии. Действительно, это сказывается на сельском хозяйстве, поэтому заметная часть пастбищ и полей уже потеряла свою продуктивность, что особенно актуально в улусах среднего течения реки Лена.

C. Poeplau et al. [45] определили, что глобальные движущие силы могут быть не единственными факторами, способствующими изменению землепользования на циркумполярном севере; региональные драйверы также могут играть роль (например,(g., импортные продукты питания довольно дороги и некачественные, что увеличивает спрос на продукты местного производства в отдаленных районах). Это совпадает с нашими выводами по Карелии и Якутии. Главной общей чертой можно назвать низкую рентабельность традиционных видов сельскохозяйственной деятельности, таких как выращивание зерновых и овощей в открытом грунте и молочное животноводство. Без государственной поддержки в виде субсидий будущее этой деятельности под вопросом, что, несомненно, также подразумевает землепользование. Многие поля в Карелии и Якутии уже заброшены, что стало причиной их «обратного» облесения.

Институциональные и экономические условия для развития сельского хозяйства и землепользования в этих регионах различаются. В обоих регионах сельское хозяйство сильно зависит от государственных субсидий, что является необходимым условием, учитывая суровый климат и малоплодородные почвы Севера. В России это признано в Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы, где среди приоритетов социально значимое развитие кормопроизводства и сельскохозяйственного использования низкоплодородных культур. край Крайнего Севера.Но реализация этой программы зависит не только от действий федерального правительства, но и от экономического благополучия регионов. Якутия из-за своих недр имеет гораздо больший потенциал для субсидирования сельского хозяйства, чем Карелия. Компании, занимающиеся добычей алмазов, угля и трубопроводом природного газа, поддерживают региональных сельскохозяйственных производителей, которые поставляют своим работникам свежее молоко, мясные продукты и овощи. В Карелии таких спонсоров найти сложно.

Конфликты между традиционным (коренным населением) и современным (индустриальным) землепользованием в северных регионах мира, вероятно, являются самой популярной темой для исследований, включая Крайний Север России и Арктику.К. Стивен [46] исследует социальные последствия изменений, происходящих в Арктическом регионе. Один из основных выводов заключается в том, что новые уровни доступности во многих арктических регионах и связанные с ними ожидания в отношении новой экономической деятельности часто приводят к конфликту между традиционными и новыми видами землепользования (и неиспользованием, таким как охрана природы). СРЕДНИЙ. Евсеев и др. [47] анализируют конфликты землепользования на территориях коренных народов в Российской Арктике. Несмотря на передовые институциональные меры поддержки для сохранения территорий традиционного природопользования, наиболее типичная причина природоохранных конфликтов отражает теорию «трагедии общин» (когда члены одной группы в погоне за личной выгодой , фактически игнорируют права другой группы на экосистемные услуги).Это приводит к их истощению, подрывая экологическую, экономическую и социальную стабильность местного населения. Решение здесь включает в себя не только предоставление экосистемных услуг (охота, рыболовство, ресурсы лесных ягод), используемых коренными меньшинствами и, в определенной степени, пришельцами, но и регулирование, поддержка их распределения, а также развитие культурных услуг. С. Крейт [48] изучает беспрецедентные изменения, вызванные термокарстом на территориях землепользования коренных народов. R. Weber et al.[49] акцентируют внимание на важности вовлечения заинтересованных сторон в планирование землепользования, налаживания диалога и сбора мнений с целью максимального раскрытия специфики местности при одновременном повышении ее пригодности для жизни и эффективности. Г. Иванова и Т. Сафронова [50] анализируют гастрономические привычки коренного населения, особенности питания северян, влияние на организм детей продуктов из других широт.

Традиционная экономическая деятельность играет важную роль как в Карелии, так и в Якутии.Хотя мы считаем, что этнический фактор также является движущей силой изменений в землепользовании, не всегда эти изменения происходят в соответствии с принципами устойчивого развития. В Карелии коренным народом Севера официально считаются только вепсы; в результате они получают выгоду от использования таких природных ресурсов, как лес и вода. Остальные, карелы (другое этническое меньшинство, в основном ассимилированное русскими) или представители всех других национальностей, не имеют никаких предпочтений, но широко практикуют сбор лесных ягод и грибов, а также рыбалку.В Якутии статус коренных жителей присвоен малым народностям Арктики, занимающимся оленеводством. Но поскольку якутцы становятся этническим большинством в республике, многие региональные законы продвигают их традиционные виды деятельности, такие как разведение крупного рогатого скота и коневодство.

Большинство исследований землепользования и развития сельского хозяйства на Севере, как правило, сосредоточено на одном административном районе или провинции данной страны. Наше исследование направлено на сравнение двух регионов России, отнесенных к Крайнему Северу, что привело нас к выводу, что есть как различия, так и сходства в особенностях их сельскохозяйственного освоения и землепользования.Следовательно, можно сказать, что некоторые меры или политика социально-экономического развития действительно могут быть похожими; однако большинство из них должны отличаться в зависимости от специфики регионов. Исследуемые регионы могут рассматриваться как модели для других административных единиц обширных северных окраин Российской Федерации, в зависимости от того, насколько они похожи на эти изученные случаи. В них приводятся примеры эффективных политических мер и успешных сельскохозяйственных практик, в том числе новаторских и традиционных.Местное сельское хозяйство, наряду с особыми природными ресурсами северных ландшафтов, может обеспечить продовольствием не только внутреннее потребление, но и весь российский и международный рынки. Продвижение этих продуктов могло бы стать успешной мерой политики. Это также способствует более устойчивому землепользованию, что важно для уязвимой природы Севера.

Другие важные выводы касаются роли географического положения и особенностей естественной сезонности в сельском хозяйстве и землепользовании.Оба региона подвержены влиянию сезонности, но различаются по степени ее влияния. В Якутии из-за континентального климата он более выражен: короткое жаркое лето (которое позволяет некоторым овощам расти в открытом грунте) и продолжительные очень холодные зимы. В Карелии сезонные условия намного мягче (особенно на юге) из-за того, что она находится на пути нескольких циклонов, а также большое влияние оказывают многие водоемы, расположенные в Карелии. Молочное животноводство, существующее как в Карелии, так и в Якутии, вполне адаптировано к местным условиям; специальные породы были выведены с учетом климатических условий.

Географическое положение играет особую роль, и недостатки, вызванные удаленностью и изолированностью, в некоторой степени становятся преимуществами: упадок сельского хозяйства и заброшенность сельскохозяйственных земель в Карелии являются результатом близости к центру европейской части России. В Якутии, где некоторые улусы труднодоступны по суше, ведение домашнего сельского хозяйства гарантирует продовольственную безопасность, по крайней мере частично. Карелия стала популярным местом у туристов и привлекательным местом для «дач», то есть дач петербуржцев.Это явление создает особую особенность землепользования, почти фантомную с точки зрения официальных регистров и статистики. В некоторых деревнях юга Карелии зимой насчитывается всего 2–3 жилых дома, а летом их сезонное население может превышать несколько сотен. В Якутии есть и дачи, но в основном они не так распространены.

Еще одна особенность географического положения — граница с Финляндией для Карелии и относительная близость Китая для Якутии. В последнем регионе на землепользование сильно влияет давление относительно близкого гиганта.В случае Карелии Финляндия не оказывает большого влияния на землепользование; Основное последствие, которое следует отметить, — это широкая полоса земли вдоль государственной границы с особым режимом, не допускающим вход посетителей без пропуска.

Важное наблюдение, которое мы сделали, — это изменение географической структуры землепользования. И в Карелии, и в Якутии население все больше концентрируется в региональных столицах. Около 44% от общего числа жителей Карелии проживают в Петрозаводске и почти 1/3 населения Якутии — в Якутске, численность которого с 1980-х годов выросла почти вдвое [42].Это подразумевает гораздо более сильное давление на землепользование вокруг этих городских центров и одновременное сокращение всех видов сельскохозяйственного использования на периферии. Этот эффект усиливается очевидным отсутствием дорожной инфраструктуры.

В качестве общего вывода можно констатировать, что оценка влияния различных движущих сил на развитие сельского хозяйства и землепользования в Карелии, Якутии и других северных регионах России и оценка их сельскохозяйственного потенциала может стать важной и сложной темой для дальнейшего изучения. изучение.В качестве наиболее надежного источника для такого рода исследований мы считаем его дистанционное зондирование, а также сбор данных в ходе полевых исследований с различными группами сельскохозяйственных производителей — работниками крупных и средних предприятий, мелкими фермерами, коренными оленями и лошадьми. заводчики, владельцы дач и подсобных хозяйств. Только так можно было правильно понять и нанести на карту землепользование и сельское хозяйство на удаленных северных окраинах России.

Авторы выражают глубокую признательность В.В. Лабинов — заместитель Премьер-министра, министр сельского хозяйства и рыболовства Республики Карелия; Терентьев С.О. — ведущий специалист отдела инвестиций и развития села Министерства сельского хозяйства и рыболовства Республики Карелия; главы Олонецкого, Приозерского и Приазинского административных районов; представители Петрозаводского государственного университета; Присяжному М.Ю. — заместителю министра образования и науки Республики Саха (Якутия), заведующему кафедрой североведения Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосов; Кондратьева В.И. — руководитель Центра стратегических исследований Республики Саха (Якутия); представители Якутского НИИ сельского хозяйства им. М.Г. Сафронова, Якутской государственной сельскохозяйственной академии; местным властям и фермерам Хангаласского, Намского и Чурапчинского улусов, Якутска и Жатайского столичного округа, а также всем местным жителям Карелии и Якутии за их бесценную информацию о землепользовании и жизни сельских поселений в этих двух регионах.Авторы также благодарят Высшую школу экономики (Москва) и Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова за поддержку этого исследования.

Список литературы

[1] Шашко Д.И. Климатические условия для земли в Центральной Якутии. М .: Издательство Академии наук СССР; 1961. Искать в Google Scholar

[2] Конюхов Г.И. Сельское хозяйство. Новосибирск: Сибирское отделение Российской академии сельскохозяйственных наук, Якутский НИИ сельского хозяйства; 2005.Искать в Google Scholar

[3] Назарова Л.Е. Климат Республики Карелия (Россия): Температура воздуха, изменения и изменения. Геополитика и экогеодинамика Рег. Ноябрь 2014. 10 (1): 746–9. Искать в Google Scholar

[4] Назарова Л.Е. Об оценке кимфортности климата Карелии. (Об оценке комфортного климата Карелии). Труды Карельского научного центра РАН. 2011. 4: 129–33.Искать в Google Scholar

[5] Колбовский Е.Ю., Климанова О.А., Бавшин И.М. Пространственный анализ факторов и последствия трансформации использования сельскохозяйственных земель в Смоленской области. Региональный конный завод. 2018; 62 (4): 96–106 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[6] Наумов А., Сидорова Д. Обеспечение устойчивого развития агропродовольственного сектора на Крайнем Севере России: пример Якутии.Продовольственная безопасность в Евразии 2018. Тематические исследования. Москва: Евразийский центр продовольственной безопасности; 2018. с. 7–34. Искать в Google Scholar

[7] Вавилов Н.И. Проблема северного земледелия. Материалы Ленинградской черезвчайной сессии Академии наук СССР. 25–30.XI.1931 г. (Проблема северного сельского хозяйства. Материалы Ленинградской чрезвычайной сессии АН СССР 25–30 ноября 1931 г.). Ленинград: Издательство Академии наук; 1931 с. Искать в Google Scholar

[8] Тульженкова Ф.Ф.Овощеводство защищенного грунта на Крайнем Севере. Москва – Ленинград: Сельхозгиз; 1953 с. Искать в Google Scholar

[9] Berson GZ. Гидропоника на Крайнем Севере. Мурманск: Мурманское книжное издание; 1964 с. Искать в Google Scholar

[10] Забродин В.А. Основные направления селькохозяйственного развития на Крайнем Сурове. Развитие сельского хозяйства в Сибири и на Дальмен Востоке.Развитие сельского хозяйства Сибири и Дальнего Востока. Москва: Колос; 1980 с. Искать в Google Scholar

[11] Сидорова В.А. Оценка возможности использования залежных земель в сельском хозяйстве в условиях Карелии. Успехи современной науки. 2016; 5 (10): 146–9. Искать в Google Scholar

[12] Иванов В.А. Роль аграрного сектора Севера в обеспечении продовольственной безопасности и социально-экономическом развитии сельских территорий.Отраслевая и региональная экономика. 2011. 2 (14): 117–27. Искать в Google Scholar

[13] Наумов А.С., Паук А.Я., Сидорова Д.А., Юрлова А.И. Городское сельское хозяйство в Арктике: российский и зарубежный опыт. Научный Электрон Дж. Меридиан. 2019; 2 (20): 111–3, http://meridian-journal.ru/site/article?id=1212 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[14] Такакура Х. Институционализированные отношения человека и животного и последствия: репродуктивный процесс конных повязок и животноводство в Северной Якутии, Сибирь.Hum Ecol. 2002; 30: 1–19. 10.1023 / A: 1014518612106 Искать в Google Scholar

[15] Алексеев Н.Д., Степанов Н.П., Филиппова Н.П., Халдеева М.Н. Племенная работа в коневодстве Республики Саха (Якутия). Farm Anim. 2013; 2 (3): 64–8 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[16] Санникова Ю.М. Проблемы развития традиционных секторов арктического хозяйства (на примере Якутии).Аркт и Сев. 2012; 6: 88–93 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[17] Винокурова Д.Е., Прохорова М.Н. Особенности оленеводства и тенденции в изменении поголовья домашних оленей в Республике Саха (Якутия) // Вопросы современной экономики. 2013; : //readera.ru/14340773 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[18] Федоров В.И., Степанов А.И., Слепцов Е.С., Винокуров Н.В., Бочкарев И.И., Максимова А.Н.Северное домашнее оленеводство Республики Саха (Якутия): ретроспективный анализ и тенденции развития. J Pharm Sci Res. 2018; 10 (10): 2559–63. Искать в Google Scholar

[19] Рагулина М.В. Тенденции развития традиционного природопользования коренных малочисленных народов Сибири. Интернет-журнал Науковед. 2013; 5 (18): 1–11. https://naukovedenie.ru/PDF/97evn513.pdf. Искать в Google Scholar

[20] Знаменский С.Р.Биогеография, ландшафты, экосистемы и виды Заонежского полуострова. В кн .: Онежское озеро, Российская Карелия. 2.6 Луга в Заонежье. Хельсинки: отчеты Финского института окружающей среды; 2014. с. 147–52. Искать в Google Scholar

[21] Тикканен О., Чернякова И.А., Хейккиля Р. Исчезнувшие деревни — отпечаток традиционного сельского хозяйства в ландшафтах западной части лесов Беломорской Карелии.Труды Карельского научного центра РАН. 2014; 6: 148–56 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[22] Колесникова Н.В., Колесников Н.Г. О развитии альтернативной занятости населения лесных поселков в Республике Карелия. Актуальные направления научных исследований XXI века: теория и практика. 2015; 3 (13–2): 232–5. Искать в Google Scholar

[23] Петрова Н.В.Сельский туризм в Республике Карелия как приоритетное направление диверсификации экономики села. Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. 2014; 1 (57): 85–8 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[24] Сааринен К., Янтунен Дж., Саарнио С., Куйтунен К., Марттила О. Влияние изменений в землепользовании на ландшафтный состав: сравнение финской и российской Карелии.Устойчивое развитие Environ Dev. 2001; 3: 265–74. 10.1023 / A: 102081

04 Искать в Google Scholar

[25] Нефедова Т.Г. Десять актуальных вопросов о сельской России. Ответы географии. Десять актуальных вопросов о сельской России. Ответы географа. Москва: Ленанд; 2013 г. (на русском языке с аннотацией на английском языке). Поиск в Google Scholar

[26] Марккула И., Турунен М.Т., Кантола С. Традиционные и местные знания в планировании землепользования: понимание использования руководящих принципов Акве: Кон в Эанодате, финская Сапми.Ecol Soc. 2019; 24 (1): 20. 10.5751 / ES-10735-240120 Поиск в Google Scholar

[27] Браттланд К., Мустонен Т. Как традиционные знания имеют значение в управлении атлантическим лососем в Норвегии и Финляндии. Арктический. 2018; 21 (4): 375–92. 10.14430 / arcti4751 Искать в Google Scholar

[28] Гассий В., Потравный И.М. Оценка социально-экономического ущерба коренных народов от промышленного освоения Российской Арктики. Чешская полярная республика 2017; 7: 257–70. 10.5817 / CPR2017-2-25 Искать в Google Scholar

[29] Самсонова И.В., Неустроева А.Б., Павлова М.Б.Проблемы взаимодействия коренных малочисленных народов Севера и добывающих компаний в Республике Саха (Якутия). Социодинамика. 2017; 9: 21–37. https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=23852 (на русском языке с резюме на английском языке). Искать в Google Scholar

[30] Куек Дж. Закон о горной промышленности Канады и его влияние на земли и ресурсы коренных народов; 2005 г., https: // miningwatch.ca / sites / default / files / Canadian_Mining_Law.pdf Искать в Google Scholar

[31] Westman CN, Joly TL. Добыча нефтеносных песков в Альберте, Канада: обзор воздействий и процессов на коренные народы. Hum Ecol. 2019; 47: 233–43. 10.1007 / s10745-019-0059-6 Поиск в Google Scholar

[32] Оленеводство. Оскал А., Тури Дж. М., Матизен С. Д., Берджесс П., редакторы. Традиционные знания и адаптация к изменению климата и потере пастбищ. Каутокейно / Гуовдагеадну: Международный центр оленеводства; 2009 г.http://reindeerherding.org/wp-content/uploads/2013/06/EALAT-Final-Report.pdf. Искать в Google Scholar

[33] Дружинин П.В. Влияние климатических изменений на урожайность в сельском хозяйстве Карелии. Ученые записки. 2012; 38: 201–308. http://www.rshu.ru/university/notes/archive/issue38/uz38-201-208.pdf (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[34] Медведков А.А. Трансформация «кормовых ландшафтов» и традиционной культуры аборигенных народов Сибири в условиях изменения климата.ИнтерКарто ИнтерГИС. 2016; 22: 62–70. 10.24057 / 2414-9179-2016-1-22-62-70 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[35] Даянова Г.И., Егорова И.К., Баишева А.Ф., Крылова А.Н. Устойчивое развитие сельского хозяйства в Республике Саха (Якутия): рестроспективный анализ и точка бифуркации. Int Agric J. 2018; 61 (6): 28–33. 10.24411 / 2587-6740-2018-16090 (на русском языке с резюме на английском) Искать в Google Scholar

[36] Jordan B, Jordan-Bychkov T, Holz R.Постсоветские перемены в якутской ферме (Veränderungen in einer jakutischen ländlichen Siedlung в PostSowjetischer Zeit). Эрдкунде. 1998. 52 (3): 219–23. Искать в Google Scholar

[37] Наумов А., Сидорова Д., Гончаров Р. Сельское хозяйство на арктических окраинах: модели развития сельского хозяйства в северных регионах России, Европе и Северной Америке. Практика региональной научной политики. Фортком. 2020. 10.1111 / rsp3.12273 Искать в Google Scholar

[38] Романов А.А. О климате Карелии (О климате Карелии).Петрозаводск: Госиздат Карел. АССР; 1961 с. Искать в Google Scholar

[39] Карелиастат, https://krl.gks.ru/. Искать в Google Scholar

[40] Всероссийская сельскфхозная перепись. Года. Результаты (Сельскохозяйственная перепись России 2016 г. Итоги). 2016. https://rosstat.gov.ru/519. Искать в Google Scholar

[41] Белянчиков Э. Три правды про золотую рыбку. Как карелы против форелеводов восстали.Как восстали карелы против форелеводов). Новости Карелии. 2018. https://www.karelia.news/news/2328785/tri-pravdy-pro-zolotuu-rybku-kak-karely-protiv-forelevodov-vosstali-cast-1-zurnalistskoe-rassledovanie. Искать в Google Scholar

[42] Статистика Саха (Якутия), https://sakha.gks.ru/. Искать в Google Scholar

[43] Аммосова Н.И. Агропромышленный комплекс Республики Саха (Якутия): Динамика, проблемы развития.Государственный советник. 2015; 4 (12): 34–41 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[44] Форд Дж. Д., Макдауэлл Дж., Джонс Дж. Состояние адаптации к изменению климата в Арктике. Environ Res Lett. 2014; 9 (10): 104005. 10.1088 / 1748-9326 / 9/10/104005 Искать в Google Scholar

[45] Поплау К., Шредер Дж., Грегорих Э., Курганова И. Взгляд фермеров на сельское хозяйство и изменение окружающей среды на приполярном севере Европы и Америки. Земля. 2019; 8: 190. 10.3390 / land8120190 Искать в Google Scholar

[46] Стивен К.Социальные последствия быстро меняющейся Арктики. Curr Clim Change Rep. 2018; 4: 223–37. 10.1007 / s40641-018-0106-1 Поиск в Google Scholar

[47] Евсеев А.В., Красовская Т.М., Тикунов В.С., Тикунова И.Н. Выявление конфликтов землепользования на территориях коренных народов в российской Арктике с использованием методологии информационных систем атласа. Геоинформатика Геостатистика: обзор. 2018; 6 (1): 1–6. Искать в Google Scholar

[48] Crate S, et al. Жизнедеятельность вечной мерзлоты: трансдисциплинарный обзор и анализ термокарстовых систем землепользования коренных народов.Антропоцен. 2017; 18: 89–104. Искать в Google Scholar

[49] Вебер Р., Эйлерцен С.М., Суопаярви Л. Планирование местного землепользования: руководство по пространственным данным, географическим информационным системам и прогнозированию в Арктике. Отчет РИДЖИНА № 1 2017. Искать в Google Scholar

[50] Иванова Г.В., Сафронова Т.Н. Особенности питания коренного населения Арктической зоны Российской Федерации. Русский Аркт. 2018; 3: 60–9 (на русском языке с аннотацией на английском языке).Искать в Google Scholar

Поступила: 31.12.2019

Пересмотрено: 20-10-2020

Принято: 2020-11-03

Опубликовано в сети: 27.11.2020

© 2020 Алексей Наумов и др. ., Опубликовано De Gruyter

Это произведение находится под международной лицензией Creative Commons Attribution 4.0.

Как некоторые семьи могут получить более 14000 долларов в виде новой помощи от коронавируса

Пока Конгресс работает над завершением своего последнего законопроекта о помощи от коронавируса, некоторые американские семьи готовы получить непредвиденную финансовую прибыль.

С учетом новых стимулирующих чеков на сумму 1400 долларов и расширенной налоговой льготы на детей, это может составить более 14 000 долларов для некоторых семей.

«Все внимание было сосредоточено на 1400 долларов, тогда как на самом деле для семьи из четырех человек они должны быть сосредоточены на 14000 долларов», — сказал Эд Миллс, вашингтонский политический аналитик Raymond James. На этой неделе Миллс написал о потенциальном росте доходов.

Новые стимулирующие чеки обеспечат 1,400 долларов на человека, включая детей и взрослых иждивенцев.

Больше из Personal Finance:
Законодатели задаются вопросом, является ли новый налоговый кредит на детей слишком большим или слишком маленьким
Все еще нет проверки стимулов? Что это означает для вашей налоговой декларации в этом году
Владельцы малого бизнеса запутались в правилах ГЧП, когда открывается окно приоритета

Как и предыдущие прямые выплаты, они будут основываться на определенных пороговых величинах дохода.Таким образом, супружеские пары, которые подают документы совместно с доходом до 150 000 долларов, будут иметь право на получение всей суммы.

Для семьи из четырех человек с доходом менее 150 000 долларов это составит 5600 долларов в виде новых стимулирующих чеков сверх 2400 долларов, полученных в январе (600 долларов на человека), что в сумме составит 8000 долларов. По словам Миллса, при условии, что счет будет сдан в соответствии с графиком, этот депозит может поступить в конце марта.

Тогда расширенная налоговая льгота на детей может предоставить дополнительно от 6000 до 7200 долларов на семью.

В настоящее время семьи получают 2 000 долларов на ребенка в возрасте до 17 лет, если их доход составляет менее 200 000 долларов на одного человека или 400 000 долларов на супружескую пару.

Новое предложение призывает увеличить эти суммы до 3 600 долларов на ребенка в возрасте до 6 лет и до 3 000 долларов для детей в возрасте от 6 до 17 лет для супружеских пар с доходом менее 150 000 долларов.

Новый план также позволит семьям ежемесячно получать налоговые выплаты на детей. Начиная с июля, они могли получать до 300 долларов в месяц для детей до 6 лет и 250 долларов в месяц для детей от 6 до 17 лет.

В сумме это составит более 14 000 долларов на семью из четырех человек. Это исключает расширенные федеральные пособия по безработице, если они соответствуют требованиям. Новый пакет коронавируса направлен на предоставление безработным дополнительных 400 долларов в неделю. Это по сравнению с 600 долларами в неделю, санкционированными Конгрессом год назад, и дополнительными 300 долларами в неделю, которые истекают в марте.

Дополнительная финансовая помощь направлена ​​на то, чтобы помочь отдельным лицам и семьям пережить пандемию Covid-19.

Но, по словам Миллса, он также изменяет конфигурацию сети социальной защиты.

«Тест универсального базового дохода прибыл в Соединенные Штаты», — написал он на этой неделе.

Универсальный базовый доход дает людям стипендию на жизнь. Эта концепция стала привлекать больше внимания в 2019 году, когда Эндрю Янг, тогдашний кандидат в президенты от Демократической партии, призвал присылать людям 1000 долларов в месяц.

Это предложение сделало универсальный базовый доход предметом массового обсуждения, а не маргиналом.

«Для этого был явный округ, — сказал Миллс.

Затем, когда началась пандемия Covid-19, предоставление дополнительного дохода за счет стимулирующих проверок, страхования от безработицы, а теперь и налоговых льгот на детей стало одним из инструментов, которые использовались.

«Во время финансового кризиса демократы чувствовали себя так, как будто они в конечном итоге сделали слишком мало», — сказал Миллс. «Здесь они решили, что хотят сделать слишком много ошибок».

Это не обязательно верно в отношении республиканцев, которые поставили под сомнение дополнительные пособия по безработице, которые представляли собой первую часть эксперимента с универсальным базовым доходом в марте прошлого года, сказал Миллс.

Во время финансового кризиса демократы чувствовали себя так, как будто они в конечном итоге сделали слишком мало … Здесь они решили, что хотят ошибиться, сделав слишком много ».

Эд Миллс

Вашингтонский политический аналитик Раймонд Джеймс

Позиция партии осложнялась поддержкой бывшего президента Дональда Трампа, республиканца, для обеспечения семей дополнительным доходом за счет пособий по безработице и стимулирующих чеков.

«Я действительно ожидаю увидеть, что в будущем республиканцы в Конгрессе будут придерживаться более традиционных республиканских взглядов. по некоторым из этих программ и меньше поддержки », — сказал Миллс.

Единственным исключением является предложение сенатора-республиканца от штата Юта Митта Ромни о налоговых льготах на детей, которое также предусматривает обеспечение семей ежемесячным доходом.

Теперь, когда эксперименты поставлены, возникает один вопрос: как долго продлится финансовая поддержка.

«Что мы видим в округе Колумбия, так это то, что после того, как набор инструментов был расширен, после того как было учреждено федеральное пособие, очень трудно вернуться к этому», — сказал Миллс.

По словам Миллса, одним из условий, которые, скорее всего, будут продлены, может быть налоговая льгота на детей.Текущий план демократов расширил бы это всего на один год.

«Это похоже на попытку пробного запуска чего-то более постоянного», — сказал Миллс.

Границы | Невидимые агенты развития села. Женщины-иммигранты из России в приграничном регионе Финляндии

Введение

Цели

Последние тенденции миграции в Европе показывают, что помимо устойчивых городских направлений все большее число международных мигрантов привлекают сельские районы (de Lima et al., 2005; McAreavey 2012). Во многом это связано со спросом на недорогую и гибкую рабочую силу в сельском хозяйстве, пищевой промышленности, строительстве и туризме (Rye and Andrzejewska 2010; Dufty-Jones 2014; Bock et al., 2016; Rye and Scott 2018). Другие мотивы международных мигрантов, оказавшихся в сельской местности, связаны с причинами образа жизни тех, кто ищет сельскую идиллию (Кривокапич-Скоко и Коллинз, 2014 г.) или преследует другие личные цели (Карсон и Карсон, 2018 г.). Среди множества причин миграции считается, что миграция на основе брака приводит к увеличению количества пересечений границы и глобализации сельской местности (Flemmen and Lotherington 2008; Pöllänen 2013).

В рамках сельских исследований иммиграция определяется как актив в сельские районы, которые страдают от нехватки рабочей силы и сокращения населения (Kasimis et al., 2010). Когда иммигранты интегрированы в сельские сообщества, они также могут способствовать повышению устойчивости местного населения, т.е. способность сельских сообществ справляться с экономическими и социальными преобразованиями, приспосабливаться к ним и восстанавливаться после них (McManus et al., 2012; Kotilainen et al., 2015; Søholt et al., 2018). Хотя есть надежда, что иммигранты могут быть средством «спасения» сельских регионов (Aure et al., 2018), исследования показывают, что иностранцы не всегда включаются в сельские общины (Søholt et al., 2018). Иммигранты в странах с ограниченным опытом иммиграции могут столкнуться с сопротивлением (McConnell and Miraftab 2009) и оказаться в ловушке низкооплачиваемых нестабильных должностей (Rye and Scott 2018), поскольку в сельских районах часто не хватает услуг, сетей и компетенций для эффективной поддержки своих интеграция (McAreavey и Krivokapic-Skoko 2019).

В рамках миграционных исследований концепция интеграции была определена и рассмотрена с различных точек зрения (Saukkonen 2020; Martiniello and Rath 2014).Хотя иммигранты не будут соответствовать критериям интеграции, как определено выше (например, интеграция на рынке труда, языковые навыки), их собственный повседневный опыт интеграции может отличаться (Saukkonen, 2020, см. Также; Könönen, 2015). Концепция транснационализма бросает вызов традиционной дискуссии об интеграции из-за ее методологического национализма. Методологический национализм подвергался критике за то, что рассматривал социальный феномен только через призму национального государства. Транснациональная перспектива концентрируется на повседневной реальности иммигрантов, которая сконструирована и телесно проживает более чем в одном месте благодаря социальным, экономическим, политическим и культурным связям с местами их происхождения (Levitt and Glick Schiller 2004; Assmuth et al., 2018). Например, приграничные сельские районы предоставляют некоторым людям, например женщинам, которые несут ответственность за уход по другую сторону границы, благоприятный контекст для их транснациональной повседневной жизни (Pöllänen and Davydova-Minguet 2017).

Настоящая статья объединяет перспективы сельских исследований и исследований миграции, а также анализирует роль иммиграции в развитии сельских районов в новом месте иммиграции в Финляндии. Во-первых, он исследует интерпретацию роли иммигрантов в повышении жизнеспособности региона Северная Карелия в финско-российской приграничной зоне на востоке Финляндии путем анализа того, как влияние иммиграции представлено в региональной газете.Во-вторых, в исследовании анализируется, как жизнеспособность приграничного региона может быть воспринята с помощью интервью с русскими женщинами-иммигрантами, которые живут своей транснациональной повседневной жизнью в сельской приграничной зоне . Анализ, представленный в этом исследовании, основан на двух наборах качественных данных: текстовых материалах, полученных из региональной газеты, и этнографических интервью, проведенных среди русскоязычных женщин-иммигрантов. Комбинируя эти два подхода, в исследовании исследуется, как общественное обсуждение формирует повседневную жизнь женщин-иммигрантов и как они обсуждают и оспаривают роли, предлагаемые им в пункте назначения иммиграции.

В следующем разделе представлены регион Северной Карелии, финская политика жизнеспособности и устойчивости, а также концепции интеграции и транснационализма. Наборы данных и методы анализа представлены в разделе «Материалы и методы». Результаты представлены в разделе «Результаты», начиная с результатов обсуждения в СМИ и заканчивая результатами этнографического исследования. Раздел обсуждения завершает статью.

Контекст: Северная Карелия

Регион Северная Карелия, расположенный на востоке Финляндии, представляет собой преимущественно сельский и удаленный район в пределах ЕС (ESPON 2011, стр.17). Среди других европейских регионов NSPA (северные малонаселенные районы) Северная Карелия имеет уникальные географические характеристики: редкое, сокращающееся и стареющее население, суровый климат, обильные природные ресурсы, относительное отсутствие сельского хозяйства, большой потенциал возобновляемых источников энергии, длительный период времени. удаленность от рынков и дороговизна наземного транспорта. Согласно (OECD 2017, стр. 20), его сильные стороны в финской экономике включают лесные ресурсы (экспорт древесины и полезных ископаемых), экологические активы (заповедные зоны) и близость к России.Северная Карелия, протяженностью 304 км которой является граница с Россией, является частью европейских ворот на восток Российской Федерации. Здесь находится относительно известный контрольно-пропускной пункт Ниирала-Вяртсиля, расположенный в муниципалитете Тохмаярви, с более чем 1 миллионом пересечений границы в год.

Однако регион можно охарактеризовать как типичное новое иммиграционное направление с относительно небольшим опытом работы с международными мигрантами. Сельские общины в регионе исторически были этнически однородными, за исключением группы карельских беженцев, прибывших из территорий, присоединенных к Советскому Союзу после Второй мировой войны.Северная Карелия отличается от типичных европейских направлений трудовой миграции тем, что в ней отсутствует трудоемкий «фактор притяжения» для иммиграции (Rye and Holm Slettebak 2020). В настоящее время около половины иммигрантов, проживающих в Северной Карелии, имеют русское происхождение, поскольку падение «железного занавеса» сделало возможным трансграничную мобильность, в том числе студенческий обмен и межкультурные браки (Давыдова, 2009; Пёллянен, 2013).

Из 160 000 жителей Северной Карелии 77 000 проживают в областном центре Йоэнсуу.Университет Восточной Финляндии и Университет прикладных наук Северной Карелии расположены в Йоэнсуу. В целом Северная Карелия страдает от одновременного относительно высокого уровня безработицы и нехватки рабочей силы во многих секторах, потому что старение населения привело к сокращению доступной рабочей силы. В настоящее время коэффициент иждивенцев пожилого возраста в Северной Карелии достигает 34,89 (OECD 2017, стр. 115). Согласно демографическим прогнозам, сельские муниципалитеты в восточной Финляндии по-прежнему будут иметь самую старую возрастную структуру среди стран Северной Европы (Grunfelder et al., 2018, стр. 32), что подразумевает растущий спрос на медицинские и другие услуги. Следовательно, поддержание уровня жизни будет зависеть от увеличения миграции и производительности.

При 7,3% Финляндия имеет самую низкую долю населения, родившегося за границей, среди стран Северной Европы (Статистическое управление Финляндии, 2020). В соответствии с тенденциями в других странах Северной Европы, столичный регион Хельсинки привлекает наибольшее количество иностранцев, в том числе русскоязычных, чья доля в населении Хельсинки составляет 2 человека.8 процентов (Varjonen et al., 2017, с. 12). Русские являются наиболее важной группой иммигрантов в Северной Карелии, составляя 44% от 3 774 иностранных граждан (Joensuun kaupungin selvitys 2020). Кроме того, 2 369 северных карелов имеют двойное гражданство, как правило, финское и русское. Русскоязычные присутствуют и заметны, например, в повседневной жизни в северокарельском муниципалитете Тохмаярви, где проводились интервью. В Тохмаярви русскоязычные составляют не менее 4% населения муниципалитета (Varjonen et al., 2017, стр. 12). Таким образом, можно утверждать, что в сельской местности Восточной Финляндии русскоязычные изображают иммигрантов в целом. Русская иммиграция и иммиграция в целом в малонаселенные районы восточной Финляндии — это гендерное явление, поскольку женщины чрезмерно представлены (Karlsdóttir et al., 2018, с. 38). Однако иммигранты представляют собой более разнообразную группу, состоящую из трудовых, семейных и образовательных мигрантов, беженцев и лиц, ищущих убежища, из разных слоев общества (Karlsdóttir et al., 2018, стр. 26).

Концептуальная основа

Политика устойчивости и жизнеспособности в приграничной зоне Финляндии

Устойчивость — это концепция, заимствованная из исследований окружающей среды в социальные науки, которая теоретизировалась и использовалась несколькими способами. В сельских исследованиях интерес был к способности сельских сообществ справляться с экономическими и социальными преобразованиями (например, сокращение численности населения и реструктуризация традиционных сельских производств), а также их способности адаптироваться к этим меняющимся обстоятельствам и выходить из кризиса (McManus и другие., 2012; Котилайнен и др., 2015; Søholt et al., 2018). Вопросы доверия, чувства принадлежности к сообществу, социальной интеграции, благосостояния, сетей и участия считаются жизненно важными факторами для повышения устойчивости местного населения (Søholt et al., 2018, p. 222). Следовательно, в случае с иммигрантами решающим моментом является то, ценятся ли они в первую очередь за вклад в региональное экономическое развитие, как мобильный вход на местный рынок труда, или им отводится роль равных со-производителей местной устойчивости.В случае новых направлений иммиграции местные лица, принимающие решения, и другие ключевые участники могут принимать иммигрантов только в качестве работников в секторах, которые не являются привлекательными для местного населения, или в качестве предпринимателей, которые создают местные предприятия (Søholt et al., 2018). Когда иммигранты не приветствуются как интегрированные члены сообществ, их вклад в устойчивость местного населения может оставаться низким (Søholt et al., 2018). Однако в некоторых случаях сами иммигранты не воспринимают местное сообщество как единственную основу своей социальной, культурной и экономической деятельности.Например, иммигранты, живущие в приграничных районах, как правило, имеют транснациональные связи и имеют обязанности по обе стороны границы.

В Финляндии муниципалитеты несут ответственность за повышение устойчивости на местном уровне. Муниципалитеты Северной Карелии адаптировали новый подход в рамках своих муниципальных стратегий. Этот подход подчеркивает важность сетей государственного, частного и третьего секторов в развитии сельских районов. Новая политика жизнеспособности призывает муниципалитеты «… строить свои стратегии, основанные на уникальных региональных ресурсах, а также комплексно вовлекать другие местные организации и отдельных граждан (сообщество) и включать различные секторы политики в свою (сельскую) работу по развитию» (Макконен и Кахила 2020).На практике эта политика жизнеспособности делает акцент на повышении уровня занятости для инициирования цикла положительного развития, включая увеличение муниципальных налоговых поступлений, улучшение муниципальных услуг и условий жизни, а также привлечение новых жителей в местное сообщество. В муниципалитете Тохмаярви его приграничное положение и приток иммигрантов были определены как потенциальные и уникальные источники жизнеспособности.

В рамках исследования границ устойчивость приграничных территорий рассматривалась как амбивалентная комбинация геополитических нитей и ресурса для регионального развития.Согласно Проккола (2019), открытая граница «влечет за собой близость к иностранным рынкам и рабочей силе, возможность воспользоваться преимуществами разницы в стоимости, распространение и стимулирование новых знаний и идей, а также новых региональных идентичностей и брендов (Sohn, 2014). . Некоторые приграничные регионы также считаются «инновационными платформами для многомерных интеграционных процессов, которые необходимы для более устойчивого образа жизни» (Blatter 2004, p. 402) ». После падения «железного занавеса» и расширения ЕС приграничные регионы, которые традиционно считались периферийными и менее развитыми, стали признаны «двигателями развития» (Blatter 2004; Sohn 2014).Это «окно возможностей» было обнаружено в восточной Финляндии после распада Советского Союза (Эскелинен и Зимин 2004; Изотов и Лайне 2012). С одной стороны, мигранты рассматриваются как потенциальные работники, особенно в секторах, страдающих от нехватки рабочей силы. В восточной Финляндии типичным примером является сектор ухода (Jokinen and Jakonen 2011; Könönen 2011). Однако в соответствии с выводами, полученными в других странах (Rye and Holm Slettebak 2020), исследования показывают, что городские регионы Финляндии больше выиграли от иммиграции, чем отдаленные сельские районы (Saartenoja 2010; Sarvimäki & Hämäläinen 2010; Reini 2012; Poutvaara 2019).С другой стороны, миграция поднимает вопрос о том, интегрируются ли и каким образом новички в качестве активных членов местного общества и поддерживают его общую устойчивость и жизнеспособность, или же они, как правило, сталкиваются с прекаризацией как работники с нерегулярной занятостью в сочетании с периодами безработицы (Precarias a la divera 2009; Könönen 2015; Pöllänen and Davydova-Minguet 2017). Последняя линия развития может не восприниматься мигрантами как проблема в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной перспективе она может подорвать общее развитие и жизнеспособность местных сообществ.С точки зрения российских мигрантов, решение переехать в соседнюю страну, как правило, не приводит к разрыву связей с их усадьбами, и они, как правило, поддерживают регулярные международные контакты со своими родственниками и другими социальными сетями. В результате они также могут внести свой вклад в жизнеспособность мест своего происхождения. В восточной Финляндии этот аспект иммиграции представляет особый интерес, поскольку большинство русских иммигрантов прибывают из приграничных районов.

Интеграция и транснационализм

Концепция интеграции развивалась в европейских дискуссиях по вопросам управления и исследованиям миграции в противовес концепции ассимиляции (Saukkonen 2020, p.17–22). Интеграция затрагивает различные аспекты приспособления мигрантов к новому обществу и политические меры, принимаемые для его улучшения. Это касается интеграции мигрантов в экономическую, социальную, культурную и политическую сферы общества, но и сегодня интеграция рассматривается как процесс, охватывающий общество в целом, и поэтому разговоры и исследования сосредоточены на дискриминации, с которой сталкиваются мигранты. как разные политики влияют на включение мигрантов и как общество воспринимает мигрантов и иммиграцию (Saukkonen 2020; Sotkasiira 2018a; 2018b).

В Финляндии связанные с интеграцией обсуждения, исследования, законодательство и политика разрабатываются совместно с процессом европеизации Финляндии (Puuronen 2004). Действующий Закон о содействии интеграции (2010 г.) рассматривает интеграцию как интерактивное развитие между иммигрантом и обществом, которое направлено на поддержку иммигранта в развитии навыков, необходимых в обществе и трудовой жизни, при поддержке сохранения его или ее собственного языка и культуры. (Yijälä and Luoma 2018, стр.48). (Hiitola et al. 2018, p. 14) заявляют, что в Финляндии интеграция функционирует в первую очередь как административная концепция, цель которой — способствовать равенству и позитивному социальному взаимодействию. Несмотря на то, что это нечеткая административная концепция, в публичных обсуждениях она часто сводится к языковому и профессиональному обучению иммигрантов и их интеграции на рынок труда (Hiitola et al., 2018, см. Также; Saukkonen 2020). В широком смысле понятие интеграции относится ко всему процессу, посредством которого иммигрант находит свое место в обществе (Saukkonen 2020; Hiitola et al., 2018, стр. 16). Однако интеграция тесно связана с идеей направлять иммигранта и помогать им адаптироваться и обосноваться (см. Sotkasiira 2018a; Sotkasiira, 2018b; Haverinen 2018; Hiitola et al., 2018).

В то время как интеграция основана на взглядах принимающих обществ и подвергается критике за ее контейнерное мышление, концепция транснационализма фокусируется на социальных, политических, культурных и экономических сетях мигрантов, которые выходят за пределы национальных государств (Мартикайнен и другие., 2006; Huttunen 2002, стр. 44; Мартикайнен и Хайккола 2010, стр. 15). С точки зрения жизнеспособности приграничных сельских районов, интеграционные и транснациональные взгляды на миграцию неизбежно должны дополнять друг друга (см. Levitt and Glick Schiller 2004). В частности, транснациональные отношения не исключают желания иммигрантов интегрироваться в новое окружение и сообщества и могут рассматриваться как ресурс для повышения жизнеспособности региона. С другой стороны, местный рынок труда, экономика, бизнес, законодательство и различные интеграционные меры, а также отношение большинства населения формируют повседневную жизнь иммигрантов, делая ее пригодной для жизни или нет, и влияя на их решение остаться или покинуть страну. область.Интеграцию иммигрантов в общество и их взаимодействие с окружающим сообществом можно увидеть, например, в их участии в неправительственных организациях и волонтерской деятельности, принятии решений, голосовании, через социальные отношения или владение собственностью или по их участию в хобби.

В исследованиях миграции транснациональные связи иммигрантов и их влияние на их новые родные общества были объектом долгосрочных исследований (например, Flemmen and Lotherington 2008; Flynn and Kay 2017).С точки зрения жизнеспособности сельских районов транснациональные и особенно трансграничные связи могут иметь положительные последствия. В русско-финском контексте внимание было сосредоточено на транснациональных семьях, уходе и повседневной жизни женщин-иммигрантов из России (Siim 2007; Pöllänen 2013; Pöllänen and Davydova-Minguet 2017; Davydova-Minguet and Pöllänen 2020). В наших предыдущих исследованиях мы выявили, что в контексте сельских районов Северной Карелии нестандартная занятость и повседневная жизнь русскоязычных женщин отличаются от того, что наблюдается в городских районах.В сочетании с непосредственной близостью границы это фактически обеспечивает яркие транснациональные семейные связи и заботу (см. Pöllänen and Davydova-Minguet 2017; Davydova-Minguet and Pöllänen 2020).

Материалы и методы

Эмпирическая часть настоящей статьи основана на двух наборах данных: текстовом материале, взятом из региональной газеты Karjalainen , и этнографических интервью русскоязычных женщин-иммигрантов, живущих в приграничном регионе. Используя эти два набора данных, мы подходим к роли иммиграции в жизнеспособности Северной Карелии с точки зрения финноязычных ключевых игроков региона, а также самих иммигрантов.

Сбор и анализ газетных материалов

Сбор данных

Газета Karjalainen (Карельский) издается с 1847 года и является ведущей ежедневной газетой в Северной Карелии. Хотя он содержит зарубежные, местные, региональные и местные новости, он имеет характеристики региональной газеты. Он представляет традиционные печатные СМИ, которые конкурируют с бесплатными газетами, новостями в Интернете и социальными сетями. Согласно веб-страницам Karjalainen , он охватывает около 80 процентов населения Северной Карелии и в настоящее время доступен как в печатной, так и в цифровой форме.Все выпуски, опубликованные с 1847 по 2020 год, были оцифрованы и хранятся в цифровом архиве, доступном для подписчиков.

Статьи, комментирующие роль иммиграции в жизнеспособности Северной Карелии, систематически искались в цифровом архиве. Поскольку основное внимание в настоящем исследовании уделяется текущим дебатам, для изучения были выбраны статьи, опубликованные в период с 2011 по 2019 год. На первом этапе сбора данных все статьи, содержащие поисковый запрос maahanm * [Finnish original – immigra *], были собраны и сохранены в цифровой форме.На втором этапе, в зависимости от их содержания и автора, материалы были разделены на категории иностранных, внутренних, региональных и местных новостей. Как правило, Karjalainen публикует больше мировых и местных новостей, чем региональных или местных новостей об иммиграции. Количество иностранных и внутренних новостей было самым высоким в 2015 году во время войны в Сирии, когда в Финляндию прибыло более 32000 просителей убежища (Karlsdóttir et al., 2018, p. 24). В последнее время в центре внимания отечественных статей было документальное подтверждение растущей поддержки деятелей финской антииммиграционной популистской партии Perussuomalaiset (Партия финнов) .Пиком региональных и местных новостей об иммиграции стал 2012 год, когда группа сомалийских беженцев, прибывших в Северную Карелию, попала в заголовки газет (Sotkasiira and Haverinen, 2016).

Иммиграция в Северной Карелии комментируется всего в 641 статье. Они состоят из передовых статей, колонок, интервью, новостей, отчетов и мнений читателей. Голос газеты представлен в передовых статьях и колонках, а также в подборке других типов статей. Найти баланс между хорошей журналистикой и ожиданиями читателей — непростая задача, поскольку у газеты есть конкуренты, которые предоставляют новости бесплатно.В Финляндии, как и во многих других европейских странах, обсуждение миграции в СМИ носит поляризованный и политизированный характер (Horsti, 2015). В 2015 году, когда дискуссия была жаркой, редактор Karjalainen ответил критикам, которые обвинили газету в предвзятости, поскольку (негативные) мнения читателей об иммиграции не были опубликованы, заявив, что свобода слова не означает, что расистские мнения заслуживают публикации ( Karjalainen 2015a, p. 2). Для самих иммигрантов новости, предоставляемые в Интернете и социальных сетях на их родном языке, более доступны (Sotkasiira 2017).Газета Karjalainen неявно нацелена на финноязычную аудиторию, и иммигранты не предназначены для того, чтобы быть среди ее читателей.

Метод анализа

Качественный контент-анализ с использованием индуктивного подхода использовался при анализе газетных материалов (Berelson, 1952; Berg, 2001; Neuendorf, 2002; Krippendorff, 2004). Текстовая масса (641 элемент) была уменьшена за счет кодирования содержания статей и определения тех, в которых обсуждалась роль иммиграции в жизнеспособности сельских населенных пунктов Северной Карелии / Северной Карелии.Примерами кодов категории «статьи, связанные с жизнеспособностью» на первом этапе кодирования были «нехватка рабочей силы», «сокращающееся население региона», «стареющее и выходящее на пенсию население», «потребность предприятий в выходе на международный уровень», « иммигранты как сельские предприниматели »,« иммигранты, работающие в качестве высокообразованных экспертов »и т. д. После первого цикла кодирования и перечитывания статей в общей сложности 105 вопросов обсуждали сферу« жизнеспособности »с некоторой точки зрения.

105 статей были проанализированы в следующие этапы.На первом этапе использовалось указанное выше кодирование содержания статей (деконструкция) для выделения определенных подгрупп. На втором этапе были перечитаны исходные статьи, проверена и модифицирована система кодирования (реконтекстуализация). В процессе перечитывания содержание исходных текстов было переоценено, а в некоторых случаях их категории были изменены. Чтобы создать меньше категорий, коды с похожим содержанием были объединены. После этого содержание новостей было классифицировано по другим категориям (категоризация).Материал представлен по четырем основным темам (таблица 1). Анализ приближается к тексту, используя слова и фразы, используемые в статьях (собственные переводы автора), но направлен на понимание основного смысла текста.

ТАБЛИЦА 1 . Процесс анализа комментариев, касающихся роли иммиграции в жизнеспособности Северной Карелии.

Медиа-анализ воспринимаемой роли иммиграции в жизнеспособности Северной Карелии фокусируется на следующих вопросах: 1) участники региональных и местных дискуссий по иммиграции и 2) аспекты жизнеспособности, которым уделяется особое внимание в ходе общественного обсуждения. : оценивают ли участники дискуссии иммиграцию в первую очередь как вклад в региональное экономическое развитие, или иммигрантам отводится более широкая роль в качестве сопродюсеров местной устойчивости.При интерпретации материала (сборника) особое внимание уделяется , которые говорят об иммиграции, тому, что говорится , и , как .

Этнографические исследования

Сбор материалов для интервью был встроен в методологические традиции этнографии повседневной жизни (Vila 2003; Jokinen 2005; Passerini et al., 2007; см. Также; Flynn and Kay 2017). При анализе интервью нас интересовало, как иммиграция влияет на жизнеспособность сельских районов с точки зрения женщин-иммигрантов, и как дискуссии в СМИ совпадают с опытом женщин-иммигрантов из России.Мы уделили особое внимание транснациональным связям женщин и их значению в создании привлекательных и пригодных для жизни приграничных регионов.

Повседневная этнография имеет два измерения. Во-первых, это касается объекта интереса, а именно повседневной жизни людей. Во-вторых, это относится к конкретным методам исследования, включая сбор данных, анализ и этнографическое письмо. Повседневную жизнь можно изучать, только участвуя в ней, находясь рядом с людьми (Junnilainen 2019). В течение последних двадцати лет мы изучали повседневную жизнь русских женщин-иммигрантов, в основном используя методы включенного наблюдения и этнографических интервью (см. Давыдова 2009; Давыдова и Пёллянен 2010; Пёллянен 2013; Давыдова-Мингет и Пёллянен 2020).Мы подходим к нашей области исследования целостно, что означает, что в нашем анализе мы поднимаем такие аспекты, которые кажутся важными на структурном уровне. Таким образом, наши знания, подход и анализ в этой области развиваются кумулятивно как на основе новых, так и на старых наборах данных, а также на основе предыдущих исследований.

Набор данных для текущего исследования был подготовлен в рамках нашего недавнего исследовательского проекта (2015–2017) о восприятии России в приграничной зоне Восточной Финляндии, проведенного в регионе Тохмаярви.Данные состоят из 21 глубинного интервью, проведенного с русскоязычными жителями приграничного региона. Большинство опрошенных (16) составляли женщины. В этой статье мы анализируем интервью женщин-участников, а наши этнографические записи, материалы включенного наблюдения и интервью мужчин-участников формируют наше понимание общей ситуации. Интервью длились от 45 минут до 3,5 часов. Интервью записывались и расшифровывались. Русскоязычные информанты были опрошены на русском языке, а материал был проанализирован на языке оригинала и переведен на финский / английский только при использовании в качестве ссылки.Информанты были в возрасте от 32 до 63 лет, с разным уровнем образования, многие с высшим образованием. Некоторые из них переквалифицировались для новых профессий в Финляндии. У всех женщин были семьи, некоторые были замужем за финнами, некоторые за русских, некоторые в разводе, а некоторые имели детей. Женщины жили в Финляндии от двух до более чем двадцати лет. Все они занимали шаткое положение на рынке труда, хотя большинство из них хорошо говорили по-фински.

Анализ данных нашего интервью проводился в соответствии с принципами тематического анализа. Мы продвинулись вперед, внимательно прочитав (Pöysä 2010) интервью с точки зрения устойчивости и жизнеспособности местных жителей. В связи с чтением мы тематически классифицировали и закодировали материал интервью. При внимательном чтении и тематической классификации руководствовались вопросами о том, как иммигранты привязываются к этому региону, что их транснациональные связи означают для их привязанности к региону и каковы другие аспекты их жизни, которые могут повлиять на устойчивость и жизнеспособность исследуемый сельский приграничный район.

Как исследователи, мы всегда должны нести ответственность за свои решения и выбор и учитывать их последствия для информаторов. В этом исследовании соблюдаются общие этические правила социальных наук, наиболее важным из которых является недопущение причинения вреда информантам (Kuula 2011; TENK 2019). Материал исследования был собран из относительно небольшой общины в Северной Карелии, поэтому информантов можно было легко узнать. Поэтому мы избегали подробного описания наших информаторов при представлении данных и анализе, чтобы защитить их анонимность.

Результаты

Обсуждения в газетах о роли иммиграции в жизнеспособности Северной Карелии

Обсуждение иммиграции в региональной газете было ярким, и в нем приняли участие различные участники. Несколько субъектов, представляющих деловую жизнь Северной Карелии, органы государственной власти, ректоры и исследователи Университета Восточной Финляндии (UEF) и Университета прикладных наук Северной Карелии, эксперты и консультанты по региональному развитию, региональные и муниципальные лидеры, субъекты гражданского общества, политики, а также газета в виде передовых статей и колонок, участвовала в дискуссиях о роли иммиграции в жизнеспособности Северной Карелии.Кроме того, некоторые представители иммигрантов, включая ученых и активистов местной мультикультурной ассоциации округа Йоэнсуу, прокомментировали этот вопрос. В целом, голос иммигрантов отсутствует в газетных дискуссиях об иммиграции, в которых доминирует финноязычная «элита» региона.

В таблице 1 показано, как комментарии были закодированы и распределены по категориям, а также четыре основные темы, определенные в ходе обсуждений. В период 2011–2019 годов проблемы, связанные с сокращением и старением населения, присутствовали каждый год.Нехватка рабочей силы и необходимость привлечения соответствующей иностранной рабочей силы — это недавняя дискуссия, которая в настоящее время доминирует в обсуждениях в газете. Примечательно, что аргументы в пользу контролируемой трудовой миграции начали набирать силу после сирийской войны и гуманитарного кризиса, в результате которого увеличилось количество ищущих убежища лиц в Северной Карелии.

Необходимость выхода бизнеса на международный уровень и любые положительные социальные и культурные эффекты мультикультурности используются реже, чем факторы, связанные с сокращением численности населения и нехваткой рабочей силы.В таблице 1 категории интернационализации и мультикультурализма объединены в одну тему. Комментарии, в которых утверждается, что необходимо улучшить общее благосостояние иммигрантов и необходимость их интеграции в финское общество, были редкими в течение исследуемого периода. Из медиатекстов возникли четыре основные темы, которые теперь обсуждаются более подробно.

Несмотря на иммиграцию, регион сокращается, а сельская местность сокращается

Первая тема состоит из замечаний об отрицательных прогнозах численности населения и слегка положительных уровнях миграции в Северной Карелии.Каждый год после публикации официальной демографической статистики отмечаются неутешительные демографические факты, такие как старение населения и низкие показатели рождаемости. Обычно глава регионального совета Северной Карелии и городской менеджер Йоэнсуу «отмечают» несколько положительные показатели миграции (например, Карьялайнен 2011a, стр. 4; Карьялайнен, 2012a, стр. 8). Однако другие комментаторы, в том числе редактор Карьялайнен , утверждают, что «иммиграция не окажет фактического влияния на численность населения в сельской местности » ( Karjalainen 2011b, p.2), «иммиграция не решает проблему убыли населения в Северной Карелии » ( Karjalainen 2015b, стр. 2) и «, несмотря на иммиграцию, в будущем прирост населения будет отрицательным » ( Karjalainen 2019а, стр. 4). Профессор географии человека пессимистично прогнозирует, что, несмотря на иммиграцию, в Северной Карелии « сельских районов будут необитаемыми в будущем » ( Карьялайнен, , 2014 г., стр. 19). Таким образом, видно, что, хотя показатели миграции положительны и иммиграция считается решающей, ключевые игроки региона не ожидают, что иммиграция положительно повлияет на показатели численности населения региона.

Целенаправленная иммиграция необходима региональным и сельским рынкам труда

Нехватка рабочей силы является источником беспокойства для сотрудников частного и государственного секторов, политиков, исследователей, представителей университетов, муниципальных руководителей, органов занятости и самой газеты. Обычно комментаторы по этой теме поддерживают «целевую контролируемую иммиграцию рабочей силы», которая отвечает потребностям рынка труда. Например, ректор Университета Восточной Финляндии поддерживает целевую иммиграцию для увеличения числа студентов и рабочих в определенных отраслях образования и на предприятиях ( Karjalainen 2019b, p.8). Из текстов видно, что больше рабочих требуется в первичном секторе, низкооплачиваемых услугах и промышленных рабочих местах, туризме и здравоохранении. Как утверждает менеджер Торговой палаты Северной Карелии, « нехватка рабочей силы невыносима без иммигрантов, которые хотели бы работать» ( Карьялайнен, 2017, стр. 28; Карьялайнен, 2018, стр. 31). Часто упоминается потребность в русскоязычном персонале ( Karjalainen 2011c, p. 2; Karjalainen, 2012c, p.4), а сельские муниципалитеты, включая Тохмаярви, поощряют иммигрантов к созданию новых предприятий, которые принесут новые средства к существованию в сельской местности ( Karjalainen 2012b, p. 4; Karjalainen, 2013a, p. 3). В регионе, где уровень безработицы довольно высок, около 15% рабочей силы, обсуждение в газете целевой иммиграции рабочей силы имеет тенденцию чрезмерно упрощаться, так или иначе скрывая жизненный опыт иммигрантов, которым приходится искать работу в стране. эта зона.Последние исследования спроса на рынке труда в сельской местности Северной Карелии показывают, что существует нехватка высокообразованной рабочей силы в сфере здравоохранения и социальной сферы (Jolkkonen and Lemponen 2016).

Мобильность и многокультурность делают регион более привлекательным для людей и бизнеса

Обсуждения интернационализации в газете Karjalainen указывают на то, что мы живем в эпоху мобильности, которая охватывает перемещение людей, капитала, товаров и идей.Редактор, менеджер Торговой палаты Северной Карелии, представители Регионального совета Северной Карелии, профессора и исследователи утверждают, что мобильность необходима, особенно если регион стремится выжить в интернационализированном мире. Например, в одной ссылке на Соединенные Штаты утверждается, что « чем более разнообразен регион, тем больше у него потенциала для новых инноваций и роста. » ( Karjalainen 2014, p. 19). Исследователи, представители иммигрантов (которые часто являются учеными), местная мультикультурная ассоциация округа Йоэнсуу, представляющая людей из разных слоев общества, и редактор представляют мультикультурность как ценный ресурс, который обогащает регион и делает его более привлекательным для людей и бизнеса (Karjalainen, 2012a , п.17; Карьялайнен, 2013b, стр. 16; Карьялайнен, 2014b, стр. 2). Комментаторы подчеркивают роль иностранных студентов и ученых, которые повышают уровень знаний, опыта и социального капитала региона. Очевидно, что, подчеркивая положительное влияние культурного и этнического разнообразия, взгляды академических иммигрантов, выступающих в газете, вносят новый аспект в дискуссию о жизнеспособности.

Благополучие иммигрантов создает благополучие для региона

В то время как в большинстве текстов иммигранты ценятся в первую очередь за их вклад в экономику региона и материальные условия коренного населения, в меньшинстве статей иммигранты рассматриваются как имеющие потенциал для повышения региональной или местной устойчивости , если они включены и интегрированы в финское общество.Местная мультикультурная ассоциация, иммиграционные власти, исследователи и отдельные граждане подчеркивают, что иммигранты « уже являются естественной частью улицы » ( Karjalainen 2011a, p. 4). Однако их беспокоит враждебное отношение, с которым сталкиваются иммигранты. « Цивилизованная страна не должна относиться к иммигрантам как к чужакам. -е годы», — утверждает деятель гражданского общества, — « нам нужны иммигранты, чтобы построить финское общество » ( Karjalainen 2011a, p.4). Редактор уделяет особое внимание высокообразованным иммигрантам, которые в конечном итоге покидают регион из-за дискриминации на рынке труда: «Позволим ли мы иммигрантам найти свое место в обществе? Здесь есть хорошо образованные иммигранты, которые живут здесь долгое время, и мы продолжаем относиться к ним как к чужакам » ( Карьялайнен 2013c, стр. 2). Эксперты опасаются утечки мозгов и исхода иммигрантов во втором поколении, поскольку лучшие возможности трудоустройства и более терпимая атмосфера в других местах могут побудить их уехать из региона.

Интерпретация результатов

Главный вывод анализа газетных материалов заключается в том, что «элита» Северной Карелии в основном понимает значение иммиграции в узком смысле, как вклад в экономику региона, а не как рост культурное и этническое разнообразие (см. также Søholt et al., 2018). Предполагается, что иммигранты являются «целевыми» трудовыми мигрантами, которые стимулируют экономику и производство услуг и тем самым улучшают материальные условия коренного финского населения (см. Könönen 2015).В соответствии с данными, полученными в других европейских странах, трудовая миграция поддерживается, поскольку она помогает поддерживать благосостояние граждан европейских государств всеобщего благосостояния (например, Bommes 2012). Мало кто из комментаторов критикует этот узко-экономический подход и аргументирует необходимость более широкого понимания иммигрантов как естественной части разнообразного населения региона, включая членов общин. В целом, ключевые игроки Северной Карелии говорят об иммигрантах как о вкладе в жизнеспособность региона, а не как о равных со-производителях местной устойчивости, которая приносит пользу как иммигрантам, так и коренному населению.За исключением представителей местной мультикультурной ассоциации, сами иммигранты не участвуют в обсуждениях газет, что говорит о том, что иммигранты являются посторонними в обсуждении жизнеспособности региона, в котором они живут своей повседневной жизнью.

Выводы: материалы интервью

«Быть ​​дома» по обе стороны границы

Русскоязычные иммигранты прибыли в восточные финские сельские районы преимущественно в качестве жен-мигрантов или так называемых возвращающихся мигрантов (советские и российские граждане финского происхождения которые в 1991–2016 гг. имели право переехать в Финляндию по признаку этнической принадлежности: см. Давыдова, 2009).Большинство информантов нашего исследования переехали в Северную Карелию из прилегающей российской республики Карелия или других близлежащих регионов России. Женщины русского происхождения — самые частые жены финских мужчин иностранного происхождения, и особенно распространены в этом регионе. Канал иммиграции на основе брака основан на интенсивных и коротких поездках на российскую сторону границы финскими мужчинами, которые живут в приграничных районах. Российско-финские отношения и браки обычно заключаются между людьми, живущими недалеко от границы, и в конечном итоге затрагивают более широкие родственные и дружеские связи.

Как еще одна категория иммигрантов, советские, а позже и российские граждане финского происхождения традиционно проживали на российских территориях, близких к Финляндии, и их миграция в Финляндию также связана с более широкими семьями и дружескими отношениями. Таким образом, иммиграция русскоязычных в сельские районы Восточной Финляндии обусловлена ​​доступными каналами миграции и уже существующими местными моделями и сетями транс . Впоследствии эта иммиграция укрепляет и расширяет уже существующие сети и способствует формированию дальнейших миграционных цепочек.Если смотреть в целом, можно сказать, что эти трансграничные связи формируют у русскоязычных жителей приграничных территорий Финляндии чувство «дома». Об этом свидетельствует следующий отрывок из интервью:

Опрашивающий: Как близость границы проявляется в вашей повседневной жизни? Респондент: Наверное, через туристов. Русских туристов много. Может, летом собирают ягоды. Такое ощущение, что ты в России, потому что везде можно услышать русский язык.Многие едут в Россию заправляться, наверное, потому, что здесь бензин намного дороже, почти в два раза, а там он дешевле. Может быть, финны как-то воспринимают свою близость к границе как незащищенность, но я этого не чувствую. Границу вообще не замечаю — когда перехожу, оказываюсь дома, просто проезжаешь — и снова дома (смеется) (Информатор, 1961 г.р.).

Согласно (Saartenoja 2010, p. 27) способ понимания и переживания место различается для разных групп мигрантов.Отношения с местным населением зависят от происхождения мигрантов, а также от того, насколько легко или сложно мигрантам усыновить или поселиться в сельской местности Финляндии. Согласно предыдущим исследованиям (например, Saartenoja 2010), кажется, что если мигрант прибывает из городской местности или большого города, то тишина и пустота финских сельских районов могут стать источником беспокойства. Однако для русскоязычных мигрантов сельские районы Восточной Финляндии являются подходящим и комфортным местом для поселения из-за их близости к границе и местам происхождения.Здесь они могут эффективно поддерживать транснациональные связи. В следующем отрывке информантка рассказывает о своем транснациональном образе жизни:

Опрашивающий: Что для вас Россия? Респондент: Россия для меня все. Там живут мои дети, там живут мои родители, я там родился. Мы с мужем купили дом совсем недалеко от границы, ходим туда каждую неделю, у нас там квартира в Сортавале, откуда я родом (женщина, 1955 г.р.).

Саартеноя (2010) отмечает, что брак помогает человеку адаптироваться к местным условиям, даже с точки зрения жизни в сельской местности.В финских сельских районах большинство мигрантов — женщины, и многие из них состоят в браке с финскими мужьями. Например, в районе Кайнуу женщин-мигрантов на 30% больше, чем мужчин-мигрантов. Женам-мигрантам легче поселиться в сельской местности, чем другим мигрантам, потому что у них есть семья как сеть поддержки, а брак также дает им более высокий статус (Saartenoja 2010, p. 30–31). Кроме того, брак с финским мужчиной может означать улучшение экономического положения с точки зрения владения недвижимостью.Брак также может помочь людям получить доступ к социальным и медицинским услугам и найти работу, особенно если муж — предприниматель, чей бизнес связан с Россией (см. Также Saartenoja 2010, стр. 30–31). В следующем отрывке информантка описывает своего мужа как «слишком хорошего», а также ее привязанность к приграничному региону:

Респондент: Для меня просто очень хороший человек — слишком хороший (смеется). В юности гадалка догадывалась, что моя жизнь изменится после 45. И это похоже на правду.У меня здесь тоже есть недвижимость. У меня есть такой муж. Такой честный, порядочный человек, он делится со мной половиной всего (смеется). Хотя здесь такое случается редко.

Интервьюер: Вы бы хотели жить где-нибудь еще? Может, здесь, в Финляндии, есть какой-нибудь другой город? Респондент: Конечно. Но сейчас мы живем здесь и едем на границу. Мы много раз переезжали. Мы начали жить в Тохмаярви, затем переехали в Йоэнсуу. Мы жили там 5 лет, потому что у него там была работа. И я там учился в университете.А потом муж говорит: у меня пенсия, город так устал, пойдем поближе к озеру, на рыбалку, охоту. Купили дом. А теперь он его ремонтирует, улучшает, все строит. Конечно, я хотела быть в городе, но нет проблем, у нас есть машина, и он может меня туда отвезти (Женщина, 1955 г.р.).

Можно сделать вывод, что интеграция русскоязычных женщин-иммигрантов в финские приграничные районы происходит преимущественно из-за непосредственной близости к контрольно-пропускному пункту на границе, что в свою очередь способствует их транснациональным связям.В повседневной жизни иммигрантов ощущение «дома» возникает из возможности плавно совмещать «старые» и «новые» места. Кажется, что этого аспекта в газетном дискурсе не хватает.

Русскоговорящие повышают устойчивость и жизнеспособность приграничных регионов

Большинство русскоязычных, переезжающих в сельские районы, испытывают трудности с поиском работы. Курсы по трудоустройству для иммигрантов, организуемые государственными властями, кажутся важным каналом для получения работы, создания сетей с другими иммигрантами, которые составляют значительную часть их неустойчивой повседневной жизни.Наиболее вероятная занятость может быть найдена в сфере услуг, ориентированных на российских туристов, но предполагающих краткосрочную или неполную занятость. Тем не менее, в сочетании с более низкими расходами, возможностью собирать ягоды и грибы, охотой и выращиванием собственных овощей, а также покупкой более дешевых товаров в России, это дает многим иммигрантам возможность относительно удовлетворительного экономического благосостояния. В интервью люди представляют себя активными действующими лицами, которые ищут и находят работу, несмотря на препятствия, связанные с сельской местностью, и творчески используют возможности жизни в сельской местности.

Интервьюер: Вы бы хотели жить где-нибудь еще? Респондент: Нет, мне нравится Финляндия. Я бы не хотел больше нигде жить. Мне нравится Финляндия, у меня здесь много друзей, у меня уже много связей с Финляндией. Я же сказал вам, что я не только рыбачка, но и охотник. Интервьюер: Так у вас есть пистолет? Респондент: Я стреляю в зайцев, которые на меня по глупости выбегают. Это мне привил мой финский муж, такую ​​любовь ко всему этому. Я жил посреди леса, и других увлечений не было.Там приходилось либо соглашаться с его увлечениями, либо оставаться дома. Но поскольку я не могу сидеть дома, первым делом, который я выбрал в Финляндии, был билет на охоту. С тремя большими словарями сдала экзамен (Женщина, 1960 г.р.).

Согласно нашему этнографическому исследованию ясно, что русские женщины-иммигрантки также имеют тесные отношения с финноязычными местными жителями в приграничном районе Тохмаярви. Местные жители считают, что русскоговорящие приносят пользу местной повседневной жизни, а также экономической жизни региона.Русскоязычные также могут быть хорошей новостью для сферы обслуживания из-за их языковых и социальных навыков. Это перекликается с точкой зрения, изложенной в газетных материалах.

Главный козырь русскоязычных на местном рынке труда — это их этнокультурный капитал, который состоит из их родного владения русским языком, их культурных знаний, а также их местных и транс -местных социальных сетей (см. Könönen 2011 ; Давыдова 2012). В стратегии развития муниципалитета Тохмаярви (План действий муниципальной стратегии, 2020) выделяются несколько мероприятий, связанных с границей и Россией, как сильная сторона муниципалитета, что также означает возможности трудоустройства для местных русскоязычных.Согласно нашим данным и предыдущим исследованиям, можно заметить, что наиболее вероятные рабочие места можно найти либо в продуктовых магазинах, либо в частных домах престарелых, в качестве переводчика, учителя языка или в деятельности, связанной с туризмом. Этнокультурный капитал мигрантов может использоваться как для обслуживания русскоязычных местных жителей, так и для русскоязычных пересекающих границу, а также полезен для трансграничной экономической деятельности. Martin et al. (2013), стр. 52 считают, что с точки зрения экспортной отрасли языковые навыки иммигрантов могут быть преимуществом для компаний и способствовать их экспорту.В финско-российских приграничных районах этнокультурный капитал мигрантов приносит пользу как региональной жизнеспособности, так и благополучию иммигрантов. Здесь русскоязычная иммигрантка описывает свою работу хозяйкой дачного поселка в Северной Карелии:

Респондент: Русский язык для меня — мой хлеб, он меня теперь кормит, можно сказать. Если бы я не знал русского, я бы не работал здесь. Я работаю здесь девять лет. Когда я приехал сюда работать, у нас здесь было три дамы: две финны и я.Почему-то в итоге остался только я. У вас больше клиентов с русским языком, так как мы недалеко от границы. И каждый, кто приходит, сразу спрашивает: где Она? Но я устаю больше, чем кто-либо другой, потому что мне нужно говорить на обоих языках, на одном, на другом и на третьем (Женщина, 1962 г.р.).

Таким образом, можно сделать вывод, что транснациональные сети, образованные иммиграцией, приносят пользу региональному развитию, местной деловой жизни и предпринимателям не только за счет обеспечения их этнокультурным капиталом иммигрантов, но и за счет привлечения большего числа клиентов как с российской, так и с финской сторон. границы, тем самым повышая жизнеспособность и устойчивость приграничного региона.

Русскоязычные женщины как демографический ресурс и ресурс по уходу

«Сохранение жизни в сельской местности» подразумевает не только участие в производстве, но и повторное производство. У многих из наших собеседников есть дети, которые либо родились в Финляндии, либо от предыдущих браков в России. В финских сельских районах эти дети ходят в школы и пользуются другими государственными и частными услугами. Таким образом, женщин-иммигрантов можно рассматривать как демографический ресурс для сокращающихся сельских регионов. Даже если обсуждение в местных средствах массовой информации (см. Karjalainen ) не признает женщин-мигрантов как избавление, на повседневном уровне их присутствие дает, по крайней мере, пластырь для жизнеспособности сельских жителей.

Интервьюер: Как вы думаете, что означает концепция государства всеобщего благосостояния? Респондент: Государство, которое может и хочет обеспечивать тех, кто больше не может обеспечивать себя. Это дети, старики. Естественно, государство всеобщего благосостояния не может функционировать без людей, которые работают на это государство. Я не виню Финляндию в высоких налогах, я плачу их и не плачу, потому что понимаю, что ни один старик не будет брошен из-за этих налогов, и мой ребенок ходит в бесплатную школу, и ему там бесплатно едят, и он учится в хороших условиях, в безопасной среде.Он получил образование, а если что, попадем в больницу и так далее. Это такая обоюдная ответственность — работник, который может работать, должен работать на государство, помогая государству. В свою очередь государство поможет тем людям, которые нуждаются в помощи.

Опрашивающий: Пользуетесь ли вы такими услугами? Респондент: Да, здравоохранение, школа, естественно.

Опрашивающий: Далеко или близко они от того места, где вы живете? Респондент: Близко. Все абсолютно доступно. Интервьюер: Какие из этих услуг вы считаете наиболее важными? Респондент: Возможно, образование и здравоохранение.Я бы поставила их рядом, потому что оба очень важны для человека (Женщина, 1979 г.р.).

В то же время, с точки зрения демографического развития в отдаленных сельских районах, русскоязычные женщины-иммигранты являются ценным ресурсом для регионального рынка труда по уходу, который нуждается в нестандартной рабочей силе для ухода за стареющим населением региона (см. Йокинен и Яконен 2011; Коненен 2011). В Тохмаярви оказание медицинской помощи переместилось из государственного сектора в частный бизнес, которому нужна гибкая низкооплачиваемая рабочая сила.Кроме того, поскольку в Финляндии проживают русскоязычные люди всех возрастов, а некоторые из них уже нуждаются в услугах по уходу, этнокультурный капитал мигрантов необходим и может стать ключевым активом на рабочих местах по уходу в будущем.

Русскоязычные женщины-иммигранты участвуют как в формальном (платном), так и в неформальном семейном уходе. У них есть родственники как в Финляндии, так и в России, и они несут обязанности и обязанности по уходу в обеих странах. В жизни русских женщин-мигрантов транснационализм означает широкий спектр практик, начиная от медиапотребления и кончая заботой (Pöllänen and Davydova-Minguet 2017; Davydova-Minguet et al., 2019).

Интервьюер: Как ваша жизнь изменилась после переезда в Финляндию? Респондент: Первые годы были тяжелыми, потому что они были там, а я был здесь. Но я ездила туда каждую неделю — до сих пор езжу, и продолжаю ехать туда. Сначала я зарабатывал деньги, я был кормильцем в семье, [но она была] такой разрозненной: дети в одном месте, мать в другом. Мое сердце было разделено на две части. Одна часть в России, другая в Финляндии. Итак, я живу, половина меня здесь, половина там. <…> А про мою маму.Сейчас ее сложно даже привезти в Финляндию, потому что она украинка и получить визу можно только в Киеве. А мама очень больна, она не может поехать в Киев, тем более не дождаться визы. Поэтому мама не может сюда приехать (женщина, 1960 г.р.).

Кажется, забота играет важную роль в повседневной жизни русских иммигранток. Вопреки газетному дискурсу, который рассматривает иммигрантов как источник ухода в официальных учреждениях, забота о семье занимает центральное место в повседневной жизни опрошенных женщин.Однако забота о семье также важна для повышения устойчивости приграничного региона, поскольку женщины несут ответственность за заботу о своих родителях и свекровях, а также о членах их расширенных семей по обе стороны границы. Таким образом, транснациональный аспект заботы о мигрантах имеет большое значение как для них самих, так и для их семей (см. Также Pöllänen and Davydova-Minguet 2017).

Обсуждение

В настоящем исследовании мы исследовали интерпретацию роли иммиграции в повышении жизнеспособности финско-российского приграничного региона Северной Карелии, который имеет относительно небольшой опыт работы с международными мигрантами.Мы исследовали, как влияние иммиграции представлено в региональной газете Karjalainen и как жизнеспособность приграничного региона может быть воспринята с помощью интервью с женщинами-иммигрантами из России. Материал интервью был проанализирован через призму политики жизнеспособности сельских районов, которая подчеркивает уникальные ресурсы местности и призывает к целостному и инклюзивному подходу к развитию сельских районов (Makkonen and Kahila 2020). Нас интересовало, оцениваются ли иммигранты только как участники экономического развития в региональных средствах массовой информации (поскольку во многих странах они, как правило, проживают в отдаленных сельских районах), или же они представлены в более широких ролях в качестве сопродюсеров местной устойчивости (см. Søholt et al., 2018). Более того, наше мышление руководствовалось стремлением объединить интеграционистские и транснациональные взгляды на жизнь иммигрантов и процессы, связанные с миграцией. Примечательно, что интеграционистская позиция доминировала в финских исследованиях и в СМИ об иммиграции, однако в 2000-х годах общественный консенсус по иммиграции сместился от поощрения этнической и гуманитарной иммиграции к продвижению трудовой миграции (см. Lepola 2000; Könönen 2015).

Такую же позицию можно найти в региональных СМИ, где ключевые игроки региона рассуждают с узкой точки зрения «целевой трудовой миграции», которая поможет заполнить рабочие места и сохранить бизнес в отдаленных районах.В этой дискуссии в СМИ об иммигрантах как о мобильной рабочей силе, которая увеличивает численность бедного населения, отсутствует представление об иммигрантах как о членах сообществ, которые вносят вклад в региональную и местную устойчивость. Жизненный опыт и рассказы иммигрантов показывают, что они видят это по-другому. Точно так же в большинстве газетных комментариев, касающихся роли иммиграции в интернационализации и многокультурности региона, иммигранты рассматриваются как ресурс, который делает регион более привлекательным для людей и бизнеса.Тем не менее, вопреки ожиданиям, обсуждения в газетах в этом новом месте иммиграции также включают комментарии, в основном от сотрудников университета и самих образованных иммигрантов, которые представляют местную мультикультурную ассоциацию, которые подчеркивают культурное и этническое разнообразие мигрантов как положительное явление, не только в мире. условия улучшения экономического и материального положения коренного населения. В некоторых комментариях иммигранты рассматриваются как естественная часть населения региона, которая диверсифицирует навыки и возможности сообществ и, таким образом, формирует потенциал для содействия региональной или местной устойчивости.Тем не менее, сами русские женщины-иммигранты, проживающие в сельской местности, не участвуют в дискуссии о жизнеспособности сельских сообществ, что указывает на то, что они не в полной мере признаны в качестве участников жизнестойкости в Северной Карелии. Более того, российские женщины остаются «невидимыми» в дискуссии о развитии села.

В качестве дальнейшего наблюдения, большинство иммигрантов, поселившихся в сельской местности Северной Карелии, прибыли через другие каналы миграции, такие как семейные узы или брачная миграция, повторная миграция лиц финского этнического происхождения и через гуманитарную миграцию. .Для этих мигрантов их интеграция на рынок труда и в местные сообщества отличается от идеализированной модели трудовой миграции, когда ожидается, что мигранты заполнят существующие вакантные должности, например, на фермах или в ИТ-компаниях. Анализ данных показывает, что для женщин-иммигрантов из России приграничная сельская местность Северной Карелии создает благоприятную среду для жизни, где близость границы позволяет женщинам участвовать в местном рынке нестандартной рабочей силы. Работа, которую в конечном итоге выполняют женщины, обычно не связана с нехваткой рабочей силы, а часто основана на этнокультурных знаниях женщин и их связях.Данные интервью также показывают, что в сельской местности интернационализация в основном происходит на уровне повседневной жизни, и особенно в приграничных районах, она основана на транснациональных связях. Владение русским языком и культурой стало преимуществом для тех, кто свободно говорит по-фински, и может быть использовано ими в сфере обслуживания или бизнеса. Однако для многих русский язык может ограничить их возможности и контакты с финноязычным местным населением. Хотя мультикультурность часто преподносится как актив в официальных заявлениях при публичных обсуждениях, живая мультикультурализм может иметь гораздо больше измерений.Опрошенные женщины подчеркивают свою многоуровневую связь с регионом, в котором они живут, в том числе семейные и дружеские отношения, которые связывают их с местами по обе стороны границы. Таким образом, близость границы и легкость ее пересечения являются важным фактором, который связывает их с этими сельскими местами.

На основании данных нашего интервью можно утверждать, что узкое понимание интеграции как простого приобретения навыков финского языка и участия на рынке труда, которое характерно для административного использования этого понятия, не соответствует собственному опыту женщин-иммигрантов. «дома» в приграничном районе.Кроме того, кажется, что чем проще поддерживать транснациональные связи, тем плавнее идет процесс интеграции, что, в свою очередь, повышает жизнеспособность и устойчивость региона.

В этой статье мы объединили два подхода — изучение сельской местности и изучение миграции, чтобы исследовать роль иммиграции в развитии сельских районов на финско-российской границе. Наши выводы согласуются с предыдущими исследованиями в сельских районах, а именно, что иммиграция в основном рассматривается как актив для сельских районов, которые страдают от нехватки рабочей силы, сокращения населения и старения.Именно так иммиграция рассматривалась и концептуализировалась в предыдущих исследованиях (например, Rye and Holm Slettebak 2020; Kasimis et al., 2010) и как она воспринимается в региональной газете Северной Карелии. Однако наше исследование показало, что в контексте близости и соседства с местами происхождения мигрантов их модели миграции не полностью совпадают с ожиданиями относительно их влияния на сельский рынок труда. В этих обстоятельствах к жизнеспособности приграничного сельского региона следует подходить с более целостной и транснациональной точки зрения (например,г., Флинн и Кей, 2017; Assmuth et al., 2018). Привязанность и приверженность мигрантов региону следует рассматривать как важный ресурс для жизнеспособности и устойчивости сельского региона. Это необходимо признать с точки зрения расширения официального дискурса об иммиграции, а также политики интеграции и включения.

Однако контекст финско-российской границы отличается и создает факторы, влияющие на транснациональные реалии иммигрантов и местного населения.Геополитическая напряженность в отношениях между Россией и ЕС, растущее недоверие к России в Финляндии и российская медиатизированная политика идентичности создают у русскоязычных иммигрантов, живущих в Финляндии, чувство нахождения «между дьяволом и синим морем» (Ойво и Давыдова-Мингет 2019). Следовательно, эта общая напряженная ситуация и ее влияние на жизнеспособность и жизнестойкость сельских районов вызывают необходимость в дальнейших исследованиях.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Заявление об этике

Этическая экспертиза и одобрение не требовалось для исследования с участием людей в соответствии с местным законодательством и требованиями организации. Письменное информированное согласие на участие не требовалось для этого исследования в соответствии с национальным законодательством и институциональными требованиями.

Вклад авторов

MS является автором-корреспондентом и первым автором. MS отвечает за анализ СМИ. ПП и ОД-М отвечают за анализ этнографической части исследования.

Финансирование

Университет Восточной Финляндии.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Л. Ассмут, М. Хаккарайнен, А. Лулле и П. М. Сиим (редакторы) (2018). Транслокационное детство и семейная мобильность в Восточной и Северной Европе . Лондон: Пэлгрейв Макмиллан.

Ауре, М., Фёрде, А., и Магнуссен, Т. (2018). Спасут ли трудовые мигранты сельские районы? Проблемы создания стабильности за счет мобильности. J. Rural Stud. 60, 52–59. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2018.03.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берельсон, Б. (1952). Контент-анализ в коммуникационных исследованиях . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Берг Б. (2001). Качественные методы исследования социальных наук . Бостон: Аллин и Бэкон.

Блаттер, Дж. (2004). От «пространств к местам» к «пространствам потоков»? Территориальное и функциональное управление в приграничных регионах Европы и Северной Америки. Внутр. J. Urban Reg. Res. 28 (3), 530–548. doi: 10.1111 / j.0309-1317.2004.00534.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бок Б., Ости Г. и Вентура Ф. (2016). «Сельская миграция и новые модели исключения и интеграции в Европе», в международном справочнике Routledge по сельским исследованиям, .Редакторы М. Шаксмит и Д. Л. Браун (Нью-Йорк: Рутледж), 71–84.

Google Scholar

Боммс, М. (2012). «Государство всеобщего благосостояния, биография и миграция: трудовые мигранты, этнические немцы и восстановление членства в государстве всеобщего благосостояния», в Иммиграция и социальные системы: собрание сочинений Майкла Боммеса . Редакторы К. Босуэлл и Г. Д’Амато (Амстердам: University Press), 37–58.

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карсон, Д. А., Карсон, Д.Б. (2018). Иностранные иммигранты, ведущие образ жизни, и их вклад в инновации в сельском туризме: опыт крайнего севера Швеции. J. Rural Stud. 64, 230–240. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2017.08.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Давыдова О. (2012). Venäjän lännestä Suomen itään. Sukupuolittunut maahanmuutto ja haurastuneet työmarkkinat »в Monikulttuurisuuden sukupuoli: kansalaisuus ja erot hyvinvointiyhteiskunnassa . Редакторы С.Кескинен, В. Яана и А. Хирсиахо (Тампере: University Press), 72–100.

Google Scholar

Давыдова О. и Пёллянен П. (2010). « Гендер на финско-российской границе: национальная, этносексуальная и телесная перспектива», в Этносексуальные процессы. Реалии, стереотипы и рассказы . Редакторы Дж. Вирккунен, П. Уймонен и О. Давыдова (Хельсинки: Kikimora Publications), 18–35.

Google Scholar

Давыдова О. (2009). Suomalaisena, venäläisenä ja kolmantena.Etnisyysdiskursseja transnationaalissa tilassa . Йоэнсуу: Joensuun yliopisto.

Давыдова-Мингет, О., и Пёллянен, П. (2020). «Повседневные транснациональные российско-финские семейные отношения в приграничной финской сельской местности», в Семейная жизнь в переходный период. Границы, транснациональная мобильность и общество всеобщего благосостояния в северных странах 90 520. Редакторы Дж. Хиитола, К. Туртиайнен, С. Грубер и М. Тииликайнен (Нью-Йорк: Рутледж), 107–117.

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Давыдова-Минге, О., Соткасийра, Т., Ойво, Т., и Риихеляйнен, Дж. (2019). Опосредованная мобильность и мобильные медиа: использование транснациональных медиа среди русскоязычных в Финляндии. J. Fin. Stud. 22 (2019), 265–283.

Google Scholar

Де Лима, П., Йенч, Б., и Велтон, Р. (2005). Рабочие-мигранты в горах и на островах. Веб-сайт политики UHI и национальный центр миграционных исследований . Инвернесс: UFIPolicyWeb.

Дафти-Джонс, Р. (2014). Сельские экономики в «эпоху миграции»: перспективы стран ОЭСР. Географический компас. 86, 368–380. doi: 10.1111 / gec3.12130

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Eskelinen, H., and Zimin, D. (2004). «Взаимодействие через границу между ЕС и Россией: движущие силы на местном уровне» в Северо-запад России: текущие экономические тенденции и перспективы на будущее. отчеты карельского института № 13 . Редактор З. Дмитрий (Йоэнсуу: Университет Йоэнсуу), 70–89.

Google Scholar

ESPON (2011). EDORA, Европейские возможности развития сельских территорий.Прикладные исследования 2013/1/2, заключительный отчет, части A, B и C . Люксембург: ESPON & UHI Millennium Institute.

Флеммен, А. Б., и Лотерингтон, А. Т. (2008). «Транснациональные браки: политика и желание» в Мобильность и место. Внедрение североевропейских периферий. (Олдершот: Ашгейт).

Google Scholar

Флинн М. и Кей Р. (2017). Опыт материальной и эмоциональной безопасности мигрантов в сельской Шотландии: последствия для долгосрочного поселения. J. Rural Stud. 52, 56–65. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2017.03.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дж. Грюнфельдер, Л. Рисплинг и Г. Норлен (редакторы) (2018). Состояние Северного региона 2018 . Копенгаген: Совет министров северных стран.

Хаверинен, В-С. (2018). Pakotetusta toimettomuudesta – turvapaikanhakijoiden kotoutuminen Wastaanottotoiminnan osana. Янус. 26 (4), 309–325. doi: 10.30668 / janus.76386

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hiitola, J., Анис, М., и Туртиайнен, К. (2018). «Johdanto» в Maahanmuutto, palvelut ja hyvinvointi. Kohtaamisissa kehittyviä käytäntöjä . Редакторы Дж. Хиитола, А. Мерджа и Т. Кати (Тампере: Вастапайно), 6–29.

Google Scholar

Хорсти, К. (2015). Технокультурные возможности: движение против иммиграции в финском медиапространстве. Предрассудки по шаблонам. 49 (4), 343–366. doi: 10.1080 / 0031322x.2015.1074371

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Huttunen, L.(2002). Kotona, maanpaossa, matkalla: kodin merkitykset maahanmuuttajien . Хельсинки: SKS.

Изотов А., Лайне Дж. (2012). Создание (не) знакомства: роль туризма в самобытности и построении региона на финско-российской границе. Eur. Plann. Stud. 21, 93–111. doi: 10.1080 / 09654313.2012.716241

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йокинен, Э. (2005). Айкуистен Арки . Хельсинки: Gaudeamus.

Йокинен, Э., Яконен, М.(2011). «Rajaton hoiva» в yrittäkää edes! Prekarisaatio pohjois-karjalassa . Редакторы Э. Йокинен, Й. Кёнёнен, Й. Веняляйнен и Й. Вяхямяки (Хельсинки: Tutkijaliitto), 118–138.

Google Scholar

Jolkkonen, A., and Lemponen, V. (2016). Työvoimapula-ammatit. Työllisten я työttömien ikärakenne я eläköityminen. Pohjois-Karjalan työmarkkinoiden muutosindikaattorit 2/2016. Spatia Raportteja 4/2016 . Йоэнсуу: itä-Suomen yliopisto.

Юннилайнен, Л.(2019). Lähiökylä. Tutkimus yhteisöllisyydestä ja eriarvoisuudesta . Тампере: Вастапаино.

Коненен, Дж. (2011). «Valttikorttina venäjä» в Yrittäkää edes! Prekarisaatio pohjois-karjalassa . Редакторы Э. Йокинен, Й. Кёнёнен, Й. Веняляйнен и Й. Вяхямяки (Хельсинки: Tutkijaliitto), 97–117.

Google Scholar

Könönen, J. (2015). Tilapäinen elämä, joustava työ: rajat maahanmuuton ja työvoiman prekarisaation mekanismina. Yhteiskuntatieteiden ja kauppatieteiden tiedekunta: yhteiskuntatieteiden laitos, Itä-Suomen yliopisto.Доступно по адресу: http://urn.fi/URN (по состоянию на 10 июня 2020 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2011a). 117 kansallisuuden maakunta. [Жители региона представляют 117 национальностей] (по состоянию на 1 августа 2011 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2011b). Кауппа кай ныт вилккаана итараджан йли. [Трансграничный бизнес процветает] (по состоянию на 3 января 2011 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2011c). Маасеуту. Самасса пуухамаа джа раухан маа.[Сельская местность как пространство активности и тишины] (доступ 20 февраля 2011 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2012a). Kansainvälistyvä paloasema itärajalla. [Международная пожарная часть на границе] (просмотрено 6 июня 2012 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2012b). Maahanmuutto käänsi väkiluvun kasvuun. Immigration Results Popul. Рост. 27, 4.

Google Scholar

Karjalainen (2012c). Tavoitteena kansainvälinen suomi.[На пути к международной Финляндии] (просмотрено 11 января 2012 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2013a). Kansainvälinen itä-Suomi — monikulttuurisuus mahdollistajana. [На пути к интернациональной Финляндии — мультикультурность как возможность] (Проверено 8 апреля 2013 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2013b). Maahanmuuttaja on hyvä investointi. [Иммигранты — хорошее вложение] (по состоянию на 19 июня 2013 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2013c).Venäläiset haluavat matkailualalle. [Русские иммигранты хотят работать в сфере туризма] (доступ 1 июня 2013 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2014a). Yhteen malliin ei saa kangistua. [В регионе должно быть много стратегий выживания] (по состоянию на 3 октября 2014 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2014b). Kansainvälisyys на suuri rikkaus ja voimavara. [Интернациональность как актив] (по состоянию на 7 сентября 2014 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2015a).Miksi Karjalainen ei julkaise pakolaiskriittisiä tekstareita? [Почему Karjalainen не публикует текстовые сообщения с критикой по отношению к беженцам?] (Просмотрено 23 октября 2015 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2015b). Muuttovoittaja kaipaa synnyttäjiä. [Требуются другие дети] (доступ осуществлен 29 января 2015 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2017). Työperusteinen maahanmuutto välttämätöntä. [Необходима иммиграция по трудоустройству] (по состоянию на 10 ноября 2017 г.).

Google Scholar

Карьялайнен (2018). Yhteistyö ei riitä. Tarvitaan konkreettisia tekoja, sanoo toimitusjohtaja Matti Vuojärvi. [Необходимы конкретные действия для решения проблемы нехватки рабочей силы] (по состоянию на 15 декабря 2018 г.).

Google Scholar

Karjalainen (2019a). Lukuvuotensa aloittaneet yliopisto-opiskelijat piristävät taas katukuvaa. [Студенты университетов начали новый учебный год] (по состоянию на 6 сентября 2019 г.).

Google Scholar

Karjalainen (2019b).Taisteluun kammottavia madonlukuja Wastaan. [Мы должны бороться с шокирующими цифрами населения] (по состоянию на 1 октября 2019 г.).

Google Scholar

А. Карлсдоттир, Г. Норлен, Л. Рисплинг и Л. Рэндалл (редакторы) (2018). Состояние северного региона 2018. Иммиграция и интеграция . Копенгаген: Совет министров северных стран.

Касимис, К., Пападопулос, А. Г., и Паппас, К. (2010). Доходы от сельских мигрантов: стратегии трудоустройства мигрантов и социально-экономические последствия для сельских рынков труда. Sociol. Деревенский. 50 (3), 258–276. doi: 10.1111 / j.1467-9523.2010.00515.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kotilainen, J., Eisto, I., and Vatanen, E. (2015). Раскрытие механизмов устойчивости: стратегии противодействия сокращению в периферийном городе Финляндии. Eur. Plann. Stud. 23 (1), 53–68. doi: 10.1080 / 09654313.2013.820086

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Криппендорф, К. (2004). Контент-анализ: введение в его методологию .Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Кривокапич-Скоко, Б., и Коллинз, Дж. (2014). Ищете сельскую идиллию «внизу»: иностранные иммигранты в сельской Австралии. Внутр. Миграт. [Epub перед печатью]. doi: 10.1111 / imig.12174

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куула, Л. (2011). Tutkimusetiikka: aineistojen hankinta, käyttö ja säilytys . Тампере: Вастапаино.

Лепола, О. (2000). Ulkomaalaisesta suomenmaalaiseksi. Monikulttuurisuus, kansalaisuus ja suomalaisuus maahanmuuttopoliittisessa keskustelussa .Хельсинки: SKS.

Левитт П. и Глик Шиллер Н. (2004). Концептуализация одновременности: транснациональная социальная перспектива общества. Внутр. Миграт. Ред. 38 (3), 1002–1039. doi: 10.1111 / j.1747-7379.2004.tb00227.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макконен, Т., и Кахила, П. (2020). Политика жизнеспособности как инструмент развития сельских районов периферийной Финляндии. Изменение роста 2020, 1–21. doi: 10.1111 / grow.12364

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартикайнен, Т., и Хайккола, Л. (2010). «Johdanto» в Maahanmuutto ja sukupolvet Nuorisotutkimusverkosto / nuorisotutkimusseura, julkaisuja . Редакторы Т. Мартикайнен и Л. Хайккола (Хельсинки: SKS), Vol. 106, 9–43.

Google Scholar

Мартикайнен, Т., Синтонен, Т., и Питкянен, П. (2006). «Ylirajainen liikkuvuus ja etniset vähemmistöt» в Ylirajainen kulttuuri. Etnisyys Suomessa 2000-luvulla . Редактор Т. Мартикайнен (Хельсинки: SKS), 9–41.

Google Scholar

M.Мартинелло и Дж. Рат (редакторы) (2014). Введение в исследования по вопросам регистрации иммигрантов. Европейские перспективы 905 20. Амстердам: Издательство Амстердамского университета.

McAreavey, R., and Krivokapic-Skoko, B. (2019). Вход или выход? Понимание того, как социальные и символические границы влияют на экономическую интеграцию транснациональных мигрантов в экономики других стран. Sociol. Деревенский. 59, 229–345. doi: 10.1111 / soru.12236

CrossRef Полный текст | Google Scholar

McAreavey, R.(2012). Сопротивление или стойкость? отслеживание пути недавно прибывших в «новую» сельскую местность. Sociol. Деревенский. 52, 488–507. doi: 10.1111 / j.1467-9523.2012.00573.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

McConnell, E. D., and Miraftab, F. (2009). Город на закате в «мексиканский городок»: новички, старожилы и жилье в маленьком городке Америка. Rural Sociol. 74, 605–629. doi: 10.1526 / 003601109789864044

CrossRef Полный текст | Google Scholar

McManus, P., Уолмсли, Дж., Арджент, Н., Баум, С., Бурк, Л., Мартин, Дж., И Притчард, Б. Т. (2012). Сельское сообщество и устойчивость сельских районов: что важно для фермеров в поддержании жизни своих провинциальных городов? J. Rural Stud. 28 (1), 20–29. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2011.09.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Neuendorf, K. A. (2002). Руководство по контент-анализу . Лондон, Соединенное Королевство: Thousand Oaks.

Ойво Т., Давыдова-Минге О. (2019).Kaksoiskansalaisuuden turvallistaminen ja suomen venäjänkieliset. Idäntutkimus. 26 (3), 59–77. doi: 10.33345 / idantutkimus.87292

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pöllänen, P., and Davydova-Minguet, O. (2017). Социальное обеспечение, работа и миграция с гендерной точки зрения: назад к «семейным условиям»? Nordic J. Migr. Res. [Epub перед печатью]. doi: 10.1515 / njmr-2017-0008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pöysä, J. (2010). «Каксин текстин кансса.Lähiluku vaeltavana käsitteenä ja tieteidenvälisenä metodina »в методе Vaeltavat . Редакторы Й. Пёйся, Х. Ярвилуома и С. Вакимо (Йоэнсуу: Suomen Kansantietouden Tutkijain Seura), 331–360.

Google Scholar

Л. Пассерини, Д. Лион, Э. Капуссотти и И. Лалиуту (редакторы) (2007). Женщины-мигранты с востока на запад. Пол, мобильность и принадлежность в современной Европе . Нью-Йорк и Оксфорд: Бергхэм Букс.

Precarias a. ла. производная (2009). Hoivaajien kapina . Хельсинки: Нравится.

Проккола, Э-К. (2019). Пригранично-региональная устойчивость на внутренних и внешних приграничных территориях ЕС в Финляндии. Eur. Plann. Stud. 27, 1587–1606. doi: 10.1080 / 09654313.2019.1595531

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пууронен В. (2004). «Финское общество всеобщего благосостояния в начале третьего тысячелетия» в Новые вызовы обществу всеобщего благосостояния . Редакторы В. Пууронен, А. Хаккинен, А. Пюлкканен, Т.Сандлунд и Р. Тойванен (Йоэнсуу: Университет Йоэнсуу), 7–21.

Google Scholar

Рейни, К. (2012). Maahanmuuton taloudelliset vaikutukset — vieraskielisen työvoiman aluetaloudelliset vaikutukset Pohjanmaalle. Terveyden ja Hyvinvoinnin laitoksen raportti 12/2012 . Тампере: Ювенес Принт.

Рай, Дж. Ф., и Анджеевска, Дж. (2010). Структурное ослабление прав и возможностей сельскохозяйственных рабочих-мигрантов из Восточной Европы в норвежском сельском хозяйстве. J. Rural Stud. 26, 41–51. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2009.06.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рай, Дж. Ф., и Холм Слеттебак, М. (2020). Новая география трудовой миграции: мигранты из ЕС-11 в сельской Норвегии. J. Rural Stud. 75, 125–131. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2020.01.014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рай, Дж. Ф. и Скотт, С. (2018). Международная трудовая миграция в / в сельскую Европу: обзор фактов. Sociol. Деревенский. 58, 928–952.doi: 10.1111 / soru.12208

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Søholt, S., Stenbacka, S., and Nørgaard, H. (2018). Обусловленная восприимчивость: восприятие северной элитой сельских районов вклада иммигрантов в повышение устойчивости местного населения. J. Rural Stud. 64, 220–229. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2018.05.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Saartenoja, A. (2010). Maahanmuuttajan ja maaseudun välisestä suhteesta в Коти Маалла . Маахенки: Maaseudun sivistysliitto.

Сарвимяки, М., и Хямяляйнен, К. (2010). Ассимилирующие иммигранты. Влияние программы интеграции . КРЕМ ДП № 19/10 . Лондон: Университетский колледж.

Саукконен, П. (2020). Suomi omaksi kodiksi. Kotouttamispolitiikka ja sen kehittämismahdollisuudet . Хельсинки: Gaudeamus.

Сиим, П. (2007). «Äidit ja heidän lapsensa: perhesuhteista neuvottelua ylirajaisissa perheissä» в Maahanmuuttajanaiset: kotoutuminen, perhe, työ Väestöntutkimuslaitoksen julkaisusarja, D 46/2007 .Редакторы Т. Мартикайнен и М. Тииликайнен (Хельсинки: Väestöliitto), 218–244.

Google Scholar

Sohn, C. (2014). Моделирование трансграничной интеграции: роль границ как ресурса. Геополитика 19, 587–608. doi: 10.1080 / 14650045.2014.9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Соткасийра Т., Хаверинен В.–С. (2016). Борьба за гражданство. Пример сомалийского поселения в Лиексе, Финляндия. Nordic J. Migr. Res. 6 (2), 115–123.doi: 10.1515 / njmr-2016-0014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Соткасийра, Т. (2017). Suomen venäjänkieliset mediayleisönä. Idäntutkimus. 24, 20–35.

Google Scholar

Соткасийра, Т. (2018a). «Kotoutumista vai hyvinvointia? Metafora-analyysi syrjäseutujen kotopalveluista », в Maahanmuutto, palvelut ja hyvinvointi. Kohtaamisissa kehittyviä käytäntöjä . Редакторы Дж. Хиитола, А. Мерджа и Т. Кати (Тампере: Вастапайно), 30–52.

Google Scholar

Соткасийра, Т. (2018b). Tietävä, tulkitseva ja taisteleva asiantuntijuus turvapaikanhakijoiden sekä ammattilaisten ja vapaaehtoisten välisissä kohtaamisissa. Янус. 26 (4), 292–308. doi: 10.30668 / janus.76443

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тервонен, М. (2014). «Historiankirjoitus ja myytti yhden kulttuurin Suomesta», в Kotiseutu ja kansakunta: miten suomalaistaistoriaa on rakennettu . Редакторы П. Марккола, Х.Снельман и А. Остман (Хельсинки: SKS), 137–162.

Google Scholar

Varjonen, S., Zamiatin, A., and Rinas, M. (2017). Suomen venäjänkieliset: tässä ja nyt. Tilastot, tutkimukset, järjestökentän kartoitus . Хельсинки: Cultura-säätiö, Painosalama.

Россия: Страновой отчет о свободе в мире — 2020

Хотя конституция предусматривает свободу слова, расплывчатые законы об экстремизме предоставляют властям большую свободу действий по пресечению любых выступлений, организаций или действий, не имеющих официальной поддержки.Правительство контролирует, напрямую или через государственные компании и дружественных бизнес-магнатов, все национальные телеканалы, многие радио и печатные издания, а также большую часть рынка рекламы в СМИ. Несколько независимых торговых точек все еще работают, большинство из них онлайн, а некоторые имеют головные офисы за границей. Телевидение остается самым популярным источником новостей, но его влияние снижается, особенно среди молодежи, которая больше полагается на социальные сети.

Нападения, аресты, рейды в офисы и угрозы в адрес журналистов — обычное дело.В конце июля 2019 года пять журналистов, освещавших предвыборные акции протеста в Москве, подверглись физическому нападению со стороны полиции. К августу по меньшей мере 14 журналистов, освещавших акции протеста, были задержаны, в одном случае даже после получения их аккредитации.

В 2019 году власти активно преследовали журналистов за пределами Москвы. В начале июня журналист «Медузы» Иван Голунов был арестован по обвинению в хранении наркотиков. Коллеги и активисты успешно провели кампанию за его освобождение и снятие обвинений в конце того же месяца.Игорь Рудников, главный редактор калининградской газеты Новые Колеса , провел полтора года в предварительном заключении по обвинениям в получении взятки, которые он отрицал. В конечном итоге суд смягчил обвинение и освободил его в соответствии с отбытым сроком в середине июня. Новые Колеса сообщил о экстравагантном образе жизни генерала Виктора Леденева, ветерана разведки и высокопоставленного сотрудника правоохранительных органов.

В сентябре дом Александра Никишина в Саратове на юго-западе страны подвергся обыску, и его допросили за то, что он писал репортажи об оппозиционных политиках.Затем полиция конфисковала жесткий диск Никишина и сотовые телефоны. В октябре полиция провела обыск в офисе дагестанской еженедельной газеты «Черновик », в которой сообщалось о злоупотреблении властями обвинениями в терроризме для преследования мусульман в республике Северный Кавказ.

В конце мая 11 политических журналистов уволились из Коммерсант в знак протеста против увольнения двух коллег и вмешательства в их работу владельца газеты, связанного с Кремлем олигарха Алишера Усманова.В сообщении в Facebook коллектив журналистов газеты предупредил читателей, что они больше не могут освещать российскую политику.

В этом году также был принят новый закон, призванный ограничить свободу прессы: в июле Государственная Дума рассмотрела закон, ограничивающий иностранное владение популярными российскими веб-сайтами до 20 процентов. Законопроект, который даже вызвал критику со стороны министра связи Константина Носкова, был нацелен на популярную поисковую систему и агрегатор новостей Яндекс, штаб-квартира которого находится в Нидерландах.В декабре Путин снова усилил контроль над прессой, подписав закон, разрешающий правительству объявлять журналистов, которые работают на агентства, идентифицированные как иностранные агенты, как самих иностранных агентов.

Вмешательство в области биоразнообразия усиливает иммунную регуляцию и связанную со здоровьем комменсальную микробиоту среди детей, посещающих дневные учреждения

Abstract

Поскольку заболеваемость иммуноопосредованными заболеваниями быстро растет в развитых обществах, существует неудовлетворенная потребность в новых профилактических методах борьбы с этими недугами.Это исследование является первым вмешательством человека, в ходе которого биоразнообразие городской среды подвергалось манипуляции с целью изучения его воздействия на комменсальный микробиом и иммунорегуляцию у детей. Мы проанализировали изменения микробиоты кожи и кишечника и маркеров иммунитета в крови у детей во время 28-дневного вмешательства в биоразнообразие. Для сравнения были проанализированы дети в стандартных городских и природоохранных детских садах. Вмешательство разнообразило сообщества гаммапротеобактерий как окружающей среды, так и кожи, что, в свою очередь, было связано с увеличением уровней TGF-β1 в плазме и доли регуляторных Т-клеток.Соотношение IL-10: IL-17A в плазме увеличивалось среди детей, участвовавших в программе, во время испытания. Наши результаты показывают, что вмешательство в биоразнообразие усиливает иммунорегуляторные пути и создает стимул для будущих профилактических подходов к снижению риска иммуноопосредованных заболеваний в городских обществах.

ВВЕДЕНИЕ

Наблюдательные исследования показали, что иммуноопосредованные заболевания чаще встречаются в группах населения, ведущих современный городской образ жизни, чем в группах населения с доиндустриальным образом жизни ( 1 3 ).Одна из ведущих гипотез утверждает, что основной причиной такой закономерности является очевидная потеря биоразнообразия в современной среде обитания ( 3 6 ). Однако убедительных доказательств, основанных на исследованиях с участием человека, все еще нет.

Утрата биоразнообразия в городских районах ограничивает воздействие разнообразной микробиоты, но увеличивает воздействие патогенных бактерий в густонаселенных районах ( 5 ). Высокий уровень гигиены и западный городской образ жизни (например, потребление обработанных пищевых продуктов и использование антибиотиков) также влияют на комменсальную микробиоту человека ( 7 , 8 ).Кроме того, городские загрязнители изменяют микробные сообщества, связанные со здоровьем человека и иммуноопосредованными заболеваниями ( 9 11 ). Все эти факторы могут привести к микробному дисбалансу, называемому дисбактериозом, который связан с иммуноопосредованными заболеваниями ( 4 , 12 , 13 ).

Детерминанты микробиоты кишечника в раннем возрасте включают способ рождения, генетику, использование антибиотиков, диету и другие факторы окружающей среды ( 14 ).В то время как в кишечной микробиоте 1-летних детей преобладают Faecalibacterium , Bacteroides и Anaerostipes ( 15 ), здоровая кишечная микробиота взрослого человека характеризуется типами Bacteroidetes и Genericutes, в частности Bacteroidetes и Firmicutes . и Prevotella ( 16 , 17 ). Лактобациллы — это доминирующий отряд на коже детей в возрасте 1 года, и разнообразие микробиоты кожи увеличивается с возрастом ( 18 ).Основные причины изменения микробиоты кожи с возрастом связаны с физиологией человека и повышенным влиянием внешних факторов, таких как домашние животные и среда обитания ( 18 ). Доминирующие бактериальные таксоны на коже здоровых взрослых людей характеризуются типами Actinobacteria, Firmicutes и Proteobacteria, в частности родами Propionibacterium , Staphylococcus и Corynebacterium ( 16 , 19 ). Актинобактерии и протеобактерии также являются доминирующими типами в почве ( 5 , 6 , 10 , 11 ).В то время как сообщества кожных и почвенных бактерий содержат несколько общих таксонов ( 4 , 19 , 20 ), бактериальные таксономии заметно различаются между сообществами почвы и кишечника ( 5 , 17 , 21 ). Несмотря на это таксономическое расхождение, недавние открытия показывают, что тип почвенного покрова и садовой растительности вокруг постоянных мест проживания оказывает влияние на микрофлору кишечника ( 17 ).

Воздействие микробов в окружающей среде, комменсальная микробиота человека и иммунологические пути обычно взаимосвязаны ( 4 , 8 , 14 , 17 ).Уровни цитокинов в плазме и частоты регуляторных T-клеток FOXP3 + (T reg ) в крови можно использовать в качестве суррогатов для изменений в иммунорегуляторных путях. Интерлейкин-10 (ИЛ-10) является противовоспалительным цитокином, и его уровни в крови отражают активацию иммунорегуляторных путей ( 22 ). Трансформирующий фактор роста β1 (TGF-β1) представляет собой многофункциональный цитокин, подавляющий воспалительные процессы, особенно в иммунной системе, связанной с кишечником ( 22 ).IL-17 представляет собой провоспалительный цитокин, который связан с несколькими иммуноопосредованными заболеваниями, включая диабет 1 типа ( 23 ), воспалительное заболевание кишечника, ревматоидный артрит и рассеянный склероз ( 24 ). Клетки T reg являются важными регуляторами иммунной системы, играющими важную роль в поддержании самотолерантности, а также толерантности к комменсальной микробиоте, тем самым предотвращая аутоиммунные и хронические воспалительные заболевания ( 25 ).

Поскольку иммуноопосредованные заболевания являются новой проблемой здравоохранения в урбанизированных обществах, существует неудовлетворенная потребность в новых профилактических методах борьбы с этими недугами.Чтобы удовлетворить эту потребность, мы провели интервенционное исследование для проверки гипотезы биоразнообразия ( 3 ). В этом исследовании экологическое биоразнообразие городских детских садов было обогащено за счет покрытия их дворов лесной подстилкой и дерном. Эффект вмешательства был изучен среди 75 городских детей в возрасте от 3 до 5 лет, проживающих в трех разных условиях дневного ухода: (i) стандартные дворы, (ii) участки для интервенций с элементами биоразнообразия и (iii) природоохранные центры дневного ухода, куда дети посещали близлежащие леса ежедневно.Мы измерили микробиоту кожи и кишечника, уровни цитокинов в плазме и частоту T reg в крови у этих детей до и после 28-дневного периода вмешательства. Кроме того, мы сравнили микробиоту окружающей среды между стандартными садами и садами дневного пребывания. На основе более ранних сравнительных исследований среди детей ( 1 , 4 ) мы предположили, что вмешательство в биоразнообразие повлияет на комменсальную микробиоту детей и что положительное изменение микробного разнообразия кожи будет связано с повышенной секрецией иммунорегуляторных веществ. цитокины и / или увеличение T reg клеток после испытания.Кроме того, мы ожидали, что изменения в комменсальной микробиоте будут отражать состав микробиоты окружающей среды в группе вмешательства, а связи между комменсальной микробиотой и иммунным ответом будут отличаться в этой группе по сравнению со стандартной группой дневного ухода.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Вмешательство изменило поверхностную микробиоту почвы в детских садах

В исследование были включены десять детских садов в двух городах Финляндии (Лахти и Тампере) с населением более 100 000 жителей (Таблица 1).Три из них были центрами дневного ухода за природой, которые служили положительным контролем (испытуемые, n = 23). Каждый из стандартных городских детских садов имел примерно 500 м 2 дворов с небольшими зелеными насаждениями или без них. В четырех из этих детских садов, именуемых в дальнейшем «дневные ясли», мы покрыли часть гравия лесной подстилкой (100 м 2 ) и дерном (200 м 2 ) (испытуемые, n = 36). Три немодифицированных двора («стандартные детские сады») служили контролем (испытуемые, n = 16).Детские сады интервенции получили сегменты лесной подстилки, дерна, сеялки для выращивания однолетних растений и торфяные блоки для лазания и копания.

Таблица 1 Число, возраст, пол и причины исключения участников исследования в каждой группе дневного ухода и в целом.

Каждый ребенок ежедневно (с понедельника по пятницу) проводил на открытом воздухе примерно 1,5 часа.

Растительность перенесенного естественного леса состояла в основном из вереска ( Calluna vulgaris ), черники ( Vaccinium sp.), водяника ( Empetrum nigrum ) и мхи ( Pleurozium shreberi , Hylocomium splendens , Sphagnum sp. и Dicranum sp.). Дерн представлен овсяницей ( Festuca sp.) И луговой травой (Poa sp.). Медсестры детских садов помогали детям прикасаться к зеленым материалам, принесенным во двор. Управляемые мероприятия включали, например, посадку растений в ящики для растений, изготовление натуральных материалов и игры.Кроме того, детям были предоставлены зеленые материалы во время бесплатных мероприятий на свежем воздухе ( 26 ). Дети играли во дворе примерно по 0,5–2 часа два раза в день в центрах интервенции и стандартных детских садах ( 26 ). Среднее время нахождения на открытом воздухе составило 1,5 часа.

Дети получали трехразовое питание в день (завтрак, обед и полдник) в участвующих детских садах; Две центральные кухни, по одной на город, готовили еду в соответствии с подробными инструкциями для детей младшего возраста, опубликованными Национальным советом по питанию Финляндии (www.ruokavirasto.fi/en/themes/healthy-diet/national-nutrition-council/). Частное потребление свежих растений, количество контактов с животными, время, проведенное на открытом воздухе или на природе, и количество братьев и сестер были одинаковыми для всех групп дневного ухода (таблица S1). Вмешательство длилось 28 дней с мая по июнь 2016 года.

Чтобы измерить различия в микробном сообществе окружающей среды между модифицированными и немодифицированными садами дневного ухода и оценить, были ли таксономические изменения аналогичными изменениям в сообществах кожных бактерий, мы сравнили состав сообщества, относительный численность, богатство и разнообразие бактериальных сообществ в поверхностных образцах почвы.Мы взяли пробы поверхностной почвы из дворов для интервенции и стандартных детских садов после периода интервенции в 28 дней (пробы собраны в песочнице и на игровой площадке, рядом с качелями, тренажерным залом в джунглях и главной дверью). Образцы почвы с той же поверхности (песочница и игровая площадка) были отобраны также в день 0 до прибытия материалов для вмешательства.

В поверхностных образцах почвы относительные количества Proteobacteria (36% до и 34% после вмешательства), Bacteroidetes (24 и 28%), Actinobacteria (20 и 15%) и Acidobacteria (5 и 7%) были выше 5. %.После вмешательства состав сообществ этих типов и всего бактериального сообщества различается между вмешательством и стандартными садами дневного ухода (таблица S2A и рис. S1A). Вмешательство изменило состав сообщества Gammaproteobacteria в поверхностных почвах [данные о численности в таблице S2B: пермутационный многомерный ковариационный анализ (PERMANOVA), P = 0,008 и P прил = 0,03; инжир. S1B], и это сообщество различается в зависимости от вмешательства и стандартных ярдов после вмешательства (данные о наличии / отсутствии в таблице S2A: PERMANOVA, P = 0.03 и P adj = 0,05; инжир. S1B). Более того, неклассифицированные операционные таксономические единицы (OTU) гаммапротеобактерий были обогащены в детских садах, где проводилось вмешательство, и их относительная численность была более чем в восемь раз выше по сравнению со стандартными садами дневного ухода после периода вмешательства (таблица S3, A и B). Наблюдаемое богатство ОТЕ и разнообразие Шеннона для всего бактериального сообщества ( P прил = 0,04 в обоих случаях) и богатство гаммапротеобактерий были выше на участках, где проводилось вмешательство, чем на стандартных участках (рис.1, A и B, и таблица S3C). Мы использовали многомерную однородность групповых дисперсий [пермутационный анализ многомерных дисперсий (PERMDISP)] для изучения бета-разнообразия, и он показал, что бета-разнообразие пяти родов было выше при вмешательстве, чем в стандартных детских садах (таблица S2C).

Рис. 1 Разнообразие и богатство бактерий в почвах детских садов и на коже детских садов.

После испытания сообщество ( A ) гаммапротеобактерий и ( B ) общее бактериальное почвенное сообщество поверхности почвы было более разнообразным на почвах дворов дневного ухода за детьми по сравнению со стандартными садами дневного ухода.На коже альфа-разнообразие (индекс Шеннона) ( C ) протеобактерий было выше среди детей в условиях вмешательства ( n = 29) и экологических детских садов ( n = 19) по сравнению с детьми в стандартных детских садах ( n = 13) после периода исследования. ( D ) Разнообразие альфопротеобактерий на коже детей дневного ухода за детьми увеличилось во время вмешательства, и оно было выше по сравнению с детьми в стандартных детских садах после периода исследования.( E ) Разнообразие бетапротеобактерий было выше среди детей, ориентированных на природу, и ( F ) разнообразие гаммапротеобактерий выше среди детей дневного ухода после вмешательства по сравнению с детьми в стандартных детских садах после периода исследования. Данные отображаются как среднее ± SE. * P <0,05 и ** P <0,01, t тесты после вмешательства (A и B), апостериорные тесты Данна для множественного сравнения после вмешательства (от C до E) и знаковый ранговый тест Вилкоксона ( D).

Вмешательство способствовало бактериальному разнообразию кожи

В соответствии с предыдущими исследованиями ( 4 , 12 ) вмешательство в биоразнообразие было связано с большим разнообразием протеобактерий кожи. Мы сравнили индексы разнообразия кожных бактерий Шеннона между тремя разными группами дневного ухода с ковариационным анализом (ANCOVA) и с множественными сравнительными тестами Краскела-Уоллиса и Данна, используя пол в качестве коварианты. До вмешательства у детей в детских садах, ориентированных на природу, состав сообщества бактерий на коже отличался по сравнению с детьми в стандартных детских садах (таблица S2D и рис.S1C) и более разнообразное кожное сообщество Alphaproteobacterial по сравнению с детьми дневного ухода за детьми (рис. 1D и таблица S4). Стандартные и интервенционные группы дневного ухода имели сходный состав бактериального сообщества (таблица S2D) и содержали в равной степени различные кожные протеобактериальные сообщества, включая классы альфа-, бета- и гаммапротеобактерий до периода вмешательства (рис. 1, C — F и таблица S4). . После испытания у детей в детских садах с вмешательством было более разнообразное кожное сообщество протеобактерий и гаммапротеобактерий, чем у детей в стандартных детских садах (рис.1, от C до F и в таблице S4). Сравнение до и после с использованием парных тестов t и статистики Уилкокса привело к единственному различию: разнообразие альфопротеобактерий увеличилось в дневных садах с вмешательством (рис. 1D и таблица S5), по сравнению с детьми в стандартных детских садах (рис. 1D и таблица S4). . Эти результаты демонстрируют, как вмешательство в биоразнообразие способствовало или предотвратило потерю бактериального разнообразия кожи в течение периода исследования, что привело к разнообразию, сравнимому с таковым в детских садах, ориентированных на природу (рис.1).

Вмешательство изменило кишечное бактериальное сообщество

Поскольку известно, что пробиотики и лекарства, такие как антибиотики, влияют на микробное сообщество кишечника ( 14 , 27 ), мы исключили из микробного анализа кишечника тех субъектов исследования, которые получали пробиотики или лекарства. во время вмешательства (таблица 1). Мы наблюдали несколько различий, связанных с условиями дневного ухода. Среди детей в центрах дневного ухода за детьми относительное количество Clostridiales снизилось ( P = 0.003 и P adj = 0,04), а альфа-разнообразие Ruminococcaceae ( P = 0,01 и P adj = 0,05), которые, как известно, содержат виды, продуцирующие бутират, увеличилось (таблица S6A; парные ). т испытаний). У детей в естественных или стандартных детских садах таких изменений не наблюдалось (таблица S6, B и C). Мы дополнительно сравнили различия в составе сообщества кишечных бактерий среди трех групп дневного ухода с PERMANOVA. Дети в стандартных и ориентированных на природу детских садах ранее имели разный состав сообщества Ruminococcaceae ( P = 0.05 и P прил. = 0,10) и после ( P = 0,01 и P прил. = 0,03) периода вмешательства, в то время как у детей стандартного и интервенционного дневного ухода были аналогичные сообщества Ruminococcaceae в начале вмешательства. ( P = 0,14), но немного отличающиеся сообщества в конце вмешательства ( P = 0,03 и P прил. = 0,08; таблица S2E и рис. S1, E и F). Более того, таксонов Faecalibacterium различались в PERMANOVA между природоориентированными и стандартными детьми дневного ухода после вмешательства ( P = 0.03; таблица S2F).

Микробиота-иммунологические корреляции

Мы проанализировали уровни цитокинов IL-10, IL-17A и TGF-β1 в образцах плазмы, а также частоту CD4 + CD25 + CD127 низкий FOXP3 + T reg клеток в образцах крови методом проточной цитометрии. Мы искали ассоциации между изменениями уровней цитокинов в плазме или общей частотой клеток T reg и изменениями бактериального разнообразия и численности с помощью линейных моделей смешанных эффектов (LMM) и неметрического многомерного шкалирования (NMDS).Кроме того, мы провели сравнение уровней цитокинов и их соотношений до и после. Эти сравнения продемонстрировали, что соотношение IL-10: IL-17A увеличивалось среди детей, участвовавших в программе, но не среди детей, находящихся в стандартных или естественных детских садах (таблица 2).

Таблица 2 Соотношение IL-10: IL-17A до и после (среднее ± стандартное отклонение) 28-дневного периода вмешательства в плазме детей в интервенционных, стандартных и естественных детских садах.

Когда все дети были проанализированы вместе в LMM, увеличение разнообразия кожных гаммапротеобактерий было связано с увеличением концентрации TGF-β1 в плазме ( P прил = 0.01; 2A и таблица S7A), а среди детей, участвовавших в программе, это увеличение разнообразия также было связано со снижением уровня IL-17A в плазме ( P прил = 0,002; рис. 2B и таблица S7B) и увеличением процента из T reg ячеек ( P = 0,016; рис. 2C и таблица S7C). Среди детей, заботящихся о природе, высокое разнообразие гаммапротеобактерий в микробиомах кожи было связано с увеличением концентрации IL-10 в плазме ( P прил. = 2.3 × 10 −6 ; таблица S7D), тогда как среди детей стандартного дневного ухода низкое разнообразие гаммапротеобактерий было связано со снижением экспрессии TGF-β1 ( P прил = 0,01; таблица S7E и рис. S2).

Рис. 2 Связь между бактериальным разнообразием и иммунными маркерами.

Увеличение разнообразия гаммапротеобактерий в коже было связано ( A ) с увеличением концентрации TGF-β1 в плазме (все дети в LMM), а среди детей вмешательства ( B ) со снижением концентрации IL-17A ( C ) и увеличение частот клеток T reg .В (C) для сравнения представлена ​​несущественная модель для стандартных детей. ( D ) Среди детей, ориентированных на природу, F. prausnitzii (Otu000007) был связан с уменьшением, а неизвестный Faecalibacterium Otu000008 — с увеличением концентрации IL-17A (результаты по окончании испытания).

Когда все дети были проанализированы вместе в модели NMDS, состав сообщества из видов Faecalibacterium в кишечнике был связан с концентрацией IL-17A в плазме после периода вмешательства ( P = 0.015 и P прил. = 0,045; таблица S8). Среди детей, ориентированных на природу, более высокая численность Faecalibacterium Otu00007 ( Faecalibacterium prausnitzii в BLASTN; охват запроса = 100%, значение E = 2 × 10 −127 , идентификатор = 99%) было связано с более низким уровни IL-17A в плазме (LMM, P прил. = 0,004), тогда как более высокое содержание Faecalibacterium Otu000008 (нет совпадения в BLASTN с порогом значимости 10) было связано с более высокими уровнями IL-17A. в плазме (LMM, P adj = 0.009; Рис. 2D и таблица S7F). Последняя связь была более слабой, но значимой также среди детей в стандартных детских садах (LMM, P прил = 0,04; таблица S7G). Среди детей, заботящихся о природе, снижение концентрации IL-17A в плазме было дополнительно связано с уменьшением относительной численности Romboutsia ( P adj = 5,7 × 10 −5 ) и Dorea ( P прил. = 0,03) и увеличение анаэростипов ( P прил. = 0.01) в кишечнике (таблица S7H).

ОБСУЖДЕНИЕ

В то время как раннее воздействие экологического биоразнообразия было связано с развитием хорошо функционирующей иммунной системы ( 1 , 4 ), окончательного доказательства причинной связи все еще нет. Это исследование является первым испытанием вмешательства человека, в котором биоразнообразие городской среды было изменено с целью изучения его воздействия на комменсальный микробиом и иммунную систему у маленьких детей. 28-дневное вмешательство, которое включало обогащение дворов детских садов для микробного биоразнообразия, было связано с изменениями микробиоты кожи и кишечника детей, которые, в свою очередь, были связаны с изменениями уровней цитокинов в плазме и частотами клеток T reg . .Эти результаты показывают, что воздействие микробного разнообразия окружающей среды может изменить микробиом и модулировать функцию иммунной системы у детей. В частности, вмешательство было связано со сдвигом в сторону более высокого соотношения между уровнями цитокинов плазмы IL-10 и IL-17A и положительной ассоциацией между разнообразием гаммапротеобактерий и частотами клеток T reg в крови, что позволяет предположить, что вмешательство могло стимулировать иммунорегуляторные пути. . Эти регуляторные изменения произошли, несмотря на несколько противоречивые данные о микробиоте кожи (см. Рис.1 и 2). В целом, исследование показывает, что можно модулировать иммунную систему с помощью относительно простых действий, которые изменяют среду обитания маленьких детей в городских сообществах.

Вмешательство поддерживало большое разнообразие комменсальной микробиоты кожи, особенно среди гаммапротеобактерий, по сравнению с детьми в стандартных детских садах, у которых разнообразие этой микробиоты уменьшилось за период исследования. Наши результаты согласуются с предыдущими наблюдательными исследованиями, показывающими ассоциации между маркерами иммунной системы, окружающей средой обитания и комменсальной микробиотой, включая гаммапротеобактерии кожи ( 1 , 4 , 12 ).Таким образом, результаты настоящего интервенционного исследования подтверждают гипотезу биоразнообразия ( 3 , 4 ). Поскольку вмешательство в биоразнообразие предлагает воплощенный опыт природы и обеспечивает мультисенсорное исследование и разнообразные учебные ситуации ( 26 ), дети могут иметь более непосредственный контакт с почвой и растительностью во время вмешательства, чем в стандартных детских садах. Время, проведенное во дворе, также может быть одним из объяснений того, почему разнообразие протеобактерий кожи снизилось у детей в стандартных детских садах, но не у детей в детских садах с вмешательством, хотя время, проведенное на открытом воздухе, было одинаковым во всех группах дневного ухода.Мы пришли к выводу, что разрешение городским детям играть в микробиологически разнообразной грязи и растительности изменяет микробиоту кожи и кишечника, что сопровождается параллельными изменениями в иммунной системе в течение относительно короткого периода в 1 месяц.

Важным аспектом этих результатов является то, что комменсальная микробиота детей в центрах дневного ухода за детьми стала более похожей на микробиоту, наблюдаемую у детей, посещающих детские сады, ориентированные на природу (рис. 1), где дети ежедневно посещают близлежащие леса.Сегодня подавляющее большинство детей в развитых обществах и все большее их число в развивающихся странах живут в городских районах ( 28 ), и многие из них имеют ограниченный доступ к территориям, характеризующимся богатым естественным биоразнообразием, таким как леса. Кроме того, зеленые зоны, окружающие городскую среду, часто заражены вредителями и патогенными микробами ( 29 ). По этой причине можно ожидать, что предоставление детям возможности ежедневного контакта с разнообразной растительностью и грязью в безопасных городских зеленых насаждениях, таких как детские площадки, детские сады или школьные дворы, может улучшить здоровье ребенка за счет активации регулирующих путей иммунной системы.Это может снизить сверхактивный иммунный ответ и, следовательно, снизить риск развития иммуноопосредованных заболеваний. Кроме того, меры по сохранению биоразнообразия могут принести пользу для благополучия и повысить физическую активность детей ( 26 ). Результаты настоящего исследования и нашего предыдущего исследования благополучия ( 26 ) способствуют внедрению этих решений в управление и планирование городской среды.

Воздействие микробного биоразнообразия повлияло на микробиоту кишечника, особенно на Ruminococcaceae (включая Faecalibacterium ), включая грамотрицательные бактерии, связанные с поддержанием здоровья кишечника ( 30 ).Семейство также содержит проверенные пробиотики или пробиотики-кандидаты ( 13 ). Вмешательство увеличило разнообразие Ruminococcaceae, хотя материалы вмешательства сами по себе не содержали штаммов, обнаруженных в образцах стула. Это поднимает вопрос о том, принципиально ли отличался механизм иммунной регуляции вмешательства в биоразнообразие от воздействия пробиотических препаратов; пробиотики увеличивают численность только определенных штаммов и могут даже задерживать восстановление кишечной микробиоты после лечения антибиотиками ( 31 ).Лечение пробиотиками также показало лишь ограниченный эффект в предотвращении аллергии, если таковой имелся ( 32 ). Более того, наш подход — вмешательство в биоразнообразие — подвергает детей воздействию широкого спектра микробов окружающей среды, включая микроскопических беспозвоночных, простейших, грибов, архей и вирусов. Это воздействие также происходило несколькими путями, в том числе через кожу и слизистые оболочки. Таким образом, такое вмешательство в биоразнообразие должно активировать гораздо более широкий спектр рецепторов распознавания образов (PRR), чем пероральное лечение пробиотическими бактериями ( 33 ).Однако потребуются дальнейшие исследования, чтобы выяснить природу потенциальной стимуляции PRR широкого спектра действия описанным здесь подходом.

Уменьшение разнообразия микробиоты кожи в группе стандартного дневного ухода без вмешательства также можно объяснить снижением микробной активности в течение периода вмешательства. Поскольку вмешательство началось менее чем через месяц после таяния снега, и поскольку период вмешательства был сухим, верхняя часть минерального грунта, бетона и асфальта, вероятно, высохла во время вмешательства.Следовательно, неудивительно, что богатство гаммапротеобактерий и количество неидентифицированных OTU были выше при вмешательстве, чем стандартные ярды в конце периода вмешательства (см. Рис. 1 и таблицу S3). Поскольку дети в группе вмешательства находились в ежедневном контакте с сообществом гаммапротеобактерий с богатой земной поверхностью в будние дни, а поскольку гаммапротеобактерии располагаются ниже субэпидермальных отделов кожи ( 34 ), содержание гаммапротеобактерий в их коже поддерживалось на более высоком уровне по сравнению с детьми в стандартных детских садах.Было показано, что прикосновение к органическим ландшафтным материалам немедленно увеличивает разнообразие Proteobacteria, включая Gammaproteobacteria, на коже ( 19 ). Параллельным фактором была повышенная готовность играть с почвой и растительным материалом на участках для проведения интервенций ( 26 ), что привело к увеличению добровольного воздействия микробов на детей.

Стандартные детские сады, состоящие в основном из неорганических искусственных материалов для озеленения, можно рассматривать как искусственные суровые и засушливые среды.Поскольку засушливые среды обычно обладают низкой микробной активностью, но огромным микробным разнообразием, особенно при истощении питательных веществ ( 35 ), мы были удивлены, увидев более высокое богатство протеобактерий на участках для проведения интервенций. Возможно, что часть сообщества Proteobacterial на площадках для интервенций возникла в период, предшествующий интервенциям, и что перенос дерна и лесной подстилки привел к задержке, в течение которой бактериальное разнообразие и богатство все еще приспосабливались к новой среде, поддерживающей рост.Мы рекомендуем отслеживать эффекты вмешательства в биоразнообразие в течение более длительного периода, чтобы понять динамику микробного сообщества в детских садах и увидеть долговечность изменений в цитокинах плазмы.

Факторы, формирующие иммунный ответ, включают изменения во внешней среде и воздействие патогенов человека. Последний вызывает провоспалительный ответ, например, влияет на соотношение IL-10: IL-17A (см. Таблицу 2). Поскольку гетерогенная домашняя среда не скрывала различий между группами дневного ухода (см.рис.1), воздействие вмешательства в области биоразнообразия на комменсальную микробиоту было сильным по сравнению с потенциальным временным воздействием в течение периода вмешательства. Поскольку богатство гаммапротеобактерий увеличивалось, а неидентифицированные ОТЕ внутри гаммапротеобактерий были обогащены только на участках, где проводилось вмешательство, изменения в кожных гаммапротеобактериях в стандартных группах и группах, ориентированных на природу, имели, вероятно, другое происхождение по сравнению с группой вмешательства. Это неудивительно, поскольку в стандартной группе Gammaproteobacteria прибыли из городской незеленой среды, а дети в детских садах, ориентированных на природу, подвергались воздействию биоразнообразия лесов в течение всего года.Следовательно, и как мы недавно продемонстрировали, как воздействие органической почвы снижает относительную численность родов, содержащих условно-патогенные микроорганизмы, на коже городских жителей ( 36 ), положительная связь между разнообразием кожных гаммапротеобактерий и уровнями IL-17A в плазме в группах, не принимавших участия в вмешательстве, может быть следствием воздействия патогенов гаммапротеобактерий или других неустановленных факторов окружающей среды. В этом контексте следует отметить, что наклоны групповой регрессии между разнообразием кожных гаммапротеобактерий и многофункциональным цитокином TGF-β были одинаковыми во всех группах дневного ухода и что количество неидентифицированных Faecalibacterium OTU 000008 в кишечнике было напрямую связано с плазменным IL- 17A во всех детских садах. Faecalibacterium prausnitzii , с другой стороны, был связан с IL-17A только в группе, ориентированной на природу; недавно мы показали, что разнообразная растительность, которая является показателем разнообразного воздействия микробиоты, связана с высокой численностью Faecalibacterium в кишечнике ( 17 ). Отсутствие ассоциации F. prausnitzii –IL-17A в стандартных детских садах может быть следствием низкого ежедневного воздействия биоразнообразия окружающей среды, в то время как микрофлора кишечника у детей может все еще адаптироваться к новой среде обитания с высоким биоразнообразием.Подводя итог, можно сказать, что, хотя связи между факторами окружающей среды и цитокинами сложны, текущее исследование подчеркивает глубокое влияние вмешательства биоразнообразия на комменсальную микробиоту, что может объяснить частично различные ассоциации между цитокинами плазмы и микробиотой в разных условиях дневного ухода.

Одним из основных недостатков нашего исследования была невозможность контролировать домашнюю среду. В семьях разная среда обитания, разный образ жизни, а у детей разное количество братьев, сестер и домашних животных.Однако, хотя семьи с ребенком в детском саду, ориентированном на природу, часто могут быть заинтересованы в различных мероприятиях на свежем воздухе в личной жизни, этого не было видно по времени, проведенному на открытом воздухе или в зеленых зонах. Вряд ли есть какие-либо основания предполагать неизвестную предвзятость при наборе персонала между вмешательством и стандартными центрами дневного ухода. Вместо этого мы, очевидно, не можем исключить потенциальное влияние поведения ребенка за пределами детских садов. Эти неопределенности подчеркивают проблемы, присущие всем попыткам проведения интервенционных испытаний в нормальной жизненной среде среди семей, имеющих маленьких детей, но они также подчеркивают важность биоразнообразной среды дневного ухода и, как следствие, сильную связь между микробиотой кожи и кишечника и уровнями микробиоты. иммунные маркеры, несмотря на множество факторов, влияющих на городскую среду обитания детей.

В интервенции мы использовали медленно возобновляемую естественную лесную подстилку, запас которой ограничен. Чтобы справиться с этой проблемой, мы недавно предложили микробный инокулянт широкого спектра действия из лесных и сельскохозяйственных материалов, который напоминает микробиоту в органических почвах и содержит широкий спектр эукариотических и прокариотических микроорганизмов, описанных выше, включая сотни неактивных и медленно растущих бактериальных филотипов. ( 19 , 20 ). В недавнем исследовании ( 36 ) не было обнаружено факультативных патогенов и менее условно-патогенных микроорганизмов на коже человека после контакта с песком для игровой площадки, обогащенным микробным инокулянтом широкого спектра действия, по сравнению с контактом со стандартным песком для игровой площадки или без контакта вообще.Двухнедельное исследование воздействия на человека ( 20 ) этого инокулянта широкого спектра действия не привело к каким-либо отрицательным последствиям для здоровья испытуемых. При условии, что предварительные результаты могут быть подтверждены в последующих интервенционных испытаниях, стимулирование широкого спектра PRR посредством вмешательства в биоразнообразие может оказаться полезным для модуляции иммунной системы и микробных сообществ городских жителей ( 36 ).

Наше исследование имеет значение для интерпретации результатов предыдущих обсервационных исследований ( 1 5 , 12 ).Результаты этого исследования подтверждают гипотезу биоразнообразия и концепцию о том, что низкое биоразнообразие в современной среде обитания может привести к необразованной иммунной системе и, как следствие, к увеличению распространенности иммуноопосредованных заболеваний ( 4 , 5 ). Аналогичным образом, хотя в более ранних исследованиях сообщалось о снижении численности Faecalibacterium при некоторых иммунных расстройствах ( 13 , 15 ), мы обнаружили, что высокая численность F. prausnitzii связана со сниженной экспрессией провоспалительного цитокина IL-17A среди здоровые дети.В заключение, наше исследование продемонстрировало, что изменение среды обитания детей с помощью микробиологически разнообразных природных материалов может обеспечить реальный подход к снижению риска иммуноопосредованных заболеваний среди городского населения.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Исследовательская группа

Исследование проводилось в соответствии с рекомендациями Финского консультативного совета по честности исследований с одобрения этического комитета местного госпитального округа (Больничный округ Пирканмаа, Финляндия).Письменное информированное согласие, полученное от всех опекунов, соответствует Хельсинкской декларации.

Субъекты, посещающие детские сады и живущие в городской среде и соответствующие критериям включения, имели право на участие в этом исследовании. Всего в исследовании приняли участие 75 детей в возрасте от 3 до 5 лет. Критериями исключения из исследования были следующие: возраст младше 3 или старше 5 лет в начале исследования, родная страна, отличная от Финляндии, иммунодефицит (например,g., дефицит антител и ВИЧ-инфекция), иммунодепрессанты (например, кортикостероиды), состояния, влияющие на иммунный ответ (например, ревматоидный артрит, язвенный колит, болезнь Крона, диабет и синдром Дауна) или диагностика рака. Использование антибиотиков, пробиотиков, лекарств и другой справочной информации регистрировалось с помощью стандартных вопросников.

Сбор образцов

Чтобы изучить влияние вмешательства на комменсальную микробиоту и иммунную регуляцию, у детей были взяты образцы кожи, стула и крови до трансформации дворов и после периода вмешательства.Почва с поверхности земли была собрана до и после периода вмешательства из детских садов, расположенных в Лахти. Перед вмешательством образцы были взяты из песочниц и детских площадок, а после вмешательства также рядом с качелями и под тренажерным залом в джунглях.

Обученная медсестра-исследователь собирала образцы мазков с кожи в детских садах, а родители детей собирали образцы стула дома. Мазки кожи брали с тыльной стороны кисти (площадь 5 на 5 см), протирание в течение 10 с физиологическим буфером (0.1% Tween 20 в 0,15 M NaCl), смоченный ватной палочкой. После отбора пробы шерсть разрезали на стерильную полиэтиленовую пробирку и заморозили при -80 ° C до использования для анализа микробиома. Образцы стула хранились в домашних морозильных камерах (от -18 ° до 20 ° C), пока исследователи не собрали их и не хранили при -80 ° C.

Образец венозной крови брали из вены руки в пробирки Vacutainer CPT Mononuclear Cell Preparation с цитратом натрия (BD Biosciences, NJ, USA) и центрифугировали в соответствии с инструкциями производителя для разделения плазмы и мононуклеарных клеток периферической крови (PBMC).PBMC замораживали в среде для замораживания, состоящей из 10% диметилсульфоксида (Merck KGaA, Дармштадт, Германия), 10% сыворотки крови человека AB (Sigma-Aldrich, Миссури, США), пенициллина (50 Ед / мл) и стрептомицина (50 мкг / мл. ; Sigma-Aldrich, Миссури, США) и 10 мМ l-глутамина (Life Technologies, Калифорния, США) в среде RPMI 1640 (Life Technologies, Калифорния, США) с использованием контейнеров для замораживания при -80 ° C (BioCision LLC, CA, СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ). Образцы PBMC были перенесены в жидкий азот для длительного хранения через 48 часов. Образцы плазмы хранили при -80 ° C.

Подготовка образцов для секвенирования MiSeq и биоинформатики

Образцы кожи и стула для секвенирования MiSeq были подготовлены, как в исследовании Roslund et al. ( 11 ). Образцы почвы, кожи и стула секвенировали с использованием метабаркодирования гена рибосомной РНК (рРНК) Illumina MiSeq 16 S с длиной считывания 2 × 300 пар оснований с использованием набора реагентов v3. Исходные данные обрабатывались в Mothur (версия 1.39.5) ( 37 ), как описано Roslund et al. ( 10 ).

Бактериальные последовательности были сопоставлены с эталоном SILVA (версия 123) и классифицированы с использованием версии Mothur байесовского классификатора с обучающим набором RDP версии 16 с 80% -ным порогом начальной загрузки. Низкие OTU (≤10) и OTU, обнаруженные при отрицательном контроле экстракции и полимеразной цепной реакции (ПЦР), были удалены из данных последовательности. Было обнаружено 3 ОТЕ в коже, 0 ОТЕ в стуле и 21 ОТЕ (3 такие же, как в коже), обнаруженные при экстракции ДНК почвы или контроле ПЦР (стерильная вода).Наблюдаемое богатство OTU и разнообразие Шеннона были рассчитаны в Mothur. Образцы почвы и стула были отобраны до 3842, а образцы кожи — до 329 последовательностей для анализа состава бактериального сообщества. Что касается образцов кожи, 13 из 28-дневных образцов не были собраны или количество последовательностей было слишком низким, и, таким образом, 29 детей из детских садов с вмешательством, 19 из детских садов, ориентированных на природу, и 13 из стандартных детских садов были включены в анализ образцов кожи. . Индекс покрытия Гуда (среднее ± стандартное отклонение: почва, 0.96 ± 0,02; стул 1,00 ± 0,00; кожа, 0,96 ± 0,06) была использована для определения адекватности охвата OTU для анализа разнообразия и состава сообщества. Поскольку статистические тесты показали ассоциации внутри рода Faecalibacterium , OTU Faecalibacterium были дополнительно идентифицированы с помощью микроба BLASTN (версия 2.8.1+).

Cytokine и T

reg клеточные анализы.

Концентрации IL-17A и IL-10 были измерены в образцах плазмы с использованием набора высокочувствительных Т-клеток Milliplex MAP (Merck KGaA, Дармштадт, Германия) в соответствии с инструкциями производителя.Флуоресценцию анализировали с помощью системы Bio-Plex 200 (Bio-Rad Laboratories, Геркулес, Калифорния, США), и данные собирали с помощью программного обеспечения Bio-Plex Manager (версия 4.1, Bio-Rad Laboratories, Геркулес, Калифорния, США). Концентрацию TGF-β1 анализировали с использованием иммуноферментного анализа (Bender MedSystems GmbH, Вена, Австрия).

Замороженные PBMC размораживали и проводили иммуноокрашивание для идентификации CD3 + CD4 + CD25 + CD127 low FOXP3 + T reg клеток, как описано ранее ( 38 ).Частоту T reg клеток определяли как процент от общего количества CD3 + CD4 + Т-клеток.

Статистический анализ

Все статистические тесты были выполнены в R версии 3.4.2 (R Development Core Team, 2018) ( 39 ) с двусторонними тестами. Различия в составе сообществ анализировали с помощью PERMANOVA (function adonis in vegan package) ( 40 ) с метрикой Брея-Кертиса. PERMANOVA был проанализирован с использованием наборов данных о бактериальном обилии и присутствии-отсутствии.PERMANOVA проводился на уровне OTU, рода, отряда, семейства, класса и типа и в рамках определенной таксономии, если относительная численность составляла более 5% (образцы кожи и стула) и всякий раз, когда была причина предполагать биологическую значимость. В данных образцов стула мы проанализировали различия в центроидах состава Faecalibacterium OTU, поскольку сравнительные исследования между пациентами с нарушениями иммунной системы и здоровыми людьми показали снижение содержания Faecalibacterium в кишечнике пациентов ( 13 , 15 ), а также потому, что численность этой клады в наших данных превышала 5% данных.NMDS использовался с метрикой Брея-Кертиса для оценки OTU Faecalibacterium на ординацию, а корреляция с соответствующими уровнями экспрессии цитокинов была оценена с помощью функции envit в веганском пакете R. В образцах кожи мы проанализировали сообщества гаммапротеобактерий, потому что они были связаны с окружающей средой, экспрессией IL-10 и частотой атопии ( 4 ). В образцах стула и кожи мы также анализировали таксоны на уровне типа, класса, отряда или семейства, если численность превышала 5%.Поскольку численность и разнообразие бактерий в особо органических почвах чрезвычайно высоки ( 21 ), для образцов почвы из детских садов мы проанализировали таксоны на уровнях типа, класса, отряда, семейства и рода с помощью PERMANOVA, если численность была более 1%.

Индекс разнообразия Шеннона использовался для оценки альфа-разнообразия, а многомерная однородность групповых дисперсий (PERMDISP) использовалась для изучения бета-разнообразия. Различия в бактериальном богатстве (индекс Чао, разреженные виды и наблюдаемое богатство OTU), альфа-разнообразии и относительной численности бактерий между детьми дневного ухода определялись с помощью ANCOVA или, в случае ненормально распределенных данных, с помощью теста Краскала-Уоллиса.Пол использовался в качестве ковариаты. Попарное сравнение проводилось с помощью критерия достоверно значимой разницы Тьюки (HSD) или критерия Данна. Связь между бактериальным разнообразием и изменениями численности, а также уровнями и изменениями экспрессии цитокинов оценивали с использованием LMM (функция lmer в пакете lme4). LMM были построены для бактериальной таксономии с наблюдаемыми изменениями, то есть изменениями относительной численности, разнообразия и богатства во время вмешательства. В LMM экспрессия цитокинов или изменение уровня клеток T reg использовалось в качестве зависимой переменной, бактериальные изменения — в качестве независимых переменных, а центр дневного ухода — в качестве случайной переменной.

Различия между временными точками определялись с использованием парного теста t или, в случае ненормально распределенных данных, с помощью критерия рангового знака Вилкоксона. Чтобы концептуализировать частоту ложных открытий, все статистические тесты проводились с поправкой Бенджамини-Хохберга (обозначенной в результатах как P прил ).

Первичной популяцией для анализа было намерение лечить (ITT). Популяцию по протоколу (PP) (полные случаи) использовали, когда анализировали изменения между двумя временными точками (исходный уровень и день 28).Кроме того, PP-популяция для других анализов использовалась в качестве анализа чувствительности, чтобы выяснить, чувствительны ли выводы к предположениям относительно характера пропущенных данных. Эти анализы чувствительности были выполнены для получения значимых результатов, то есть кожи и цитокинов ANCOVA, а также Ruminococcaceae и Faecalibacterium PERMANOVA.

Первичным критерием результата для расчета мощности является разница в изменении разнообразия гаммапротеобактерий на коже между исходным уровнем и 28-м днем ​​между испытуемыми, принимающими участие в исследовании, и субъектами стандартного контрольного дневного исследования.Мы использовали предварительные оценки эффекта из предыдущего исследования, которые оценивают корреляцию между биоразнообразием окружающей среды, микробиотой человека и иммунной функцией ( 4 ).

Благодарности: Мы благодарим всех членов команды ADELE и AlmaLab за их поддержку. Особая благодарность семьям за их участие в этом исследовании. Мы также очень благодарны участвующим детским садам и их сотрудникам, а также городам Лахти и Тампере за возможность проведения исследования. Финансирование: Эта работа была поддержана Business Finland (ранее: Финское агентство финансирования инноваций TEKES) (номера грантов 40333/14, 6766/31/2017 и 7941/31/2017). Вклад авторов: A.S., H.H., O.H.L., R.P., M.I.R. и N.N. разработал исследование. R.P., M.G., M.I.R., H.K.V., A.S., N.N., N.S. и O.H.L. реализовал исследование. M.I.R., N.N., S.O., T.K., A.M.G., O.C. и L.K. сгенерированные данные. M.I.R., M.G., A.S. и A.P. проанализировали данные. M.I.R., A.S., R.P., M.G., N.N., T.K., O.C., J.R., A.P., H.H. и O.H.L. написал рукопись. M.I.R, L.S. и A.S. подготовили рисунки и таблицы. A.S., H.H. и J.R. были главными исследователями проекта. Конкурирующие интересы: A.S., H.H., O.H.L., M.G., N.N. и S.O. названы изобретателями в заявке на патент «иммуномодулирующие композиции», поданной Университетом Хельсинки (номер заявки на патент 20165932 в Финском бюро патентов и регистрации). M.G., A.P., M.I.R., A.S. и H.K.V. названы изобретателями в заявке на патент «Иммуномодулирующий материал для садоводства и озеленения», поданной Университетом Хельсинки (номер заявки на патент 175196 в Финском бюро патентов и регистрации).Никто из изобретателей не получил гонорара за патентную заявку. Доступность данных и материалов: Все данные о бактериальных последовательностях были внесены в архив считывания последовательностей (номер доступа PRJNA531814). Все другие данные, необходимые для подтверждения выводов этой рукописи, включены в основной текст и Дополнительные материалы.

  • Copyright © 2020 Авторы, некоторые права защищены; эксклюзивный лицензиат Американской ассоциации содействия развитию науки.Нет претензий к оригинальным работам правительства США. Распространяется по лицензии Creative Commons Attribution License 4.0 (CC BY).

Будут ли небоскребы будущего деревянными?

Фонд Генриха Болла и Пулитцеровский центр предоставили грантовую поддержку этой истории.

Примерно до детства ваших бабушек и дедушек — или, может быть, ваших прабабушек и дедушек — мир был сделан из дерева. Все, от оружия и колес, бочек и домов, инструментов для приготовления пищи и промышленности, по крайней мере частично было получено из материалов, взятых из тел деревьев.Люди рождались на дубовых грядках, качались в тополевых колыбелях, убивали из ореховых ружей и хоронили в сосновых гробах.

Теперь растущая промышленность хочет вернуть золотой век древесины, начиная с небоскребов. «Посмотрите на это», — восхищенно говорит Антти Асикайнен, строгий и приветливый финский профессор лесного хозяйства, указывая на прямоугольное отверстие в гипсокартоне 12-этажного жилого дома, обнажающее скелет внизу.

Каркас внутри сделан из массивной древесины, древесного продукта высокой плотности, который является одним из новых высокотехнологичных продуктов, для заполнения которых мировая экономика полагается на леса.Массовая древесина имеет особую утопическую привлекательность среди определенных архитекторов и дизайнеров, и ее сторонники предсказывают, что города будущего будут полностью деревянными высотными зданиями, такими как тот, который мы с Асикайненом стоим над университетским городком Восточной Финляндии Йоэнсуу, который простирается ковром по каналам реки Пиелисйоки.

Под нами пейзаж несет плоды лесного стиля, рассчитанного на то, чтобы надежно вырастить как можно больше деревьев. Груды преимущественно еловой древесины, сложенные на железнодорожной станции, тянутся до горизонта.Накануне, по словам Асикайнена, река и каналы были заполнены огромным потоком еловых бревен, спускавшихся из Северной Карелии или северных лесов России на рынки за Балтийским морем.

Если у всех деревянных изделий нового образца есть свои приспешники, то сторонники массового производства древесины говорят об этом с особенно евангельским рвением, потому что они видят в этом не только шанс декарбонизации строительного сектора, но и существенное техническое обновление как таковое. верно. (Посмотрите, как могут выглядеть города будущего.)

Все эти продукты, от бумажного пуха в подгузниках до костей небоскребов, основаны на возможном неразрешимом противоречии: все они полагаются на устойчивый, контролируемый рост деревьев, а сбор урожая обычно планируется на десятилетия вперед. За последние сто лет эта система так называемого научного лесоводства, которая выросла, чтобы противостоять, казалось бы, неудержимой вырубке лесов в Европе в конце 19-го и начале 20-го веков, обеспечивала древесину, в которой нуждается растущее население.

Эта система, однако, зависит от чего-то, что исчезает: устойчивого климата и лесов, которые остаются там, где они были, парадигме, которой угрожает сам климатический кризис, из-за которого здания, поглощающие углерод, кажутся привлекательными.

Высокие деревянные дома

Примером может служить многоквартирный дом Йонесуу. Практически в любом другом месте в мире этот открытый каркас будет сделан из бетона, армированного сталью. Здесь, в Финляндии, это дерево: на самом деле, за исключением двухдюймовой бетонной плиты между этажами, все здание сделано из дерева.В частности, один из высокотехнологичных инженерных материалов, который в совокупности называется массивной древесиной или конструкционной древесиной.

По словам Асикайнена, исполнительного вице-президента Института лесных исследований Университета Восточной Финляндии, это здание является самым высоким деревянным зданием в мире.

Этот студенческий домик в Йоэнсуу, Финляндия, почти полностью сделан из дерева.

Фотография Антти Асикайнена, Институт природных ресурсов Финляндии

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

«О, у них в Осло есть 13-этажный дом, — говорит он с легкой ухмылкой, — но их первый этаж бетонный. У нас все дерево ».

Научно-исследовательский институт леса, как и его коллеги в Швеции и Норвегии, спроектировал и построил многоквартирный дом в качестве экспериментального проекта в своем постоянном поиске новых продуктов для производства из лесов своей страны. Это проект, который несет в себе оттенки национальной религии в Финляндии. После катастрофического вторжения в Советский Союз во время Второй мировой войны — Финляндия имеет сомнительную репутацию единственного демократического союзника Гитлера — страна заплатила обременительный счет репараций древесиной, которую она произвела, превратив свои густые северные леса в хорошо управляемый ландшафт.

Эти леса, как и леса так называемых производственных лесов или рабочих лесов по всему миру, от Карелии до Каролины, образуют основу огромной промышленной пирамиды, основу огромного количества потребительских товаров, из которых только древесина последний. От лесов сейчас требуется подготовить длинный список вещей, которые в эпоху растущей озабоченности по поводу ископаемого топлива, в свою очередь, увеличиваются.

Это означает, что вы найдете деревья во всевозможных неожиданных продуктах, помимо целых деревьев, которые идут в туалетную бумагу и бумажные полотенца.Неподалеку от Йоэнсуу находится фабрика, которая перерабатывает еловую пульпу в волокна, которые можно ткать, как хлопок, который является культурой, интенсивно использующей пестициды и воду и конкурирующей с продовольствием за землю. На юго-востоке США есть тампон и пух из подгузников из молодой желтой сосны, а также небольшой, но быстрорастущий рынок прессованных древесных гранул из стран Балтии и юго-востока, которые продаются европейским электростанциям в качестве экологически чистой замены угля. .

Добавьте к этому стремительно растущий рынок картона, обусловленный неутолимым спросом на упаковку со стороны Alibaba и Amazon, говорит профессор Института лесных исследований Лаури Сиканен, и выращивание мягких балансов «похоже на посадку денег.

«Это беспроигрышный вариант», — говорит Джон Кляйн, архитектор и дизайнер Массачусетского технологического института, который разрабатывает серию сборных деревянных офисных и жилых домов в рамках подготовки к 2021 году, когда будут проводиться реформы Кодекс США разрешает возведение высотных зданий из дерева высотой до 18 этажей. (В настоящее время самым высоким в Соединенных Штатах является восьмиэтажное здание Carbon12 в Портленде, штат Орегон.)

Восьмиэтажное здание Carbon12 в Портленде, штат Орегон, является самым высоким деревянным зданием в Соединенных Штатах.

Фотография предоставлена ​​Kaiser + Path

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

«Когда Бостон говорит о углеродной нейтральности в зданиях, — говорит Кляйн, — они всегда говорят только об эксплуатационной энергии. Никто никогда не говорит о материалах ».

Как и многих дизайнеров, занимающихся массовым деревом, Кляйна сначала привлекла среда по экологическим причинам. Бетон и сталь, каждый из которых требует нескольких циклов дробления, измельчения и (в случае стали) плавления горных пород, требуют больших затрат энергии и, следовательно, выбросов углекислого газа.Примерно 8 процентов общих выбросов углерода в мире приходится на производство цемента и бетона, при котором на каждую произведенную тонну выделяется около полтонны опасного парникового газа двуокиси углерода (CO 2 ). При производстве стали, на долю которой приходится около 5 процентов всех выбросов, выделяется почти в два раза больше выбросов CO 2 .

Массовая древесина, напротив, обещает заменить материал, который выделяет огромное количество углерода — если бы цемент и бетон производили в стране, она была бы третьим по величине источником выбросов углерода в мире после США.С. и Китай — с одним, который мог бы его хранить. Еловые бревна под Йоэнсуу, как и перегруженные производственные леса Орегона и Северной Каролины, в основном были сделаны из углерода, который деревья извлекли из атмосферы. Это означает, что массовая древесина теоретически может долгое время накапливать этот углерод в стенах зданий. В лесных плантациях, откуда они приехали, на их месте росли новые деревья.

Но со временем, помимо экономии углерода, Кляйн пришел к выводу, что дерево просто лучший материал для многих целей, который позволит создать новое поколение легких и прочных конструкций, устойчивых к пожару и взрыву.Хотя массивная древесина не так прочна, как сталь, она также не так быстро разрушается под прямым нагревом. Сторонники древесины утверждают, что она намного плотнее и огнестойка, чем виды древесины, которые использовались для создания таких сооружений, как Нотр-Дам, построенных из 1300-летних деревьев, которые без особых усилий сгорели, когда собор загорелся в апреле 2019 года. Нотр-Дам и другие объекты всемирного наследия.)

«Вы получаете массивную деревянную балку [горящую], и она приобретает приятный, предсказуемый обугленный вид», — говорит Кляйн.

Города будущего

Вернувшись в холл Научно-исследовательского института леса, захватывающее дух строение из массивной древесины, которое выглядит как нечто среднее между ковчегом, птичьим гнездом и огромной уютной сосновой шишкой, Асикайнен показывает мне массив деревянных композитов, которые могли бы заполнить здания Кляйна. Существует кросс-ламинированная древесина (CLT), которая выглядит как полоски сердцевины толщиной в дюйм, расположенные как набор Jenga для производства блока, который в значительной степени является определением слова твердый.Или клею-лам, из которого делают конструкционные балки, похожие на чрезвычайно прочную фанеру, и LVL — клееный брус, из которого получаются отличные тяжелые балки, образующие каркас многоквартирного дома.

Для такого дизайнера, как Кляйн, эти блоки не просто используют меньше углерода, чем бетон или сталь, они лучше подходят для современной архитектуры. «Сейчас мы в основном специалисты по информатике», — говорит он, и дерево — просто лучший, более пластичный материал для программ проектирования, которые он использует для моделирования планировок зданий, исходя из потребностей его клиентов, которые постоянно меняются.

Кляйн предвидит будущий бум урбанизации, подобный тому, который он наблюдал в Китае в начале 2010-х годов, когда он работал с головокружительной скоростью, проектируя высотные здания, когда города вроде Шанхая заполнялись, чтобы разместить миллионы, переезжающие туда. По его словам, массивную древесину гораздо проще настроить и изготовить заранее, чем бетон или сталь: это позволяет дизайнерам отправлять планы непосредственно на завод, чтобы построить их в соответствии со спецификациями в практике, которую он называет «файл на завод». Это приводит к более быстрому строительству, снижению затрат на рабочую силу и меньшему разрушению существующих городов.

«Прямо сейчас каждое здание — это прототип», — говорит он, — построенный в соответствии со спецификацией, никогда не повторяющийся.

Если бы это было не так, думает Кляйн, его фирма могла бы предложить многолюдным городам 2020-х годов линейку стандартизированных, настраиваемых, среднеэтажных квартир и офисных зданий, в основном сделанных из модульных массивных деревянных конструкций, которые девелоперы могли бы заказать в соответствии со спецификациями. например, диваны IKEA, которые, конечно же, представляют собой деревянные изделия новой модели, изготовленные из древесноволокнистых плит средней плотности (МДФ) или прессованной древесной стружки.

Контролируемые леса

Но, несмотря на всю шумиху вокруг массовой древесины, ее делают только несколько американских фирм к востоку от Миссисипи. На данный момент это означает, что если вы хотите построить здание из CLT, вам придется заказывать материалы в Европе, на таких заводах, как Биндерхольц, в потрясающей долине Циллерталь в австрийских Альпах.

Там Натали Биндер ведет свой Mercedes Benz на высокой скорости через массивную лесопилку своей семейной лесопилки, двигаясь вокруг груд еловых бревен высотой 30 футов и встречных вилочных погрузчиков.Вокруг нас склоны долины, кажется, касаются неба, покрытые альпийскими лесами, где Ханс Биндер, семейный патриарх и дед Натали, работал пастухом и лесорубом, чтобы заработать деньги на покупку семейной лесопилки.

Теперь это империя, преобразованная в результате решения последующих поколений Binders посвятить семью массовому производству древесины, которую сегодня она превращает в головокружительный ассортимент продукции на своих 13 заводах, от клееной древесины до несущих плит из массивной древесины. .

Биндер, выросший на семейных фабриках: «Когда мне было восемь, если бы я хотел новое седло для моей прыгающей лошади; «Мне пришлось потратить сотню часов на то, чтобы записывать или отвечать на звонки», — говорит она, — уверенно и неуклонно пробегает по лесопилкам, наблюдая, как целые еловые бревна аккуратно окорены, чтобы заправить генераторы, которые работают на заводе, а затем проноситься сквозь сети лесопилок. лезвия, которые быстро разрезают их в соответствии со спецификациями, создавая толстые доски, которые будут склеиваться и подвергаться термическому прессованию для изготовления нестандартных деревянных строительных изделий, заказываемых такими клиентами, как Klein.

Может показаться странным, что архитекторам в США приходится импортировать массовую древесину из Европы, когда в настоящее время существует такое избыток сосны строительного качества, что землевладельцы на юго-востоке продают свои молодые деревья, чтобы сделать салфетку или пух для пеленок, а не позволяя им созреть.

Отчасти потому, что у Binderholz есть то, чего нет ни у одной фирмы в США: развитая цепочка поставок CLT, которая тянется на сотни миль по железнодорожным линиям и на 50 миль по маршрутам грузовиков в окружающие еловые леса.Тем не менее, по словам Биндера, несмотря на огромные поставки компании, поставки на завод обманчиво перегружены. Лесопилка никогда не имеет запаса более чем на 10 дней; он полагается, как и все компании, производящие продукцию из древесины, на хрупкую основу — готовые запасы деревьев, на выращивание которых могут потребоваться десятилетия, и это происходит из-за того, что ландшафты требуют еще большего производства.

Это означает, во-первых, конкуренцию. «Каждый, кто занимается новыми экологичными технологиями — биотопливом, биопластиком — думает, что они получат леса для своего дела», — говорит Мэри Бут, руководитель Партнерства за целостность политики в Массачусетсе.«Не то чтобы вокруг лежало огромное количество неиспользуемой земли, ожидающей, пока мы возделываем на ней что-то великое».

Во-вторых, все это, от самой быстро используемой туалетной бумаги до самых долговечных деревянных бревен, уговаривается с земли своего рода скрупулезным контролем над лесами, который больше не желателен — или даже невозможен.

История планирования

Сразу за границей с Германией от Биндерхольца 82-летний баварский лесник Альбрехт фон Бодельшвингх идет по немецкому производственному лесу, чтобы показать мне, как они обеспечили поставку древесины без ущерба для ландшафта.

В основе его профессии лежит парадокс, который возник в 17 веке, когда в растущих промышленных городах Центральной Европы стало не хватать древесины. Легко забыть, что до эры ископаемого топлива древесина была необходимым ингредиентом во всем, от выплавки серебра до строительства и выпечки, и первые руководители лесного хозяйства, такие как Ханс Карл фон Карловиц в XVII веке, первый опубликовавший концепцию устойчивого развития, пришлось выяснить, как гарантировать стабильные поставки урожая, который сжигается часами, но растет целыми жизнями человека.

Ответ Германии на этот вопрос дал миру, к лучшему или худшему, жестко управляемый стиль ведения лесного хозяйства, который позже распространился на такие страны, как Финляндия и США. В XIX веке Генрих Котта ввел строгую систему строгого объемного анализа, чтобы землевладельцы — и государство — всегда знали, сколько древесины было под рукой.

Землевладельцы должны были ежегодно представлять государству прогнозы по своим лесам с подробным описанием своих планов на 10 лет вперед.Это было необходимо из-за того, что не давало покоя работе Котты: призрак упадка, мира, лишенного строительных материалов и топлива. Еловый лес, через который проходил фон Бодельшвинг, был торфяным болотом, прежде чем местные семьи во время нехватки дров выкапывали и сушили торф, чтобы отапливать свои дома и печи.

Теперь торфа больше не было, и заболоченный лес, который когда-то вырос из него, превратился в засушливые земли. Этот танец с коллапсом, как писал Котта в своем основополагающем предисловии 1817 , лежал в основе профессии лесника, которого он сравнил с врачом, который лечит пациента, находящегося в длительном и хроническом упадке: «Хороший врач позволяет людям умирать; бедный убивает их.С таким же правом можно сказать, что хороший лесник допускает, чтобы самые совершенные леса стали менее такими; бедный их балует ».

Лесная служба США начала свою деятельность в лесной школе с одной комнатой — первой в Америке — в горах Фасги Форест, Северная Каролина, на фото.

Фотография: Education Images, Universal Images Group / Getty Images

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Идеи Cotta о строгом управлении и резервном планировании стали, благодаря диаспоре немецких лесников в конце 19-го века, во всем мире, благодаря внедрению новых методов, таких как рядовая посадка деревьев в качестве товарных культур и первых сплошные вырубки промышленного масштаба с последующим посевом рядов саженцев.В начале 1900-х годов немецкий лесничий Карл Шенк обучил большую часть первого поколения лесной службы США в однокомнатной лесной школе — первой в Америке — в горах Форест Писга, Северная Каролина.

Несмотря на его любовь к лесам Аппалачей и сожаление по поводу диких бухт с массивными старовозрастными каштанами и тюльпановыми тополями, которые он расчистил для своего босса, Джорджа Вандербильта, Скенка и подобных ему посланников помогли внедрить систему, которая постепенно вытеснялась. дикие леса в пользу системы управления лесами, которая рассматривает «здоровье леса» как неотъемлемую часть от способности лесного массива обеспечить запланированное производство дощатых ножек из пиломатериалов или волокна для промышленного использования.

Судя исключительно по надежному производству пиломатериалов, эта система оказалась чрезвычайно успешной.

Сегодня в Баварии вырубают деревья, которые были посажены специально для этой цели до американской революции. Между тем, в Соединенных Штатах «запасы» древесины настолько высоки, что Лесная служба США, как и Финский институт лесных исследований, тратит деньги на исследования на потенциальных рынках, таких как массовое деревянное строительство. В 2019 году они выделили почти 9 миллионов долларов в виде грантов на инновационные проекты в области древесины.(Предложения на 2020 год уже открыты.)

И все же на юге Америки, который лесорубы и лесоводы хвастают, это «корзина древесины для мира», за ростом запасов кроется еще большее сокращение. (Сторонники отрасли любят говорить, что леса растут, и это правда, при условии, что под словом «лес» вы понимаете территорию, которая не зонирована ни для чего другого, независимо от того, какие деревья на ней есть, если таковые имеются, По данным Министерства сельского хозяйства США, сплошная вырубка по-прежнему остается лесом.)

С 1952 года, когда в регионе появились первые лесные плантации, эти хорошо управляемые леса, питаемые гербицидами и пестицидами и с минимальным биоразнообразием, стали распространить монокультуры дольчатой ​​сосны примерно на 14 миллионов гектаров — площадь немного больше, чем Флорида, большая часть которой — это бывший естественный лес.По состоянию на 2015 год во всем мире насчитывалось 296 миллионов гектаров посаженных лесов — это площадь примерно такая же, как в Индии, и эта площадь неумолимо увеличивается примерно на один процент в год.

Бесполезные планы

В последние десятилетия немецкое лесное хозяйство отошло от сплошных рубок к практике, которая очень давно напоминает садоводство, пейзаж, как с гордостью сказал мне один немецкий владелец лесопилки, «где вы даже не подозреваете, что они были. Ведение журнала.»

Но эти спланированные системы, как сказал мне финский исследователь Асикайнен, опираются на два шатких фундамента.Им нужна земля, за которую они соревнуются с дикими землями и пахотными землями. И они требуют, чтобы условия оставались предсказуемыми на протяжении десятилетий или даже столетий, что делает их уязвимыми для нынешней эпохи растущих климатических изменений.

Баварский лесничий фон Бодельшвинг говорит: «Мы больше не можем планировать. Мы строим свои схемы, но они бесполезны ».

Немецкий лесной пейзаж находится в тисках травматических изменений: от ярко цветущих азиатских декоративных растений, растущих среди речного тростника, до умирающего хвойного дерева, тратящего последние силы в последнем порыве шишек.Во дворе фон Боденшвинга деревья быстро растут в жару рекордной европейской жары, становятся толстыми от CO 2 и азота, ускоряются вверх, как подростки в неконтролируемом рывке, опережая собственные корневые клумбы, так что сильный снег или сильный ветер могут их легко сбить.

Он указывает на молодые ели, растущие на старом торфяном болоте, потомки более старых елей, которые их окружают. Они выросли в дупле, вырванном в лесу в 1990-х годах Вивиан и Вибке, парой зимних торнадо, разрушивших лесную промышленность Германии.

Эти ураганы, — говорит Эстер фон Рём, лесоруб, работавшая на местного магната, владевшего елью, — были травмирующими. Теперь они были настолько обычными, что она и фон Бодельшвинг изо всех сил пытались вспомнить имена недавних.

В дополнение к этому, два лесника ссылаются на другие нападения: колонии жуков, которые пережили новую мягкую зиму в мертвом лесу, оставленном сильными ветрами, и которые в этом году агрессивно атаковали новые насаждения. Корневая гниль, распространяющаяся из зараженных пней под землей через грибковые сети, соединяющие деревья.Грибки, которые сгнили внутри лиственных деревьев, так что, наконец, новые сильные ветры уничтожили их.

«Через пять лет, — говорит фон Бодельшвинг, указывая на дерево с лысеющей кроной, — на этой земле больше не будет ясеней. И это то, с чем придется столкнуться каждому в Германии, потому что он умирает повсюду ».

Это то, что, по его словам, «нельзя найти в книгах. Вы не можете найти его в истории. Наши учителя не могут нам ничего сказать. Теперь наши 10-летние планы бесполезны.Иногда бывает даже годичный [план] ».

Находясь в баварском лесу, мы окружены признаками своего рода тонкой декомпенсации, частичками разрушения сельской экономики. По словам фон Рема, земля покрывает землю — столько, сколько можно собрать за 10 нормальных лет надлежащего управления, — настолько сильно, что цены на еловые бревна резко упали, что лишило лесопользователей стимула расчистить свои участки и оставило место для вредных жуков.

Марк Кастельну, эксперт по пожарам из Каталонии, считает, что густонаселенные леса Центральной Европы могут скоро столкнуться с новой эрой лесных пожаров, подобных тем, которые поразили Средиземное море, если потепление, болезни лесов и заброшенность сельских районов продолжат распространяться .«И это, — говорит Кастельну, — кошмарный сценарий».

Адаптировать и диверсифицировать

Решение, поскольку оно существует, говорит финский ученый Асикайнен, предпочитает адаптацию планированию и разнообразию монокультуре. То есть разворот тенденций последних двух столетий. Вернувшись в Институт исследований древесины в Финляндии, он загружает свой компьютер, чтобы показать мне тепловую карту: прогнозируемый риск потерь от ветра на заданных участках, расположенных на берегу озера в восточной Финляндии, где у него есть коттедж.

Парадигмой будущего будет «управление рисками», считает он, а не строгое и жесткое планирование, как было раньше: использование дистанционного зондирования и прогнозной аналитики, чтобы помочь землевладельцам учесть будущие потери от корневой гнили, грибков и насекомых. , огонь или ураганы.

«Люди сократят циклы вырубки», — говорит он, имея в виду, что плантационные леса в среднем будут накапливать меньше углерода.

Это также означает острую необходимость в переоснащении существующей системы, которая считается необходимой для последовательного производства потребительских товаров длительного пользования и одноразового использования, на которые привыкло полагаться общество потребления западного образца.Теперь зависимость от такой системы больше похожа на препятствие, сказал Асикайнен: «Старая эра промышленных монокультурных лесов, ставшая стандартом во всем мире, сделала деревообрабатывающую промышленность чрезвычайно уязвимой для любых новых вредителей или изменений в окружающей среде.

«Стратегия, построенная вокруг большего биоразнообразия, может быть более устойчивой к рискам, чем монокультуры», — говорит он. «Мы должны восстанавливать лес, чтобы соответствовать меняющимся условиям роста. Нам необходимо восстановить лес и отдать предпочтение устойчивым видам деревьев.

Один из ответов, основанный на работах Котты XIX века, может заключаться в более широком признании одной из самых табуированных тем на современном Западе: упадка. «Подобно тому, как хороший врач не может препятствовать тому, чтобы люди умирали, потому что такова природа, так и лучший лесник не может препятствовать тому, чтобы леса, пришедшие к нам из прошлых времен, стали меньше теперь, когда они используются», — написал Котта в Предисловие .

На тепловой карте компьютера Асикайнена один регион, рядом с его хижиной, светится освежающим синим цветом: низкий риск.Это потому, что этот район, вздыхает Асикайнен, сам по себе был монокультурой: владелец продал свою ель и пересадил ее новыми саженцами. Теперь молодые саженцы стояли аккуратными рядами, такие же дикие, как кукуруза, жилистые и волокнистые, как хлопок, их молодые тела легко сгибались на ветру любых перемен.

Карельская медвежья собака — Полное руководство

РЕКЛАМА

Карельская медвежья собака, известная у Карьяланкархукойра в Финляндии, является сильной, мощной и подвижной собакой, которая охотится на мелкую и крупную дичь.Выведенный агрессивно по отношению к другим животным, этот щенок очень успешен в охоте, имеет высокий уровень активности и нуждается в физических упражнениях. Но означает ли это, что они могут стать хорошей семейной собакой?

Несмотря на свою несколько агрессивную натуру по отношению к другим животным, карельская медвежья собака очень лояльна к своей семье и может стать прекрасным сторожевым псом. Конечно, им нужно много дрессировки и социализации, но с правильным хозяином, который будет посвящать свое время этому щенку и давать им много упражнений, карел может стать любящим и нежным членом дома.

Если вы хотите узнать больше об этой породе чистокровных собак и посмотреть, подходят ли они вам, продолжайте читать ниже.

История карельской медвежьей собаки

Карельская медвежья собака — охотничья собака, которая до сих пор ценится охотниками на крупную дичь. Они используются в национальных парках Йосемити и Глейшер для борьбы с медведями, а также в Департаменте рыбы и дикой природы штата Вашингтон. Тем не менее, они также могут стать отличным компаньоном для семей, если их поместить в подходящую среду.

Карельская медвежья собака не полностью признана Американским клубом собаководства (AKC). Тем не менее, он включен в их Фонд фондовой службы, который помогает вести учет происхождения породы и позволяет им участвовать в некоторых соревнованиях.

Происхождение породы

Карельская медвежья собака — это порода собак типа шпиц, которая, как считается, существовала еще в эпоху неолита на северо-востоке Европы и Скандинавии. Люди, которые жили в этих регионах, полагались на карелов в поисках пищи, чтобы сохранить им жизнь, и поэтому их постоянно разводили по этой причине.Карелы могли охотиться на белок, зайцев и другую мелкую дичь, но они также были способны охотиться на крупных агрессивных животных, таких как медведи, рыси, кабаны, волки и лоси.

После Второй мировой войны карельская медвежья собака почти вымерла. Карелы, которые существуют сегодня, можно проследить до 40 карел, которые были спасены за это время. К счастью, эта порода стала более популярной и сейчас является одной из самых популярных в Финляндии. В настоящее время их также разводят в США и странах Европы.

Характеристики карельской медвежьей собаки

Карельская медвежья собака определенно не для всех. Их не советуют новичкам исключительно из-за их темперамента и потребностей, которые требуются из-за этого темперамента.

Карельская медвежья собака обычно рождается в помете от пяти до восьми щенков. Щенок карельской медвежьей собаки может стоить от 1400 до 1700 долларов, хотя это будет зависеть от заводчика. Вы всегда должны быть уверены, что покупаете у заводчика с хорошей репутацией.

Внешний вид

Карел — собака среднего размера, которая весит от 44 до 50 фунтов и достигает роста от 19 до 24 дюймов. Самцы обычно крупнее самок.

У этих собак атлетическое тело крепкого телосложения. Обычно они длиннее своего роста, а их голова имеет форму тупого клина. Их уши маленькие и вогнутые, направлены вверх, а хвост длинный, завитый на спине, в типичной для шпицев манере.

Шерсть

Карельская медвежья собака имеет двойную шерсть — внешний слой прямой и жесткий, а нижний — тонкий, мягкий, густой подшерсток.На меху не должно быть завитков. Их шерсть сохраняет тепло в скандинавскую погоду и защищает от непогоды.

Известно, что Карел проливает два раза в год. Они будут нуждаться в постоянном уходе, хотя мы поговорим об этом подробнее позже.

Окрас

Стандарт породы гласит, что карельская медвежья собака должна быть черно-белой. Они должны быть в основном черными с белыми отметинами, которые отчетливо видны на голове, шее, груди, животе и ногах.

При этом у предков карельских медвежьих собак была шерсть волчьего серого, красного или черно-подпалого цвета. Сегодня это считается недостатком, как и черные крапинки на белых участках меха.

Темперамент

Карельская медвежья собака — уверенная, настороженная и смелая порода собак, известная своими охотничьими способностями к агрессивным и крупным животным. Это может сделать их агрессивной породой в целом, а это означает, что им нужен владелец, который готов тратить время на общение и обучение, пока они не узнают, что не все является угрозой.

Попав в семью, карельская медвежья собака очень лояльна по отношению к членам своей семьи и с удовольствием проводит свои дни со своими хозяевами. Из них получаются отличные сторожевые и сторожевые собаки, они лают, чтобы предупредить вас, если что-то не так или не к месту. Они очень отчуждены к незнакомцам и незнакомым животным, поэтому, опять же, социализация так важна.

Активная и умная порода, очень важно, чтобы карел был развлечен и увлечен.Если им скучно или они расстроены, они могут стать очень разрушительными и прибегнут к жеванию и царапинам. Это еще одна причина, по которой им нужен сильный и последовательный хозяин, который может отличить их от правильного.

Продолжительность жизни

Средняя продолжительность жизни карельской медвежьей собаки составляет от 10 до 13 лет.

Известные проблемы со здоровьем

Карелинская медвежья собака — относительно здоровая порода. Однако, как и все собаки, они подвержены некоторым проблемам со здоровьем.

— Дисплазия тазобедренного сустава — это когда бедренная кость не плотно прилегает к тазобедренному суставу. У некоторых собак наблюдается боль и хромота на одной или обеих задних лапах, но вы можете не заметить никаких признаков дискомфорта у собаки с дисплазией тазобедренного сустава.
— Проблемы с глазами — Вам следует регулярно проверять глаза карельской медвежьей собаки на наличие каких-либо признаков проблем или инфекции. Вы также можете заподозрить, что у них проблемы с глазами, если они натолкнутся на мебель. Регулярные осмотры ветеринара помогут диагностировать любые проблемы со зрением на ранней стадии.

Помните — покупайте у уважаемого заводчика, и шансы, что ваша собака пострадает от каких-либо заболеваний, значительно уменьшатся.

Ознакомьтесь с некоторыми из наших руководств по продуктам для здоровья собак:

Повседневная жизнь

Теперь мы знаем все о чертах и ​​характеристиках карельской медвежьей собаки, пора взглянуть на что на самом деле похоже жизнь с одной из этих собак изо дня в день.Они действительно нуждаются в особом уходе и не являются щенками для новичков. Однако, если у вас есть время и терпение, чтобы поработать с этой собакой, они очень любящие и могут стать прекрасным членом семьи. Читайте ниже, чтобы узнать больше.

Корм ​​и диета

Карельская медвежья собака — активная порода, поэтому каждый день требуется относительно большое количество корма. Тем не менее, они часто едят меньше, чем другие собаки с их весом и уровнем энергии, поэтому вам следует проконсультироваться с ветеринаром, если вы не уверены.

Количество корма, которое вы кормите собаку, должно меняться в зависимости от ее возраста, веса и уровня физической активности. Вы также должны проверить обратную сторону продуктового пакета, чтобы узнать, сколько определенной еды вы должны кормить своего карела на основе этих вещей.

Поскольку они являются активными собаками, часто рекомендуется кормить их кормом для карельских собак, разработанным для активных пород. Это гарантирует, что они будут получать необходимые для здоровья питательные вещества. Взгляните на блюда, которые мы рекомендуем ниже.

Лучший корм для карельской медвежьей собаки

Diamond Naturals Extreme Athlete Real Meat Recipe High Protein Dry Dog Food

Мы рекомендуем корм для собак Extreme Athlete от Diamond Naturals для карельских медвежьих собак.Этот корм, созданный для активных собак, таких как карельская медвежья собака, обеспечит вашим щенком все необходимые питательные вещества. В рецепт входит высококачественная курица, которая является отличным источником белка для сильных и поджарых мышц.

В эту формулу также входят витамины, минералы, фрукты, овощи и суперпродукты, которые легко усваиваются. Более того, этот корм содержит пробиотики штамма K9 — бактерии, которые поддерживают их иммунную систему и помогают вашей собаке вести активный образ жизни.

КУПИТЬ НА AMAZON

Ознакомьтесь с некоторыми нашими руководствами по корму для собак здесь:

Exercise

Карельская медвежья собака — активная порода с высокими физическими нагрузками. Им потребуется как минимум час прогулки каждый день, если не больше, и им будет полезно много времени проводить с членами своей семьи. Если они не получают достаточного количества упражнений, они могут разочароваться и, следовательно, стать разрушительными. Это может привести к нежелательному поведению, например, к царапинам, жеванию и копанию в доме.

Карелам нужен двор, по которому можно бегать, но вы должны убедиться, что он огорожен — они прекрасные мастера побега! Вы также никогда не должны выпускать двух карельских собак вместе, так как они объединятся, чтобы стать настоящими охотниками.

Интеллигентная порода, карела также может очень быстро надоесть, если не тренировать умственные способности. Вы должны давать им игры — как собачьи, так и интеллектуальные игры — чтобы они развлекались.

Семейная совместимость

Карельская медвежья собака может стать прекрасным компаньоном для всей семьи, если ее познакомить с правильной семьей.Как только они будут правильно социализированы со своими хозяевами, они станут фантастическим членом семьи и станут очень защищать свою семью. Это касается и детей, для которых они также являются отличными товарищами по играм.

Карел очень активен и поэтому любит, когда есть с кем побегать и поиграть. Тем не менее, вы всегда должны присматривать за своим карелом с маленькими детьми, потому что они очень сильные собаки и могут в конечном итоге причинить детям вред, не желая этого.

Карельские медвежьи собаки могут держаться в стороне от посторонних — как детей, так и животных.Их нужно социализировать с раннего возраста, чтобы понять, как с ними взаимодействовать. Часто говорят, что карел лучше всего преуспеет в доме с одним домашним животным, где нет угрозы со стороны других животных.

Этим собакам нужно большое пространство, чтобы бегать по нему. Однако ваш двор всегда должен быть огорожен, иначе ваш карел может свободно бегать по окрестностям! Вы также должны убедиться, что у вас есть время каждый день заниматься с этой собакой, потому что она определенно не потерпит сидения без дела и лени.

Карел должен быть помещен в семью, которая покажет им, кто главный и как вести себя с людьми и другими животными. Если у вас нет времени на дрессировку этого щенка, они не для вас!

Дрессировка

Карельская собака умна, но дрессировка может быть затруднительной благодаря их естественным инстинктам. Вам нужно будет быть твердым и последовательным с этими собаками, показывая им, что вы главный. Дрессировка очень важна при выращивании карел, поскольку они от природы агрессивны по отношению к другим животным.

Как и любые собаки, карельская медвежья собака лучше всего реагирует на методы положительного подкрепления и дрессировку, основанную на вознаграждении. Сюда входят словесные похвалы и собачьи угощения. Вы никогда не должны злиться или расстраиваться из-за своей собаки во время дрессировки. Они могут не понимать, что происходит, и из-за этого не хотят учиться. Вам следует игнорировать негативное поведение и хвалить позитивное поведение, чтобы они узнали, что более желательно.

Общение

Как мы уже упоминали выше, общение вашего карела — одна из самых важных вещей, которые вам нужно делать как владельцу этой собаки.Эти щенки могут быть агрессивными по отношению к другим животным, в частности, из-за их охотничьего характера, и будут очень отчуждены с незнакомцами. Вам нужно будет начать социализировать этих щенков с раннего возраста, чтобы они поняли, что не все является угрозой.

Познакомьте свою карельскую медвежью собаку с новыми видами, звуками, местами, запахами, людьми и животными в спокойной и контролируемой форме. Это позволит им познакомиться с другими собаками, а вы сможете оценить их реакцию и соответствующим образом обучить их.

Уход

Карельская медвежья собака линяет умеренно круглый год и имеет два выдува в год, поэтому они не подходят для аллергиков! Им потребуется регулярная чистка, по крайней мере, один раз в неделю, чтобы ослабить мертвые волоски и контролировать их выпадение.Купать их нужно будет только изредка, особенно если они валяются в грязи или в чем-то неприятном!

Подстригайте ногти на ногах карела по мере необходимости. Вы также должны регулярно чистить их зубы, по крайней мере, несколько раз в неделю, чтобы предотвратить кариес и болезни. Вы всегда можете использовать зубные палочки, если это проще.

Часто задаваемые вопросы о карельской медвежьей собаке

Сколько стоит карельская медвежья собака?

Карельские медвежьи собаки стоят от 1400 до 1700 долларов за щенка.Они дорогие, так как по-прежнему являются редкой породой. Вы всегда должны быть уверены, что покупаете у заводчика с хорошей репутацией, который может дать вам разрешение на содержание обеих родительских пород.

Если это выходит за рамки вашего ценового диапазона или вы предпочитаете усыновить, вы всегда можете проверить свое местное убежище или поискать в Интернете организации по спасению.

Карельские медвежьи собаки хорошо ладят с детьми?

Карельские медвежьи собаки очень хорошо ладят с детьми, которых они знают, и с детьми, с которыми они растут.Поскольку у них действительно легкая агрессивность, вы будете обязаны общаться и обучать своего карела тому, как общаться с детьми, которых они не знают.

Когда карел растет с детьми, из них получаются прекрасные товарищи по играм. Они также чрезвычайно защищают членов своей семьи и будут делать все возможное, чтобы предотвратить любые потенциальные угрозы, которые они видят.

Краткое описание

Карельская медвежья собака определенно не для всех, но, когда она выращивается в правильной семье, эта порода преданная, любящая и игривая.