Сколько в россии матерей одиночек в россии: Госдуме предложили ввести пособие для родителей-одиночек — Российская газета

Содержание

Россиянки выбирают растить детей без мужа

За 20 лет матерей-одиночек в России стало втрое больше. Сегодня это практически треть всех семей в стране. О том, как меняется портрет матери-одиночки, и почему количество неполных семей продолжает расти, «Росбалту» рассказала кандидат философских наук, доцент кафедры общей социологии и социальной философии философско-социологического факультета Института общественных наук РАНХиГС при президенте РФ Ирина Дуденкова.

— На днях детский омбудсмен Анна Кузнецова озвучила статистику: из 17 млн семей около 6 млн — неполные. При этом 5 млн — это матери-одиночки. То есть, почти треть. Можно ли говорить о тренде?

 — Для того, чтобы ответить на вопрос о тренде, необходимо уточнить, кто для служб социальной защиты является матерью-одиночкой. По-видимому, цифры, озвученные Кузнецовой, включают и «статусных» матерей-одиночек, которые не были замужем на момент рождения ребенка, а также получивших статус в результате развода или смерти супруга, что случается в российских реалиях довольно часто, особенно в регионах.

Возможно, статус какого-то количества матерей-одиночек фиктивен. Женщины оберегают его для сохранения социальных выплат, которые для депрессивных российских областей могут быть серьезным подспорьем в семейной жизни. Я бы не спешила делать выводы о кризисе традиционной полной семьи. Но уже сейчас можно говорить о том, что россияне стали гораздо спокойнее относиться к идеальным представлениям о семейной жизни. Сегодня больше детей рождается у людей, состоящих в гражданских браках. Их матери, по сути, являются для государства матерями-одиночками.

— Такое явление,  как матери-одиночки, для России не новое. Как менялась статистика с течением времени? Можно ли говорить о том, что число неполных семей растет?

 — Да, к сожалению, надо признать, что это так. В 2010 году коллеги из Высшей школы экономики писали о 2,5-3 млн неполных семей, в которых детей воспитывают матери-одиночки. В результате получаем, что в общей численности матерей женщины, претендующие на официальный статус «матери-одиночки», составляли 7-8% в 1989 году, 10-12% — в 2002 году и 15-18% — в 2010 году.

То есть, налицо как минимум двукратный рост относительного показателя за два десятилетия. По отношению к современному состоянию рост оказывается уже трехкратным.

Как не сойти с ума после родов

— В чем причина: слишком самостоятельные женщины или безответственные мужчины? Как сформировался этот тренд? Где его истоки?

 — Нужно говорить сразу о нескольких факторах, под влиянием которых сложилась эта тенденция. Меняются стандарты достойного уровня жизни, родительство воспринимается гиперответственно, идеи «сознательного» родительства витают в воздухе. Не все мужчины готовы на этих условиях взваливать на себя ношу воспитания детей. Можно говорить о тенденции инфантилизации поколения «нулевых» и «десятых» годов. Теперь почти невозможно установить период наступления зрелости. Раньше таким моментом было завершение высшего учебного заведения, приобретение профессии. Теперь понятие профессии все сильнее размывается, пропагандируются идеи непрерывного образования, в этих условиях отцовство может показаться слишком поспешным шагом.

Молодые женщины также испытывают это давление, но многие понимают, что репродуктивные функции и здоровье женского организма намного больше отражаются на здоровье ребенка, и с возрастом они не улучшаются.

Но главным, как мне кажется, является общее значительное увеличение возраста женщин, которые решаются на рождение своего первого ребенка, а также увеличение возраста, в котором вступают в брак. Так, возраст первородящих матерей сегодня перевалил за 25 лет. Как правило, женщины в этом возрасте уже достаточно независимы экономически. С другой стороны, движение чайлдфри пока еще не слишком популярно в России, поэтому некоторые, не дожидаясь замужества, как говорится, «заводят ребенка для себя». Возможным оправданием является несовершенство и нестабильность нашей пенсионной системы, которые вызывают опасения остаться в старости в нищете и одиночестве. Число и процент осознанных матерей-одиночек гораздо больше, по моим наблюдениям, чем в предыдущее десятилетие. Конкретные цифры мне не попадались, зато все чаще встречаются женщины, которые стали матерями-одиночками не потому, что их бросил отец ребенка, а потому, что они сами предпочитают обходиться без него.

— Как менялся взгляд общества на эту проблему? Вообще, можно ли считать это проблемой?

 — Я считаю, что рост количества матерей-одиночек — большая проблема современного российского общества. Работающие самостоятельные матери, конечно, могут вырастить хороших детей, но в целом неполные семьи гораздо более уязвимы. Образцы отцовства, ответственного мужского поведения, становятся в российском обществе все более экзотическими и слишком идеальными, чтобы быть нормой.

— Какие могут быть последствия у этого явления?

 — Пока не заметно никаких факторов, разрушающих намеченную устойчивую тенденцию к увеличению числа неполных семей. Кроме этого наблюдения, я опасаюсь делать другие социальные прогнозы. Однако хочу отметить, что меры, которые предпринимает государство для укрепления института семьи, пока носят слишком пропагандистский и популистский характер. Речь идет не только об очевидных вещах, о печальном состоянии систем здравоохранения и образования, о смехотворных мерах поддержки молодых семей, но еще об отношении к детству вообще.

Легко отметить контраст в отношениях к ребенку в российском обществе и за рубежом. Ребенок воспринимается как источник проблем, родительство — как подвиг.

Вероятно, это какие-то глубокие культурно-исторические травмы, которые не исцелить в одночасье установлением Дня семьи и верности.

Анна Семенец

Количество матерей одиночек в россии статистика 2019

Семьи с матерями-одиночками составляют почти треть от общего количества российских семей, заявила уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова во время рабочего совещания нового состава президиума Координационного совета уполномоченных по правам ребенка в РФ, проходящего в режиме онлайн-конференции. По словам Кузнецовой, которые приводит РИА Новости , матери-одиночки воспитывают детей в 5 миллионах семей, в то время как всего семей в России насчитывается 17 миллионов. Кроме того, воспитанием детей еще в тысячах семей занимаются отцы-одиночки. Усыновлены тысяч детей.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Количество Неполных Семей В России Статистика 2019

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: МАТЬ-ОДИНОЧКА скоро станет миллионером!

Кто имеет право на выплаты и бесплатные услуги в рамках социального контракта

Что такое социальный контракт?

Социальный контракт – это соглашение, которое заключается органами соцзащиты с гражданами и семьями, доход которых по независящим от них причинам ниже прожиточного минимума, установленного в соответствующем субъекте РФ.

По этому соглашению орган социальной защиты населения обязуется оказать государственную социальную помощь, в том числе социальные услуги, денежную выплату, необходимые товары, а получатели помощи берут на себя определенные обязательства, например: пройти переобучение, трудоустроиться, развивать собственное дело.

Подробности об обязательствах можно узнать из приложения № 8.6 к государственной программе Российской Федерации «Социальная поддержка граждан».

Чем отличаются пособия от социального контракта?

В отличие от выплаты пособий социальный контракт направлен на то, чтобы помочь нуждающимся перейти на самообеспечение.

Выплаты по контракту должны использоваться только по целевому назначению. Так, соцконтракт на обучение с последующим трудоустройством обязует гражданина выйти на работу.

Как можно потратить средства в рамках соцконтракта?

На профессиональное обучение или получение дополнительного профобразования, на поиск работы и открытие собственного бизнеса.

Кроме того, нуждающиеся семьи смогут использовать средства социального контракта на преодоление трудной жизненной ситуации: покупку товаров первой необходимости и лекарств, обуви и одежды, товаров для ведения личного подсобного хозяйства, а также на лечение, школьные товары и услуги дошкольного и школьного образования.

Размер выплаты в рамках социального контракта зависит от условий, установленных в конкретном регионе.

Что изменилось?

Недавно в программу были внесены изменения, благодаря которым расширились возможности использования средств социального контракта. Теперь при необходимости их можно будет направить на решение текущих проблем, например на покупку одежды, обуви и школьных товаров для детей.

При открытии ИП можно направить средства социального контракта в том числе на расходные материалы и на аренду (не более 15% назначаемой выплаты).

Были упрощены правила трудоустройства для граждан с социальным контрактом. Теперь они смогут оформиться на работу сразу, если нет необходимости проходить стажировку.

Важно!

Как мы уже отмечали, денежные средства должны быть использованы только на мероприятия, связанные с выполнением обязательств по социальному контракту. В подтверждение целевого использования денежных средств, полученных по социальному контракту, предоставляются товарные и кассовые чеки, договор купли-продажи, расписки и т. п.

Что будет, если гражданин не выполнит условия соцконтракта?

Это является основанием для прекращения контракта, а значит, прекратятся и положенные в его рамках выплаты.

А если вы прекратили индивидуальную предпринимательскую деятельность по собственной инициативе в период действия соответствующего соцконтракта, то вам нужно будет возвратить деньги, полученные в качестве государственной социальной помощи.

Как долго государство будет оказывать поддержку в рамках соцконтракта?

Помощь назначается на срок от трех месяцев до одного года исходя из содержания программы социальной адаптации, которая будет указана в контракте.

Этот срок может быть продлен органом социальной защиты населения по основаниям, установленным нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации.

Где социальный контракт уже можно оформить?

Сейчас заключено 58 тыс. социальных контрактов в 21 пилотном регионе. Это Республики Алтай, Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Тыва, Кабардино-Балкарская, Удмуртская, Чувашская; Алтайский, Пермский и Приморский края, Вологодская, Ивановская, Курганская, Липецкая, Нижегородская, Новгородская, Саратовская и Томская области.

В 2021–2022 годах субсидии из федерального бюджета будут предоставлены всем субъектам Российской Федерации.

Важно!

Субъекты РФ могут предусмотреть дополнительные параметры получения и использования контракта. Например, в некоторых регионах средства, полученные в рамках соцконтракта, можно использовать для погашения задолженности по ЖКХ.

Куда обращаться?

В центры социальной защиты населения или МФЦ по месту жительства. 

История женщины, которая в одиночку растит ребенка

Шеф-редакторка компании «Амурские волны» и создательница телеграм-канала «дочь разбойника» поделилась историями женщин, которые в одиночку растят своих детей и практически не получают поддержки от бывших мужей. «Афиша Daily» публикует один из пяти монологов.

Меня зовут Настя, и я веду два телеграм-канала — «дочь разбойника» (про приключения сексизма в российских медиа) и «Вашу мать!» (про материнство). Я журналистка, моему сыну чуть больше двух лет. Мне сложно быть родителем — притом, что у меня есть чудесный надежный муж, отец моего прекрасного и любимого ребенка. Я часто пишу об этом. И каждый раз, когда я об этом пишу, я думаю о людях, которые выращивают детей без партнера. Мне кажется, это еще сложнее.

Идея этого текста пришла ко мне, когда я узнала, что в некоторых российских городах висит социальная реклама со слоганом «Семья бесценна, когда полноценна».

Я считаю, что такая реклама оскорбляет людей, которые растят детей в одиночестве. Я считаю, что быть родителем — это огромный труд, а быть одиноким родителем — еще больший труд. Я хочу, чтобы этот труд был видимым, поэтому ниже вы найдете пять историй женщин (остальные истории можно прочитать по этой ссылке. — Прим. ред.), которые растят детей без партнера. Эти истории прислали мне мои читательницы. Но сначала — немного статистики.

Родительство в одиночку: статистика

В России распадается больше половины браков.

Около 70 процентов мужчин не платят алименты бывшим женам.

Около 5 из 17 млн российских семей — это семьи с матерями-одиночками, еще в 600 тыс. семей детей воспитывают отцы-одиночки.

Иными словами: почти 33 процента всех семей в России — неполные.

10 процентов неполных семей — семьи с отцами-одиночками.

А 90 процентов — семьи с одинокими матерями.

История Леры

«Все говорят: «Надо было смотреть, за кого замуж выходишь».

Меня зовут Лера, мне 26, я из Санкт-Петербурга, и я уже полгода воспитываю дочь одна. Сейчас ей полтора года. Официально я нахожусь все еще в браке, с мужем были вместе шесть с половиной лет. Мы работали вместе, встречались, долгое время жили вместе, так что свадьба и ребенок были запланированы на 146%.

Как так получилось, что я стала матерью-одиночкой? К сожалению, любовь к ребенку не пришла сразу после рождения, роды, хоть и были контрактными, прошли травматично. Помощи ждать было не от кого: родственники мужа живут в Новгороде, мои вообще на Сахалине. После рождения с жуткими побочными эффектами от эпидуральной анестезии я осталась одна дома, муж ходил на работу, друзья быстренько слились. И меня накрыла жуткая депрессия. Я пыталась бороться как могла, ребенок не спал по ночам, постоянно требовал грудь, орал, муж никак не мог справиться и поэтому переехал в другую комнату.

Время шло, и меня крыло. Кое-как я выползла из острого состояния «я щас выйду в окно» и перешла на уровень «я ненавижу свою жизнь, молодость проходит мимо меня, жалею, что родила». В таком состоянии я жила примерно полгода, при этом мы съездили в отпуск в Турцию с полугодовалой дочерью, казалось бы, должно было полегчать. Летом у меня появилось хобби: начала печь торты, сначала просто нравился процесс, с удовольствием угощала друзей, потом решила немножко зарабатывать на этом. В середине лета мужа уволили с работы, и он решил, что хочет работать на себя (у нас был заработок от моих тортиков и мои декретные выплаты с работы).

Идея была хорошей, но исполнение подкачало: дисциплины не хватало, и весь его энтузиазм перерос в залипание сутками в Warcraft. Началось недовольство мной как мамой и женой, потому что я «пилю, ною, ребенком не занимаюсь» и вообще дочь мешает — подползает и выключает комп. При этом все это время мы жили на мои деньги. У меня нервное состояние совсем истощилось, бывали срывы, истерики и крупные скандалы. Муж газлайтил (газлайтинг — форма психологического насилия, при которой человека заставляют сомневаться в своей адекватности. — Прим. ред.), говорил, что это я истеричка, а он-то нормальный. В итоге я начала кидаться на него с драками, потому что уже не могла выносить всего этого цирка. Подумав немного, я решила, что мое эмоциональное состояние мне дороже, и я не хочу, чтобы моя дочь росла с ощущением нормальности таких отношений.

За день до дня рождения мужа мы опять крупно поругались, и я сказала, чтобы он уходил. Так он и сделал. Если честно, после его ухода сил прибавилось. Я переклеила прихожую прямо в начале января, начала забивать тату, сделала пирсинг, у меня появилось больше энергии. С мужем сейчас не живем вместе, но общаемся, бывает просто болтаем, пересылаем друг другу мемы.

Иногда он приходит повидать дочь, но денег не дает, так как до сих пор официально не работает. Бывает, принесет ей пару яблок или мыльные пузыри.

Если честно, мне очень тяжело, так как у меня нет никакой поддержки родственников. Свекровь согласилась приезжать раз в месяц, чтобы я могла выйти отдохнуть. Самая пугающая мысль, что, если со мной что‑то случится, мне не к кому обратиться. Все болезни приходится переносить на ногах, таскать шилопопую полуторалетку по врачам и по всем инстанциям, иногда выручают подружки, такие же мамы с детьми, с которыми познакомились во время прогулок, могу им иногда на пару часов скинуть дочь, чтобы съездить торт отвезти, например. Иногда у меня бывают редкие любовники из Tinder, но я не уверена, что смогу кому‑то по-настоящему доверять. Все говорят «надо было смотреть, за кого замуж выходишь». Ну камон, пять с половиной лет до брака разве недостаточная проверка? Я скучаю по мужу, по тем временам, когда у нас все было хорошо, но я знаю, что больше так не будет. Я не знаю, как после всего этого верить людям.

Мне 26, у меня ребенок, нет родственников, и я ни с кем не могу встретиться, никакому мужчине это не особо и интересно — ждать меня неделями, пока я смогу вырваться на час выпить кофе. Мне кажется, моя жизнь проходит мимо. Единственное, что меня радует, — это то, что рядом нет токсичного человека, что моя жизнь сейчас в моих руках, что мое психологическое состояние довольно стабильно. Я поняла, что не буду мириться со всяким дерьмом, «был бы милый рядом», у меня есть силы, чтобы отстоять свои границы и свое достоинство. Просто грустно, что все так произошло. Как проходит мой день? Ребенок просыпается каждый день в шесть утра, иногда мы гуляем утром, если есть настроение, иногда я работаю. Все домашние дела и работу делаю с дочерью. Когда она спит, я отдыхаю — смотрю кино или еще что‑нибудь. По магазинам мы ходим вместе. Чаще всего гуляем вечером с подружками и их детьми. После отбоя в 8–9 часов я дорабатываю и учу немецкий, смотрю кино, хочу освоить программирование. Надо себя чем‑то отвлекать, чтобы не грустить.


Продолжение — по ссылке.

Подробности по теме

«Все для детей, ничего для себя»: как выглядит рабочий день домохозяйки

«Все для детей, ничего для себя»: как выглядит рабочий день домохозяйки

Я научилась быть мамой-одиночкой в ​​России

Я была студенткой MBA в Гарвардской школе бизнеса, когда неожиданно забеременела. Биологический отец был русским, женат, имел сына и работал в инвестиционном банке в Лондоне. Мы были любовниками и друзьями много лет. Он настоял на том, чтобы я сделала аборт. Я отказался, и он исчез — навсегда.

Мне было 29 лет. Я решила оставить ребенка, бросить школу, найти работу на полную ставку и стать мамой одна в Москве.Я никогда не рассказывала биологическому отцу моего сына о его рождении и не получала от него ни цента.

Спустя годы этот человек даже прошел мимо нас с моим 6-летним сыном по узкой лондонской улице и просто продолжил идти, делая вид, что не знает, кто мы такие. Я американка, но в России научилась быть матерью-одиночкой.

Биологический отец моего сына, как и многие другие российские папы, предпочел уйти от ребенка и освободиться от всех родительских обязанностей — обычная тенденция.Если вы не можете справиться с идеей стать отцом или не «готовы» к ответственности за отцовство ребенка, вы просто исчезаете.

Российское общество не осуждает мужчин за то, что они уходят от своих детей. Это похоже на то, как если бы мужчины должны были уйти, а отцы, которые все же поддерживают своих детей, приветствуются как герои.

Поскольку я американец, чей отец является гражданином России, проживающим в Великобритании, я не мог обратиться в суд по семейным делам, чтобы обратиться за поддержкой со стороны родителей.Так что я ничего не сделала и, как многие русские матери-одиночки, оставила строку «отец» пустой в свидетельстве о рождении моего сына.

Многих моих русских друзей воспитывали матери-одиночки. Моя русская «мама» — удивительная мать-одиночка, которая вырастила свою дочь, моего лучшего друга, в одиночестве в одной комнате, которую они делили в коммунальной квартире в центре Москвы.

Но быть матерью-одиночкой в ​​России нет ничего нового. Согласно исследованию Московской Высшей школы экономики, почти 18 процентов всех матерей в России воспитывают своих детей в одиночку, при этом около 15 процентов всех детей в возрасте до 18 лет воспитываются без отца.Русские мамы в течение нескольких поколений воспитывали детей самостоятельно, настолько, что российское общество уже немного равнодушно к их рассказам.

Легко не заметить, насколько тяжело — эмоционально, материально, физически — воспитывать ребенка одному. Каждая женщина оказывается в этих обстоятельствах по разным причинам, но матери-одиночки в России разделяют непоколебимую и безграничную любовь к своим детям и отказ сдаваться.

В процессе написания моей книги «От А до Я: Материнство по-русски» я рассказала об их опыте многим русским матерям-одиночкам.

Маша, дизайнер-график, живет в Люберцах Московской области одна с 4-летним сыном. Отец ее сына не видит своего сына, и он не помогает материально. «Быть ​​мамой-одиночкой тяжело, особенно морально. Чтобы вырастить ребенка, нужен сильный характер», — сказала мне Маша. Когда я спросил ее, в чем ее секрет, она ответила: «Никогда не останавливаться и постоянно развивать дополнительную силу».

Наташе 35 лет, она живет с маленьким сыном в Москве. «Наш папа исчез, у нас его нет», — сказала она мне.«Трудно быть мамой и папой. С одной стороны, вы знаете, что мужской образец для подражания необходим, особенно для мальчика. Но с другой стороны, вы не приводите домой первого встречного парня только для того, чтобы скажи «у нас есть папа».

Наташа не заставляет отца сына видеться с сыном. «Для ребенка лучше, чтобы он рос в спокойной атмосфере с хорошими настроениями, а не с борьбой. Отец моего сына боялся ответственности родителей, поэтому он ушел».

Русских женщин часто обвиняют в том, что мужчина уходит из семьи, обвиняют в том, что он прогнал его из-за того, что он «слишком силен».Часто цитируют замечание Некрасова о том, что русские женщины «остановят бегущую лошадь и вбежат в горящий дом». Многие до сих пор считают, что если женщина решила рожать, то она должна быть готова нести бремя в одиночку.

И проблема только усугубилась с распадом Советского Союза. В 1989 году число детей, зарегистрированных как «сироты», составляло 2,6 миллиона. В 2012 году это число выросло до 3,9 миллиона, а их доля в населении увеличилась с 6,5 процента до 14,5 процента всех детей в возрасте до 18 лет.

До тех пор, пока правительство не начнет требовать от отцов ответственности за содержание своих детей, трудно себе представить, чтобы что-то изменилось. Российские матери часто опасаются использовать существующую правовую систему, чтобы попытаться получить какую-либо алименты.

Невероятно легко скрыть реальный доход, и нет убедительного опыта взыскания алиментов, предписанных судом. Матери вынуждены «вести переговоры» с биологическими отцами своих детей, что часто приводит к незначительной финансовой поддержке или ее отсутствию.

Российские матери-одиночки действительно впечатляют своей готовностью брать на себя полную ответственность за своих детей. Но мужчина все равно должен нести ответственность за то, что он стал отцом ребенка или решил покинуть семью. Российское общество довольно неубедительно пытается оправдать эту вполне реальную и тревожную тенденцию отцов, которые не берут на себя ответственность за своих детей.

Моему сыну сейчас 8 лет, у него четыре сестры: две маленькие и две большие. Мой муж — замечательный любящий отец.Нам всем очень повезло иметь друг друга. Но даже при том, что я больше не мама-одиночка, я никогда не забуду, каково это было быть мамой в Москве.

Таня Майер живет со своей семьей в Вене, Австрия. Сейчас она работает над книгой «От А до Я: Материнство по-русски».

«Женщины без мужчин: матери-одиночки и изменение семьи в новой России»

TACOMA, Wash. — В современной России материнство-одиночка слишком часто оказывается лучшим выбором, чем семейная жизнь.Это признают как факт не только многие матери-одиночки и российское общество в целом, но даже многие отцы, которым указывают на дверь.

Как так получилось, что российская семейная жизнь, когда-то жестко связанная патерналистской социалистической системой, за последние три десятилетия так резко изменилась и превратилась в жизнь множества семей с матерями-одиночками? Неужели, как склонны говорить грустные русские, причиной этого являются «слабые люди» и «слабое государство»?

Ответы на эти вопросы и рассказы из первых рук простых россиян, которые справились с изменениями, рассматриваются в новой книге Женщины без мужчин: матери-одиночки и изменения в семье в Новой России (Cornell University Press, апрель 2015 г.) Автор: Дженнифер Утрата, доцент социологии и антропологии Университета Пьюджет-Саунд.

Женщины без мужчин опирается на более чем 150 интервью, интенсивные полевые исследования и обширные этнографические данные, чтобы собрать воедино загадку того, как материнство-одиночка, которое часто рассматривается как социальная проблема в других странах, стало само собой разумеющимся в новой России.

В то время как большинство россиян по-прежнему считают, что предпочтение отдается семьям с двумя родителями, многие также утверждают, что материнство-одиночка является неизбежным побочным продуктом двух неразрешимых проблем. Первая — это большое количество мужчин, которые не смогли справиться с требованиями и соблазнами более капиталистической экономики или нашли утешение в бутылке водки.Другой — это новое государство, которое отказалось от своей повсеместной социалистической системы социальной защиты, оставив крайне неравную экономику и плохие социальные услуги.

Элемент неожиданности в относительном «успехе» материнства-одиночки в России, где женщины находят силы и даже радость в воспитании своих детей без инвалидности или отца-алкоголика, — это персонаж, который делает все возможное, чтобы это работало, обычно бабушка, но иногда сестра или тетя. Таким образом, многие дети воспитываются двумя родителями, обеими женщинами, в обществе, где по-прежнему доминируют мужчины.

Книга

Утрата рассказывает истории перемен, трудностей и побед глазами многих игроков: матерей-одиночек, замужних матерей, бабушек и отцов-иногородних. Она также проводит сравнения с параллельным опытом и данными в Соединенных Штатах, что позволяет читателям взглянуть на материнство-одиночку на двух очень разных континентах.

В Соединенных Штатах, пишет Утрата, с 1960-х годов количество матерей-одиночек резко возросло, и по крайней мере половина детей в США проведет часть своего детства в неполных семьях.«Семьи с матерями-одиночками продолжают служить удобными козлами отпущения при решении самых разных проблем, от распада семьи до большого количества заключенных, насилия с применением огнестрельного оружия и даже предполагаемого« упадка мужчин », — пишет она.

В России уже давно высокий уровень разводов. Несмотря на это, рождаемость вне брака неуклонно росла после распада Советского Союза в 1991 году, и сегодня на нее приходится почти каждый третий ребенок.

И все же Утрата отмечает, что «немногие считают материнство-одиночку большой трагедией». Некоторые матери-одиночки утверждают, что именно замужние женщины несут более тяжелое бремя.Даже русские мужчины «согласны с тем, что большинство мужчин безответственны по своей природе и менее способны к адаптации, чем женщины», — пишет она.

Женщины без мужчин проводит читателя через историю, которая привела российские семьи туда, где они находятся сегодня; в нем представлены доказательства их текущего состояния; и он приходит к захватывающим выводам, которые сравнивают постиндустриальную семью Соединенных Штатов с семьей новой России.

В книге отмечается, что в то время как российские семьи разделяются, а затем реформируются по матрифокальным линиям, американцы тоже чувствуют себя все более незащищенными, поскольку работа, отношения и социальная поддержка становятся все более ненадежными.По мере того, как происходит такой распад, семьи среднего класса в США все чаще обращаются за поддержкой к расширенным семьям, и ожидается, что эта тенденция будет расти.

Между тем, влияние капитализма в России изменило то, что значит быть матерью-одиночкой. Хотя многие матери разочарованы в мужчинах и государстве, они часто принимают многие аспекты капитализма. Утрата говорит, что, поскольку матери-одиночки чувствуют, что они должны «действовать в одиночку», новая идеология независимости и самостоятельного успеха, которую привел российский капитализм, «перекликается с опытом матерей-одиночек и наделяет их достоинством.”

В обзоре Женщины без мужчин Арли Рассел Хохшильд, почетный профессор социологии Калифорнийского университета в Беркли и автор книг, в том числе Вторая смена, Управляемое сердце, и Самостоятельная работа с аутсорсингом , пишет: «Утрата предлагает редкий подробный портрет русской семейной жизни, которому суждено стать классикой в ​​этой области».

Связанные

русских семей — Так где же все мужчины? | Европа

санкт-петербург

В советские времена Элеоноре Усачевой было трудно самостоятельно воспитывать детей.На самом деле она не подвергалась остракизму, но общество предпочитало неблагополучные браки семьям с одним родителем. Сегодня обе ее дочери, живущие в квартире в стандартном доме в пригороде Санкт-Петербурга, — матери-одиночки. Как и многих других женщин, которых она знает. Российская семья изменилась, и мужчины избавились от бремени заботы о своих детях. Матери-одиночки, оставшиеся выполнять эту работу, теперь пополняют растущие ряды бедных, и у них мало надежд, кроме повторного брака, когда-либо добиться большего.

Данные разрозненные, но недавнее исследование Российской академии наук показывает, что 28% всех детей рождаются от незамужних матерей.По некоторым западноевропейским стандартам это немного. Но в России цифра 24% в последний раз наблюдалась сразу после Второй мировой войны. В более поздние советские годы эта цифра сократилась до 10-13%.

Это было связано больше с консерватизмом общества и жесткой государственной политикой, чем с планированием семьи. Пуританство и плохое знание методов контрацепции подтолкнули многих молодых советских граждан к несчастливым ранним бракам, которых они затем придерживались, чтобы сохранить квартиру или выглядеть респектабельно. Иногда местный партийный комитет заставлял их оставаться вместе.В настоящее время, когда противозачаточные средства находятся в свободном доступе, планирование семьи должно преобладать. Это не так. Случайные беременности по-прежнему распространены; 40% внебрачных детей рождаются от матерей-подростков, и большинство из этих беременностей являются незапланированными.

Социальное давление при вступлении в брак в наши дни намного меньше, но и социальная помощь тоже. Да и сами браки кажутся шаткими как никогда. Согласно официальной статистике, количество разводов выросло с 3,7 на 1000 человек в 1999 году до 5,3 в прошлом году. Примерно 45–65% браков в России заканчиваются разводом.И, как и везде, обычно мать возглавляет домашнее хозяйство с одним родителем. В советское время разведенная женщина могла рассчитывать на то, что работодатель ее бывшего мужа обеспечит ей алименты. На сегодняшний день нет надежного способа. Перегруженные суды и некомпетентная служба судебных приставов делают практически безнадежной борьбу за алименты через суд. Даже если женщина выигрывает, давая ей право на четверть заработной платы бывшего мужа, это редко имеет смысл. Большинство россиян работают по фальшивым контрактам, по которым в качестве заработной платы фиксируется лишь символическая сумма; до 90% реальной суммы выплачивается наличными.

Домохозяйства с матерями-одиночками — одни из самых бедных в России. Поскольку расходы на образование и медицину растут, их детям будет плохо. Отсутствующие отцы редко платят рубль, и только 5% или около того реально участвуют в воспитании своих детей. Если это действительно так, когда они присутствовали: слишком много мужчин не в состоянии или просто не хотят обеспечивать семью; алкоголизм или апатия — более легкий выбор.

Г-жа Усачева может знать или не знать о сложных социальных теориях, призванных объяснить реальность, которая ее окружает.Но, наблюдая, как две ее дочери изо всех сил пытаются прокормить своих детей без какой-либо помощи со стороны партнеров, она создала свою собственную. Те русские мужчины, которые отказываются от своих детей, делают это, говорит она, потому что им это может сойти с рук.

Эта статья появилась в европейском разделе печатного издания под заголовком «Так где же все мужчины?»

Матери-одиночки и перемены в семье в новой России на JSTOR

Описание книги:

Женщины без мужчин освещает «тихую революцию» в семейной жизни в России через призму одинокого материнства.Опираясь на обширные этнографические данные и данные интервью, Дженнифер Утрата фокусируется на загадке того, как материнство-одиночка, которое часто рассматривается как социальная проблема в других контекстах, стало само собой разумеющимся в Новой России. В то время как большинство россиян, включая матерей-одиночек, считают, что семьи с двумя родителями предпочтительнее, многие также утверждают, что материнство-одиночка является неизбежным побочным продуктом двух неразрешимых проблем: «слабых мужчин» (что, по их мнению, отражено в широко распространенной в стране хронической болезни). мужской алкоголизм) и «слабое государство» (считается так из-за неравноправной экономики России и плохих социальных услуг).Утрата считает, что среди повседневной борьбы за то, чтобы выжить и продвинуться вперед, материнство-одиночка редко считается трагедией. Утрата начинает с прослеживания истории культурной категории «мать-одиночка», от государственной политики, которая привела к созданию этой категории после Второй мировой войны, через демографические тенденции, способствовавшие росту числа матерей-одиночек, до современного противоречия между культурным идеалом. неполной семьи и фактическое преобладание матрифокальной семьи. Предлагая яркий рассказ об опыте не только самих матерей-одиночек, но и бабушек, других членов семьи и отцов-иногородних, которые играют важную роль в их жизни, Женщины без мужчин отображают российскую семью на фоне глубоких послевоенных социальных потрясений в стране и вывихи.

Женщины без мужчин освещает российскую «тихую революцию» в семейной жизни через призму материнства-одиночки. Опираясь на обширные этнографические данные и данные интервью, Дженнифер Утрата фокусируется на загадке того, как материнство-одиночка, которое часто рассматривается как социальная проблема в других контекстах, стало само собой разумеющимся в Новой России. В то время как большинство россиян, включая матерей-одиночек, считают, что семьи с двумя родителями предпочтительнее, многие также утверждают, что материнство-одиночка является неизбежным побочным продуктом двух неразрешимых проблем: «слабых мужчин» (что, по их мнению, отражено в широко распространенной в стране хронической болезни). мужской алкоголизм) и «слабое государство» (считается так из-за неравноправной экономики России и плохих социальных услуг).Утрата считает, что среди повседневной борьбы за то, чтобы выжить и продвинуться вперед, материнство-одиночка редко считается трагедией.

Утрата начинает с прослеживания истории культурной категории «мать-одиночка», от государственной политики, которая привела к созданию этой категории после Второй мировой войны, через демографические тенденции, способствовавшие росту числа матерей-одиночек, до современной напряженности между культурный идеал неполной семьи и фактическое преобладание матрифокальной семьи.Предлагая яркий рассказ об опыте не только самих матерей-одиночек, но и бабушек, других членов семьи и отцов-иногородних, которые играют важную роль в их жизни, Женщины без мужчин отображают российскую семью на фоне глубоких послевоенных социальных потрясений в стране и вывихи.

Вызов семейной жизни для работающих матерей России

МОСКВА — Как и в случае с другими преобладающими тенденциями в большинстве европейских стран, в России постоянно растущая доля матерей предпочитает совмещать домашнюю деятельность с работой вне дома.

Таким образом, разумная, учитывающая гендерные аспекты политика занятости может способствовать снижению уязвимости семей с детьми и стимулированию родов более эффективно, чем любая система прямой материальной (финансовой) помощи.

Я буду обсуждать здесь вопрос баланса работы и семьи, используя данные, полученные в результате недавно проведенного социологического опроса, в котором приняли участие 1200 московских семей с детьми. Около 60% опрошенных были матерями из потенциально уязвимых семей (многодетных, неполных, с детьми-инвалидами и т. Д.).) — фактор, делающий данный анализ особенно актуальным.

В сфере занятости наблюдается формальное гендерное равенство. Доля работающих женщин в общем женском населении примерно соответствует такой же доле в мужском населении, хотя среди работающих женщин преобладают матери с детьми.

В Москве 91 процент семейных отцов работают вне дома, в то время как соответствующая доля матерей составляет 66 процентов.

Можно сказать, что тяжелое бремя семьи — при «выталкивании» отцов из дома, например, при побуждении их пойти и работать — обычно «создает препятствия» на пути матерей, которые хотели бы найти работу.

В целом, гендерные различия в возможностях и структуре занятости значительны. Занятость женщин в России сосредоточена преимущественно в сферах профессиональных занятий, финансируемых государством, таких как образование, здравоохранение и другие социальные услуги (более одной трети всех респондентов).

Это форма так называемой горизонтальной или структурной сегрегации, в то время как «вертикальная» или иерархическая сегрегация проявляется в более высоком профессиональном статусе и командных позициях мужчин в экономике (и в обществе в целом).

Гендерная разница в доходах в экономике России оценивается в 36 процентов (в среднем по стране). По данным проведенного опроса, эта разница еще более разительна (около 40 процентов).

У российских горожанок достаточно сильная мотивация к работе. Среди женщин моложе 50 лет 80 процентов выразили желание иметь работу, в то время как только 66 процентов имели ее. Заработок и увеличение семейного дохода — сильнейшие мотивы для работающих матерей.

Средняя доля женщин в семейном бюджете России составляет 42 процента; для неполных семей (без отца) — 72 процента. Доля женщин, ориентированных на карьеру, остается довольно постоянной независимо от уровня доходов.

В то же время матери-одиночки оказались одними из наиболее заинтересованных в карьере — вероятно, потому, что личный успех увеличивает их шансы на достойное будущее (включая возможный брак).

Чуть более четверти неработающих матерей категорически заявили о своем желании «оставаться дома.Среди этой группы преобладали матери социально уязвимого типа — многодетные, дети-инвалиды или дети-инвалиды, сами инвалиды или тяжелобольные.

В России преобладающей, типичной формой занятости женщин является традиционная работа на постоянной основе полный рабочий день. Считается, что такая модель занятости гарантирует более высокие гарантии занятости и социальную защиту, но обеспечивает более низкий доход по сравнению с другими, более гибкими (и рискованными) схемами занятости в частном секторе.Около 83% респондентов работали полный рабочий день.

В рамках системы социальной защиты государство предлагает семьям с детьми социальные пакеты, которые включают налоги и другие льготы, направленные на сокращение расходов домохозяйств, связанных с образованием детей, и на удержание семейного дохода выше прожиточного минимума.

Помимо обязательных общих пособий, многие работодатели предлагают работающим матерям некоторые дополнительные пособия и льготы, предоставляемые из резервных фондов фирмы.

В корпоративных «социальных пакетах» есть особые льготы для матерей с детьми — от новогоднего подарка и праздничных билетов на развлекательные мероприятия для детей до дополнительных, порой дорогих, страховых выплат для членов семьи.

Однако следует отметить, что предприятия, как правило, не «слишком щедры» по отношению к работающим матерям. Даже обязательные социальные пособия, предоставляемые государством, не всегда обеспечиваются в полном объеме.

В настоящее время процесс адаптации старой «советской» социальной модели к новым «рыночным» условиям подходит к своему логическому завершению.Универсальные льготы, предоставляемые государством, в том числе для работающих женщин, уступили место индивидуальным льготам и премиям, предоставляемым выборочно работникам, выбранным корпоративной администрацией. Эти новые льготы не представляют собой «прав», на которые работники имеют право по закону. Они персонализированы и чаще всего принимают прямую денежную форму.

Кроме того, сторонние наблюдатели обычно не осознают, что в современной России заработная плата, премии и другие денежные льготы, по крайней мере частично, довольно часто принимают квазилегальную форму так называемой черной наличности, — например, денежные выплаты, которые производятся. сделано вне официальных отчетов.

Многие денежные операции между работодателями и работниками никогда не принимают документальной формы, что облегчает уклонение от уплаты налогов как для компаний, так и для сотрудников.

Соответственно, во многих случаях конкретные проблемы, с которыми сталкиваются работающие матери, также решаются на основе неформальных договоренностей. «Хороший начальник», готовый проявлять гибкость, часто имеет большее значение, чем номинальный уровень заработной платы или другие фиксированные элементы «социального пакета».

Именно на такой «неформальной» основе многие работающие женщины (до 60% согласно опросу) получают отпуск в желаемое время года, удобное для их семьи.

Наличие неформальных привилегий и льгот может вызвать у некоторых коллег неприязнь и негодование. С другой стороны, «хорошие» коллеги могут оказать помощь во многих критических ситуациях.

Более 40 процентов работающих матерей отметили среди наиболее важных рабочих характеристик, которые они предпочитают, моральные условия труда и возможность оставаться дома во время болезни без потери заработной платы.

Отсюда следует, что баланс работы и семьи становится более важным фактором, чем уровень дохода.

В то время как некоторые женщины обращают внимание на этот баланс лишь от случая к случаю, в экстремальных ситуациях, многие другие (преимущественно из семей, ориентированных на ребенка) всю свою жизнь строят вокруг поиска и сохранения «удобной» работы, стремясь совместить карьеру с «нормальной» и счастливая семейная жизнь.

В условиях затяжного глобального кризиса положение женщин в экономике России ухудшается. Структурная модернизация, оптимизация организационных структур в некоторых случаях сопровождаются полным увольнением женщин и ухудшением их положения на работе.

В этих нестабильных обстоятельствах государство обязано обеспечивать соблюдение законов и заставлять работодателей гарантировать работающим матерям справедливые и справедливые «трудовые контракты», а также учитывать социальные потребности и желания российской семьи.

Андрей Бородаевский ([email protected]), эксперт по мировой экономике и международным экономическим отношениям, с 1994 по 2007 год был профессором Университета Сейнана Гакуина, Фукуока.

Во времена дезинформации и слишком большого количества информации качественная журналистика важна как никогда.
Подписавшись, вы можете помочь нам понять историю.

ПОДПИШИСЬ СЕЙЧАС

домашних стратегий по борьбе с бедностью, Майкл Локшин, Барри М. Попкин, Кэтлин Маллан Харрис :: SSRN

Абстрактные

Из-за сокращения государственной помощи, сопровождавшей экономическую реформу в России, матери-одиночки, столкнувшиеся с повышенным риском бедности, все чаще предпочитают жить с другими взрослыми или родственниками.

Локшин, Харрис и Попкин описывают тенденции одиноких родителей в России, исследуя факторы, влияющие на условия жизни в семьях с матерями-одиночками.До экономической реформы матери-одиночки и их дети были в некоторой степени защищены от бедности с помощью государственной помощи (поддержка доходов, субсидирование ухода за детьми и гарантии полной занятости).

Экономическая реформа в России привела к сокращению государственных трансфертов, упразднению субсидируемых государством программ дошкольного воспитания и ухудшила возможности женщин на рынке труда. Утрата государственной поддержки подорвала стабильность семьи и увеличила риск бедности для матерей-одиночек.За последнее десятилетие доля домашних хозяйств, возглавляемых женщинами, быстро увеличилась, что повысило риск бедности. Неполные семьи сейчас составляют почти четверть всех российских домохозяйств.

Используя семь раундов данных Российского мониторингового исследования, авторы исследуют, как условия жизни в домохозяйстве и другие факторы влияют на доход в семьях с матерями-одиночками.

Они обнаруживают, что родитель-одиночка с более высокими доходами и пособиями на ребенка, скорее всего, не будет жить с родственниками.Но матери-одиночки все чаще предпочитают жить с другими взрослыми или родственниками, чтобы выжить и вырастить детей во времена экономического стресса и неопределенности.

Половина матерей-одиночек в России живут со своими родителями, взрослыми братьями и сестрами или другими взрослыми родственниками. Помощь родственников важна для семей с матерями-одиночками, и эта помощь, в том числе совместное выполнение домашних обязанностей и обязанностей по уходу за ребенком, более эффективна и продуктивна, когда родитель-одиночка живет с семьей.

Другая половина живет в отдельных домах и сталкивается с повышенным риском бедности.

Этот документ — продукт исследовательской группы по вопросам бедности и человеческих ресурсов — является частью более масштабных усилий группы по пониманию механизмов, используемых домашними хозяйствами в странах с переходной экономикой для борьбы с бедностью.

Одинокие женщины в России устали от бесполезных деревенских холостяков

Анна Шпакова — красивая русская блондинка. Профессиональная танцовщица и арт-директор новой московской академии Leica Academy, она отдает предпочтение гардеробу из черных дизайнерских ниток, изящно висящему на ее оправе.Она является неотъемлемой частью авангардных художественных кругов России, и ее часто можно встретить на открытии модных галерей, приветствуя посетителей на выставках фотографии в Российской академии художеств или обучая студентов художественных факультетов в фотошколе Родченко. Она живет в уютном, украшенном произведениями искусства доме на пешеходной улице Старый Арбат, известной своими самыми дорогими бутиками в городе. Она независима и амбициозна — в 17 лет она уехала из дома из провинциального города в Белоруссии, чтобы изучать психологию в МГУ.Сейчас, когда ей за тридцать, ее жизнь кажется идеальной.

И все же, как и многие россиянки, Шпакова потеряла надежду найти себе подходящую пару среди своих соотечественников. (По ее словам, она «не встречала ни одного джентльмена среди русских мужчин».) Список жалоб, которые русские женщины предъявляют своим коллегам-мужчинам, велик: они слишком много курят и слишком много пьют. Они бесстыдно обманывают и свободно ругаются. Они ожидают, что их подруги и жены будут убирать за них, готовить для них и выглядеть как модели.Если серьезно, они часто прибегают к насилию и чувствуют угрозу со стороны независимых, высокооплачиваемых женщин.

Перспективы свиданий настолько мрачны, что Шпакова и многие другие русские женщины ее поколения сознательно решают остаться одинокими. Только в Москве насчитывается более 3 миллионов одиноких женщин в возрасте от 25 до 50 из 11,1 миллиона населения (что в три раза больше, чем у одиноких москвичей). В России в целом женщин на 11 миллионов больше, чем мужчин, отчасти из-за века кровавых революций, ГУЛАГов и войн, истощивших мужское население страны.Добавьте к этому тот факт, что средняя продолжительность жизни мужчин в России особенно мрачна — в среднем 59 лет по сравнению с 73 годами женщин, что является самым большим разрывом среди всех стран мира, — и вы получите серьезный демографический дисбаланс.

Тем не менее, количество одиноких мужчин и женщин в России примерно одинаково: 17,6 миллиона одиноких женщин на 17,2 миллиона одиноких парней. «Это означает, что русским женщинам просто неинтересно выходить замуж за русских мужчин», — говорит Ирина Журавлева, начальник управления переписи населения России Федеральной службы статистики.Сама Журавлева, одинокая женщина, говорит, что «никогда не интересовалась выходом замуж за пьяного, чтобы впоследствии пережить боль развода и раздела недвижимости».

Ее позиция отражает тот факт, что русская культура еще не догнала женскую развлечение — момент, который особенно расстраивает молодых женщин страны. Несмотря на подавляющее большинство женщин в России, только 3 процента высших руководителей страны — женщины, и лишь немногие 6 процентов политиков — женщины. В то время как русские женщины издавна славились своей силой — они «держали бы скачущую лошадь», — восхвалял поэт Николай Некрасов, — от них все еще ожидают подчинения мужчинам на рабочем месте, где дела часто ведутся в нерабочее время. паровые бани только для мужчин.

Совсем недавно русские женщины начали обходить эту традиционную систему, создавая женские сетевые мероприятия. На конференции StartUp Women, недавно состоявшейся в Москве, сотни гламурных женщин-предпринимателей обсуждали, как завоевать потребительские рынки через социальные сети. Большинство этих женщин признались, что разочаровались в том, что их карьерный путь был заблокирован коллегами-мужчинами. В другой части города группа под названием «Отличницы» — движение политически активных, в основном разведенных матерей — провела мозговой штурм, как мог бы выглядеть российский феминизм.«Я говорила с Путиным о нашем женском движении, — сказала основательница Ольга Крыштановская. «Ему не понравилась эта идея».

На прошлой неделе мужское руководство России было публично обвинено в шовинизме Валентиной Матвиенко, самой высокопоставленной женщиной-политиком России, которая предсказала, что женщина займет президентское кресло всего через 15 лет. «Будьте готовы к матриархату», — заявила она. «Это приближается». Одна молодая женщина, которая надеется, что сможет подняться по политической лестнице, — это Алена Попова, миниатюрная 29-летняя девушка с характерной белокурой косой, которая называет себя «неудержимой».«Одинокий уроженец Екатеринбурга, который самостоятельно является богатым, уже основал две средние IT-компании в Москве и усыновил четырех приемных детей. Осенью прошлого года она баллотировалась в парламент по списку оппозиции. Когда она проиграла, то присоединилась к митингам оппозиции в Москве. По словам Поповой, во время одной из акций протеста полицейские сломали ей руку. Несмотря на свою приверженность делу, Попова говорит, что многие протестующие мужчины посоветовали ей сидеть дома и варить борщ, а не выходить на митинги.

Такое отношение, выраженное в традиционной русской пословице, что «состоявшаяся женщина — это замужняя женщина», раздражает Попову.«Мне надоело, что мужчины всегда обращаются со мной, как с чьей-то тупой секретаршей, неспособной принимать собственные решения!» — эмоционально воскликнула Попова во время перерыва на кофе в Российском социалистическом левом альянсе на прошлой неделе. «Я не беспокоюсь о том, чтобы остаться одинокой женщиной», — заявила она и сказала, что планирует «поднять ад снизу вверх» в российской политике, особенно в провинции, где, по ее словам, она нашла поддержку на низовом уровне у местных женщин, стремятся контролировать судебные системы и потенциальную коррупцию.

В то время как Попова — незамужняя женщина, работающая над изменением системы изнутри, другие молодые женщины по-прежнему с недоверием относятся к политической и правовой системам России, которыми управляют мужчины и для них. «Небезопасно сближаться с ними», — говорит Шпакова, арт-директор, которая описывает свои стычки с коллегами-мужчинами как «постоянную схватку на световых мечах». Шпакова увидела полное женоненавистничество российской правовой системы, когда она пыталась помешать своему последнему русскому бывшему парню отправлять ей угрожающие и оскорбительные тексты после того, как они расстались.Когда Шпакова проконсультировалась с адвокатом, ей сказали, что «нет закона, защищающего достоинство человека, нет государственной гарантии личной безопасности», — сказала она. Несмотря на распространенность домашнего насилия в России, в стране нет закона о запрещении физического насилия в отношении супруга.

Поэтому неудивительно, что Россия занимает второе место в мире по количеству разводов после Беларуси: 65 процентов браков заканчиваются расколом.