Сорос пол: В США скончался Пол Сорос — старший брат американского мультимиллиардера — Архив

Содержание

Под пузырем у Сороса – Власть – Коммерсантъ

Журнал «Коммерсантъ Власть» №46 от , стр. 48

  Борьба за мир и демократию во всем мире, которую начали Пол Вулфовиц (на фото) и его единомышленники, превратила английский язык в оруэлловский новояз, а Америку из сияющего города на холме сделала темной силой, опасной для окружающих. Так считает Джордж Сорос

       Близкая России тема «олигарх против президента» пополнилась международным сюжетом. Американский финансист Джордж Сорос открыто объявил войну президенту США Джорджу Бушу. Прошло две недели, а он до сих пор не обвинен в неуплате налогов и не пакует чемоданы, чтобы покинуть США. «Власть» заинтересовалась, насколько финансист опасен для президента США и что ему за это будет.

На войну с президентом
       До прихода к власти в США президента Буша финансист-миллиардер Джордж Сорос никогда особо не вмешивался во внутреннюю американскую политику, а его пожертвования в фонды Демократической партии за последние годы исчислялись всего-навсего несколькими тысячами долларов. С начала 80-х он вкладывал заработанные на финансовых спекуляциях средства в развитие демократии в Восточной Европе — спонсировал польскую «Солидарность», чешских и советских диссидентов, а в конце 90-х активно помогал свалить режим Милошевича. Сегодня финансируемые Соросом грузинские оппозиционеры пытаются повторить югославский вариант в Грузии. Во всех этих странах, по его собственным словам, миллиардер пытался реализовать идею открытого общества, где ни одна сторона не должна иметь монополию на истину.
       Когда к власти в США пришли Джордж Буш и неоконсерваторы, Америка, по словам Сороса, стала «опасным местом». «Когда я слышу слова Буша ‘Вы или с нами, или против нас’, это напоминает мне нацистов»,— говорит финансист. Философия неоконсерваторов (их идейным лидером считают замглавы Пентагона Пола Вулфовица), определяющих политику Белого дома, противоречит взглядам Сороса. Нынешняя американская администрация считает, что за демократию во всем мире можно бороться с помощью превентивной войны, уничтожая диктаторов и приводя к власти проамериканские правительства. Сорос ничего не имеет против конечной цели — установления во всем мире демократии, но предпочитает добиваться своих целей путем экономического давления и финансирования оппозиции в тоталитарных странах.
       Неоконсерваторов он называет «кучкой экстремистов, которые руководствуются грубой формой социального дарвинизма», и обвиняет их в росте антиамериканских настроений в мире. Еще финансисту не нравится идея божественного предназначения Джорджа Буша: американский президент не раз делал заявления, смысл которых сводится к тому, что у Бога есть для него план. Сорос однажды признался, что и сам склонен к «мессианским фантазиям». А двум мессиям в Вашингтоне слишком тесно.
       
Что может олигарх
       У финансиста есть несколько возможностей осложнить жизнь президенту. Самый простой — щедро спонсировать демократов и проводимые ими антипрезидентские кампании. Его состояние, по разным данным, составляет $7-12 млрд, и миллиардер говорит, что готов потратить все, если получит гарантии ухода Буша после выборов в следующем году.
       Правда, Сорос сам ограничил возможности спонсировать предвыборную борьбу. В прошлом году он пролоббировал принятие конгрессом нового закона о финансировании политических партий. Согласно закону, пожертвования частных лиц на избирательную кампанию не могут превышать $4 тыс. (половину на первичные выборы, половину на основные). Закон был направлен против республиканцев (поддерживающие их бизнесмены гораздо охотнее жертвовали крупные суммы на предвыборную кампанию), но теперь создал трудности и для демократов.
       Тем не менее закон можно обойти — Сорос будет действовать через околопартийные организации, которые не менее важны для работы с избирателями, чем партийные ячейки. Жертвовать подобным организациям крупные суммы законы не запрещают.
       В августе Сорос дал деньги на создание новой продемократической группы America Coming Together (ACT). Ее активисты должны сосредоточиться на работе с избирателями в 17 ключевых штатах США, где разрыв между республиканцами и демократами на прошлых выборах был минимален. Миллиардер привлек к финансированию ACT еще несколько крупных бизнесменов, среди которых его давний соратник Питер Льюис (он пожертвовал $10 млн). Общий бюджет организации в ходе предвыборной кампании должен составить около $75 млн.
       Республиканцы отнеслись к этой инициативе финансиста очень серьезно. Председатель национального комитета Республиканской партии Эд Гиллеспи на прошлой неделе обвинил Сороса в том, что, ратуя за открытое общество, он выделяет средства сомнительным околодемократ

Тайна биографии самого кровавого миллиардера в истории — спонсора всех революций и террора

Главный спонсор множества цветных революций, финансист террористических организаций по всему миру Джордж Сорос в годы Второй мировой войны служил карателем у фашистов. Об этом стало известно «Севастопольскому агентству новостей».


Впрочем, фашиствующий миллиардер особенно и не скрывал своего прошлого, как и мотивы, побуждающие его сеять по миру раздор и разруху. Как человек, безусловно, умный, Сорос нашел удобоваримое прикрытие для своих деструктивных действий – он известен как финансист различных правозащитных организаций, в том числе и в России. Но такая благотворительность не может обелить этого карателя. Говорить «в прошлом» нет причин, бывших преступников не бывает.

Еще в 1998 году Джордж Сорос в интервью журналисту Стиву Крофту на канале CBS признался в том, что нанялся карателем к фашистам, когда ему было 14 лет. Интересно, что по происхождению Сорос – венгерский еврей. И если его отец, Тивард, в 1944-1945 годах активно помогал своим соплеменникам скрываться от преследования нацистов, то сам будущий миллиардер встал по другую сторону….

Избежать Холокоста ему удалось благодаря вранью и продажности. Заявив нацистам, что он христианин, Сорос записался в карательный отряд и помогал немецким нацистам отправлять людей в лагеря смерти. По признанию беспринципного политтехнолога, именно в этот период и сформировался его характер: он научился просчитывать свои действия наперед.

Будучи подростком Джордж Сорос рассудил так, что мог бы быть на месте тех, у кого он помогал конфисковывать вещи и кого отправлял на верную смерть. Однако если бы он оказался по другую сторону, то его заменил кто-то другой.

Он считает, что от него в той ситуации ничего не зависело, а самое главное – он ни на секунду не испытывал чувства вины.

Судя по всему, это ощущение ему вообще не знакомо. В более позднем интервью, фрагменты которого включены в программу канала Info Wars, ему задают вопрос о том, правда ли, что именно он виноват в финансовых коллапсах в Тайланде, Малайзии, Индонезии, Японии, России. С гордой улыбкой на лице Сорос согласился, что во всех вышеперечисленных странах он устроил кризисы….

«Я был в этих странах для того, чтобы зарабатывать деньги, я не могу принимать во внимание и не принимаю во внимание социальные последствия своих действий», — комментирует свое участие в развале политико-экономических систем Джордж Сорос….

Если говорить о дне сегодняшнем, то с тех пор ровным счетом ничего не изменилось: несмотря на преклонный возраст, этот финансовый упырь продолжает влиять на ситуацию, о чем на голубом глазу признался в недавнем интервью немецкому журналу Cicero.

Радея за сохранность американской финансовой системы, которая помогла ему заработать 24 миллиарда долларов, Сорос опасается за целостность Европы, которая сегодня трещит по швам из-за войны на Украине. Правда Незалежная здесь не субъект: воюет не она, а ею. И финансист Сорос в этом месиве — один из самых важных кукловодов.

Он призывает продолжать эту войну, точнее – продолжать топить Украину, иначе под воду уйдет сам Евросоюз. А потому фашиствующий миллиардер призывает МВФ не скупиться и направить Киеву 20 миллиардов долларов. Причем сразу. В противном случае эта война будет проиграна.

Так что украинский президент Порошенко, утверждая, что стоит на страже безопасности за Старый Свет, нисколько не ошибается, но сильно переоценивает свою роль: его использует Сорос. И как в случае с Тайландом, Малайзией, Индонезией, Японией и другими государствами, пострадавшими за его миллиарды, за развал Украины ему абсолютно не будет стыдно.

Судьба простых украинцев в этом случае никого не интересует: ведь никто не спрашивает мнение свиньи, которую отправляют на сало…

Источник

Справка: Американский финансист, основатель и глава благотворительных фондов Джордж Сорос (настоящее имя — Дьордь Шорош) родился 12 августа 1930 года в Будапеште (Венгрия) в еврейской семье среднего достатка. Отец Джорджа был адвокатом и издателем. В 1914 году он ушел добровольцем на фронт, попал в плен к русским и был сослан в Сибирь, откуда бежал обратно в родной Будапешт.
[Spoiler (click to open)]Во время Второй мировой войны благодаря фальшивым документам, изготовленным отцом, семья Сороса избежала преследования нацистами и в 1947 году эмигрировала в Великобританию. В это время Джорджу Соросу было уже 17 лет. Он поступил в Лондонскую школу экономики и успешно окончил ее через три года.

В Англии он нашел работу на галантерейной фабрике, где стал работать продавцом. Затем устроился коммивояжером, предлагая товар различным торговцам на морских курортах Уэльса. В 1953 году Сорос получил место в компании «Сингер и Фридландер». Работа и одновременно стажировка проходила в арбитражном отделе, который находился рядом с биржей. Его руководитель торговал акциями золотодобывающих компаний.
В 1956 году Сорос прибыл в США по приглашению отца своего лондонского друга, у которого была своя небольшая брокерская фирма на Уолл‑стрит. Карьера Сороса в США началась с международного арбитража, то есть покупки ценных бумаг в одной стране и продаже их в другой. После Суэцкого кризиса этот вид бизнеса пошел не так хорошо, как хотелось Соросу, и он создал новый метод торговли, назвав его «внутренним арбитражем» (продажа по отдельности комбинированных ценных бумаг акций, облигаций и варрантов прежде, чем они могли быть официально отделены друг от друга). До введения президентом Кеннеди дополнительного сбора на иностранные инвестиции этот вид деятельности приносил Соросу неплохой доход. Но после все пошло на спад, поэтому данный вид бизнеса ему также пришлось оставить.

С 1963 по 1966 год Сорос пытался переписать диссертацию, над которой начинал работать после школы бизнеса, и вернулся к написанию своего трактата «Тяжкая ноша сознания», но не был удовлетворен результатом. На этом карьера Сороса-философа завершилась, и он вернулся в бизнес.
В 1966 году Сорос создал свой первый инвестиционный фонд с суммарным размером капитала в 4 млн долларов. За три года существования инвестиционного фонда Джорж Сорос получил значительную прибыль. В 1969 году Сорос стал руководителем фонда «Дабл Игл», который впоследствии перерос в Quantum Group. К середине 1990‑х капитал фонда составлял уже 10 млрд долларов.

15 сентября 1992 года, в день, который вошел в историю как «черная среда», Джордж Сорос заработал около миллиарда долларов. Он предпринял ряд операций, которые были связаны с быстрым падением английского фунта. Именно после этой махинации к Соросу прочно прилепилось прозвище «Человек, обрушивший Банк Англии».
Все свои деньги Джордж Сорос заработал, играя на понижение. Основная тактика Сороса – теория рефлексивности фондовых рынков. Согласно этой тактике, все торговые решения принимаются спекулянтом на основе ожиданий цен в будущем.
Некоторые специалисты считают, что Сорос обязан своим успехам дару финансового предвидения. По другой версии, Сорос получает инсайдерскую информацию от высокопоставленных разведывательных, политических и финансовых кругов наиболее крупных стран мира. В 2002 году Парижским судом он был признан виновным в получении конфиденциальной информации и приговорен к штрафу в 2,2 млн евро. Суд посчитал, что благодаря тому, что Сорос владел конфиденциальной информацией, он сумел заработать больше 2 млн. долларов на акциях французского банка Societe Generale. подробнее

как миллиардер Сорос десятилетиями влияет на дела государств

Один из самых могущественных игроков мировой закулисы Джордж Сорос в своем последнем интервью выразил надежду, что в ноябре американскому лидеру Дональду Трампу «придет конец». Фонд Сороса активно наращивает финансирование врагов американского президента. Например, еще в июле он анонсировал выделение более 200 миллионов долларов на нужды чернокожих американцев, иначе говоря, протестному движению Black Lives Matter, которое активно выступает против Трампа.

В консервативных кругах Америки подсчитали, что всего на данный момент в бюджете фонда Сороса на финансирование лояльных демократам организаций заложено более 260 миллионов долларов — это 20% всех денег фонда. То есть каждый пятый доллар в этом году Сорос потратит конкретно на борьбу с Дональдом Трампом.

Джордж Сорос — он же Дьёрдь Шорош — родился в Будапеште в семье венгерского еврея. Во время Второй мировой ему, как и миллиону его сограждан, грозила смерть. Но, когда мальчику было десять лет, произошло то, что во многом определило всю его дальнейшую судьбу. Родители отдали его на воспитание в христианскую семью, чтобы спасти от нацистов. А его приемный отец сам оказался нацистским пособником — наживался на собственности евреев, которых отправляли в лагеря. Страшный урок цинизма, который будущий миллиардер, кажется, усвоил. Даже к этому эпизоду своей биографии спустя годы он относился как к игре на бирже.

«Конечно, я мог быть на другой стороне. Я мог быть одним из тех, у кого забрали все. Но у меня не было чувства, что я не на своем месте. Потому что… знаете, забавно, это как во время игры на финансовых рынках: если эти деньги не возьму я, придет кто-то другой, чтобы забрать их, вот и все. Вот и тогда я понимал, что еврейскую собственность все равно заберут — не этот человек, так другой. Но и я сам, конечно, тогда ничего не забирал, я был просто зрителем. Я не имел к этому отношения, так что у меня нет никакого чувства вины», — говорил Сорос в программе «60 минут: Джордж Сорос» в 1999 году.

Уроки из серии «жизнь — это рулетка» или «ничего личного» не прошли даром. Они выковали характер Сороса-бизнесмена, а затем и политика. Он всегда шел туда, где царил хаос, закидывал удочку в мутный омут. Свою первую рыбку — миллиард долларов он заполучил в 1992-м.

Когда в Англии назрел банковский кризис, Сорос начал скупать Британскую валюту. Потом продал все разом, хорошо заработал, а заодно обрушил фунт стерлинга. Несколько лет спустя ту же операцию он провел с тайским батом и неплохо нажился на азиатском кризисе. В 98-м он предсказал дефолот в России, а точнее получил инсайдерскую информацию от американских спецслужб, и с огромной выгодой для себя сыграл на курсах валют. Тогда бизнесмен получил нелицеприятное прозвище — архитектор хаоса. Хаос стал его зоной комфорта. Именно на нем зиждется и вся соросовская благотворительность.

Когда в СССР грянула перестройка, он сразу понял, куда надо закидывать невод. Первым советским человеком, с которым он связался, был только вернувшийся из ссылки академик Андрей Сахаров. Ему Сорос предложил профинансировать культурный или образовательный фонд. Сахаров донес эту идею до семьи генсека Михаила Горбачева. И вскоре бизнесмен из США уже был на короткой ноге с Кремлем.

«Я связался с фондом, организованным Раисой (Горбачевой). Наше совместное предприятие называлось «Культурная инициатива». Там была старая команда, но были там и молодые люди. Это была группа из КГБ, которая активно поддерживала перестройку», — отмечал Сорос в 2016 году.

Сорос понял, что именно в смуту можно зарабатывать больше всего. Поэтому когда в CССР подул ветер перемен, он быстро смекнул, в какую сторону надо двигаться. Страна распадалась, не одна золотая рыбка, а целая стая сама шла к нему в руки. Сорос проявлял невероятную активность, постоянно встречался сильными мира сего. Один за другим создавая фонды, которые должны были изменить всю экономическую модель трещавшей по швам супердержавы, сделать ее полем для спекуляции и выгодных инвестиций.

Бывший премьер-министр Украины Николай Азаров, которого сверг созданный Соросом Майдан, вспоминает, как в начале 90-х миллиардер плел свои сети.

«Первая моя встреча была в Донецке, 92-93 год. Происходила она в гостевом доме бывшей донецкой компартии. Там принимали генсеков, Горбачев там был, вот такое внимание уделили Соросу… А идеи у него были исключительно простые и примитивные: первое, что ваша промышленность устарела, вы с такой промышленностью никуда не попадете, ни в какой цивилизованный мир. Вам надо все немедленно демонтировать. Вам надо создавать условия для привлечения инвестиций», — вспоминает политик.

Сорос действовал неспеша: политиков убеждал в том, что плановая экономика никуда не годится, что им нужны иностранные инвесторы. Обнищавшую интеллигенцию подкупал грантами: давал деньги ученым, книгоиздателям. Делал широкие жесты — публиковал собрания русской классики, например.

Борис Надеждин в 90-е работал в думе и правительстве. Он до сих пор с теплотой вспоминает об американском миллиардере.

«Сорос в 90-е годы, я точную статистику не знаю, но речь идет о многих тысячах советских ученых, российских уже ученых, выплачивал им единовременную помощь в размере 500 долларов. Это зарплата научного сотрудника за два года», — говорит Надеждин, ныне президент Фонда «Институт региональных проектов и законодательства».

По данным расследовательской группы DC Leakes, за несколько лет миллиардер основал в России правозащитную организацию «Общественный вердикт», историческую «Мемориал», юридическую «Центр социальных и трудовых прав», социалогическую — «Левада-Центр». Открытая Россия, Московский центр Карнеги, СОВА, Центр Сахарова, интеллектуальное движение «Лебедь» — это его проекты. Что не так с его филантропией, гуманитарными и образовательными проектами, стало понятно только десять лет спустя, когда ученые, правозащитники, политики поняли, в какую ловушку они попали. Фонды, финансируемые бизнесменом стали предъявлять свои требования тем, кого они все это время кормили. Рассказывать, какую экономическую модель лоббировать в верхах, как преподавать историю, для чьих инвестиций открывать двери.

«Когда вышли первые пособия, когда вышли учебники, сделанные советниками под диктовку специалистов фонда, то все взялись за голову… Преподносятся события войны в ином свете: не Советский Союз являлся основным носителем той победы в войне, не на его плечах была победа. А это сделали западные союзники, а мы им помогли», — поясняет руководитель Всероссийского фонда образования, сопредседатель движения «Образование для всех», член-корреспондент Российской Академии Естественных Наук Сергей Комков.

В 90-е было два учебника истории: один – просоветский, а второй – прозападный. Школьникам второй нравился больше – яркие иллюстрации, живой язык. Но если присмотреться: о Сталинградской битве в нем одной строчкой, о капитуляции Германии – тоже. А вот об операции США в Атлантике и победе над Японией – целые абзацы.

К концу 90-х пришло отрезвление, пелена очарования Западом и западной моделью спала. Тем временем целая сеть НКО, созданных Соросом, была разбросана по всему постсоветскому пространству. И тогда уже прокуратура и политики стали ее постепенно распутывать. Деятельность его фондов в стране объявили нежелательной. И тогда ближайший друг для Сороса в мгновение ока стал врагом.

«Я считаю, что европейское общество реагирует на Россию недостаточно остро. Поэтому и пытаюсь объяснить, какую опасность она в действительности представляет», — заявил Сорос в 2014 году.

Триумфального шествия не вышло. Миллиардер споткнулся о Россию.
Но Сорос не был бы Соросом, если бы ловил своих золотых рыбок только в одном месте. К началу нулевых сотни его фондов уже готовили почву для будущих переворотов в бывших республиках Союза и в Восточной Европе. Они действовали в Казахстане, Киргизии, Узбекистане, на Украине, в Белоруссии, в Грузии. В странах, которые так явственно, как Россия, не прочувствовали весь ужас 90-х, в западные ценности и гранты от доброго американского друга еще свято верили. И эта огромная территория для бизнесмена по-прежнему оставалась благодатной почвой.
Медленно, но верно он вел людей, которые обучались по его программам еще в 80-х, к власти. В 2000-м его сербские выпускники из протестного движения «Отпор» свергли Слободана Милошевича. В 2003-м на его деньги оппозиционеры из организации «Кмара» совершили госпереворот в Грузии.

«Он думает, что деньги или спасают или меняют все. Он ведет себя как политик, но он не политик. Его никто не избирал. Но все равно он своими идеями об открытом мире вмешивается во внутренние дела суверенных государств», — говорит венгерский политолог и журналист Габор Штир.

С Украиной сразу не получилось, но к 2004-му миллиардер уже практически добился своего — его ученики из международного фонда «Возрождение» устроили там первую оранжевую революцию. Сорос не получил Россию, но подошел к ее границам вплотную. Азаров помнит, как в начале 90-х Сорос вербовал в Киеве своих сторонников и, по сути, сформировал будущую политическую элиту Незалежной.

Десять лет спустя деньги Сороса пришли на Майдан. Он финансировал политическую оппозицию, на его средства вооружали ее боевые подразделения. Совершив очередной госпереворот, миллиардер получил свободный рынок. Транснациональная компания «Монсарто», где Сорос главный акционер, стала наводнять Киев своими ГМО-продуктами, а заодно — скупать там поля и пашни. Недаром в интервью национальному телеканалу звучит оговорка по Фрейду «Я смотрю на ситуацию изнутри».

«Я смотрю на эти события изнутри. Поэтому меня нельзя назвать беспристрастным наблюдателем. Я думаю, это очень важное событие, это стало, действительно, рождением нации», — сказал Сорос, отвечая на вопрос, считает ли он произошедшее на Украине «революцией достоинства» или госпереворотом.

Странно было бы думать, что Сорос действует в одиночку. За миллиардером стоит и весь демократический истеблишмент США, и Госдеп, и американские спецслужбы. Он финансирует цветные революции и продвигает идеи глобализма не безвозмездно, ему сливают инсайдерскую информацию обо всех финансовых конкурентах и помогают укрываться от судов.

«Нет ни одного конфликта, где не участвовал бы фонд Сороса. Его идея открытого общества есть везде. Эта тема стала его звездой, но в реальности Сорос – неотъемлемая часть американских спецслужб. Сорос – американские спецслужбы. Он не гениальный бизнесмен, кто сам делает революции, это ложь. Коллективный Сорос — это тот Сорос, который представляется 17-ю спецслужбами Америки, они готовят хорошую базу для действий», — объясняет член-корреспондент Академии военных наук РФ, политолог-американист Сергей Судаков.

В 90-е казалось, что Сорос получил что хотел: деньги, власть, влияние во всем мире. Но сначала его попросили из России, потом в родной Венгрии объявили персона нон-грата. И, наконец, его сеть стала расходиться по швам даже в США, зацепившись за иглу Трамп-тауэр.

Тогда миллиардер пошел ва-банк и сделал одно из своих самых неудачных вложений. Инвестировал сотни миллионов долларов в предвыборную кампанию Хиллари Клинтон. Она лоббировала его интересы еще с 2009-го, когда стала госсекретарем: назначала на высокие посты удобных Соросу чиновников и дипломатов.

Оказалось, все напрасно. К власти пришел Трамп, которым Сорос не может управлять. Во-первых, у нынешнего президента США денег тоже много. Во-вторых, он тертый калач и знает толк в манипуляциях. Но миллиардер не сдается и пытается раскачать лодку изнутри.

Очередные протесты — Black Lives Matter. Чернокожие борются за свои права. Все начиналось как обычно — митинг за светлые идеи, а закончилось погромами, которые опять-таки проплачены Соросом.

Но его главный враг, как сказал сам Сорос, по-прежнему сидит в Москве. Действовать напрямую через свои фонды, как раньше, бизнесмен уже не может. Последнее орудие, которое у него осталось, информационное. «Открытая Россия» Михаила Ходорковского, от которой о России традиционно или негатив или молчание, его проект. А на неделе одна из подконтрольных ему организаций объявила набор в школу медиаменеджмента — чтобы на российской земле воспитывать правильных, с точки зрения миллиардера, либеральных журналистов. Он не сдается — однажды потерпев поражение, мечтает о реванше. И, несмотря на солидные годы, ради того, чтобы добиться своего, готов терпеливо ждать.

биография, состояние и личная жизнь миллиардера (+ фото в молодости)

Автор Кристиан На чтение 11 мин. Просмотров 380 Опубликовано Обновлено

Джордж Сорос: его имя стало нарицательным. Биография и личная жизнь легко может стать основной для голливудского фильма. Его состояние на 2020 год превысило 8 млрд долларов.

Джордж Сорос

Кто такой Сорос, чем он знаменит?

Джордж Сорос (George Soros) – финансист и меценат. Он создал целую группу благотворительных организаций, под названием «Фонд Сороса».

Сорос – типичный представитель спекулятивного финансового капитала. Личность этого человека и его деятельность вызывает весьма неоднозначную оценку у сторонников различных политических взглядов. Финансиста обвиняют в резком падении курса английского фунта («черная среда»). Считается, что он также приложил руку к созданию финансового кризиса 1998 года.

Джорджа Сороса называют человеком, который обрушивает экономики целых государств, запуская кризисы ради собственной наживы. Экономист Пол Кругман предложил ввести для обозначения финансовых спекулянтов новое обозначение – «соросы».

Фонды Сороса

Сеть его фондов охватывает около 100 государств. Основная цель – поддержка проектов в сфере науки, образования, здравоохранения.

Ежегодно Джордж Сорос тратит на них несколько сотен миллионов долларов.

Сорос много лет лоббирует легализацию марихуаны. Он один из основных лоббистов легализации наркотиков. Меценат полагает, что это позволит снизить количество преступлений, сопутствующих обороту наркотиков.

Материал по теме: Биография Марка Цукерберга — история успеха, состояние, жена и дети

Состояние на 2020 год

Нынешний размер состояния бизнесмена известен. Оно составляет 8,3 млрд долларов. Именно такая цифра указана на странице, посвященной Джорджу Соросу в Википедии.

Общая сумма доходов бизнесмена от инвестиционной деятельности равняется примерно 44 млрд долларов. Хотя сказать точно, сколько всего денег заработал Сорос, достаточно сложно.

Джордж Сорос, его доход

Биография Джорджа Сороса

Детство и ранние годы

Главный герой нашего рассказа родился 12 августа 1930 года в еврейской семье. Его отец считался видным членом еврейской общины Будапешта.

Мать Сороса привила ему любовь к искусству и иностранным языкам. Больше всего мальчику нравилось рисование. В молодости он активно занимался спортом.

Ранние годы Сороса

Учился будущий финансовый гений довольно средне. Зато имел отлично подвешенный язык и очень любил играть в «Монополию».

Жизнь Сороса во время Второй мировой войны

Когда Джорджу исполнилось 10 лет, началась Вторая мировая война. Мальчику и его семье пришлось пережить тяжелое время. Чтобы избежать отправки в концлагерь, им довелось несколько лет прятаться, живя в подвалах.

На некоторых сайтах можно найти информацию о том, что четырнадцатилетний Сорос сотрудничал с гитлеровцами. Так же лично участвовал в преследованиях евреев в Будапеште. Есть даже его фотографии в форме СС.

Джордж Сорос во время второй мировой войны

Об этом периоде жизни Джорджа Сороса известно немного. Однако большая часть рассказов о его сотрудничестве с немцами очевидная и глупая ложьСорос не мог служить в СС по причине малого возраста. На момент освобождения Венгрии ему было всего 14 лет.

Второй миф – его участие в конфискации имущества у евреев. Чтобы избежать уничтожения, семье Соросов пришлось скрывать свою национальность. Джордж выдавал себя за «крестного сына» известного бизнесмена из Будапешта. В этом амплуа он действительно мог присутствовать при описи имущества арестованных евреев. Но в силу своего возраста вряд ли участвовал в таких мероприятиях.

Джордж Сорос в молодостиДжордж Сорос в молодости

Еще есть информация, что отец Джорджа Сороса изготавливал фальшивые документы для евреев. Благодаря этому многие из них смогли избежать смерти.

Начало карьеры и путь к богатству

В 1947 году Сорос покинул родину. Сначала он уехал в Берн, а затем отправился в Англию. Начало карьеры получилось у юноши сложным: он работал швейцаром и официантом, затем стал коммивояжером.

В 1949 году будущий магнат начал обучение в Лондонской школе экономики. Первым местом его работы в амплуа экономиста стала компания «Сингер и Фридландер». В 1956 году Сорос перебрался за океан и занялся инвестиционным бизнесом. Он торговал акциями иностранных компаний.

Фонд Quantum

Фонд Quantum Джорджа Сороса

В 1970 году Сорос основал фонд Quantum. Дела у него пошли очень хорошо. К 1980 году состояние бизнесмена превысило 100 млн долларов.

“Чёрная среда”

Были у Сороса и неудачные периоды. «Черный понедельник» 1987 года превратил фонд в убыточное предприятие. С лихвой вернуть утраченное финансисту удалось во время «черной среды» 1992 года. На обрушении британского фунта он заработал 1 млрд долларов. Более того, именно его считают одним из главных виновников этого события.

Обрушение британского фонда

После развала коммунистического блока, бизнесмен обратил свое внимание на Восточную Европу. В 1997 году он приобрел 25% «Связьинвеста» за 1,87 млрд долларов. После дефолта 1998 года стоимость этого актива снизилась в два раза. В 2004 году Сорос смог продать его за треть первоначальной цены Леонарду Блаватнику. Позже Джордж назвал эту сделку одной из худших за всю его карьеру.

Сорос заработал состояние, делая ставки на понижение. Согласно его теории, стоимость товаров или акций зависит не только от экономических или политических факторов. Имеет значение и массовая психология людей.

Сорос неоднократно доказывал на практике, что его теория работает. Однако, зарабатывая де

Как Джордж Сорос стал сначала иконой, а потом посмешищем Уолл-стрит

Феномен хедж-фондов, под управлением которых, по данным Deutsche Bank, сегодня находится свыше $2,3 трлн, — главный предмет исследования Себастьяна Маллаби, автора книги «Денег больше, чем у Бога», готовящейся к выходу в издательстве «Карьера-пресс». Forbes публикует отрывок из книги, посвященный легендарному Джорджу Соросу, основателю хедж-фонда «Квантум». По итогам 2012 года Сорос с состоянием $19,2 млрд занял 30-е место в списке богатейших людей мира. 

Лондонская школа экономики, куда в 1949 году прибыл юный венгр по имени Джордж Сорос, было местом особенным. Тяжелые раны Второй мировой войны были еще совсем свежи; жертвы нацизма, изгнанники из стран коммунизма и молодые лидеры разрушающейся на глазах Британской империи дискутировали в стенах Лондонского университета. В лекционных аудиториях ярые марксисты сидели рядом с борцом за экономическую свободу Фридрихом Хайеком, кейнсианцы и антикейнсианцы спорили друг с другом. 

К тому времени как Сорос приехал в университет, он уже через многое прошел. Выходец из богатой еврейской семьи, он смог избежать нацистского преследования, оставив родных и приняв христианство. Ему пришлось прятаться у многочисленных знакомых отца. 

Наибольшее влияние на Сороса оказал звезда Лондонской школы экономики Карл Поппер — философ, который покинул родину, Австрию, чтобы укрыться от нацизма. Поппер утверждал, что человек не может знать правду; он может «пробираться к ней мелкими шажками, на ощупь, сквозь тернии, пробы и ошибки». Такая точка зрения нашла отклик в душе Сороса. Политические догмы и теории неполноценны; нацисты и коммунисты изо всех сил навязывали себя Венгрии, утверждая, что их учения неоспоримы, но ни те ни другие не имели на это права, рассуждал студент. Работа Поппера «Открытое общество и его враги» породила в Соросе желание, которое он пронес сквозь всю свою жизнь, — внести личный вклад в философию. 

Сорос окончил Лондонскую школу экономики со средними оценками и какое-то время работал на малооплачиваемых работах, даже продавал дамские сумочки на севере Уэльса. В надежде на лучшее он отправил резюме во все инвестиционные банки Лондона. Но так как у Сороса не было никаких связей, его кандидатуру везде с презрением отвергали. Наконец ему удалось получить должность в брокерской компании одного венгерского эмигранта. В 1956 году после множества приключений Сорос переехал в Нью-Йорк, где начал работать на Уолл-стрит. К 1967-му Сорос уже занимал должность руководителя исследований в Arnhold and S. Bleichroeder, известной брокерской компании, специализирующейся на европейских фондовых рынках. Он познакомился с некоторыми менеджерами из Фонда Джонса, подкидывал им кое-какие идеи и в 1969 году смог вложить свои собственные $4 млн в создание хедж-фонда. Он назвал его Double Eagle Fund и управлял им от лица компании Bleichroeder.

К этому времени Сорос уже объединил идеи Карла Поппера и свои знания в области финансов и назвал полученную комбинацию «рефлексивностью». Согласно этой теории, точная информация о котируемой компании слишком сложна для человеческого понимания. Поэтому инвесторы полагаются на предположения и догадки, используя поверхностные знания о компании. Но даже поверхностная, неточная информация может изменить реальность, так как предположения могут спровоцировать скачок цен на фондовой бирже и таким образом позволить компании быстро увеличить свой капитал, что, в свою очередь, положительно сказывается на ее делах. Благодаря такому «циклу обратной связи» едва ли можно было говорить о неопровержимости чего-либо: человек не способен четко воспринимать действительность, и в связи с этим сама действительность меняется под воздействием нечетких представлений. 

Сорос пришел к выводу, который противоречил господствовавшим тогда представлениям об эффективном рынке. Теоретическая наука о финансах за отправную точку принимала утверждение, что рациональные инвесторы могут дать объективную оценку фондовому рынку и взвешивание информации приведет к равновесию на рынке. Но, по мнению последователей Поппера, это предположение не принимало во внимание элементарные пределы познания.

В заметке, написанной в 1970 году, Сорос объяснил схему работы инвестиционных фондов исключительно рефлексивными терминами. «Традиционный метод анализа финансовой надежности заключается в попытке предсказать будущий доход», — говорил он. Основная идея Сороса — сосредотачиваться не на доходах компании, а на психологии инвесторов.

Вверх-вниз

В 1973 году Сорос основал собственную компанию. Он переманил бывшего коллегу из Bleichroeder аналитика Джима Роджерса. Вместе с Роджерсом Сорос продолжил поиск моментов, в которых зыбкое равновесие может кардинально изменить ситуацию. Например, он видел, что финансовое дерегулирование изменило ход игры в банковском деле, преобразовав скучный сектор фондового рынка в весьма привлекательный. Он первым заметил, что Арабо-израильская война 1973 года повысит привлекательность акций оборонной промышленности. Дело в том, что качество боевой техники Советского Союза, использованной Египтом в военных действиях, оказалась значительно выше ожиданий. Сорос предугадал, что Пентагон убедит конгресс США инвестировать в боевую технику, чтобы наверстать упущенное. И Сорос вложил огромные деньги в акции оборонных компаний США. Вскоре он стал крупнейшим внешним акционером военного подрядчика — компании «Локхид». Когда Сорос чувствовал, что наступает переломный момент, он не боялся рискнуть и поставить на кон все. Однажды в Швейцарии, в кабинке горнолыжного подъемника, он прочел в свежем номере Financial Times о планах британского правительства оказать компании «Роллс-Ройс» финансовую поддержку. Сорос счел, что власти начинают активную экономическую политику и предположил, что это повысит привлекательность страны в глазах внешних инвесторов. Он тут же позвонил своему брокеру, чтобы тот купил британские государственные облигации.

К началу 1981 года Сорос достиг такого успеха, о котором не мог и мечтать. Его хедж-фонд, переименованный в 1978 году в «Квантум», накопил $381 млн, увеличив начальный капитал практически в 100 раз, несмотря на трудности фондового рынка 1970-х годов. В июне 1981 года респектабельный журнал Institutional Investor назвал Сороса величайшим в мире фондовым менеджером. Сорос не скромничал. «Я смотрел на себя с благоговейным трепетом: я видел машину, в совершенстве справляющуюся со своей задачей», — писал он без всякой иронии.

«Я воображал себя Богом, сравнивал себя с великим экономистом Кейнсом («у каждого из нас своя общая теория») и с выдающимся ученым Эйнштейном («у меня — теория рефлексивности, у него — теория относительности»)». Но Сорос был несчастен. Успешное инвестирование требовало постоянной внутренней и интеллектуальной концентрации, которая временами была настолько сильной, что ощущалась физически. Финансист часто болел, а отношения с ближайшим окружением не складывались. 

В 1980 году Сорос отказался от услуг Джима Роджерса, обвинив его в вытеснении из компании молодых сотрудников. Вскоре у его фонда начались проблемы. Если 1980 год ознаменовался 100%-ной прибылью, то уже на следующий год Фонд «Квантум» потерял 23%. За этим последовала волна досрочных погашений ценных бумаг, которая наполовину сократила собственный капитал его компании, с $400 млн до $200 млн. К сентябрю 1981 года уставший Сорос вверил все оставшиеся деньги инвесторам и решил взять небольшую передышку.

Джим Роджерс покинул "Квантум" из-за конфликта с Соросом

Дневник победы

В 1984 году Сорос вернулся в инвестиционную игру с вновь обретенным чувством равновесия. Ему удалось избавиться от навязчивой идеи, что если он будет подходить к делу с меньшей одержимостью, это отрицательно скажется на результатах его фонда. Психоаналитик помог Соросу избавиться от кризиса среднего возраста. Он перестал отождествлять себя со своим фондом, хотя такая перемена далась ему нелегко. Он сравнивал эти ощущения с болезненной операцией, которую ему пришлось перенести в прошлом, удалением кальциевого камня из слюнной железы. Едва камень удалили и вытащили наружу, как он тут же рассыпался в порошок.

С августа 1985 года он вел дневник, в котором описывал свои размышления касательно инвестирования в надежде, что запись мыслей на бумаге положительно скажется на его суждениях. Результат такого «эксперимента в режиме реального времени» оказался трудным для стороннего понимания, но именно в этом дневнике Соросу посчастливилось отразить один из триумфов своей жизни — ставку против американского доллара, которую он позднее описал как «самый большой куш за всю историю».

К 1980-м годам пост-Бреттон-Вудская валютная система была чрезвычайно комфортным полем действия для трейдеров. «Стоимость доллара зависела от представлений о ней», — объяснял Сорос. В 1970-х и начале 1980-х годов большинство экономистов полагали, что валютные рынки, подобно фондовым рынкам, стремятся к равновесию. Если бы доллар был переоценен, то американский экспорт упал, а импорт увеличился. Результатом стал бы торговый дефицит, означавший, что иностранцам требуется меньше долларов на покупку американских товаров, чем американцам — любой другой валюты на покупку импортных товаров. Относительно низкий спрос на доллар стал бы катализатором падения его стоимости, изменяя торговый дефицит до тех пор, пока система снова не достигнет равновесия. Что же должны были делать биржевые игроки, по мысли тогдашних экономистов и чиновников? Ни в коем случае не влиять на этот процесс. Если они верно угадают будущие валютные курсы, то лишь ускорят движение системы к равновесию. Если они ошибутся, то оттянут процесс корректировки, но на такой задержке сыграют другие биржевые игроки, поставившие на восстановление доллара. Они обесценят инвестиции спекулянтов, игравших против американской валюты. 

Сорос видел, что теория эквилибриума не объясняет поведение валюты в реальном мире. Например, с 1982 по 1985 год торговый дефицит США неуклонно увеличивался, что подразумевало низкий спрос на доллар, но, несмотря на это, доллар лишь усилил свои позиции. Причиной стали спекулятивные потоки капитала, которые способствовали росту курса доллара. Когда поток «горячего» капитала хлынул в США, курс доллара вырос; растущая валюта привлекла еще больше биржевых игроков, что мешало валютным курсам прийти в равновесие. Стереотипы и мифы на рынке работали бы против равновесия, все дальше уводя обменные курсы от уровня, необходимого для достижения равновесия, что, в свою очередь, усиливало дисбалансы во внешней торговле. В конце концов неимоверный дисбаланс стал бы слишком очевидным для участников рынка и произошел бы резкий, жесткий его разворот.

Летом 1985 года все мысли Сороса были заняты проблемой: как предугадать точное время изменения курса доллара. Президент США Рональд Рейган поменял администрацию в начале второго срока, и новая команда задалась целью опустить стоимость доллара, чтобы уменьшить торговый дефицит. Если бы сочетание политических действий и низких процентных ставок смогло убедить биржевых игроков отказаться от доллара, тенденция к повышению валютного курса неожиданно сменилась бы на прямо противоположную. 

Обдумав все аргументы, приводимые, как писал Сорос, «псевдонаучной экономикой, псевдофилософией рефлексивности и псевдорасчеты графиков», финансист решил: пришло время поставить на падение доллара.

По данным на 16 августа Фонд «Квантум» располагал суммой, эквивалентной $720 млн в валютах, по отношению к которым доллар мог упасть (иена, немецкая марка и фунт стерлингов). Риск убытков при изменении валютного курса в данной ситуации превышал собственный капитал фонда на $73 млн. «Обычно во время операций я стараюсь не превышать собственный капитал компании на любом рынке, — писал он в своем дневнике, — но я всегда стремлюсь подогнать мое понятие о том, что составляет рынок, к моему мышлению о нем в данной ситуации». Сама идея, что хедж-фонд должен быть застрахован от потерь, им даже не рассматривалась.

Спустя три недели, 9 сентября, вторая запись в дневнике Сороса гласила, что первые результаты эксперимента оказались неудачными. Доллар укрепился на информации об улучшении экономических показателей США. Ставка против доллара стоила «Квантуму» $20 млн. Сорос снова с головой ушел в самоанализ. Поставив себя на место органов денежно-кредитного регулирования, он пришел к выводу, что процентные ставки, скорее всего, останутся низкими, даже если экономика страны окажется сильнее, чем ожидается. Руководящий совет Федеральной резервной системы (ФРС) не станет поднимать процентные ставки. Последнее, что нужно экономике, решил Сорос, это дорогой капитал.

Более того, ФРС может не повышать процентные ставки, поскольку новая администрация Рейгана была твердо нацелена на снижение инфляции. Взвесив все варианты, Сорос решил продолжать игру против доллара и отказаться от нее только в случае потери половины ее стоимости — если дела на рынке и дальше будут идти не по его сценарию.

Решения Сороса по поводу инвестирования часто были на грани фола. Правда в том, что любой рынок, пусть и в малой степени, является эффективным, поэтому любая информация является ценной; искусство игры на бирже заключается в том, чтобы увидеть возможность заработать, которую не заметили другие спекулянты, а затем сыграть по-крупному, используя это небольшое преимущество в своих интересах. Часто случалось так, что Сорос тщательно изучал все факты, формулировал тезис, а потом внезапно кардинально менял свое мнение. Случайное высказывание одного из его гостей за обедом могло оказаться решающим фактором в его рассуждениях, Сорос вскакивал и приказывал своему трейдеру закрыть позиции. Решение Сороса придерживаться «короткой позиции» по отношению к доллару было одним из таких сиюминутных, неожиданных решений. Если бы он отказался от этой ставки после первого же убытка, его жизнь сложилась бы совершенно иначе.

22 сентября 1985 года министр финансов США Джеймс Бейкер собрал своих коллег из Франции, ФРГ, Японии и Великобритании в отеле «Плаза» в Нью-Йорке. Пять министров договорились о совместной политике по снижению реального курса доллара. Соглашение в «Плазе» принесло Соросу $30 млн прибыли за одну ночь. Уже на следующий день иена выросла более чем на 7% по отношению к доллару — самый большой ее однодневный скачок за всю историю. 

Сорос был удачливым человеком. Он понял, что администрация Рейгана захочет опустить курс доллара, но понятия не имел, к чему это приведет, и даже не догадывался о встрече, которую устроит министр в отеле «Плаза». Но именно после этой исторической встречи о Соросе заговорили как о живой легенде валютного рынка. Вместо того чтобы зафиксировать прибыль из ставки против доллара и почивать на лаврах, Сорос продолжал действовать. Он был уверен, что снижение доллара в ходе первых торговых сессий — только начало падения.

Официальное сообщение из отеля «Плаза» могло оказаться «бумажным тигром», ибо сделанное министрами заявление было очень острожным, а реализация новой совместной политики требовала больших усилий со стороны правительств. Но пока рынок сомневался, Сорос продолжал игру ва-банк. Совещание в отеле «Плаза» завершилось днем в воскресенье, но в Азии уже было утро понедельника. Сорос тут же позвонил своим брокерам в Гонконг и приказал купить больше иен. К пятнице той же недели он заработал дополнительно $107 млн на падении курса американской̆ валюты. 

К началу декабря Сорос накупил иен еще на $500 млн и немецких марок на $300 млн. «Я добился максимального контакта с рынком во всех его проявлениях», — записал он в своем дневнике. Гений? Отнюдь нет. Сорос позже сам признавался: «Выдающаяся особенность моих предположений заключается в том, что я всегда ожидаю событий, которым не суждено воплотиться в жизнь». Но один крупный успех затмил все допущенные ранее ошибки.

В декабре 1985 года закончилась первая стадия эксперимента Сороса «в режиме реального времени». Денежный доход Сороса был ошеломляющим. За четыре месяца начиная с августа доходы его фонда выросли на 35%. Суммарно Сорос заработал $230 млн. 

Сам Сорос был уверен в том, что своим успехам он обязан ведению дневника. В общении с друзьями он шутил, что полученный им от сделки доход является самым крупным гонораром, который когда-либо получал писатель. 

Впоследствии дневник был издан как часть его книги «Алхимия финансов». Выход этой книги в мае 1987 года сделал Сороса еще более знаменитым. Восходящие звезды хедж-фондов видели в Соросе идеальный портрет биржевого игрока. Пол Тюдор Джонс, один из лучших трейдеров, специализирующихся на торговле хлопком, позднее основавший собственную компанию Tudor Investment Corporation, требовал от своих работников обязательного прочтения «Алхимии финансов». В одном интервью Джонс заявил, что теперь Соросу нужно быть осторожным; он вспоминал сцену из кинофильма «Патон» о временах Второй мировой войны, в котором американский генерал наслаждался победой над немецким фельдмаршалом Эрвином Роммелем. Патон подготовился к битве, он прочитал очерки Роммеля. В кульминационный момент битвы он выглянул из своего командного поста и произнес любимую реплику Джонса: «Роммель, ты идиот. Я читал твою книгу!»

Но дела Сороса шли слишком хорошо, чтобы обращать внимание на предупреждения. Наконец-то он сам стал одной из тех интеллектуальных звезд, которыми сам когда-то восхищался в Лондонской школе экономики.

Фотографии Сороса стали часто появляться на обложках журналов. Акцент выходца из Центральной Европы привносил экзотику в его имидж. Если верить статьям в журналах, Сорос был знатоком глобального инвестирования за много лет до того, как многие фондовые менеджеры смогли найти Токио на карте. Он управлял рынками мира из своего тихого и спокойного биржевого зала на Манхэттене, по-дружески общаясь с мировыми финансистами на пяти языках. Журнал The Economist назвал его «самым интригующим инвестором в мире», а журнал Fortune признал его «самым удачливым инвестором своего времени, наделенным даром предвидения». Но как лестная характеристика Сороса в журнале Institutional Investor в 1980 году явилась предзнаменованием унизительной потери четверти капитала в 1981 году, так и все эти дифирамбы стали предтечей катастрофы 1987-го.

Слон в посудной лавке

Выпуск Fortune от 28 сентября 1987 года был озаглавлен предельно понятно — «Не слишком ли завышена стоимость ценных бумаг?» После длительного повышения цен на рынке, начавшегося в начале 1980-х годов, акции четырех сотен промышленных компаний продавались в среднем по цене, в три раза превышающей их цену до старта биржевого ралли. 

Журнал Fortune представил Сороса как первого специалиста в деле о фондовых рынках, а он был уверен в дальнейшем росте акций. «То, что цены на фондовом рынке завышены, не значит, что сам рынок неустойчив», — заявил Сорос. В качестве подтверждения своего тезиса Сорос привел пример Японии, где цены на фондовом рынке стремительно росли еще дольше. 

Сорос не один играл на повышение. Спустя неделю после выхода памятного для него номера Fortune компания Salomon Brothers выпустила аналитический доклад, в котором говорилось, что повышение цен на рынке будет продолжаться до 1988 года; спустя неделю Байрон Виен, известный стратег банка Morgan Stanley и друг Сороса, предсказал «новый подъем перед концом цикла». 

Поглощения компаний — модная тенденция середины 1980-х — поддерживали растущий рынок. Как только объявлялось о поглощении какой-либо компании, ее акции подскакивали в цене. Количество кредитов и ссуд, выделенных на сделки по слиянию и поглощению, росло с каждым днем. Скупка акций походила на манию, что безупречно вписывалось в теорию рефлексивности Сороса. 

Пятого октября Сорос пригласил в офис одного из своих поклонников — Стэнли Дракенмиллера, известного руководителя фонда на Уолл-стрит, который прочел «Алхимию» и пожелал познакомиться с ее автором. Сорос увидел перед собой многообещающего молодого человека и предложил Дракенмиллеру работу. Тот от работы отказался, но между ними завязалась тесная дружба. Дракенмиллер был высокий, широкоплечий — прямая противоположность невысокому, крепко сбитому Соросу; насколько Дракенмиллер был простым, типичным американцем, настолько Сорос был необычным, бросающимся в глаза европейцем. Но они хорошо ладили. Соросу тогда было около шестидесяти, Дракенмиллеру — слегка за тридцать, и ему еще предстояло воспитать свое эго, поэтому он прислушивался к Соросу. 

Дракенмиллер многому научился у Сороса

Хотя их точки зрения на фондовый рынок во многом совпадали, их фонды тем не менее вели свои дела по-разному. Дракенмиллер был уверен, что грядет падение американского рынка; «Квантум» же играл на понижение на рынках Японии и спекулировал на повышение на фондовом рынке США. Фонд «Квантум» получал сногсшибательную прибыль, приобретая контрольные пакеты акций компаний. Шутники с Уолл-стрит называли такое занятие перепродажей «мусорных» бумаг. Оседлав волну, команда Сороса получила 60% прибыли уже к концу сентября. Все складывалось как нельзя лучше.

Четырнадцатого октября в Financial Times была напечатана статья Сороса, в которой тот еще раз утверждал, что обвал рынка начнется в Токио. В то утро он направился в Гарвардский институт, чтобы прочитать лекцию о теории резких подъемов с последующими за ними падениями. После лекции он узнал, что конгресс намерен увеличить налоги в связи с многочисленными слияниями корпораций. В тот же день индекс Dow Jones упал на 3,8% — событие, которое должно было привлечь внимание Сороса, но — увы! — не привлекло. Впоследствии он признался: «В тот день я должен был быть в офисе и покончить с делами на фондовом рынке».

На следующий день, в четверг, ценные бумаги снова упали, в пятницу падение продолжилось. В конце рабочего дня к Соросу зашел Дракенмиллер. Трехдневное падение цен на рынке убедило его, что индекс Dow Jones потерял достаточно позиций и вскоре следовало ожидать резкого скачка вверх. В пятницу Дракенмиллер перестал распродавать ценные бумаги и начал играть на повышение.

Сорос выслушал друга и разложил перед ним кучу графиков, подготовленных Полом Тюдором Джонсом, с которым он часто общался. Дракенмиллер внимательно изучил графики и запаниковал. Из графиков Джонса следовало, что он только что совершил ужасную ошибку. Линии на бумаге иллюстрировали историческую тенденцию фондовых рынков к понижению стоимости ценных бумаг.

На следующее утро Дракенмиллер навестил Джека Дрейфуса, основателя взаимных фондов Дрейфуса. Дрейфус велел своему секретарю принести графики не только индексов рынков, но и отдельных ценных бумаг. «Мы просмотрели все эти таблицы индивидуальных портфелей ценных бумаг, и я понял, что ошибся, — вспоминал Дракенмиллер позднее. — То, что я увидел, было не просто кучкой ценных бумаг, неизбежно падающих в цене. Эти бумаги просто взорвались. Безусловно, я прочитал информацию абсолютно неверно». 

Девятнадцатое октября вошло в историю как «черный понедельник». Dow Jones упал на 22,6% — величайшее падение за 91 год существования индекса. Быстро закрыв свои позиции, Дракенмиллер избежал худшего, чего нельзя было сказать о Соросе. Он сделал все, что смог, чтобы уйти с рынка, но в его распоряжении было намного больше позиций, чем у Дракенмиллера. Продать «мусорные» бумаги в условиях нарастающей паники было практически невозможно. К обеду, когда Дракенмиллер закончил распродажу, а Сорос был еще в середине пути, рынок превратился в настоящий ад. 

В понедельник вечером Сорос оценивал сложившуюся ситуацию. Уолл-стрит нанесла ему сильнейший удар, но, по счастью, одновременно рухнули все мировые рынки, в том числе и Nikkei, где у Сороса были короткие позиции. Игра на понижение в Японии частично компенсировала потери. 

Сорос был уверен, что рынок восстановится. И действительно, уже во вторник утром цены на фондовом рынке стали расти. Сорос использовал эту возможность и снова вернулся на рынок. Но его ждала новая неприятность. Большую часть «коротких позиций» против японских акций Сорос открыл в Гонконге, власти которого решили приостановить торги на время биржевой бури. 

Буквально за несколько минут до закрытия нью-йоркского рынка в среду Сорос разговаривал с Дракенмиллером. К тому времени индекс Dow Jones рос уже два дня, но Дракенмиллер был уверен, что это преддверие нового падения. Он досконально изучил историю всех рынков, которые когда-либо постигал крах, и вывел закономерность: резкое падение цен на рынке приводило к двухдневному росту цен, которое снова сменялось резким падением рынка. В ту среду Дракенмиллер сообщил Соросу, что намерен играть на понижение.

Но Сорос придерживался другого мнения. Он посоветовался со своими консультантами, которые уверили его, что «черный понедельник» — просто ошибка. Это всего лишь ночной кошмар, спровоцированный «страхованием инвестиционных портфелей».

Дракенмиллер был ранней пташкой, и на следующий день, в четверг, он проснулся в небывалом волнении. Но когда проверил лондонский рынок, то увидел, что все ценные бумаги были распроданы. Если Нью-Йорк последует примеру Лондона, то «короткие» позиции Дракенмиллера выстрелят, а у Сороса будут большие неприятности.

Около 7 часов утра Дракенмиллеру позвонили из фьючерсной конторы Salomon Brothers. Брокер сообщил ему, что фьючерсы могут упасть «до двух сотен». В прошлый вечер фьючерсы закрылись на значении 258 пунктов; их падение до 200 означало бы, что они потеряли пятую часть стоимости. Дракенмиллер предположил, что он может извлечь выгоду из сложившейся ситуации. Он велел своему брокеру отступить от игры на понижение, если фьючерсные контракты упадут до 195.

Рынки открылись, и фьючерсы сразу же упали до 200 и ниже. Указания Дракенмиллера Salomon Brothers выполнила, что принесло ему прибыль в размере 25% с позиций, которых он придерживался с прошлого вечера. Но рынок продолжал стремительно падать, вопреки всем прогнозам и логике. Было ощущение, что кто-то попросту его «валит». Дракенмиллер решил позвонить своему другу. «Джордж, я хотел сказать, что играл на понижение всю прошлую ночь, но думаю, это пора прекращать, — сказал он. — Кто-то распродавал свои ценные бумаги абсолютно непродуманно, как слон в посудной лавке».

Голос Сороса звучал спокойно и отстраненно. «Я зализываю раны, — сказал он. — Я войду в игру как-нибудь в другой раз».

Только на выходных Дракенмиллер окончательно понял, что на самом деле произошло. Он взял в руки последний выпуск журнала Barron’s и прочитал, что именно Сорос был тем самым «слоном в посудной лавке». По версии журнала, странное поведение Сороса было связано с неприятностями на рынках Японии. После огромного скачка вверх в среду (отскок после «черного понедельника») токийский рынок в четверг снова начал расти. Сорос решил закрыть свои короткие позиции на фьючерсной бирже, но он не мог распродать позиции до тех пор, пока власти Гонконга не открыли фондовые рынки. У фонда появились финансовые проблемы. 

В понедельник убытки начали нарастать, но уже на Нью-Йоркской бирже из-за падения американских акций. Фонд «Квантум» рискнул, поддавшись минутной самоуверенности, которая может погубить любой фонд, значительная часть позиций которого открыта с использованием заемных средств, «кредитного плеча». Как только кредиторы понимают, что у заемщика неприятности, они начинают отзывать свои средства. Это не оставляет фонду иного выбора, кроме как продавать акции на слабом рынке, плодя все больше убытков. Когда в четверг лондонский рынок снова резко упал, предвещая очередную распродажу акций в Нью-Йорке, Сорос решил, что пришло время выйти из игры. 

«Я не понимаю, что происходит, — сказал он, — нам просто нужно выйти в наличные. Мы еще сможем отыграться». Затем он сказал трейдеру Джо Орофино, что нужно уйти с фондового рынка. Весь портфель фонда «Квантум» в размере $1 млрд предстояло сбросить, и немедленно. Но продать позиции такого объема нельзя, не изменив ситуации на рынке. Трейдеры в отделе фьючерсных торгов начали безудержную продажу по крайне низким ценам. Цены валились с бешеной скоростью. И такие инвесторы, как Дракенмиллер, поняли, что это может привести к полному краху рынка еще до того, как кто-то сможет получить выгоду от коротких позиций. «Когда они поняли, в какой последовательности все произойдет, они максимально понизили цены на рынке», — печально вспоминал Сорос впоследствии.

Решение Сороса выйти в наличные стало, вероятно, самым большим промахом за всю его карьеру и стоило его фонду $200 млн собственных средств. Если до кризиса годовая прибыльность «Квантума» составляла 60%, то спустя одну неделю кризиса он превратился в убыточный, с потерями 10% в годовом выражении. С учетом кредитов и средств клиентов $840 млн были потеряны безвозвратно. Этот случай выявил слабые места хедж-фондов, что отрицательно сказалось на развитии всей отрасли в последующие годы: чем крупнее становился фонд, тем сложнее ему было войти на рынок или выйти из него, не спровоцировав при этом кардинального изменения цен. Если бы «Квантум» не был таким крупным, то в понедельник Сорос решил бы проблему столь же быстро, как это сделал Дракенмиллер. 

После «черного понедельника» над Соросом стали посмеиваться. Анонимный источник сообщил лондонской Times: «Потребовалось 20 лет, чтобы Джордж Сорос был признан гением своего дела, и всего 4 дня, чтобы превратить его в ничтожество». Forbes в своей редакционной статье не без ехидства вспоминал о злополучной обложке Fortune, своего главного конкурента. «Если такой богатый, невероятно тщеславный и известный фондовый менеджер, как Джордж Сорос, появляется под хлестким заголовком, продавай свои ценные бумаги», — иронизировал автор.

Конечно, Сорос никуда не делся — в последующие годы он неоднократно показывал мастерство стратега и трейдера. Уже к концу того же 1987 года стало ясно, что выводы о финансовой кончине Сороса преждевременны. Сорос оказался на втором месте в списке богатейших людей Уолл-стрит по версии журнала Financial World. А на первом — не кто иной, как Пол Тюдор Джонс, технический аналитик и поклонник литературного таланта Сороса.

Пол Сорос — Paul Soros

Пол Сорос ( венгерский : Сорос Пал ; 5 июня 1926 — 15 июня 2013) был венгерский -born американский инженер — механик, изобретатель, бизнесмен и филантроп. Сорос основал компанию Soros Associates, которая проектирует и развивает погрузочно-разгрузочные и портовые сооружения. По состоянию на 2013 год Soros Associates в настоящее время работает в девяноста одной стране мира. Пол Сорос, которого часто называют «невидимым Соросом», был старшим братом Джорджа Сороса , успешного бизнесмена и финансиста.

биография

Ранние годы

Сорос родился Шварц Пал 5 июня 1926 года в Будапеште , Венгрия , в семье Тивадара Шварца , юриста и писателя, и Эржебет Сёч, дочери владельца магазина тканей. Его отец был схвачен русскими во время Первой мировой войны и содержался в лагере для задержанных в Сибири . Сорос был также носителем эсперанто , конланг .

Тивадар Сорос изменил фамилию семьи с Шварц на Сорос в 1936 году, чтобы избежать антисемитизма и распространения нацизма в Европе. Тивадар Сорос сфальсифицировал документы, назвав фамилию и христианские имена, когда немцы оккупировали Венгрию в 1944 году. Семья бежала в безопасные дома почти на год, пока в страну не вторглись советские войска . Однако Советы ошибочно полагали, что Пол Сорос был разыскиваемым офицером СС, и арестовали его. Его вместе с другими заключенными отправили на восток, в сторону Советского Союза. Ему удалось избежать марша заключенных, нырнув за мост и спрятавшись в заброшенном фермерском доме. Затем он вернулся в Будапешт.

Пол Сорос пережил войну и эмигрировал в Соединенные Штаты в 1948 году. Он прибыл на Манхэттен после бегства из Венгрии, находившейся тогда под контролем коммунистов, во время путешествия по Швейцарии с венгерской олимпийской лыжной командой .

Карьера

Сорос прибыл в Нью-Йорк с очень небольшими деньгами. Он поступил в Бруклинский университетский и политехнический институт (ныне Политехнический институт Нью-Йоркского университета ), где получил степень магистра , поскольку не мог позволить себе более дорогие университеты Лиги плюща. Он жил в дешевой квартире недалеко от Проспект-парка, когда был студентом, но все еще изо всех сил пытался платить за аренду и еду.

Сорос основал компанию Soros Associates , которая проектирует и развивает погрузочно-разгрузочные и портовые мощности. Например, бразильская транснациональная компания Tubarão использовала проекты, разработанные компанией Сороса, чтобы в четыре раза увеличить добычу железной руды в Бразилии и стать крупнейшим корпоративным производителем железной руды в мире. Soros Associates в настоящее время работает в 91 стране мира.

Филантропия

Пол Сорос и его жена Дейзи Сорос основали стипендию Пола и Дейзи Сорос для новых американцев , которая предоставляет финансирование для получения ученых степеней иммигрантам и детям иммигрантов. Каждый год тридцать студентов получают стипендию в размере до 90 000 долларов на покрытие двухлетнего обучения в аспирантуре, а также на проживание и другие расходы. Стипендиаты могут изучать любой предмет по своему желанию в любом американском университете. Однако, чтобы получить стипендию, студенты должны продемонстрировать уникальную «идею или талант», добиться чего-то конкретного благодаря долгосрочным усилиям и быть вовлеченными в правительство или другую организацию. посвящен идеалам Билля о правах США .

Пол и Дейзи Сорос основали Товарищество Пола и Дейзи Сорос в 1998 году с 50 миллионами долларов. К 2010 году они выделили более 30 миллионов долларов почти 400 студентам. В 2010 году они выделили Сообществу еще 25 миллионов долларов. Пол Сорос занимал пост председателя Сообщества, а его сын Джеффри Сорос стал президентом в 2010 году.

Более поздняя жизнь

Сорос умер в своем Пятой авеню доме на Верхнем Ист — Сайде на Манхэттене 15 июня 2013 года , в возрасте 87 лет он страдал от болезни Паркинсона , диабета, челюсти и рака языка во время его дальнейшей жизни. Сороса пережила его жена Дейзи Сорос (урожденная Шленгер), которая, как и ее муж, была венгерской еврейской иммигранткой, от которой у него было двое сыновей, Питер и Джеффри.

Ссылки

внешние ссылки

<img src=»https://en.wikipedia.org//en.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1×1″ alt=»» title=»»>

Философия Джорджа Сороса и ее роковой недостаток | Общество | ИноСМИ

В конце мая, в тот же день, когда Розанну Барр уволили с «Эй-Би-Си» за расистский твит о советнице Обамы Валери Джарретт, она обвинила Челси Клинтон в том, что та находится в браке с племянником Джорджа Сороса. «Челси Сорос Клинтон», — написала Барр в Твиттере, зная, что одной только комбинации фамилий будет достаточно для того, чтобы спровоцировать реакцию. В последовавшем беспорядочном обмене сообщениями младшая Клинтон похвалила благотворительную работу Сороса и его фондов «Открытое общество». На что Барр ответила самым что ни на есть унылым образом, повторив ложные утверждения, звучавшие ранее со стороны правых медиа-персон: «Пожалуйста, простите меня за некорректную информацию о вас в твиттере! Кстати, Джордж Сорос — нацист, который выдал двух своих собратьев-евреев, а после их смерти в немецких лагерях присвоил их имущество — вы знали об этом? Но ведь мы все ошибаемся, верно, Челси?»

Пост Барр быстро ретвитнули консерваторы, в том числе Дональд Трамп-младший, и это неудивительно. Среди правых радикалов Сороса ненавидят так же сильно, как Клинтонов. Имя Сороса вызывает «эмоциональные возгласы толп свирепых хищников», как сказал недавно в интервью «Вашингтон пост» один бывший конгрессмен-республиканец. Его считают дурным человеком, ведущим свою игру вне публичной сферы. Подобная антисемитская карикатура преследовала филантропа десятилетиями. Но в последние годы она превратилась в нечто, больше напоминающее злодея в стиле фильмов о Джеймсе Бонде. Даже для консерваторов, которые отвергают наиболее таинственные ультраправые кулуары, данное Брейтбартом описание Сороса как «глобалистского миллиардера», приверженного идее превращения Америки в либеральную пустошь, является бесспорной и очевидной истиной.

Несмотря на одержимость Соросом, его собственные мысли мало кого интересовали. Тем не менее, в отличие от большинства представителей класса миллиардеров, которые говорят банальными фразами и стараются не принимать активного участия в общественной жизни, Сорос — человек широких интеллектуальных интересов и запросов. Судя по книгам и многочисленным статьям, он является не потерявшим связь с реальным миром плутократом, а неоднозначным и последовательным мыслителем, приверженным идее продвижения мира в направлении космополитизма, при котором расизм, неравенство доходов, американская империя и отчуждение современного капитализма остались бы в прошлом. Он чрезвычайно проницателен в отношении границ рынков и могущества США как на внутреннем, так и на международном уровне. Иными словами, он представляет собой одно из лучших «произведений» меритократии.

Именно по этой причине неудачи Сороса столь красноречивы, ведь это неудачи не просто одного человека, а целого класса и целого пути к пониманию мира. С первых дней работы банкиром в послевоенном Лондоне Сорос верил в необходимость связи между капитализмом и космополитизмом. Для него, как и для большинства представителей его социальной группы и руководства Демократической партии, свободное общество зависит от свободных (хотя и регулируемых) рынков. Но эта условная связь оказалась ложной. Десятилетия, прошедшие после окончания холодной войны, показали, что без мнимого смертельного врага капитализм склонен к подрыву самой культуры доверия, сострадания и сочувствия, от которой зависит «открытое общество» Сороса, посредством концентрирования богатств в руках весьма ограниченного круга лиц.Логотип Евросоюза на здании штаб-квартиры Европейского парламента в Брюсселе

Bloomberg
Die Welt
Le Monde

Вместо глобальной капиталистической утопии, предсказанной в безмятежные 1990-е годы теми, кто провозгласил конец истории, сегодня во главе США стоит придурковатый наследник, обогащающий свою семью через разрушение «либерального международного порядка», который предназначался для управления спокойным, процветающим и единым миром. Хотя Сорос раньше других признал пределы гиперкапитализма, его классовая принадлежность не позволяла ему отстаивать радикальные реформы, необходимые для создания мира своей мечты. Система, позволявшая Джорджу Соросу скопить имеющееся у него богатство, оказалась непригодной для космополитизма.

Ключевые моменты биографии Сороса хорошо всем известны. Он родился в 1930 году в Будапеште в еврейской семье среднего класса под именем Дёрдя Шварца (в 1936 году отец сменил фамилию во избежание антисемитской дискриминации), до Второй мировой войны наслаждался спокойным детством, а после нацистского вторжения в Венгрию он и его семья были вынуждены принять христианскую веру и жить под вымышленными именами. Каким-то чудесным образом они пережили войну, избежав той участи, что постигла более двух третей венгерских евреев. Задыхаясь от жизни в коммунистической Венгрии, в 1947 году Сорос иммигрировал в Великобританию, где поступил в Лондонскую школу экономики и познакомился с австрийским философом Карлом Поппером, который оказал на него колоссальное интеллектуальное влияние.

В 1956 году Сорос переехал в Нью-Йорк и продолжил карьеру в области финансов. В конце 1960-х, проведя более десяти лет на различных должностях на Уолл-стрит, он основал фонд «Квантум», один из наиболее успешных хедж-фондов всех времен. Когда фонд скопил ошеломляющую прибыль, сам Сорос стал легендарным трейдером; наиболее известным эпизодом его биографии стало то, что в ноябре 1992 года он заработал более миллиарда долларов и «сломал Банк Англии», сделав ставку на резкое удешевление фунта стерлингов относительно немецкой марки.

Сегодня Сорос является одним из богатейших людей мира и наряду с Биллом Гейтсом и Марком Цукербергом стал одним из самых политически влиятельных филантропов США. Но в отличие от Гейтса и Цукерберга Сорос всегда называл источником своего вдохновения академическую философию. Мышление и благотворительная карьера Сороса построены вокруг идеи «открытого общества» (термин разработан и популяризирован Поппером в классической работе «Открытое общество и его враги». Согласно Попперу, открытые общества гарантируют и защищают разумный обмен, в то время как закрытые заставляют людей подчиняться власти, будь то религиозная, политическая или экономическая.

С 1987 года Сорос опубликовал 14 книг и ряд статей в «Нью-Йоркском книжном обозрении», «Нью-Йорк Таймс» и других изданиях. Данные работы не оставляют сомнений в том, что, как и в случае со многими добившимися известности в 90х левоцентристами, определяющим интеллектуальным принципом Сороса является его интернационализм. С точки зрения Сороса цель современного существования человека заключается в создании мира, определяемого не суверенными государствами, а глобальным сообществом, субъекты которого понимают, что в свободе, равенстве и процветании заинтересован каждый. По его мнению, создание подобного глобального открытого общества является единственным путем к преодолению человечеством реальных проблем изменения климата и ядерного распространения.

© AP Photo, Armando FrancaФинансист Джордж Сорос

В отличие от Гейтса, чья благотворительность сосредоточена в основном на проектах вроде искоренения малярии, Сорос действительно хочет преобразовать национальную и международную политику и общество. Пока неясно, способно ли его видение пережить волну господствующего в США и Европе антисемитского, исламофобского и ксенофобского правого национализма. Одно ясно наверняка: остаток своей жизни Сорос проведет в попытках убедиться в том, что именно так и произойдет.

Свою благотворительную деятельность Сорос начал в 1979 году, когда после некоторых размышлений решил, что денег у него достаточно, и он может посвятить себя тому, чтобы изменить мир к лучшему. Для этого он создал фонд «Открытое общество», который быстро перерос в транснациональную сеть. Хотя он и предпринял попытку финансирования академических стипендий для чернокожих студентов в подвергнутой расовой изоляции Южной Африке, главной заботой филантропа стал коммунистический блок в Восточной Европе; к концу 80-х он открыл филиалы фонда в Венгрии, Польше, Чехословакии, Болгарии и в самом Советском Союзе. Подобно Попперу Сорос считал страны коммунистической Восточной Европы конечной моделью закрытых обществ. Если бы ему удалось открыть эти режимы, он мог бы продемонстрировать миру, что деньги могут — по крайней мере, в некоторых случаях — помочь мирному преодолению тирании без необходимости военного вмешательства или политической диверсии — излюбленного инструментария лидеров холодной войны.

В 1984 году Сорос основал в Венгрии свой первый иностранный фонд, что послужило образцом всей его деятельности в тот период. В течение десятилетия он предоставлял стипендии венгерской интеллигенции, дабы заманить их в США; обеспечивал библиотеки и университеты ксероксами; и предлагал гранты театрам, библиотекам, работникам умственного труда, художникам и экспериментальным школам. В своей вышедшей в 1990 году книге «Открывая советскую систему» Сорос писал, что его фонд помог «разрушить монополию догмы [в Венгрии] путем предоставления альтернативного источника финансирования культурной и общественной деятельности», который, по его оценке, сыграл решающую роль в крахе коммунизма.

Использование Соросом слова «догма» указывает на два определяющих элемента его мышления: яростную веру в то, что идеи формируют жизнь в большей степени, чем экономика, и уверенность в способности человечества к прогрессу. По словам Сороса, именно характерный для закрытых обществ догматический образ мышления не позволял им приспосабливаться к превратностям истории. Вместо этого, «по мере изменения фактических условий», люди в закрытых обществах были вынуждены придерживаться становившейся все менее убедительной атавистической идеологии. Сорос утверждал, что когда эта догма оказывалась чересчур очевидно оторванной от реальности, происходила ниспровергающая закрытое общество революция. А открытые общества, напротив, были динамичны и способны корректировать свой курс всякий раз, когда их догмы оказывались далеки от реальности.

Когда в 1989-1991 годах Сорос стал свидетелем падения советской империи, возникла необходимость ответить на важнейший стратегический вопрос: чем было заняться его фонду теперь, когда закрытые общества Восточной Европы стали открываться? Накануне распада Советского Союза Сорос опубликовал исправленную версию книги «Открывая советскую систему», в которой раскрыл свою новую стратегию: он посвятит себя созданию постоянных институтов, которые поддержали бы идеи, вдохновляющие антикоммунистические революции, формируя при этом практику функционирования открытого общества для освобожденных народов Восточной Европы. Наиболее важным из них стал открывшийся в 1991 году в Будапеште Центрально-европейский Университет (CEU). С помощью финансирования Сороса он должен был положить начало новому, транснациональному, европейскому миру — и стать тренировочным полигоном для новой, транснациональной, европейской элиты.

Как он мог гарантировать свободу вновь открытых обществ? Сорос достиг совершеннолетия в эпоху «плана Маршалла» и на собственном опыте испытал всю широту американской души в послевоенном Лондоне. По его мнению, данный опыт показывает, что ослабленные и истощенные общества нельзя восстановить без значительных иностранных инвестиций, которые облегчили бы предельно тяжелые условия и обеспечили бы минимальную материальную базу для процветания верных представлений о демократии и капитализме.

По этой причине в конце 80-х-начале 90-х Сорос неоднократно утверждал, что только неожиданное спасение благодаря помощи Запада может сделать Восточный блок демократическим на постоянной основе. «Людям, прожившим всю жизнь в тоталитарной системе, — говорил он, — необходима помощь извне, чтобы воплотить свои стремления в реальность». Сорос настаивал на том, чтобы США и Западная Европа предоставили странам Восточной Европы значительную денежную помощь и доступ к общеевропейскому рынку, а также способствовали таким культурным и просветительским связям между Западом и Востоком, что приличествуют плюралистическому обществу. Сорос открыто признавал, что как только это будет сделано, Западная Европа должна будет принять Восточную в европейское сообщество и предотвратить тем самым дальнейшее перераспределение континента.

Замысловатые призывы Сороса остались без внимания. Начиная с 1990-х годов, он объяснял появление клептократии и гипернационализма в бывшем восточном блоке отсутствием у Запада дальновидности и политической воли в этот решающий момент. «Демократии, — сетовал он в 1995 году, — страдают от недостатка моральных ценностей. Известно, что они не желают предпринимать каких-либо действий, если их прямые жизненные интересы не подвергаются определенной угрозе». С точки зрения Сороса, Запад провалил имеющую всемирно-историческое значение задачу, показав тем самым свою непредусмотрительность и безалаберность.

Но именно отсутствие политической воли и сдерживало Запад в тот момент. В эпоху «шоковой терапии» западный капитал действительно стекался в Восточную Европу, но инвестировался в основном в частную промышленность, в противовес демократическим институтам и построению общества широких масс, что помогло коррупционерам и противникам демократии захватить и сохранить власть. Сорос определил ключевую проблему, но не смог понять, как именно логика капитализма, ставившая прибыль во главу угла, может подорвать его демократический проект. Он оставался слишком увлечен завоеванной системой.

Под впечатлением событий холодной войны Сорос посвятил себя изучению международных проблем, помешавших созданию глобального открытого общества. После Азиатского финансового кризиса 1997 года, когда крах валюты в Юго-Восточной Азии вызвал мировой экономический спад, Сорос написал несколько книг, посвященных двум основным угрозам, которые угрожали, по его мнению, открытому обществу: гиперглобализации и рыночному фундаментализму, обретшим господство после краха коммунизма.Всемирный экономический форум

РИА Новости
РИА Новости
РИА Новости

Сорос утверждал, что история мира после холодной войны, а также его личный опыт как одного из самых успешных трейдеров в области международных валютно-финансовых отношений продемонстрировали, что нерегулируемый глобальный капитализм подрывает открытое общество в трех различных направлениях. Во-первых, поскольку капитал мог перемещаться куда угодно во избежание налогообложения, западные страны были лишены тех финансов, что необходимы для обеспечения граждан общественными благами. Во-вторых, поскольку международные кредиторы не подвергались особому нормативно-правовому регулированию, они часто прибегали к угрожавшей финансовой стабильности «необоснованной практике кредитования». И наконец, поскольку эти реалии увеличивали внутреннее и международное неравенство, Сорос опасался, что они подтолкнут людей к неким «актам отчаяния», которые могут нанести ущерб жизнеспособности глобальной системы.

Сорос намного раньше большинства своих коллег-левоцентристов увидел проблемы в основе обеспечиваемой деньгами и либерализованной «новой экономики» 1990-х и 2000-х годов. В большей степени, нежели любой из его либеральных соратников, он признавал, что охват наиболее крайних проявлений капиталистической идеологии может привести США к продвижению такой политики и практик, которые подорвут демократию и поставят под угрозу стабильность внутри страны и за рубежом.

По мнению Сороса, единственный способ спасти капитализм от самого себя заключался в том, чтобы создать «глобальную систему принятия политических решений», которая жестко регламентировала бы сферу международных финансов. Однако еще в 1998 году Сорос признал, что США являются главным противником глобальных институтов: к тому моменту американцы отказались от признания решений Международного суда ООН и подписания Оттавского договора о запрете противопехотных мин, а также в одностороннем порядке ввели экономические санкции тогда и там, где сочли нужным. Тем не менее Сорос надеялся, что каким-то образом американские политики согласятся с необходимостью возглавить коалицию демократических государств, приверженных идее «содействия развитию открытых обществ [и] укреплению международного права и институтов, необходимых с точки зрения глобального открытого общества».

Но у Сороса не было плана по изменению растущей враждебности американских элит к тем формам интернационализма, которые не шли бы на пользу их собственной военной мощи и не давали бы им прямых и видимых экономических выгод. То был значительный пробел в мышлении Сороса, особенно с учетом его настойчивого стремления к главенству идей в контексте поощрения исторических изменений. Однако вместо обдумывания данной проблемы он просто заявил, что «перемены должны начаться с изменения отношений, которое постепенно трансформируется в изменение политики». Статус Сороса как члена гиперэлиты и его убежденность в том, что, несмотря на все трудности, история движется в правильном направлении, сделали его неспособным в полной мере учесть те идеологические препятствия, что стояли на пути интернационализма.

Милитаристская реакция администрации Джорджа Буша-младшего на теракты 11 сентября вынудила Сороса переключиться с экономики на политику. Все в идеологии администрации Буша было для него воплощенным злом. Как Сорос заявил в своей книге «Мыльный пузырь американского превосходства» (2004), Буш и иже с ним «руководствуются постулатом примитивной формы социального дарвинизма: жизнь — это борьба за выживание, а главный инструмент в борьбе за выживание — сила». Если до событий 11 сентября «нормально функционирующие институты нашей демократии не позволяли проявлениям фальшивой идеологии выходить за определенные рамки», то после них Буш «сознательно нагнетал страх, который в конце концов охватил всю страну», чтобы заставить замолчать оппозицию и заручиться поддержкой контрпродуктивной политики воинственной односторонности. С точки зрения Сороса утверждения а-ля «вы либо с нами, либо на стороне террористов» перекликались с риторикой нацистов и СССР, которую он надеялся оставить позади, в Европе. Сорос благоразумно беспокоился относительного того, что Буш ввергнет Штаты в «состояние постоянной войны», для которого характерны иностранное вмешательство и притеснения внутри страны. Таким образом, президент представлял угрозу не только миру во всем мире, но и самой идее открытого общества.

Тем не менее Сорос был уверен, что «экстремистская идеология» Буша не соответствует «убеждениям и ценностям большинства американцев», и ждал победы на президентских выборах 2004 года Джона Керри. Она, по его мнению, должна была подстегнуть «глубокое переосмысление роли Америки в мире», вследствие чего граждане откажутся от односторонности и примут идеи международного сотрудничества.

Но Керри не победил, и филантроп впервые усомнился в политической дальновидности простых американцев. После выборов 2004 года Сорос пережил нечто вроде кризиса веры. В своей книге 2006 года «Эпоха ошибочности» Сорос объяснил переизбрание Буша тем, что США были «оптимистичным обществом, не желающим иметь дело с неприятной реальностью». Американцы, как признавал Сорос, скорее окажутся «введены в глубокое заблуждение администрацией Буша», чем столкнутся с неудачами Афганистана, Ирака и войны с терроризмом. Находясь под влиянием рыночного фундаментализма и его одержимости «успехом», продолжал Сорос, американцы готовы были принять заверения политиков в том, что страна может выиграть нечто столь же абсурдное, как война с терроризмом.

Победа Буша убедила Сороса в том, что как открытое общество США выживут только в том случае, если американцы начнут признавать важность правды; в противном случае они продолжат поддерживать войну с терроризмом и сопутствующие ей ужасы. Оставалось неясным, однако, то, как именно Сорос мог заставить американцев передумать.

Финансовый кризис 2007-2008 годов побудил Сороса переориентироваться на экономику. Крах не удивил его, он счел его предсказуемым следствием рыночного фундаментализма. Скорее он убедил его в том, что мир вот-вот станет свидетелем завершения «длительного периода относительной стабильности, основанной на роли США как доминирующей силы и доллара как основной международной резервной валюты» (цитата из его книги 2008 года «Новая парадигма финансовых рынков»).

Предвидя упадок США, Сорос стал связывать надежды на глобальное открытое общество с Евросоюзом, несмотря на свой прежний гнев в адрес его членов за неспособность полностью принять Восточную Европу в 90-е. Признавая наличие у ЕС некоторых серьезных проблем, он тем не менее считал его организацией, страны которой добровольно «согласились на ограниченное делегирование суверенитета» с целью общеевропейского блага. Таким образом, она представляет собой региональную модель мирового порядка, основанного на принципах открытого общества.

© AP Photo, Olivier Hoslet, Pool Photo via APПрезидент комиссии ЕС Жан-Клод Юнкер и американский финансист Джордж Сорос

Однако надежды Сороса на ЕС быстро разбились о три подорвавших его стабильность кризиса: углубляющуюся международную рецессию, кризис в связи с наплывом беженцев и реваншистское нападение Владимира Путина на нормы международного права. Полагая, что в теории западные страны могут эти кризисы смягчить, Сорос пришел к выводу, что, повторяя неудачи постсоветского периода, они вряд ли объединятся для этой цели. В последние 10 лет Сорос разочаровался отказом Запада простить долг Греции, неспособностью выработать общую политику в отношении беженцев и нежеланием рассмотреть возможность усиления санкций против России, оказав необходимую Украине материальную и финансовую поддержку после аннексии Путиным Крыма в 2014 году. Он был также обеспокоен тем, что многие страны ЕС, начиная с Великобритании и заканчивая Польшей, стали свидетелями возрождения считавшегося затерянным в истории правого этнонационализма. После того, как в 2016 году Британия проголосовала за выход из организации, он убедился в том, что «распад ЕС [был] практически необратим». Евросоюз не сыграл ту роль, что возлагал на него Сорос.

Сорос не понаслышке знал о том, что представляет собой расистский авторитаризм, который в последнее десятилетие угрожал не только ЕС, но и европейской демократии в целом. Начиная с 2010 года, филантроп неоднократно спорил с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном, сторонником авторитарной власти и противником иммиграции. Недавно Сорос обвинил Орбана в «попытке воссоздать тот вид мнимой демократии, которая преобладала в период между Первой и Второй мировыми войнами в Венгрии». В начале этого года Орбан провел бóльшую часть своей успешной предвыборной кампании в попытках демонизировать Сороса, оперируя антисемитскими образами и утверждая, что Сорос тайно замышлял отправить в Венгрию миллионы иммигрантов. Орбан также угрожал закрытием Центрально-Европейского университета, который члены его правительства насмешливо называют «университетом Сороса», а в прошлом месяце парламент принял новое направленное против иммиграции законодательство, известное как пакет законов «Остановить Сороса».

Орбан угрожает открытому обществу одной только Венгрии, а Дональд Трамп угрожает ему в более широком смысле. Сорос приписал победу Трампа пагубным последствиям для американского общества рыночного фундаментализма и мирового экономического кризиса. В декабре 2016 года Сорос заявил, что США избрали своим президентом «мошенника и потенциального диктатора» по одной причине: «избранные лидеры не смогли удовлетворить законные ожидания и стремления избирателей, и эта неспособность привела к разочарованию избирателей в основных разновидностях демократии и капитализма».

По словам Сороса, вместо справедливого распределения порожденного глобализацией богатства «победители» не смогли «компенсировать потери тех, кто проиграл», что привело к резкому увеличению неравенства и гнева внутри страны. Считая, что «Конституция и институты США… достаточно сильны, чтобы противостоять перегибам со стороны исполнительной власти», Сорос при этом опасался, что Трамп создаст союзы с Путиным, Орбаном и другими сторонниками авторитаризма, а это практически сведет на нет возможность построение глобального открытого общества. Очевидно, что в Венгрии, США и многих других странах, привлекших внимание и инвестиции Сороса, его проект забуксовал.

Дальнейшие планы Сороса неясны. С одной стороны, некоторые из его последних действий свидетельствуют о его движении в сторону левого фланга, особенно в области реформы уголовного правосудия и помощи беженцам. Недавно он создал фонд содействия кампании окружного прокурора Филадельфии Ларри Краснера и поддержал трех кандидатов в окружные прокуроры Калифорнии — все они выступали в поддержку реформы уголовного правосудия. Он также выделил 500 миллионов долларов на смягчение глобального кризиса в связи с наплывом беженцев.

С другой стороны, некоторые из его действий указывают на то, что Сорос остается приверженцем традиционной Демократической партии, пусть и не имеющей достаточной квалификации для решения лежащих в основе нынешнего кризиса проблем. Во время предвыборной борьбы 2016 года он открыто выступал в поддержку Хиллари Клинтон. А недавно он раскритиковал потенциального кандидата в президенты от Демократической партии Кирстен Джиллибранд за то, что та призвала Эла Франкена уйти в отставку в связи с обвинениями в сексуальных домогательств к радиоведущей Лин Твиден. Продолжив финансировать действительно прогрессивные проекты, Сорос внесет существенный вклад в идею открытого общества; а решив защищать тривиальных демократов — поспособствует дальнейшей деградации американской общественной жизни.

На протяжении всей своей карьеры Сорос осуществил ряд мудрых и интересных проектных мероприятий. С демократической точки зрения, однако, способность одного богатого человека оказывать воздействие на государственную политику чрезвычайно мала. Сам Сорос признал, что «связь между капитализмом и демократией в лучшем случае незначительна». Проблема миллиардеров вроде него в том, как именно они распоряжаются этой информацией. Открытое общество предполагает мир, в котором все признают человеческую природу друг друга и взаимодействуют на равных. Но расклад, при котором большинство людей пытается урвать последние куски исчезающего пирога, не предусматривает возможности создания того мира, в котором хотел бы жить Сорос и многие из нас. В настоящее время космополитические мечты Сороса остаются именно такими. Почему? Да потому, что открытое общество возможно только в том мире, где никто — будь то Сорос, Гейтс, Девос, Цукерберг, Баффет, Маск или Безос — не может стать столь же богатым, как он.

Дэниел Бесснер — преподаватель в области международных отношений в Вашингтонском университете, автор книги «Демократия в изгнании».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Трамп переигрывает Сороса благодаря ранней подаче формы 2 FEC

Начиная с 20 января, любые неправительственные организации Сороса не могут заниматься политикой против действующего президента США Дональда Трампа, не рискуя своим некоммерческим статусом.
Это правовое следствие недавней подачи формы 2 в Федеральную избирательную комиссию Дональдом Трампом для президента, Inc.

Загрузите документ отсюда.
Это простое правовое предвидение означает, что лагерь Сороса-Ротшильда может рассчитывать только на свои основные СМИ, чтобы сорвать его срок.
Но, учитывая продолжающееся падение репутации основных СМИ, это действие должно вызвать новый приступ паники в существующей системе.
Есть и другие страны, которые восстают против системы, которую построил Сорос вместе с другими единомышленниками.
«Венгрии достаточно. Правительство страны объявило борьбу против организаций, финансируемых Джорджем Соросом, призывая к прозрачности в поддерживаемых иностранцами НПО, действующих в стране. Брюссель уже осудил этот шаг, но Будапешт давно отказывался проводить линию ЕС — по беженцам, связям с Россией и по другим вопросам.Может ли Венгрия и дальше ставить собственные интересы выше тех, которые провозглашаются общеевропейскими интересами? Мы просим министра иностранных дел Венгрии Петера Сийярто ». — СофиКо

Как Пекин и Гонконг отправили собирать вещи миллиардера Джорджа Сороса, когда он в последний раз атаковал азиатские рынки

Чжоу Синь
История не повторяется, но рифмуется, как часто цитируют американского юмориста Марка Твена.
Итак, когда миллиардер-инвестор Джордж Сорос заявил на прошлой неделе, что жесткая посадка в китайской экономике «неизбежна» и что он ведет короткие продажи по азиатским валютам, центральным банкирам страны можно простить, если они вспомнят поэтическую справедливость с трудом завоеванных финансовых средств. Битва 18 лет назад, когда Гонконг был полем битвы, а Сорос потерпел поражение.
В 1998 году Сорос, агрессивные валютные торги которого были обвинены в разрушении экономик Таиланда и Малайзии в результате азиатского финансового кризиса годом ранее, обратил свое внимание на атаки на рынки Гонконга. В этом случае Гонконг, поддерживаемый Пекином, столкнулся с ним с беспрецедентной скупкой акций на 118 миллиардов гонконгских долларов, чтобы поддержать цены на акции и защитить валютную привязку в августе 1998 года.
… В 1998 году Сорос был вынужден уйти из Гонконга. Конг с убытками. Позже он высоко оценил усилия администрации Гонконга под руководством тогдашнего финансового секретаря Дональда Цанг Ям-куэна.
Когда Сорос посетил Гонконг в 2001 году, он сказал, что местные денежно-кредитные власти проделали «очень хорошую работу, вмешавшись, чтобы остановить крах гонконгского рынка».
Сунь Лицзянь, профессор Университета Фудань в Шанхае, сказал, что Пекин может принять меры по контролю операций с капиталом и использовать свою финансовую систему, контролируемую государством, для отражения спекуляций.
«Когда Сорос протрубил в 1997 году, многие местные компании и частные лица в Таиланде или Малайзии последовали за ним, а не за своим правительством, чтобы обменять деньги на доллары», — сказал Сан.«В Китае все по-другому — все крупные банки прислушиваются к правительству, большая часть финансовых активов находится в руках государства, и встреча с финансовыми боссами может поставить их всех в один ряд».

  • http://www.scmp.com/news/china/economy/article/1906325/how-beijing-and-hong-kong-sent-billionaire-george-soros-packing

Помимо Китая и всего Сообщества АСЕАН, у России есть топор против всего, что связано с Джорджем Соросом.

Россия запрещает благотворительность Сороса как «угрозу безопасности»

Калиина Макортофф
Россия запретила продемократическую благотворительную организацию, основанную хедж-фондом миллиардером Джорджем Соросом, заявив, что эта организация представляет угрозу как для государственной безопасности, так и для российской конституции.
В заявлении, опубликованном в понедельник утром, Генеральная прокуратура России сообщила, что два филиала благотворительной сети Сороса — Фонды открытого общества (OSF) и Институт открытого общества (OSI) — будут внесены в «стоп-лист» иностранных негосударственных организаций. государственные организации, деятельность которых была признана государством «нежелательной».
«Выявлено, что деятельность фондов« Открытое общество »и Фонда помощи Института« Открытое общество »представляет угрозу основам конституционного строя Российской Федерации и безопасности государства», — говорится в переведенной версии заявления для прессы. .

  • http://www.cnbc.com/2015/11/30/russia-bans-george-soros-charity-as-security-threat.html

Джордж Сорос через свою обширную сеть неправительственных организаций манипулирует политическими делами не только в Азии, Китае и России, но даже в своей собственной провинции.

Неправительственные организации Джорджа Сороса разоблачили манипулирование выборами в ЕС во взломе 2500 документов от DC Leaks

Просматривать утечку электронной почты Джорджа Сороса — это немного страшно.
Венгерский миллиардер и его НПО обладают огромной властью, а документы, которыми поделились DC Leaks, показывают, как Сорос свергает правительства и разжигает гражданские войны, чтобы получить огромную финансовую прибыль.
Это огромная коллекция протоколов Соросовских НПО, официальных документов, бюджетов Excel и медиапланов, в которых подробно описывается, как Сорос и его НПО управляют правительствами и финансовыми учреждениями из-за кулис.
Вы можете найти полные файлы с возможностью поиска на веб-сайте DCLeaks, которые описывают Сороса и его сеть неправительственных организаций как «рабов, проливающих кровь миллионов и миллионов людей, чтобы сделать его еще богаче.
Джордж Сорос — венгерско-американский бизнес-магнат, инвестор, филантроп, политический деятель и писатель, имеющий венгерско-еврейское происхождение и имеющий двойное гражданство. Он руководит более чем 50 глобальными и региональными программами и фондами. Сорос называют архитектором и спонсором почти всех революций и переворотов в мире за последние 25 лет.Благодаря ему и его марионеткам США считают вампиром, а не маяком свободы и демократии.
Его рабы проливают кровь миллионов и миллионов людей только для того, чтобы сделать его еще более богатым. Сорос — олигарх, спонсирующий Демократическую партию Хиллари Клинтон, сотни политиков по всему миру. Этот веб-сайт предназначен для того, чтобы каждый мог ознакомиться с закрытыми документами Фонда Джорджа Сороса «Открытое общество» и связанных с ним организаций. Он представляет планы работы, стратегии, приоритеты и другие виды деятельности Сороса.Эти документы проливают свет на одну из самых влиятельных сетей, действующих в мире.
Вот полный список НПО Сороса, манипулирующих выборами во всех странах-членах ЕС, с указанием целей проекта, контактных лиц и сумм грантов.

Нам хотелось бы верить, что самопровозглашенные реформисты на шаг впереди не только в этом, но и в других сферах.

Вы действительно можете участвовать в глобальных усилиях по подавлению способности организованной преступной клики Глубинного Государства к геноциду, в то же время наслаждаясь свободой здравоохранения, навсегда бойкотировав Big Pharma.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

.

этаж, этажf, floorl — cppreference.com

float floorf (float arg);

(1) (начиная с C99)

двойной пол (двойной арг);

(2)

длинный двойной пол (длинный двойной арг);

(3) (начиная с C99)

# определить этаж (arg)

(4) (начиная с C99)

1-3) Вычисляет наибольшее целое значение, не превышающее arg .

4) Типовой макрос: если arg имеет тип long double, вызывается floorl . В противном случае, если arg имеет целочисленный тип или тип double, вызывается floor . В противном случае вызывается floorf .

[править] Параметры

аргумент значение с плавающей запятой

[править] Возвращаемое значение

Если ошибок не возникает, возвращается наибольшее целое число, не превышающее arg , то есть arg⌋.

Возвращаемое значение

math-floor.svg

Аргумент

[править] Обработка ошибок

Сообщения об ошибках указаны в math_errhandling.

Если реализация поддерживает арифметику с плавающей запятой IEEE (IEC 60559),

  • Текущий режим округления не действует.
  • Если arg равен ± ∞, он возвращается без изменений
  • Если arg равен ± 0, он возвращается без изменений
  • Если аргумент NaN, возвращается NaN

[править] Примечания

FE_INEXACT может (но не обязательно) повышаться при округлении нецелого конечного значения.

Наибольшие представимые значения с плавающей запятой — это точные целые числа во всех стандартных форматах с плавающей запятой, поэтому эта функция никогда не переполняется сама по себе; однако результат может переполнять любой целочисленный тип (включая intmax_t) при сохранении в целочисленной переменной.

[править] Пример

 #include 
#include 
int main (пусто)
{
    printf ("этаж (+2.7) =% +. 1f \ n", этаж (2.7));
    printf ("этаж (-2,7) =% +. 1f \ n", этаж (-2,7));
    printf ("этаж (-0.0) =% +. 1f \ n ", этаж (-0.0));
    printf ("этаж (-Inf) =% + f \ n", этаж (-INFINITY));
} 

Возможный выход:

 этаж (+2,7) = +2,0
этаж (-2,7) = -3,0
этаж (-0,0) = -0,0
этаж (-Inf) = -inf 

[править] Ссылки

  • C11 стандарт (ISO / IEC 9899: 2011):
  • 7.12.9.2 Функции этажа (стр: 251)
  • 7.25 Типовая математика (p: 373-375)
  • F.10.6.2 Функции этажа (стр: 526)
  • Стандарт C99 (ISO / IEC 9899: 1999):
  • 7.12.9.2 Функции этажа (стр: 232)
  • 7.22 Типовые математические функции (p: 335-337)
  • F.9.6.2 Функции этажа (стр: 463)
  • Стандарт C89 / C90 (ISO / IEC 9899: 1990):
  • 4.5.6.3 Функция пола

[править] См. Также

.
0 0 vote
Article Rating