Когда можно перейти на патентную систему налогообложения: Как ИП перейти на патент с 2021 года

Содержание

Можно ли перейти с УСН на патент в середине года и наоборот — Эльба

С УСН на патент

Если спустя время вы поняли, что выгоднее работать на патенте, то перейти на этот режим в середине года вы не сможете — только с начала следующего.

Например, полгода вы делали маникюр, платили с дохода налог УСН, а потом решили перевести этот бизнес на патент. Сделать это вы сможете только с начала следующего года. Всё дело в пункте 6 статьи 346.13 НК.

Другое дело, если вы решили начать новый бизнес параллельно с деятельностью на УСН — применять по нему патент можно сразу, даже в середине года. В этом случае вы не отказываетесь от УСН, а начинаете совмещать её с патентом. Поэтому пункт 6 статьи 346.13 вам не преграда.

Как было раньше

Раньше Минфин и налоговая считали, что предпринимателям можно переходить с упрощенки на патент в середине года — пункт 8 статьи 346.

13 НК, письма Минфина от 04.02.2015 № 03-11-11/4299 и от 16.05.2013 № 03-11-09/17358, письмо ФНС от 24.06.2013 № ЕД-4-3/11411. 

Сдавайте отчётность в три клика

Эльба рассчитает налог и подготовит отчётность для бизнеса на УСН, ЕНВД и патенте. А ещё поможет cформировать счета, акты и накладные.

Не бойтесь обращаться в налоговую за уточнениями

Так уж случается, что не все налоговые придерживаются одной позиции, поэтому, если для вас важно перейти на патент в середине года, общайтесь лично с вашей инспекцией. Вдруг она разрешит — такое тоже может быть. Официальный запрос можно сделать на сайте налоговой.

Теория и практика

На практике были случаи, когда предприниматели переходили на патент по одному и тому же виду деятельности в середине года и ничего плохого не случалось. Предприниматели просто не знали, что так нельзя, а налоговая не интересовалась.

Узнать, что вы перевели деятельность именно с УСН можно только по первичным документам. А доходы в КУДиР по УСН могут быть и от другого бизнеса. Но если у вас только один ОКВЭД, то рисковать не стоит. 

Поэтому, рисковать или нет — решать вам. Если налоговая всё же захочет вас наказать, доначислит налог УСН по всем доходам, которые вы учитывали в патенте. Плюс пени за просрочку. Стоимость патента при этом вы уже не сможете вернуть. 

Как перейти на патент 

Подайте в налоговую заявление. Срок — не позднее чем за 10 рабочих дней до того, как планируете применять патент. 
Чтобы перейти на патент с начала года, отнесите заявление за 10 рабочих дней до конца года. Обычно это середина декабря, но в 2020 году сделали исключение. Региональные законы не успели принять, поэтому налоговая разрешила присылать заявления вплоть до 31 декабря — Письмо от 09.12.2020 № СД-4-3/[email protected]

Статья: Как заполнить заявление на получение Патента

От упрощёнки при этом отказываться не советуем, пусть это будет подстраховкой на случай, если какие-то доходы не попадут под патент. Иначе придётся отчитываться по сложной основной системе налогообложения (ОСНО).

С патента на УСН

Никак не перейти. Если патент закончится в середине года, доходы от предпринимательской деятельности  учитываете в рамках ОСНО. И только с 1 января следующего года вы сможете перейти на УСН.

Фаррахов объяснил, что даст бизнесу переход на патентную систему налогообложения

Фото: Михаил Нилов / ПГ

Остаётся меньше двух-трёх недель до  прекращения специального налогового режима «Единый налог на вменённый доход» (ЕНВД). Затем предприниматели, в отношении которых применялся этот режим, смогут перейти на патентную систему налогообложения (ПСН), рассказал зампред Комиссии Госдумы по вопросам  поддержки малого и среднего предпринимательств Айрат Фаррахов на заседании комиссии 4 декабря.

Депутат напомнил, что несколько дней назад Президент России Владимир Путин подписал федеральный закон, который призван максимально адаптировать и смягчить патентную систему налогообложения и переход на неё для тех индивидуальных предпринимателей, которые пока применяют ЕНВД, а также охватить «патентом» как можно больше других бизнесменов.

Фаррахов пояснил, что закон распространяет применение ПСН решением субъекта в отношении любых видов предпринимательской деятельности, предусмотренных ОКВЭД, за исключением тех, на которые кодексом установлен запрет. Также закон предоставит налогоплательщикам право уменьшать сумму налога по ПСН на уплаченные страховые взносы по аналогии с ЕНВД.

«Для розницы и общепита, применяющих патентную систему налогообложения, предусмотрено увеличение в три раза площади торговых залов и залов обслуживания посетителей общественного питания — с 50 до 150 кв. м, — добавил депутат. — При этом субъектам РФ предоставляются права на снижение размера таких ограничений».

Парламентарий отметил, что на 2021 год вводится налоговый период, равный одному месяцу или сроку патента. Он напомнил, что сейчас налоговый период для ПСН — год или срок, на который выдан патент (менее года).

«Если субъекты РФ не успеют принять решения о переходе на патентную систему налогообложения, то до 1 января 2021 года, устанавливается переходный период 3 месяца», — добавил Фаррахов.

Единый налог на вменённый доход не зависит от полученной выручки. Он рассчитывается исходя из предполагаемого — вменённого дохода по ставке от 7 до 15 процентов в зависимости от субъекта Федерации.

ЕНВД должны отменить с 1 января 2021 года. Он действует с 2012 года для определённых сфер бизнеса — например для общепита и бытовых услуг — и заменяет ряд других налогов и сборов, а также упрощает контакты с фискальными службами.

Ранее сообщалось, уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов предложил унифицировать снижение ставки по упрощённой системе налогообложения (УСН) для бизнеса, который переходит с ЕНВД).

Также читайте о том, какие законы вступают в силу в августе.

Можно ли перейти с УСН на патент в 2021 году

После отмены ЕНВД с января 2021 года у индивидуальных предпринимателей вырос интерес к патентной системе налогообложения. Тем более, что на ПСН наконец-то разрешили учитывать перечисленные страховые взносы для уменьшения стоимости патента.

К сожалению, вместе с этой льготой некоторые регионы резко увеличили размер потенциально возможного годового дохода, с которого рассчитывают налог. В результате патент для ИП в Ставропольском крае по некоторым видам деятельности стал стоить в 10 раз дороже, чем в прошлом году.

Правда, если говорить конкретно об этом российском регионе, то позже бизнесу удалось добиться принятия нового закона (от 08.02.2021 № 10-кз), который уменьшил налог на ПСН, но только для розницы на площади менее 50 кв. метров.

И все-таки, патентная система предоставляет немало возможностей для легальной налоговой оптимизации. Поэтому давайте разберемся, как перейти на ПСН, если для вас это выгодно.

Бесплатная консультация по налогам

Совмещение налоговых режимов

ПСН – это особый налоговый режим, которым применяется только к некоторым видам деятельности предпринимателя.

Этим, в том числе, ПСН отличается от УСН и ОСНО. Ведь упрощенная и общая системы налогообложения применяются ко всему бизнесу ИП, независимо от того, сколько в нем разных направлений.

Все полученные доходы учитываются в одной налоговой базе.

Когда ИП проходит регистрацию, то он указывает в форме Р21001 коды ОКВЭД, соответствующие тем видам деятельности, которыми планирует заниматься. Обычно кодов несколько, редко кто ограничивается одним или двумя.

Если предприниматель сразу планирует работать на ПСН, то оформляет патент на какой-то вид деятельности. Остальные направления будут числиться на других налоговых режимах. По ним надо будет отчитываться, даже если деятельность по ним не ведется. Просто эти декларации будут нулевыми.

Таким образом, ИП на ПСН совмещает эту систему с общей или упрощенной (если он подал уведомление о переходе на УСН).

Как перейти на ПСН с УСН

Итак, мы разобрались, что если предприниматель оформил патент на какой-то вид деятельности из заявленных у него в ЕГРИП, то по остальным направлениям он должен отчитываться в рамках УСН или ОСНО.

А теперь рассмотрим другой вариант – после регистрации ИП в течение 30 дней подал уведомление о переходе на упрощенную систему. То есть он числится только плательщиком УСН, работает в рамках этого режима и платит по нему налоги.

Предположим, расчет налоговой нагрузки показал, что ему выгоднее работать на патенте. Как перейти на ПСН, если ИП уже является плательщиком упрощенки?

В зависимости от того, какие виды деятельности планируется перевести на ПСН, и в какое время года происходит переход, ответы будут разные.

Ситуация первая – ИП уже работает на УСН и хочет получить патент на новый вид деятельности. Запрета на это нет, надо только подать заявление о выдаче патента (см. письма Минфина от 07.03.2013 N 03-11-12/26 и от 24.01.2013 N 03-11-12/11). Срок указан в статье 346.45 НК РФ – за 10 дней до начала срока действия патента.

Строго говоря, переход с УСН в данном случае не происходит, ведь предприниматель продолжает вести деятельность в рамках упрощенки. Просто к этой деятельности добавляется еще одно направление, на которое оформляется патент. После этого надо вести раздельный учет по двум системам налогообложения: УСН и ПСН.

Ситуация вторая – предприниматель работает на упрощенке, осуществляя несколько разных видов деятельности. Может ли он перейти в середине года с УСН на патент? Может, но только по отдельному виду деятельности, а по остальным он остается плательщиком упрощенного режима (письмо Минфина от 29.12.2020 N 03-11-03/4/116148).

Ситуация третья – ИП в 2021 году является плательщиком УСН, но осуществляет только один вид деятельности. Можно ли перейти на патент по тому же направлению, то есть по сути отказаться от упрощенного режима?

Это зависит от того, когда именно предприниматель хочет перейти на ПСН. Переход с УСН на патент в середине года по одному и тому же виду деятельности (если это единственное направление бизнеса) не допускается.

Почему? Дело в том, что предприниматель не может полностью уйти в середине года с УСН. А это по факту произойдет, если ИП хочет перевести на патент единственный вид деятельности. В таком случае надо дождаться окончания текущего года и подать уведомление об отказе от упрощенки. Переход в начале года с УСН на патент по единственному виду деятельности разрешен.

Интересно, что по этому вопросу Минфин выражал разные точки зрения. Сначала (в письме от 16.05.2013 № 03-11-09/17358) на вопрос, можно ли перейти с УСН на патент по единственному виду деятельности в середине года, ведомство отвечало положительно. Предполагалось, что предприниматель формально остается плательщиком УСН, просто не будет вести на этом режиме никакой деятельности.

Но позже Минфин пришел к выводу, что в таком случае происходит фактический отказ от упрощенного режима, а это не допускается статьей 346.13 НК РФ. Поэтому более поздние письма министерства (например, от 20.08.2019 № 03-11-11/63550), а также письмо ФНС № СД-4-3/[email protected] от 20.09.2017 запрещают переход с УСН на патент по единственному направлению в середине года.

Бесплатная консультация по налогам

Выводы

Итак, мы разобрались в вопросе, когда можно перейти с УСН на патент в 2021 году. Еще раз кратко подведем итоги.

  1. Если ИП ведет бизнес на упрощенке и планирует добавить к нему новый вид деятельности, то может получить на него патент в любое время года.
  2. Предприниматель, который осуществляет в рамках УСН несколько видов деятельности, и хочет перевести на ПСН некоторые из них, тоже вправе это сделать в любое время.
  3. Если предприниматель работает на УСН по единственному виду деятельности, то получить на него патент он может только с нового года. Для этого ему надо подать уведомление об отказе от упрощенного режима.

Пожалуйста, оцените информацию, если она была вам полезна:

Остались вопросы?

На этом сайте вы можете бесплатно задать свой вопрос нашему специалисту в разделе вопросов и ответов.

Минфин нашел способ сгладить переход предпринимателей с ЕНВД на патент :: Бизнес :: РБК

Министерство добавило новые виды деятельности, для которых можно применять патентную систему налогообложения, а также разрешило предпринимателям выплачивать страховые взносы, чтобы уменьшить сумму налога, как в случаях с ЕНВД

Фото: АГН «Москва»

Правительство одобрило законопроект Минфина по расширению применения патентной системы налогообложения (ПСН) для индивидуальных предпринимателей. Об этом говорится в сообщении пресс-службы ведомства, поступившем в РБК.

Минфин добавил новые виды деятельности, для которых можно применять ПСН. Речь идет о предоставлении мест на стоянках, размещении наружной рекламы и рекламы на транспорте, а также о других видах деятельности.

Кроме того, законопроект позволяет уменьшить размер налогов по ПСН на сумму страховых платежей и пособий, как это действует в случае с единым налогом на вмененный доход (ЕНВД). Предприниматели, у которых работают наемные сотрудники, смогут уменьшить стоимость патента только наполовину. Для тех, кто обходится без наемных работников, подобных ограничений нет. Они могут совсем не платить налоги, если это допускает размер выплаченных страховых взносов.

В Минфине указывают, что новые меры позволят обеспечить «максимально комфортный» переход предпринимателей с ЕНВД на патентную систему. «Самое важное для нас — создать условия, чтобы этот переход не привел к увеличению налоговой нагрузки для ИП», — отметил замминистра финансов Алексей Сазанов.

Минфин предложил продлить на год ЕНВД для индивидуальных предпринимателей

С ЕНВД можно перейти на патент | Infopro54

— Для плательщиков ЕНВД, срок действия которого истекает в 2021 году, патентная система налогообложения будет более комфортной, чем упрощенная система налогообложения (УСН), где уровень налоговых платежей выше. Из-за чего после обсуждения в минфине рабочая группа предложила расширить перечень патентных видов деятельности — с 4 до 34, — сообщил на заседании правительства области министр финансов Виталий Голубенко.

В новый перечень включены 18 видов деятельности, которые предприниматели осуществляют, выплачивая ЕНВД, а также 14 видов деятельности из сферы бытовых услуг.

— Расширение перечня необходимо, чтобы у предпринимателей было больше возможностей вести легальную деятельность. Речь идет о сегментах мелких бытовых услуг, клининге, то есть не о глобальном бизнесе, — подчеркивает Голубенко. — Мы понимаем, что малый и средний бизнес, работающий в этом сегменте, выполняет не столько задачу по наполнению местных бюджетов, сколько по созданию рабочих мест и обеспечению самозанятости, оказанию населению разного вида услуг.

Кроме того, законопроектом корректируется размер потенциально возможного годового дохода, с которого отсчитывается стоимость патента (6%). Чиновник уточнил, что этот перерасчет сделан после консультаций с налоговыми органами, фиксирующими, сколько реально зарабатывают предприниматели в конкретных сферах деятельности.

— Исходя из анализа ситуации, предлагаем откорректировать в меньшую сторону величину потенциального дохода при сдаче в аренду нежилых помещений и земельных участков. При площади имущества до 1 тысячи кв.м предприниматель может пользоваться патентной системой налогообложения при сдаче его в аренду. Если площадь больше 1000 кв.м, то он должен работать на другом налоговом режиме — это другой масштаб бизнеса, — заявил министр финансов.

Для поддержки предпринимателей, ведущих деятельность без привлечения работников, а также для отдельных видов деятельности в сфере сельского хозяйства законопроектом предлагается скорректировать в меньшую сторону размер потенциально возможного годового дохода (ПВГД). Этот параметр будет корректироваться ежегодно на основе коэффициента-дефлятора, устанавливаемого Минэкономразвития РФ.

В законопроекте прописывается продление срока действия ставки 0% (УСН и патенту) для впервые зарегистрировавшихся ИП. В действующей редакции льгота работала до 31 декабря 2020 года. В июле на федеральном уровне было принято решение о продлении налоговых каникул до 31 декабря 2023 года. По оценке Виталия Голубенко, сохранение льготы будет способствовать росту самозанятости населения региона. Для сравнения: в 2015 году (год введения льготы) ставку 0% получили 410 индивидуальных предпринимателей, в 2017-м — 845, в 2018-м — 1187, в 2019-м —1606.

Дополнительный перечень видов предпринимательской деятельности, относящихся к бытовым услугам и не указанных в пункте 2 статьи 346.43 Налогового кодекса Российской Федерации, в отношении которых применяется патентная система налогообложения (поправки в 142-ОЗ):

1) плиссировка и подобные работы на текстильных материалах;

2) пошив нательного белья по индивидуальному заказу населения;

3) производство деревянной тары;

4) изготовление изделий из дерева, пробки, соломки и материалов для плетения, корзиночных и плетеных изделий по индивидуальному заказу населения;

5) предоставление услуг по ковке, прессованию, объемной и листовой штамповке и профилированию листового металла;

6) обработка металлов и нанесение покрытий на металлы;

7) обработка металлических изделий механическая;

8) изготовление готовых металлических изделий хозяйственного назначения по индивидуальному заказу населения;

9) изготовление кухонной мебели по индивидуальному заказу населения;

10) изготовление прочей мебели и отдельных мебельных деталей, не включенных в другие группировки по индивидуальному заказу населения;

11) изготовление ювелирных изделий и аналогичных изделий по индивидуальному заказу населения;

12) изготовление бижутерии и подобных товаров по индивидуальному заказу населения;

13) производство прочих готовых изделий, не включенных в другие группировки;

14) ремонт и техническое обслуживание судов и лодок;

15) ремонт прочего оборудования;

16) разработка строительных проектов;

17) производство прочих строительно-монтажных работ;

18) виды издательской деятельности прочие;

19) аренда и лизинг легковых автомобилей и легких автотранспортных средств;

20) аренда и лизинг грузовых транспортных средств;

21) аренда и лизинг сельскохозяйственных машин и оборудования;

22) аренда и лизинг офисных машин и оборудования, включая вычислительную технику;

23) дезинфекция, дезинсекция, дератизация зданий, промышленного оборудования;

24) подметание улиц и уборка снега;

25) деятельность по чистке и уборке прочая, не включенная в другие группировки;

26) деятельность по фотокопированию и подготовке документов и прочая специализированная вспомогательная деятельность по обеспечению деятельности офиса;

27) деятельность зрелищно-развлекательная прочая, не включенная в другие группировки;

28) ремонт домашнего и садового оборудования;

29) ремонт прочих предметов личного потребления и бытовых товаров;

30) предоставление прочих персональных услуг, не включенных в другие группировки;

31) услуги в области физкультурно-оздоровительной деятельности;

32) услуги по ремонту слуховых аппаратов;

33) ремонт бытовых осветительных приборов;

34) ремонт и настройка музыкальных инструментов (кроме органов и исторических музыкальных инструментов).

Фото редакции

С 1 января 2021 года система налогообложения Единый налог на вменный доход прекращает свое действие, и еще остается время выбрать иную систему налогообложения

Напомним, что с 1 января 2021 года на территории Российской Федерации отменяется специальный налоговый режим — система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (ЕНВД).

Налогоплательщики ЕНВД вправе перейти на иные режимы налогообложения. Так, юридические лица могут перейти на общую систему налогообложения или упрощенную систему налогообложения (УСН).

Индивидуальные предприниматели могут выбрать патентную систему налогообложения (ПСН). Организации и индивидуальные предприниматели, являющиеся сельскохозяйственными товаропроизводителями, вправе применять единый сельскохозяйственный налог (ЕСХН). Более подробное описание каждого налогового режима в памятке «Выбери налоговый режим».

Для того, чтобы разобраться в особенностях применения каждого специального режима, можно воспользоваться электронным сервисом, разработанным Федеральной налоговой службой в помощь налогоплательщикам: Налоговый калькулятор — Выбор подходящего режима налогообложения.

Для перехода на иные специальные налоговые режимы с 1 января 2021 года необходимо подать следующие документы:
— при переходе на УСН — уведомление по форме № 26.2 в срок не позднее 31 декабря 2020 года;
— при переходе на ПСН — заявление на получение патента по форме № 26.5-1 в срок не позднее, чем за 10 дней до начала применения ПСН;
— при переходе на ЕСХН — уведомление по форме № 26.1-1 в срок не позднее 31 декабря 2020 года.

Уведомление (заявление) о применении выбранного режима налогообложения можно подать через Личный кабинет индивидуального предпринимателя, Личный кабинет юридического лица, почтовым отправлением с описью вложения или лично в Инспекцию Федеральной налоговой службы.

Обращаем внимание, что налогоплательщики, не сделавшие в установленные сроки выбор в пользу того или иного налогового режима, автоматически будут переведены с 1 января 2021 года на общую систему налогообложения.

Консультации по вопросам систем налогообложения можно также получить в кемеровском Центре поддержки предпринимательства г. Кемерово по горячей линии 8 (3842) 78-06-06.

Выбери налоговый режим .pdf 1141 кб

В региональный закон о патентной системе налогообложения вносятся изменения

В Новосибирской области расширили список видов деятельности, которым будет доступна патентная система налогообложения. Минфин Новосибирской области подготовил проект закона, которым предусматривается увеличение количества видов бытовых услуг, оказание которых позволит индивидуальным предпринимателям перейти на патентную систему налогообложения. 

Рабочая группа предложила расширить перечень патентных видов деятельности — с 4 до 34. В новый перечень включены 18 видов деятельности, которые предприниматели осуществляют, выплачивая ЕНВД, а также 14 видов деятельности из сферы бытовых услуг. 

Дополнительный перечень видов предпринимательской деятельности, относящихся к бытовым услугам и не указанных в пункте 2 статьи 346.43 Налогового кодекса Российской Федерации, в отношении которых применяется патентная система налогообложения (поправки в 142-ОЗ):

1) плиссировка и подобные работы на текстильных материалах;

2) пошив нательного белья по индивидуальному заказу населения;

3) производство деревянной тары;

4) изготовление изделий из дерева, пробки, соломки и материалов для плетения, корзиночных и плетеных изделий по индивидуальному заказу населения;

5) предоставление услуг по ковке, прессованию, объемной и листовой штамповке и профилированию листового металла;

6) обработка металлов и нанесение покрытий на металлы;

7) обработка металлических изделий механическая;

8) изготовление готовых металлических изделий хозяйственного назначения по индивидуальному заказу населения;

9) изготовление кухонной мебели по индивидуальному заказу населения;

10) изготовление прочей мебели и отдельных мебельных деталей, не включенных в другие группировки по индивидуальному заказу населения;

11) изготовление ювелирных изделий и аналогичных изделий по индивидуальному заказу населения;

12) изготовление бижутерии и подобных товаров по индивидуальному заказу населения;

13) производство прочих готовых изделий, не включенных в другие группировки;

14) ремонт и техническое обслуживание судов и лодок;

15) ремонт прочего оборудования;

16) разработка строительных проектов;

17) производство прочих строительно-монтажных работ;

18) виды издательской деятельности прочие;

19) аренда и лизинг легковых автомобилей и легких автотранспортных средств;

20) аренда и лизинг грузовых транспортных средств;

21) аренда и лизинг сельскохозяйственных машин и оборудования;

22) аренда и лизинг офисных машин и оборудования, включая вычислительную технику;

23) дезинфекция, дезинсекция, дератизация зданий, промышленного оборудования;

24) подметание улиц и уборка снега;

25) деятельность по чистке и уборке прочая, не включенная в другие группировки;

26) деятельность по фотокопированию и подготовке документов и прочая специализированная вспомогательная деятельность по обеспечению деятельности офиса;

27) деятельность зрелищно-развлекательная прочая, не включенная в другие группировки;

28) ремонт домашнего и садового оборудования;

29) ремонт прочих предметов личного потребления и бытовых товаров;

30) предоставление прочих персональных услуг, не включенных в другие группировки;

31) услуги в области физкультурно-оздоровительной деятельности;

32) услуги по ремонту слуховых аппаратов;

33) ремонт бытовых осветительных приборов;

34) ремонт и настройка музыкальных инструментов (кроме органов и исторических музыкальных инструментов).

Изменения обусловлены отменой с первого января 2021 года режима единого налога на вмененный доход (ЕНВД).  Предприниматели, использующие ЕНВД будут вынуждены использовать альтернативные варианты налогообложения или перейти на общий режим. Одним из альтернативных режимов является патентная система.

Кроме того, проектом закона предлагается продлить до 2023 года действие налоговой ставки 0% для лиц, впервые зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей и применяющих патентную или упрощенную системы налогообложения. В действующей редакции льгота работала до 31 декабря 2020 года. Сохранение льготы должно способствовать росту самозанятости населения региона. Для сравнения: в 2015 году (год введения льготы) ставку 0% получили 410 индивидуальных предпринимателей, в 2017-м — 845, в 2018-м — 1187, в 2019-м —1606

С проектом акта и текстом заключения можно ознакомиться здесь.

Источник:  http://econom.nso.ru/news/3192
https://infopro54.ru/news/s-envd-mozhno-perejti-na-patent/

Учет иностранной прибыли в соответствии с Законом о сокращении налогов и занятости | Tax Foundation

Ключевые выводы

  • Предыдущая «всемирная» или основанная на резиденции система корпоративного налогообложения была несовершенной, поскольку она поощряла корпорации «инвертировать», отговаривала корпорации от репатриации иностранных прибылей и создавала невыгодное конкурентное положение для американских корпораций, работающих в зарубежных странах.
  • Законодатели решили эти проблемы, введя в действие реформы международной налоговой системы в рамках Закона о сокращении налогов и занятости (TCJA).
  • TCJA провел реформы, направленные на территориальную налоговую систему путем освобождения иностранных прибылей от внутреннего налогообложения. В то же время он ввел в действие положения о борьбе с эрозией базы, нацеленные на получение высокоприбыльной иностранной прибыли, нематериального дохода и дохода, изъятого из Соединенных Штатов.
  • Четыре основных компонента новой международной налоговой системы — это освобождение от налога на участие, GILTI, FDII и BEAT.
  • Хотя законодатели обычно называют новую систему «территориальной» налоговой системой, ее более уместно назвать гибридной системой.
  • Общая структура системы США не уникальна для Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), поскольку большинство стран, перешедших на территориальные налоговые системы, также ввели положения о борьбе с размыванием базы. Однако эти положения США структурированы иначе, чем положения других стран.

Введение

До принятия Закона о сокращении налогов и занятости от 2017 года (TCJA) [1] в Соединенных Штатах действовала «всемирная» система корпоративного налогообложения по месту жительства, которая облагала налогом глобальную прибыль США.Компании из Южной (с зачетом налогов, уплаченных иностранным правительствам), но отложили уплату налога в США до тех пор, пока прибыль не будет репатриирована. Предыдущая система создавала два основных искажения. Во-первых, это удерживало компании от репатриации иностранных прибылей. Во-вторых, он побудил компании переместить свои юридические штаб-квартиры из Соединенных Штатов посредством так называемой «инверсии».

Законодатели решили эти вопросы, введя в действие реформы международной налоговой системы в рамках TCJA.TCJA значительно изменил способ налогообложения иностранных прибылей транснациональных корпораций, базирующихся в США. Он перешел от того, что считалось «всемирной» налоговой системой, к «территориальной» налоговой системе. В то же время он принял положения о предотвращении эрозии основания. Эти положения нацелены на получение высокодоходной иностранной прибыли, нематериального дохода и дохода, исключенного из Соединенных Штатов.

Хотя законодатели обычно называют новую систему «территориальной» налоговой системой, ее более уместно назвать гибридной системой.Новая система использует особенности территориальной (источник), мировой (место жительства) и системы корпоративного налогообложения на основе места назначения. В международном контексте система США в этом отношении не уникальна. Большинство стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которые перешли к территориальной налоговой системе, также ввели положения о борьбе с размыванием базы, которые уводят их от того, что можно было бы считать «чистой» территориальной налоговой системой.

Почему законодатели хотели реформировать международную налоговую систему?

До принятия TCJA в США существовала система корпоративного налогообложения по месту жительства или «всемирная».В соответствии с этой системой транснациональные корпорации США облагались подоходным налогом США на свою мировую прибыль. Прибыль в США облагалась тогдашней ставкой налога в размере 35% за вычетом любых иностранных подоходных налогов, уже уплаченных с этой прибыли [2].

Корпорации

могут отсрочить налогообложение в США иностранной прибыли при условии, что эта прибыль реинвестируется в текущую зарубежную деятельность. Однако в соответствии с подразделом F США пассивный доход (проценты, дивиденды, рента и роялти) облагался налогом на текущей основе, что означает, что отсрочка для него не предусмотрена.Это было сделано для того, чтобы компании не могли размещать высокомобильные финансовые активы за границей, чтобы на неопределенный срок избежать налоговых обязательств США по доходу.

Предыдущая система, основанная на проживании, создавала два основных искажения. Во-первых, это препятствовало компаниям репатриировать иностранную прибыль [3]. Это связано с тем, что корпорации США столкнулись с дополнительным налогом США на иностранную прибыль только тогда, когда они репатриировали эту прибыль в Соединенные Штаты. До принятия TCJA было подсчитано, что компании отложили налоги как минимум примерно на 2 доллара.6 триллионов иностранных прибылей хранятся за границей. [4]

Во-вторых, предыдущая система поощряла компании переносить свои юридические штаб-квартиры за пределы США. Компании потенциально могут столкнуться с дополнительным внутренним налогом на иностранную прибыль только в том случае, если они являются резидентами США. Таким образом, компании могут избежать всемирной системы, переместив свои штаб-квартиры в другую страну. В этом случае компании по-прежнему будут должны платить налог США на прибыль, полученную в Соединенных Штатах, но не будут должны США.налог на прибыль, полученную за рубежом. Мировая система США была одной из основных движущих сил корпоративных инверсий за последние несколько десятилетий [5].

Прежняя мировая налоговая система Соединенных Штатов была в некотором роде уникальной среди развитых стран. До принятия TCJA Соединенные Штаты были одной из шести стран, в которых существовала всемирная система корпоративного налогообложения. Из 35 стран-участниц OCED 29 имели «освобождение от участия» или территориальные налоговые системы. [6] Эти системы значительно различаются по деталям, но, как правило, в рамках этих систем транснациональные корпорации со штаб-квартирой в этих странах не платят дополнительный налог на иностранную прибыль в стране штаб-квартиры, когда их иностранные дочерние компании выплачивают им прибыль в виде дивидендов.

С точки зрения транснациональных корпораций США, тот факт, что в большинстве стран существует территориальная налоговая система, а в Соединенных Штатах — всемирная система, мог создать невыгодное конкурентное положение (если только фирма не использовала прибыль, хранящуюся за границей, и не могла позволить себе покинуть страну). доход в отсроченном состоянии). Американская транснациональная корпорация, работающая в Германии, столкнется с немецким корпоративным налогом в размере 30 процентов плюс дополнительный 5-процентный налог США на немецкую прибыль, репатриированную в Соединенные Штаты.Напротив, конкурирующая французская фирма, работающая в Германии, столкнется только с немецкой налоговой ставкой в ​​размере 30 процентов на свой доход в Германии.

TCJA ввел новую налоговую систему для транснациональных корпораций США

Признавая существенные недостатки предыдущей системы налогообложения иностранной прибыли транснациональных корпораций США, законодатели провели реформы в рамках TCJA. Эти реформы существенно изменили способ налогообложения иностранных прибылей транснациональных корпораций, базирующихся в США.

TCJA ввел четыре новых основных положения.

Первое положение — это так называемое «освобождение от участия», которое освобождает иностранную прибыль, возвращаемую Соединенным Штатам, от внутреннего налогообложения. Это то, что приблизило систему США от «мировой» налоговой системы к «территориальной» налоговой системе.

Второе и третье положения, «Глобальный нематериальный низкий налоговый доход» (GILTI) и «Полученный из-за рубежа нематериальный доход» (FDII), представляют собой две новые категории доходов, которые облагаются налогом по более низкой ставке, чем установленная законом ставка корпоративного налога в размере 21 процент.Вместе они создают всемирный минимальный налог на нематериальный доход.

Наконец, TCJA ввел новый минимальный налог, «Налог на размывание базы и противодействие злоупотреблениям» (BEAT), направленный на предотвращение изъятия транснациональными корпорациями доходов из налоговой базы США за счет сверхплатежей иностранным аффилированным корпорациям.

Освобождение от участия

TCJA перешел к «территориальной» налоговой системе, отменив дополнительный налог США на иностранную прибыль посредством так называемого «освобождения от участия».«Согласно освобождению от участия в США, иностранная прибыль, выплачиваемая материнским корпорациям США в виде дивидендов, полностью вычитается из налогооблагаемого дохода [7]. В результате эти иностранные прибыли не подлежат дополнительному налогообложению в США, как это было в соответствии с предыдущим законодательством.

Чтобы корпорации имели право на освобождение от участия в их иностранной прибыли, они должны удовлетворять трем общим требованиям. Во-первых, американская корпорация должна владеть 10 процентами голосов или стоимости акций контролируемой иностранной корпорации (CFC).Во-вторых, материнская корпорация США должна соответствовать требованию периода владения в 366 дней. Наконец, корпорация США не может вычесть дивиденды из налогооблагаемого дохода США, если этот дивиденд получил налоговую льготу в другой стране. В частности, это сделано для предотвращения «гибридных дивидендов», которые вычитаются в другой стране при выплате в США и при получении в Соединенных Штатах, что приводит к фактическому отсутствию налога на этот поток доходов [8]. Освобождение от участия исключает обычную иностранную прибыль, выплачиваемую материнским корпорациям в виде дивидендов, но не исключает прирост капитала.Американские компании, которые продают или иным образом распоряжаются акциями CFC, не получают исключения из дохода от доходов от этих акций.

Глобальный нематериальный низкий налоговый доход (GILTI)

«Глобальный нематериальный низкий налоговый доход» (GILTI) — это новая категория иностранных доходов, которые ежегодно добавляются к корпоративному налогооблагаемому доходу [9]. По сути, это налог на прибыль, которая превышает 10% прибыли на инвестированные иностранные активы компании. GILTI облагается минимальным международным налогом в размере 10.5 и 13,125 процента в год. [10] Предполагается, что GILTI снизит стимулы для вывода корпоративных прибылей из Соединенных Штатов за счет использования интеллектуальной собственности (ИС).

Каждый год транснациональные корпорации США должны рассчитывать свои GILTI. GILTI равен так называемой «чистой проверенной прибыли» за вычетом 10 процентов «инвестиций в квалифицированные бизнес-активы» (QBAI). Чистая проверенная прибыль — это фактически вся иностранная прибыль, полученная CFC материнской фирмы в США, которая еще не облагалась налогом в Соединенных Штатах.[11] QBAI равен стоимости всех амортизируемых активов (машин, зданий, фабрик), которыми владеют CFC этой материнской компании в США.

Предположим, транснациональная корпорация США контролирует несколько CFC, которые в совокупности имеют чистую проверенную прибыль в размере 1000 долларов США. CFC владеют 9000 долларов в QBAI. Доход, равный 10 процентам от QBAI, или 900 долларов, освобожден от GILTI. В результате GILTI этой американской корпорации равен 100 долларам.

Таблица 1. Пример расчета GILTI

Чистый протестированный доход

$ 1 000

QBAI

$ 9 000

GILTI:

Чистый протестированный доход

$ 1 000

Минус

Освобождение от QBAI (10% от QBAI)

$ 900

равно

GILTI

$ 100

Фактически, GILTI приравнивается к иностранной прибыли, превышающей «нормальную» доходность квалифицированных инвестиций.[12] Идея заключается в том, что на конкурентном рынке инвестиции принесут то, что считается «обычным» доходом, или доходом, достаточным для удовлетворения инвесторов. В случае GILTI предполагается, что эта доходность составляет 10 процентов. Предполагается, что любая прибыль, превышающая эту обычную 10-процентную доходность, связана с доходностью IP или перемещением прибыли. Например, кофейня во Франции обычно может возвращать инвесторам 10% годовых. Однако именно эта кофейня принадлежит U.S. Corporation использует интеллектуальную собственность, например силу бренда, что дает ее кофейне небольшое преимущество на рынке. В результате этот магазин приносит инвесторам 15% прибыли. Предполагается, что дополнительная 5-процентная прибыль сверх обычной 10-процентной прибыли связана либо с IP, либо с перемещением прибыли из другой юрисдикции и зафиксирована в GILTI.

Закон позволяет корпорациям США вычитать 50 процентов GILTI. [13] Остальная часть облагается налогом по установленной корпоративной ставке 21 процент.В результате, эффективная налоговая ставка GILTI составляет 10,5%. [14] Корпорациям США также предоставляется иностранный налоговый кредит для компенсации иностранных налогов, уже уплаченных на GILTI. Однако иностранный налоговый кредит ограничен 80 процентами иностранных налогов. Это означает, что на каждый доллар уплаченных иностранных налогов корпорация США получила только 80-центовый кредит. Кроме того, избыточные иностранные налоговые льготы не могут быть перенесены вперед или назад.

Цель ограничения иностранного налогового кредита до 80 процентов иностранных налогов на прибыль вместо предоставления полного иностранного налогового кредита состоит в том, чтобы заставить U.S. компании более чувствительны к их иностранному налоговому бремени. В условиях полного иностранного налогового кредита корпорации США безразличны к ставке своего иностранного подоходного налога, если их ставка подоходного налога за рубежом ниже ставки в США. Напротив, в условиях ограниченного иностранного налогового кредита американские фирмы сталкиваются с более высоким общим налоговым бременем, когда их иностранные налоговые обязательства выше, а не ниже, даже если иностранная ставка все еще ниже ставки в США.

80-процентный иностранный налоговый кредит приводит к скользящей шкале эффективных налоговых ставок, которые меняются в зависимости от иностранной ставки налога на прибыль.Мировая ставка GILTI составляет 10,5 процента, когда иностранные ставки налога на прибыль равны нулю, и увеличивается на 0,8 процента на каждый процентный пункт увеличения эффективной иностранной налоговой ставки. Эффективная ставка налога на GILTI составляет максимум 13,125 процента, когда ставка налога на прибыль за рубежом достигает 13,125 процента.

Вернитесь к предыдущему примеру корпорации США, у которой было 100 долларов GILTI. Этой компании будет разрешено вычесть половину своей GILTI из налогооблагаемой прибыли. Это оставит 50 долларов налогооблагаемых GILTI.Применение установленной законом налоговой ставки 21% приведет к первоначальному налоговому обязательству в размере 10,50 долларов США. Предположим, что наша типовая корпорация заплатила 5 долларов иностранного налога со своих 100 долларов в GILTI. Таким образом, корпорация получит налоговый кредит в размере 4 долларов США против своего первоначального налогового обязательства GILTI в размере 10,50 долларов США. В целом американская компания заплатит налог в размере 11,50 долларов США за свой GILTI (5 долларов США в иностранную юрисдикцию и 6,50 долларов США в США). Общая эффективная налоговая ставка по GILTI составит 11,5 процента.

Таблица 2.Пример расчета налога GILTI

GILTI

$ 100

Обязательства по иностранным налогам на GILTI

$ 5

Иностранный налоговый кредит

$ 4

Первоначальный налог в США на GILTI

$ 10,50

Минус

Иностранный налоговый кредит

$ 4

равно

Final U.S. Налог на GILTI

$ 6.50

Итого налог на GILTI

$ 11,50

Общая эффективная налоговая ставка по GILTI

11,5%

Минимальный налог GILTI использует так называемый подход «одной CFC». Таким образом, транснациональные корпорации США суммируют всю чистую протестированную прибыль и QBAI по всем CFC по всему миру и несут налог на свой совокупный доход.Это контрастирует с минимальным налогом для каждой страны, по которому американская корпорация будет рассчитывать доход GILTI для CFC в каждой стране. Подход с одним CFC более благоприятен для транснациональных корпораций США, поскольку он позволяет им одновременно усреднять свои GILTI с высокими и низкими налогами и избегать налогообложения CFC в некоторых юрисдикциях с низкими налогами. Минимум для каждой страны предотвратил бы это, но управлять им гораздо сложнее.

Хотя 80-процентное ограничение иностранного налогового кредита подразумевает, что не должно быть остаточных U.S. налог, когда ставка иностранного подоходного налога выше 13,125 процента, бывают случаи, когда американские фирмы могут столкнуться с дополнительным налогом в США даже при более высокой эффективной налоговой ставке за рубежом. Это связано с тем, что иностранный налоговый кредит для GILTI подлежит тем же ограничениям, что и иностранный налоговый кредит согласно предыдущему закону. [15] Таким образом, определенные расходы, которые транснациональные корпорации США несут в США, могут ограничивать размер иностранного налогового кредита в той мере, в какой они распределяются за границей. [16] Таким образом, корпорациям может быть отказано в части иностранного налогового кредита, и они могут столкнуться с налоговыми обязательствами по GILTI, даже если их ставка иностранного налога превышает 13.125 процентов.

Полученный за рубежом нематериальный доход (FDII)

Вторая новая категория доходов — это «Нематериальный доход, полученный из-за рубежа» (FDII). Как и GILTI, FDII — это доход, связанный с использованием интеллектуальной собственности. Однако FDII — это доход от использования интеллектуальной собственности в Соединенных Штатах для создания экспортных товаров. FDII предоставляется специальная более низкая налоговая ставка в размере 13,125 процента. Предполагается, что FDII будет стимулировать компании приносить и сохранять интеллектуальную собственность и связанную с ней прибыль в Соединенных Штатах.

Определение FDII очень похоже на определение GILTI. ПИИ равны прибыли, полученной из-за рубежа, превышающей «нормальную» доходность квалифицированных инвестиций. В частности, FDII равен иностранному доходу за вычетом 10 процентов «квалифицированных инвестиций в бизнес-активы» (QBAI). Полученный из-за границы доход — это доля дохода корпорации в США, связанная с экспортом товаров или услуг. QBAI для целей FDII равен стоимости материальных активов, используемых для получения дохода, полученного из-за рубежа.Например, компания может владеть заводом в США и экспортировать изделия в Германию. Полученный из-за границы доход этой компании будет представлять собой доход от продажи этих товаров за границу, а завод будет считаться QBAI для целей FDII.

Компаниям разрешено вычитать 37,5% своих прямых иностранных инвестиций из налогооблагаемой прибыли. Таким образом, эффективная ставка на каждый доллар ПИИ составляет 13,125 процента [17].

Предположим, что компания получила 10 000 долларов общего дохода в Соединенных Штатах, а 10 процентов были получены от экспорта товаров за границу (1 000 долларов США).Эта компания имеет 9000 долларов в QBAI, связанном с ее экспортной деятельностью. Это означает, что FDII компании составляет 100 долларов: 1 000 долларов иностранного дохода минус 10 процентов QBAI (900 долларов). Затем этой компании будет разрешено вычесть 37,5% своих прямых иностранных инвестиций ($ 37,50) из налогооблагаемой прибыли. В результате налогооблагаемый FDII составляет 62,50 долларов США, а налоговое обязательство — 13,125 долларов США, а эффективная налоговая ставка по FDII составляет 13,125 процента.

Таблица 3. Пример расчета FDII

Всего U.S. Доход

$ 10 000

Доля экспорта в доходах

10%

QBAI

$ 9 000

FDII

Полученный иностранный доход

$ 1 000

Минус

Освобождение от QBAI (10% от QBAI)

$ 900

равно

FDII

$ 100

Налогооблагаемый FDII (FDII минус 37.5% вычет)

$ 62,5

Ответственность FDII

$ 13,125

Общий вычет, который корпорация может использовать как для GILTI, так и для FDII, ограничивается корпоративным налогооблагаемым доходом. [18] Другими словами, комбинированный вычет для GILTI и FDII не может снизить налогооблагаемую прибыль ниже нуля. Если комбинированный вычет приведет к уменьшению налогооблагаемого дохода ниже нуля, вычет для FDII и GILTI будет уменьшен пропорционально тому моменту, когда налогооблагаемый доход корпорации будет равен нулю.[19]

GILTI и FDII: всемирный налог на нематериальный доход

В совокупности GILTI и FDII можно рассматривать как всемирный налог на предполагаемый нематериальный доход [20]. Они призваны обеспечить поддержку нового освобождения от участия и уменьшить стимулы для компаний перемещать местонахождение интеллектуальной собственности, чтобы вывести корпоративные прибыли за пределы Соединенных Штатов.

При налогообложении GILTI и FDII многонациональные компании, базирующиеся в США, сталкиваются с примерно одинаковой налоговой ставкой на нематериальные активы, используемые для обслуживания зарубежных рынков, независимо от того, где эти нематериальные активы находятся.Если интеллектуальная собственность находится на иностранном рынке и используется для продажи продукции иностранным покупателям, она облагается минимальной налоговой ставкой от 10,5 до 13,125 процента через GILTI. Если эта же интеллектуальная собственность находится в Соединенных Штатах и ​​используется для продажи продуктов тем же иностранным покупателям, она облагается налогом в размере 13,125% через FDII.

Идея режима, включающего FDII и GILTI, заключается в том, что они являются пряником и кнутом, побуждающим компании размещать прибыль и интеллектуальную собственность в Соединенных Штатах.[21]

В этом отношении FDII и GILTI очень похожи на международную реформу «Вариант C», предложенную бывшим председателем комитета Палаты представителей США по методам и средствам Дэйвом Кэмпом (справа) [22]. Используя то же определение нематериальных активов (свыше 10 процентов квалифицированных инвестиций), Вариант C устанавливает минимальный налог в размере 15 процентов на нематериальный доход, находящийся на зарубежных рынках. В то же время он предоставил специальную 15-процентную ставку для нематериальных активов, расположенных в Соединенных Штатах и ​​используемых для продажи товаров на внешние рынки.

Базовый налог на подрыв и предотвращение злоупотреблений (BEAT)

Последним компонентом новой международной налоговой системы является новый налог, называемый «налогом на размывание базы и борьбу со злоупотреблениями» или BEAT. [23] BEAT — это, по сути, минимальный налог в размере 10 процентов (5 процентов в 2018 году), который предназначен для того, чтобы иностранные и местные корпорации, работающие в Соединенных Штатах, не могли уклоняться от внутренних налоговых обязательств путем перевода прибыли за пределы Соединенных Штатов. Объем BEAT ограничен крупными транснациональными корпорациями с валовой выручкой 500 миллионов долларов и более.BEAT также не применяется, за исключением случаев, когда выплаты «размывания базы», ​​выплаты, которые корпорации, базирующиеся в США, производят родственным иностранным корпорациям, превышают 3 процента (2 процента для определенных финансовых фирм) от общих вычетов, производимых корпорацией.

BEAT работает как минимальный налог. Корпорации платят BEAT в той мере, в какой они превышают их обычные обязательства по корпоративному подоходному налогу. Таким образом, BEAT равен 10 процентам (5 процентов в 2018 году) «модифицированного налогооблагаемого дохода» за вычетом регулярных обязательств по корпоративному подоходному налогу (не ниже нуля).Модифицированный налогооблагаемый доход рассчитывается путем вычета обычного налогооблагаемого дохода и прибавления к ним выплат «размывания базы», ​​произведенных связанным иностранным корпорациям (фактически, запрещая вычет этих затрат). Эти платежи, добавленные к налогооблагаемому доходу для построения модифицированного налогооблагаемого дохода, включают платежи за услуги, проценты, арендную плату и роялти, а также вычеты на износ и амортизацию. Однако платежи по стоимости проданных товаров, вычеты по GILTI и FDII и вычет из полученных дивидендов (освобождение от участия) не добавляются.

Предположим, что у корпорации в США валовая выручка 500 миллионов долларов, расходы 480 миллионов долларов и налогооблагаемый доход 20 миллионов долларов. Согласно обычному корпоративному подоходному налогу налоговые обязательства этой корпорации составят 4,2 миллиона долларов (21 процент от 20 миллионов долларов). Платежи этой корпорации в CFC, базирующуюся в другой стране, составили 50 миллионов долларов, что значительно превысило порог в 3 процента от общей суммы отчислений. Модифицированный налогооблагаемый доход компании в отношении BEAT составляет 70 миллионов долларов, что равняется ее налогооблагаемой прибыли (20 миллионов долларов) плюс платежи, которые она осуществила иностранной CFC (50 миллионов долларов).Таким образом, его общие налоговые обязательства составляют 7 миллионов долларов (4,2 миллиона долларов в виде обычного корпоративного налога плюс 2,8 миллиона долларов, превышение BEAT над обычными корпоративными обязательствами).

Таблица 4. Пример расчета BEAT (в миллионах долларов)

Всего валовых поступлений в США

$ 500

Общие расходы США

$ 480

Налогооблагаемый доход

$ 20

Обязательства по корпоративному подоходному налогу @ 21%

$ 4.2

BEAT Ответственность

Налогооблагаемый доход

$ 20

плюс

Базовые платежи за эрозию

$ 50

равно

Модифицированный налогооблагаемый доход

$ 70

BEAT Ответственность @ 10%

$ 7

Запланированные изменения новых международных положений

TCJA включает запланированные изменения в течение следующего десятилетия, которые повлияют на GILTI, FDII и BEAT.Все три запланированных изменения должны повысить налоговую нагрузку на транснациональные корпорации США.

GILTI: В 2026 году отчисления на GILTI планируется снизить с 50 процентов до 37,5 процентов. В результате общая эффективная ставка налога на GILTI вырастет с 13,125 процента до 16,406 процента, включая эффект 80-процентного иностранного налогового кредита. [24]

FDII: В 2026 году вычет из FDII планируется снизить с 37,5 процента до 21.875 процентов. В результате эффективная ставка налога на FDII вырастет до 16,406% [25].

BEAT: В 2026 году показатель BEAT увеличится с 10 до 12,5 процента. [26]

Налоговая система США не является чисто «территориальной» налоговой системой

Нынешняя налоговая система США часто описывается как территориальная налоговая система. Однако это не чисто территориальный или исходный корпоративный подоходный налог. Новую систему можно более точно описать как гибридную систему, которая заимствует элементы из различных принципов международного налогообложения.

Существует три различных принципа международного налогообложения: по источнику (территориальному), по месту жительства (по всему миру) и по месту назначения. Каждый принцип пытается определить, когда и как корпоративная прибыль подлежит налогообложению внутри страны.

Источники («территориальные»)

Согласно системе налогообложения корпораций, основанной на источниках или «территориальной», прибыль корпораций облагается налогом в зависимости от места производства товаров и услуг. Таким образом, налогообложение не зависит от местонахождения компании; имеет значение только то, где производятся товары.Согласно этой системе, только прибыль, полученная в Соединенных Штатах, будет облагаться налогом, в то время как иностранная прибыль будет полностью освобождена.

По месту жительства («по всему миру»)

Согласно системе корпоративного налогообложения по месту жительства, прибыль корпораций облагается налогом в зависимости от места жительства корпорации или местонахождения ее штаб-квартиры. В соответствии с этой системой, которую США использовали более полно до принятия TCJA, корпорация со штаб-квартирой в Соединенных Штатах будет облагаться корпоративным налогом США на ее мировую прибыль.Однако, чтобы предотвратить двойное налогообложение в рамках системы по месту жительства, США предоставят иностранный налоговый кредит для любых иностранных налогов, уже уплаченных с этого дохода (до налоговой ставки США).

По назначению

Согласно системе налогообложения по месту назначения прибыль компаний облагается налогом в зависимости от места продажи товаров и услуг. В рамках этой системы не имеет значения, где находится штаб-квартира компании, и не имеет значения, где производятся товары. Вместо этого компании облагаются налогом в зависимости от местонахождения их клиента.

Реформы TCJA в международной налоговой системе заимствовали аспекты из всех трех принципов налогообложения.

Освобождение от налога на участие, то есть 100-процентный вычет иностранной прибыли, возвращенной материнским компаниям США, является ключевым компонентом территориальной или налоговой системы, основанной на источниках, которая исключает внутренний налог на иностранную прибыль.

GILTI больше соответствует принципу проживания. Таким образом, налогообложение в рамках GILTI зависит от того, где находится штаб-квартира компании.Многонациональные корпорации со штаб-квартирой в США облагаются налогом на свои GILTI, заработанные за границей, в то время как компании со штаб-квартирой в другом месте — нет. Тем не менее, стоит отметить, что GILTI гораздо более узкий по своему охвату, чем чисто всемирная система или система по месту жительства. Полная всемирная система будет включать всю прибыль, полученную корпорацией за год, в котором она была получена. GILTI, напротив, ограничивает налогообложение «сверхнормальной» доходностью или доходностью, превышающей 10 процентов квалифицированных инвестиций.Этот аспект GILTI больше похож на то, как налогообложение по месту назначения влияет на иностранные инвестиции. [27]

FDII и BEAT чем-то напоминают налоговую систему по месту назначения. Ключевым компонентом корпоративного налога по месту назначения является корректировка границы. Регулировка границы облагает импорт налогами и предоставляет освобождение для экспорта. BEAT, который запрещает определенные вычеты для платежей иностранным аффилированным компаниям, фактически добавляет определенный импорт в налоговую базу так же, как это делалось бы с налогом по месту назначения.FDII, который обеспечивает пониженную ставку налога на доход, связанный с экспортом, соответствует духу полного освобождения экспортных продаж, которое обеспечивает корректировка границы.

Система США похожа на систему, используемую в других странах, в некоторых отношениях и отличается в других

Хотя новая система налогообложения иностранной прибыли в США представляет собой скорее гибридную систему, чем чисто территориальную налоговую систему, она не уникальна в этом отношении среди других промышленно развитых стран. Большинство стран ОЭСР используют гибридные системы, которые устраняют внутренний налог на иностранные доходы за счет освобождения от участия, но также защищают внутреннюю налоговую базу с помощью правил, основанных на корпоративном резидентстве.

С введением исключения для участия США стали больше соответствовать большинству стран ОЭСР. В 2017 году 29 из 35 стран ОЭСР освободили иностранные доходы от внутреннего налогообложения [28]. Однако освобождение от налога на участие в США больше похоже на канадскую или японскую системы освобождения, которые также не освобождают от прироста капитала, тогда как большинство европейских стран освобождают как дивиденды, так и прирост капитала.

Соединенные Штаты также не единственные, кто принимает положения о борьбе с эрозией базы наряду с освобождением от участия.Большинство стран ОЭСР с льготами для участия (20 из 29 стран с льготами) также используют так называемые правила CFC. [29] Как и в случае с GILTI, правила CFC основаны на резидентстве, что означает, что они применяются только к транснациональным корпорациям с головным офисом внутри страны и направлены на предотвращение уклонения компаний от внутренних налоговых обязательств посредством определенных деловых соглашений.

Правила

CFC сложны, но они пытаются достичь той же цели, что и GILTI: налогообложение того, что считается легко перемещаемым доходом, при освобождении от налога дохода, относимого к реальным инвестициям.Однако следует отметить важные различия. Во-первых, GILTI использует гораздо более шаблонный подход (10 процентов квалифицируемых инвестиций) для определения того, какой доход не облагается налогом, чем традиционные правила CFC, которые используют что-то вроде подхода фактов и обстоятельств. Во-вторых, когда применяется GILTI, он облагает прибыль налогом по сниженной ставке, тогда как правила CFC обычно применяют полную внутреннюю ставку.

Налогообложение FDII очень похоже на политику, применяемую во многих странах: патентный ящик. Патентная коробка — это налоговый режим, который предусматривает специальную пониженную ставку налога на доход, относящийся к интеллектуальной собственности.За последнее десятилетие популярность патентных боксов выросла, и по состоянию на прошлый год 11 стран ОЭСР имели патентные боксы [30]. Однако основное различие между FDII и традиционным патентным ящиком состоит в том, что FDII применяется только к доходам, связанным с экспортом, тогда как патентные боксы применяются ко всем доходам, относящимся к интеллектуальной собственности.

Заключение

До принятия Закона о сокращении налогов и занятости США были одной из немногих стран ОЭСР с всемирной системой корпоративного налогообложения.Эта система была несовершенной. Новый международный налоговый режим США лучше. Это не идеально. Разработка любой территориальной налоговой системы требует принятия ряда важных компромиссов, и новая система ни в коем случае не является чисто «территориальной» налоговой системой. Тем не менее, переходя к территориальной налоговой системе, законодатели внесли важные улучшения в то, как Соединенные Штаты облагают налогом американские транснациональные корпорации.


[1] Официальное название закона — «Закон о согласовании в соответствии с разделами II и V соответствующего постановления о бюджете на 2018 финансовый год.”

[2] Кайл Померло и Кари Янсен, «Разработка территориальной налоговой системы: обзор систем ОЭСР», Налоговый фонд, 1 августа 2017 г. https://taxfoundation.org/territorial-tax-system-oecd-review/

[3] Джон Р. Грэм, Мишель Хэнлон и Терри Дж. Шевлин, «Барьеры для мобильности: эффект блокировки налогообложения в США всемирной корпоративной прибыли», National Tax Journal 63: 4 (1 сентября 2010 г.): 1111-1144.

[4] Письмо председателю Объединенного налогового комитета Кевину Брэди и Ричарду Нилу, 31 августа 2016 г.https://waysandmeans.house.gov/wp-content/uploads/2016/09/20160831-Barthold-Letter-to-BradyNeal.pdf

[5] Более 50 компаний переместили свои штаб-квартиры за границу с 1981 года. См. Закари Мидер, «Tax Inversion», Bloomberg, 2 марта 2017 г. https://www.bloomberg.com/quicktake/tax-inversion

[6] Померло и Янсен, «Разработка территориальной налоговой системы: обзор систем ОЭСР».

[7] 26 Кодекс США § 245A — Вычет из иностранного источника — часть дивидендов, полученных национальными корпорациями от указанных иностранных корпораций с 10-процентной собственностью.

[8] Это похоже на требование о «квалифицированных дивидендах» для акционеров США; для того, чтобы корпоративный дивиденд был «квалифицирован» для получения пониженной ставки налога, он должен сначала облагаться налогом на корпоративном уровне.

[9] 26 Кодекс США § 951A — Глобальный нематериальный доход с низким налогообложением, включенный в валовой доход акционеров Соединенных Штатов.

[10] Однако, как обсуждается ниже, транснациональные корпорации США могут столкнуться с ставками по GILTI выше 13,125%.

[11] Например, некоторый доход мог уже облагаться налогом в соответствии с Подчастью F.

[12] Под сверхнормальным доходом, или доходом, превышающим «нормальный» доход, здесь понимается доходность инвестиций, превышающая 10 процентов. Вероятно, это слишком узкое определение сверхнормальной доходности.

[13] 26 Кодекс США § 250 — Нематериальный доход, полученный из-за рубежа, и глобальный нематериальный доход с низким налогообложением.

[14] 21% * 50% = 10,5%.

[15] Иностранный налоговый кредит ограничен суммой налоговых обязательств США, умноженной на иностранный налогооблагаемый доход, разделенный на общий мировой налогооблагаемый доход.Таким образом, если расходы распределяются за границу, это уменьшает налогооблагаемую прибыль из-за границы и, таким образом, уменьшает налоговый кредит за рубежом.

[16] Мартин А. Салливан, «Экономический анализ: больше преимуществ, чем вы думали», Tax Notes , 13 февраля 2018 г. https://www.taxnotes.com/tax-reform/economic-analysis-more- gilti-вы-думали

[17] 21% * (1 — 37,5%).

[18] 26 Кодекс США § 250 — Нематериальный доход, полученный из-за рубежа, и глобальный нематериальный доход с низким налогообложением.

[19] Например, предположим, что налогооблагаемый доход корпорации составляет 100 долларов до вычета для GILTI и FDII.Также предположим, что его вычет для GILTI составляет 60 долларов и 50 долларов для FDII. Это первоначально уменьшило бы налогооблагаемую прибыль корпорации до — 10 долларов. TCJA сначала сократит FDII на 10 долларов * 50/110 долларов, или на 4,50 доллара. Затем оставшаяся сумма (5,50 долларов США) будет вычтена из GILTI.

[20] Нематериальный доход определяется как превышение 10 процентов квалифицированных инвестиций.

[21] С учетом некоторых взаимодействий между GILTI и FDII и ограничения иностранного налогового кредита, все еще может иметь место тот случай, когда интеллектуальная собственность может облагаться разными ставками в зависимости от ее местоположения.

[22] Померло и Янсен, «Разработка территориальной налоговой системы: обзор систем ОЭСР».

[23] 26 Кодекс США § 59A — Налог на размывание базы платежей налогоплательщиков со значительными валовыми поступлениями.

[24] 26 Кодекс США § 250 — Нематериальный доход, полученный из-за рубежа, и глобальный нематериальный доход с низким налогообложением.

[25] Там же.

[26] 26 Кодекс США § 59A — Налог на размывание базы платежей налогоплательщиков со значительными валовыми поступлениями.

[27] Уильям Б.Баркер, «Корпоративный налог, основанный на здравом смысле: аргумент в пользу налога на потоки денежных средств на основе места назначения для корпораций», Католический университет Law Review 61: 4 (2012). https://scholarship.law.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1033&context=lawreview

[28] Померло и Янсен, «Разработка территориальной налоговой системы: обзор систем ОЭСР».

[29] Там же.

[30] Кайл Померло, Скотт Ходж и Джаред Вальчак, Международный индекс налоговой конкурентоспособности, 2017 г. , Tax Foundation, октябрь 2017 г.https://files.taxfoundation.org/20171030112339/TaxFoundation-ITCI-2017.pdf

Можно ли арестовать робота? Имеете патент? Платить подоходный налог?

Стивен Черри Когда лошади были заменены двигателями для работы и транспортировки, нам не нужно было переосмысливать наши правовые рамки. Итак, когда стационарная заводская машина заменяется отдельно стоящим роботом с искусственным интеллектом или когда водитель грузовика заменяется программным обеспечением для автономного вождения, действительно ли нам нужно вносить какие-либо фундаментальные изменения в закон?

Похоже, мой сегодняшний гость так считает.Или, возможно, точнее, он думает, что удивительно, что мы этого не делаем; он говорит, что нам нужно меньше менять законы, чем мы думаем. В каждом случае, говорит он, нам просто нужно относиться к роботу примерно так же, как мы относимся к человеку.

Год назад он проводил презентации, в которых утверждал, что ИИ могут быть патентообладателями. С тех пор его взгляды еще больше продвинулись в этом направлении. И вот прошлой осенью он опубликовал короткий, но мощный трактат, Разумный робот: искусственный интеллект и закон , опубликовано Cambridge University Press.В нем он утверждает, что закон чаще всего не должен проводить различие между ИИ и человеческим поведением.

Райан Эбботт — профессор права и медицинских наук в Университете Суррея и адъюнкт-профессор медицины в Медицинской школе Дэвида Геффена в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. Он лицензированный врач, и поверенный, и иглотерапевт в Соединенных Штатах, а также поверенный в Англии и Уэльсе. Его доктор медицины из Медицинской школы Калифорнийского университета в Сан-Диего; его J.Д. окончил Йельский юридический факультет, а его степень M.T.O.M. — магистра традиционной восточной медицины — получена в Императорском колледже. И что со всем этим — и его книгой — я очень счастлив иметь сегодня в качестве моего гостя.

Райан, мне нужно явиться в дорожный суд и У меня болит поясница, так что добро пожаловать на подкаст.

Райан Эбботт Спасибо, что пригласили меня. И не волнуйтесь, вы можете исправить обе эти вещи здесь.

Стивен Черри Очень хорошо.Райан, твоя отправная точка была еще в 2014 году, когда ты осознал, насколько фармакологические компании полагаются на ИИ в процессе открытия лекарств.

Райан Эбботт В 2014 году я делал несколько вещей. Я преподавал патентное право и, в частности, право на то, что значит быть изобретателем. Я работал на биотехнологические компании и помогал защищать их исследования в области фармацевтических исследований и разработок, а также патентовал исследования такого рода.

И если вы не знаете об этом, то если вы фармацевтическая компания, вы можете передать на аутсорсинг все элементы открытия лекарств, от поиска новых соединений до проведения клинических испытаний для проведения доклинических испытаний.И хотя компания, в которой я работал, в конечном итоге не использовала некоторых из этих поставщиков, был ряд компаний, которые в основном заявляли, что если вы скажете им терапевтическую цель, которая вас интересует, они заставят компьютеры пройти через большую библиотеку антител. что у них есть, и выбрать антитело, которое будет лучшим антителом для выбора этой мишени и предоставить вам определенный объем данных о том, как это антитело функционирует.

Мне это было интересно, потому что это заставило меня подумать, что когда у нас есть человек, который это делает, он изобретатель.И затем мы переходим, когда мы получаем патент на это антитело для лечения этого антигена, мишени, этот патент является основой практически всех портфелей патентов на биологические лекарства. Итак, что произойдет, если вместо того, чтобы заставить человека делать такие вещи, у вас есть машина, которая делает такие вещи? Интересно, думал ли кто-нибудь об этом раньше?

Оказывается, люди думают об этом, по крайней мере, с 60-х годов, но более или менее говорят, что для чего вам нужен патент? Потому что машина не будет мотивирована получением патента.Так что вы можете просто оставить эту вещь в открытом доступе. И я подумал, что это не совсем так, потому что, конечно, машина не заботится о патенте, но биотехнологические компании, которые инвестируют миллионы или миллиарды долларов и находят новые лекарства, заботятся о патентах. И если машина может лучше справиться с поиском нового лекарства, почему бы нам не защитить такого рода инновации? Так что это был мой выход на поле боя.

Стивен Черри Итак, отправной точкой для вас были патенты.И если я правильно понимаю, именно здесь вы начали думать о паритете между людьми и роботами или ИИ в более общем плане. Я так понимаю, дело не столько в том, что вы думаете, что ИИ являются изобретателями — и я даже раньше говорил «держатели патентов», и это не совсем правильно — вы скорее думаете, что мы добьемся лучших результатов для общества, если будем относиться к ним таким образом, что все другие легальные пути приводят к меньшему количеству инноваций и изобретений. И для этого у нас есть патентная система. Так как же это работает?

Райан Эбботт Справа.Думаю, это правильно. Чуть меньше паритета между ИИ и человеком и немного больше паритета между ИИ. и человеческое поведение. И это кажется тонким различием, но оно также очень сильное. Например, ИИ не будет владеть патентом не только потому, что ИИ. не имеет юридического лица, как компания, и не может владеть патентом. Но даже если вы собираетесь изменить закон, ИИ не будет заботиться о получении патента, он не сможет использовать патент. ИИ не похож на человека; это не заслуживает моральных прав.

Но функционально ИИ может вести себя неотличимо от человека. И закон, очень по-разному относясь к двум разным субъектам, по-разному трактуя два разных типа поведения, в конечном итоге приводит к некоторым извращенным результатам. Так, например, представьте, что у Pfizer есть ИИ. это могло бы заменить команду исследователей-людей. И поэтому, когда появился Covid-19, Pfizer показал свой AI-вирус; ИИ. Я нашел для него новое антитело, сформулировал его как новый препарат, который моделировал некоторые клинические испытания, рассказал Pfizer, как его производить, и, по сути, Pfizer автоматизировал весь процесс исследований и разработок.

Если Pfizer может делать это с машиной лучше, чем с человеком, мне кажется, что мы хотим поощрять их к этому. И все же, если Pfizer не может получить патенты на любой из этих видов деятельности, это действительно основной способ, которым фармацевтическая промышленность защищает свои исследования и монетизирует их. И, возможно, это отрасль, в которой интеллектуальная собственность является наиболее важной, хотя с Covid существует множество проблем, связанных с этим. Но в целом вы видите, как закон по-разному трактует поведение.И когда он это делает, он поощряет или отпугивает людей в одном направлении, не обязательно имея для этого веские причины. И в других областях права закон аналогичным образом подталкивает нас к людям или ИИ. поведение — опять же, необязательно, но иногда с извращенными результатами.

Стивен Черри Мы скоро разберемся с этими непредвиденными последствиями. Но тем временем, придерживаясь этого патентного вопроса, чуть менее двух лет назад вы подали заявку на два международных патента на «изобретения, созданные искусственным интеллектом.«Чтобы что-то могло быть запатентовано, оно должно быть новым, неочевидным и полезным. Что вы запатентовали в этом случае?

Райан Эбботт Два изобретения появились благодаря искусственному интеллекту. Один предназначался для проблескового маячка, который мог преимущественно привлекать внимание человека. Так, например, в чрезвычайной ситуации, если вы хотите привлечь внимание человека или искусственного интеллекта, скажем, к авиакатастрофе, у вас может быть световой сигнал, мигающий именно таким образом. А другой — контейнер для напитков, основанный на фрактальной геометрии.Выглядит как раковина улитки, которая может быть более полезной для транспортировки, хранения или захвата человеком или машиной.

Это были два изобретения, которые принадлежали Великобритании и Европейскому патентному ведомству, и которые в противном случае могли быть запатентованы. Но в нашем случае у нас не было традиционного изобретателя-человека. У нас был кто-то, кто создал ИИ, у нас был кто-то, кто использовал ИИ, и у нас был кто-то, кто владел ИИ. Но традиционно в патентном праве — ну, это зависит от вашей юрисдикции — но в США или Великобритании, чтобы быть изобретателем, вы должны в основном продумать изобретение целиком, как это предполагается на практике.Так, например, если бы я изобретал новое лекарство для лечения Covid-19, я должен был бы быть тем человеком, который выйдет и найдет антитело для его лечения, а не руководителем фармацевтического отдела, который сказал бы, что было бы здорово, если бы у нас вакцина Covid-19 или кто-то, кто выполняет какие-то инструкции по чьей-то команде.

В нашем случае кто-то обучил и запрограммировал ИИ, но не для решения этих конкретных проблем. Вы просто научили его выполнять генеративное обучение без учителя. Он произвел эти результаты, нацелил их и определил, что они имеют ценность.А для команды патентных поверенных это было то, на что мы могли подавать патенты. Так что в тех случаях нам не хватало того, кто традиционно был изобретателем.

Компания Siemens недавно сообщила в 2019 году о аналогичном тематическом исследовании первого разговора ВОИС об ИИ и IP, где у них был ИИ, который создал новый промышленный компонент для автомобиля. Вся их команда инженеров, которая участвовала в проекте, думала, что это здорово, это похоже на то, что мы хотим. И когда «Сименс» захотел подать на него патент, инженеры сказали, что мы не изобретатели в этом вопросе.Мы понятия не имели, что будет с машиной, и она была явно ценной. Так что это было бы неуместно. В США, по крайней мере, заявление о том, что вы изобретатель патента, если это не так, влечет за собой уголовное наказание.

Стивен Черри ВОИС — Всемирная организация интеллектуальной собственности. Когда вы регистрируете эти образцы, вы как бы забиваете патентные ведомства этими патентами, не так ли? Вы не сказали им, что изобретателя-человека не было.

Райан Эбботт Ну, изначально в Великобритании и в Европейском патентном ведомстве вам разрешено не раскрывать изобретателя в течение 18 месяцев.И мы хотели сделать это, чтобы увидеть, являются ли эти изобретения по существу патентоспособными. Один из интересных вопросов заключается в том, что включение изобретателя в список обычно является вопросом формальности, а не существенным требованием для получения патента. Фактически, прямо сейчас Европейское патентное ведомство обсуждает, существует ли какое-либо существенное требование для внесения в список изобретателя-человека вообще или любого изобретателя, или же это действительно просто что-то, что делается снова на формальной основе. Есть веские причины для включения в список изобретателей-людей.Я изобретатель нескольких патентов, и это защищает мои неимущественные права. Я хочу, чтобы меня признали за проделанную мной работу, но в большинстве юрисдикций это право не имеет каких-либо прямых финансовых последствий, хотя оно может сигнализировать о чьей-то продуктивности для будущих работодателей, или иногда люди заключают контракты, которые они получают. определенные выгоды от этого. Исторически сложилось так, что были некоторые разговоры о том, можно ли сделать компанию изобретателем, и закон довольно жестко выступил против этого.Но если бы вы указали, скажем, IBM как изобретателя их многочисленных патентов, это могло бы исключить их ученых из чести быть признанными. Однако это сильно отличается от нашего случая, когда у вас просто нет человека, которого можно было бы признать в традиционном смысле, и где ИИ. Функционально сделал изобретение. Поэтому, когда мы раскрыли, что в Великобритании и Европе не было традиционных изобретателей-людей, они отклонили их на формальной основе. И мы подали заявки примерно в десятке других юрисдикций по всему миру.Некоторые из них уже отклонили заявки, но все они находятся на рассмотрении.

Стивен Черри Это что-то вроде тестового примера. Где это стоит? Вы уверены в победе на любом из этих кортов?

Райан Эбботт Я уверен, что мы получим патент в некоторых юрисдикциях, да. И потенциально на другой основе. Как вы сказали, одной из причин для создания этого кейса был тестовый пример. Когда я начал говорить об этом в двадцать четырнадцать и снова, я был далеко не первым, кто заговорил об этом.Люди могли подумать, что это было немного интересно. И в течение пяти лет после переговоров ко мне обращались бы компании и говорили, что мы должны с этим делать? И в меньшей степени, потому что у них было действительно, действительно автономное я. R&D, но эти команды становятся все больше, команды становятся более многопрофильными, есть сотрудничество между технологическими компаниями и традиционными научно-исследовательскими компаниями, такие вещи, как Microsoft и Novartis, которые вместе работают над границами того, что делает кого-то изобретателем или менее ясным.Кроме того, есть желание убедиться, что компании не теряют защиту, привлекая искусственный интеллект. в процесс.

Стивен Черри Итак, вы пришли к выводу, что патенты являются примером более широкого принципа, который, по вашему мнению, в большинстве случаев должен регулировать наши правовые режимы в отношении роботов и ИИ. И вы применяете его достаточно широко, и мы перейдем к некоторым конкретным областям права. Но сначала расскажите нам о принципе юридического нейтралитета.

Райан Эбботт По сути, идея заключается в том, что закон мог бы лучше достичь своих основных целей, если бы в нем меньше проводилось различий между А.И. и человеческое поведение. И опять же, это тонкое, но важное различие между отношением к ИИ и к человеку одинаково — это одинаковое отношение к их поведению. Так, например, если A.I. генерирует изобретение без участия традиционного изобретателя-человека, это то, что мы можем защитить. Не то чтобы ИИ был владельцем патента. Я думаю, что лучше всего это увидеть в контексте определенных примеров. Итак, если у вас был ИИ, управляющий Uber, а не человек-водитель Uber, прямо сейчас мы предъявляем к этим двум разным автомобилям совершенно разные стандарты ответственности.И непонятно, есть ли для этого веская причина, если то, что мы пытаемся избежать из закона о несчастных случаях, — это в основном уменьшение количества наездов людей. У вас может быть ИИ, который будет вести подкаст, преподавать в университете или управлять кассовым аппаратом в McDonalds. И все же налоговое законодательство по-разному трактует эту деятельность, что поощряет или отговаривает работодателей от автоматизации. И снова без особого намерения. Теория состоит в том, что среди многих других принципов регулирования ИИ, таких как справедливость и прозрачность, а также непредвзятость, уменьшение различий между ИИ и человеческим поведением принесло бы общественные выгоды в целом.

Стивен Черри Это подводит нас к вопросу о непредвиденных последствиях. И это два, на мой взгляд, действительно интересных примера. В случае деликтного закона — и, в частности, ответственности — обращение с ИИ и людьми по-разному ведет к тому, что мы не одобряем ИИ. А в случае с налогами это побуждает нас отдавать предпочтение ИИ. Давайте рассмотрим их по очереди и начнем с деликтного права.

Райан Эбботт Ну, и, как вы отметили, это не обязательно, что закон идет так или иначе, просто он как бы подталкивает закон так, как мы этого не хотим, или, по крайней мере, определенно не предназначались для этого.

Итак, опять же, если вы возьмете этот пример, через несколько лет у нас будет беспилотный Uber. А когда вам нужен Uber или Lyft, вы заходите на свой телефон, и он дает вам выбор человека или машины. По сути, у вас есть ИИ, который играет на месте людей и делает то же самое, что и человек. Но поскольку закон дорожно-транспортных происшествий очень ориентирован на человека, существует два разных режима ответственности для беспилотного автомобиля и автомобиля, управляемого человеком.

Для автомобиля, управляемого человеком, мы оцениваем его по стандарту небрежности, который, по сути, задает вопрос, что бы сделал гипотетический разумный человек? Итак, если ребенок выскочит перед вашей машиной, и вы нажмете на тормоз, но случайно заденете его, мы скажем: «Хорошо, а разумный водитель-человек избежал бы этого столкновения?» Если да, то ответственность за это несете вы.Если нет, значит, нет. Но беспилотные автомобили — это коммерческий продукт. И у нас есть для них другой тест ответственности — строгая ответственность или ответственность за качество продукции. И это немного сложно, но в основном мы просто говорим, был ли дефект в A.I. и если да, то это было причиной аварии или нет? Если он стал причиной аварии, то несет ответственность. Если нет, значит, нет. Не вдаваясь в подробности об ответственности за продукт и ответственность за халатность, суть заключается в том, что система строгой ответственности представляет собой более высокий уровень ответственности, а это означает, что, поскольку с ней связана большая ответственность, это препятствует использованию ИИ, поскольку сопряжено с большими затратами. с его использованием.

Вероятно, это не будет хорошей системой, если окажется, что A.I. водитель лучше, чем человек. И почти наверняка так оно и будет, потому что 94 процента автомобильных аварий вызваны человеческими ошибками. Ежегодно в США убивают более тридцати тысяч человек, а во всем мире — более миллиона человек. И гораздо большее число серьезно ранены. Беспилотные автомобили, хотя они определенно не идеальны, почти наверняка в недалеком будущем будут безопаснее, чем ваш средний водитель-человек.Таким образом, проблема с более строгими стандартами ответственности для машин, чем для людей, заключается в том, что они мешают нам их использовать. Но если машины безопаснее людей, то мы действительно хотим поощрять их использование с помощью закона о несчастных случаях. Мое предложение: если вы просто посмотрите на поведение, мы просто спросим, ​​а было ли это разумным вождение?

И опять же, это не совсем отношение к людям и машинам, как к актерам, потому что сам беспилотный автомобиль не будет нести ответственности, если производитель беспилотного автомобиля по-прежнему будет нести ответственность.

Стивен Черри С налогами прямо противоположная ситуация. Это фактически способствует развитию и развертыванию A.I. системы.

Райан Эбботт Да, и опять же, это не обязательно приводит к лучшим социальным результатам. Так что, если бы мой университет мог заменить меня роботом, они бы это сделали. В это решение нужно многое повлиять. Но допустим, что я и робот были одинаково производительны и примерно одинаково дороги. Мой университет хотел бы автоматизировать, потому что это позволит сэкономить на налогах, потому что налоговое право, как и деликтное право, ориентировано на человека.

И у нас также есть налоговая система, которая предусматривает преимущественное налогообложение рабочей силы, а не капитала. Так, например, мой работодатель платит налоги на заработную плату, которые включают взносы работодателя в различные системы социального обслуживания. В Великобритании это около 13 процентов взноса в национальное страхование, а в США — это часть налога на заработную плату, выплачиваемого работодателем. Если у вас есть ИИ, выполняющий ту же работу, тогда работодатель не должен платить этот ориентированный на человека налог. Таким образом, налоговая политика побуждает предприятия автоматизировать процессы, даже если они делают это только для того, чтобы сэкономить на налогах.Есть и другие способы, которыми законы, ориентированные на человека, поощряют автоматизацию, даже не желая того. Это немного сложнее, но суть в том, что одно и то же поведение человека и машины облагаются налогом по-разному. И в этом случае правительство поощряет бизнес к автоматизации.

Есть еще одна причина, по которой это проблематично, помимо неравномерного игрового поля, и заключается в том, что большая часть наших налоговых поступлений поступает от налогов, ориентированных на человека. В США около 35 процентов федеральных налоговых поступлений поступает от налогов на фонд заработной платы, а около 50 с небольшим процентов поступает от подоходных налогов, которые в основном основаны на оплате труда.Итак, если вы автоматизируете рабочие места, вы не получите налоговых поступлений, которые вы бы платили, скажем я, потому что роботы не платят налоги.

Звучит немного смешно. Но в меньшей степени, когда вы понимаете, что налоги на фонд заработной платы уходят, и все, что могло бы поступить из подоходного налога, может быть получено из корпоративных налогов, но по гораздо, гораздо более низкой ставке. Так что мой университет не обязательно будет более прибыльным с роботом, чем я, если он немного сэкономит на налогах. Но предприятия платят гораздо меньшую, эффективную по предельной ставке налога, чем физические лица.Налоговая политика не только поощряет автоматизацию, но и исключает государственное финансирование.

Стивен Черри Это не похоже на то, что автоматическая кассовая система в супермаркете может платить подоходный налог или удерживать налог на заработную плату из своей заработной платы. Так как это будет работать?

Райан Эбботт Справа. Некоторые люди предложили ввести буквальный налог на роботов, и это принесет пользу, выровняв игровое поле, а также обеспечив налоговые поступления. Но с буквальным налогом на роботов много проблем.Я имею в виду, для начала, определение робота — это кассир на кассе? это Roomba? У вас будет много административных вопросов с IRS по этому поводу. Это может нанести ущерб бизнес-моделям, которые законно более эффективны с автоматизацией, и привести к большим административным накладным расходам.

Поэтому я думаю, что решение лучше в виде косвенного налога на роботов. И как бы мы это сделали? Что ж, мы могли бы сделать что-то вроде избавления от налогов, ориентированных на человека. Так что избавьтесь от налогов на заработную плату.И теперь вы внезапно перестали так сильно поощрять автоматизацию. С другой стороны, вам придется откуда-то это придумывать. И мы могли бы, например, увеличить ставки подоходного налога или предельные ставки для людей с высокими доходами. Но, вероятно, лучшей системой было бы увеличение налогового бремени на капитал за счет таких действий, как повышение корпоративных налогов, повышение налогов на прирост капитала или отказ от таких вещей, как правило об усилении базиса, которое приносит пользу капиталу.

И я думаю, что для этого есть две причины.Один из них, как правило, исторически состоит в том, что у нас была благоприятная налоговая политика на рабочую силу — я имею в виду, акцент на высокие налоги на рабочую силу — потому что мы думаем, что никто не перестанет работать за налоги [и] люди пойдут вкладывать свои деньги в юрисдикции с более низкими налогами, если мы повышаем налоги.

Это предположение уже оспаривается многими учеными. Это будет еще более важно, поскольку автоматизация приобретает все большую популярность и требуется меньше труда, чтобы зарабатывать деньги на капитале. И это также окажет некоторое влияние на справедливость распределения, потому что А.I. собирается создать огромное количество богатства, но, скорее всего, он будет сосредоточен среди людей, которые уже имеют это богатство. А увеличение налогового бремени на капитал принесет некоторые выгоды для распределения.

Стивен Черри Наконец, мы подошли к уголовному праву, и здесь вы говорите, что применять принцип правовой нейтральности не так-то просто.

Райан Эбботт Да, уголовные законы немного сложнее для такого рода вещей, чем другие области права.Я придерживаюсь довольно функционалистского отношения к тому, что требует закон. Итак, с патентами мы пытаемся стимулировать и поощрять инновации; с помощью налогового законодательства мы пытаемся стимулировать экономическую деятельность и достигать некоторых других целей, таких как распределение ресурсов. С деликтным законом мы пытаемся уменьшить количество несчастных случаев и так далее. Уголовное право немного отличается, потому что это отрасль всего, о чем больше всего заботится не о том, что произошло, а о том, почему кто-то что-то сделал. Если Uber сбил меня, это может быть правонарушение, но это уголовное право, если человек, управляющий Uber, пытался меня сбить или, по крайней мере, вел себя так неосторожно, что, по-видимому, им было наплевать.

Таким образом, потенциально становится немного сложнее думать о поведении ИИ в контексте, в котором закон действительно заботится о внутренних мотивах действий, а также где закон заботится о таких вещах, как возмездие и виновность. «Насколько морально вы заслуживаете порицания за что-то?» Или: «Давайте наказывать людей за то, что они делают что-то не только потому, что это дает хорошие социальные результаты, но потому, что мы думаем, что это лучший поступок».

Книга как бы рассматривает этот ИИ и человеческое поведение и размышляет о том, можно ли когда-нибудь рассматривать поведение ИИ как преступление, если бы у вас не было за глазами традиционного человека.Так что, если я беру компьютер и ударю вас им, это не тот парень, который заряжает батарею. Это я использую компьютер как инструмент. Но по мере того, как мы усложняем искусственный интеллект, это открытый исходный код, в который многие люди вносят свой вклад, он, вероятно, будет действовать так, как мы традиционно считаем преступным. Без человека мы обязательно можем указать на него и сказать: ну, это был человек, который совершил преступный поступок; больше похоже на компанию, это была организация, которая совершила что-то преступное. И нет четкого человека, который бы с этим связался.

И действительно, идея уголовного наказания ИИ не так нелепа, как может показаться. Мы уже уголовно наказываем искусственных лиц в форме корпораций, и нам не всегда требуется какой-то плохой настрой для преступлений строгой ответственности за определенные, скажем, необычно опасные действия. Мы требуем только того, чтобы кто-то нарушил закон, а не плохого мышления. Более того, вы даже можете понести уголовную ответственность за бездействие, если у вас есть обязанность действовать. Итак, уголовное наказание искусственного человека без виновного за бездействие — это то, что уже предусмотрено законом, и в этой главе рассматривается, имеет ли это какой-то смысл в контексте ИИ.

Стивен Черри Я думаю, в этом есть элемент здравого смысла. Я имею в виду, что у нас может быть философская дискуссия о том, могут ли роботы или ИИ когда-либо обладать сознанием. Но если оставить это в стороне, становится немного обычным — и, вероятно, станет гораздо более распространенным — говорить о намерениях робота или намерениях ИИ. Я имею в виду, откровенно говоря, мы часто приписываем намерение практически любой сущности, которая кажется способной к организованному и сложному самодвижению с целью.Таким образом, средство для уборки пола Roomba, о котором вы упоминали ранее, может не подняться до этого уровня. Но Рози, горничная в «Джетсонах», согласилась бы.

Райан Эбботт Справа. И это действительно то, что часто обсуждается в контексте корпоративной преступности по поводу того, есть ли у корпораций намерения. И то, как это можно обойти, — это приписать корпорации намерения агентов-людей. Некоторые люди вообще против того, чтобы привлекать корпорацию к ответственности за преступные действия, отчасти потому, что люди, которые от этого страдают, являются потенциально невиновными акционерами, а не лицом компании, совершившим плохие поступки.Но у других людей другое мнение о компаниях: они представляют собой нечто большее, чем просто сумма их агентов, что оба человека ведут себя с групповым мышлением и слишком тонко, чтобы прямо криминализовать их. И есть своего рода синергетический смысл, в котором компании законно считаются независимыми агентами, отдельными и отдельно от людей, хотя корпорации, конечно, буквально состоят из людей, а ИИ — нет.

Независимо от того, хотите ли вы на философском уровне сказать, что ИИ имеет намерение или нет, определенно, функционально он имеет намерение.Верно?

Имеет ли смысл думать об этом в рамках уголовной ответственности, что ж, в этом может быть какая-то польза. Так, например, если у нас есть беспилотный автомобиль Tesla, который по тем или иным причинам в конечном итоге стал мишенью для инвестиционных банкиров, если бы мы признали эту Tesla виновной в совершении преступления, он сказал бы обществу, что мы не собираемся мириться с этим. поведение вне зависимости от характера актера. И это может изменить поведение Tesla, если автомобиль был уничтожен, и особенно если Tesla понесет какое-то последующее наказание.

Одна из вещей, на которую обращено внимание в книге, заключается в том, что на самом деле делать что-то подобное не так радикально, как можно было бы подумать, и в этом есть некоторые преимущества, но и много недостатков. А именно, это может подорвать доверие к закону и то, как люди думают о машинах как о морально равных с человеком.

Лучшей системой было бы найти человека выше по течению, что поведение ИИ для гражданской или уголовной ответственности. И, наверное, гражданская ответственность.Потому что, если бы я сделал что-то преступное, но мы не смогли бы найти что-то преступное, что сделал этот человек, это было бы не потому, что он сделал что-то от своего собственного преступного права, а потому, что он способствовал чему-то, что впоследствии причинило вред.

Стивен Черри Я думаю, теперь мы можем угадать, какой будет следующая книга Стивена Кинга, верно? Это Кристина II с участием кровожадного Теслы.

А как насчет других аспектов закона? Меня интересуют такие вещи, как, я не знаю, конституционные свободы.Если у корпораций есть право на свободу слова, почему не должно быть ИИ?

Райан Эбботт Что ж, эти вопросы являются предметом споров. Я думаю, что мой комментарий из книги был бы, возможно, должен быть некоторая защита, предоставляемая А.И. поведение, но я думаю, что нам нужно быть очень осторожными, делая это и отмечая, что мы делаем это не ради интереса. AI не интересуется, имеет ли он право на ношение оружия, право на вступление в брак или право на свободу слова.

Это только то, что мы хотели бы сделать, если бы внимательно посмотрели на это и решили, что нам, как обществу, было бы лучше предоставить определенные законные права на поведение ИИ. И действительно, это теория прав для компаний. Теория не состоит в том, что компания является человеком [и] морально заслуживает прав, [и] было бы несправедливо, если бы она не могла реализовать свое право на свободу слова. Теория заключается в том, что предоставление прав искусственным организациям в форме корпораций приносит пользу людям.В первую очередь, предоставление [корпорациям] права владеть собственностью и заключения договоров помогает стимулировать торговлю и предпринимательство. Полезно ли для общества, чтобы компании имели право делать определенные политические пожертвования или участвовать в определенных выступлениях — это то, на что нам действительно нужно внимательно присмотреться, но всегда помня: ну, для чего мы это делаем? Это делается для того, чтобы принести пользу обществу и людям, а не предоставлять права на то, что не является человеком, ради этого.

Стивен Черри Наконец, как насчет областей за пределами закона, которые поддерживают наши законы? Например, IEEE — одна из ведущих мировых организаций по стандартизации.Какую роль стандарты играют или могут сыграть как законы робототехники и искусственного интеллекта? развивается?

Райан Эбботт Ну, я думаю, очень важный. Закон — это один из способов регулирования поведения, и он не подходит для каждой ситуации. Закон может быть довольно жестким, и он действительно также устанавливает основу для поведения, чего вы не должны делать. Но мы ожидаем от людей более высоких стандартов поведения. Поэтому компаниям недостаточно сказать, что мы соблюдаем закон.Им действительно нужно тщательно продумать свое собственное управление ИИ, этику использования ИИ, индивидуальные варианты использования, риски и преимущества и действовать таким образом, чтобы они в основном были наилучшими из возможных. И в этом тоже не должно быть каждой компании самостоятельно. Отраслевые группы должны собираться вместе и обдумывать некоторые из этих очень сложных проблем и придумывать мягкие нормы, которые определяют их собственное поведение, имеют музыку и полезные способы.

Стивен Черри Плохие дела делают плохой закон. И я полагаю, что стандарты могут помочь нам избежать ситуаций, которые приводят к плохому закону.

Райан Эбботт Закон всегда будет иметь свою роль, потому что есть некоторые плохие актеры, и не каждая компания будет так же заинтересована в том, чтобы относиться к парню так же доброжелательно, как другие. Но для хороших корпоративных деятелей и игроков отрасли им действительно не следует беспокоиться о нарушении закона, потому что они должны превышать любые юридические обязательства, возложенные на них с точки зрения использования A.Я.

Стивен Черри Что ж, Райан, принцип юридической нейтральности — это замечательный тезис, и вы написали о нем замечательную книгу. И время подумать об этом и обсудить это сейчас, прежде чем мы слепо пойдем по дороге к тому или иному выводу, не задумываясь о последствиях и о том, какой путь лучше служит человечеству, что лучше соответствует целям, для которых мы создаем законы в первое место. Спасибо за помощь в установлении этого интеллектуального флага открытий и за то, что присоединились к нам сегодня.

Райан Эбботт Большое спасибо за то, что пригласили меня.

Стивен Черри Мы разговаривали с Райаном Эбботтом, юристом, доктором, вечным студентом и эрудитом, хотя я думаю, что единственная степень, которой у него нет, — это математика, и автор книги The Reasonable Robot: Artificial Intelligence and the Law , , опубликованные издательством Cambridge University Press.

Радио Спектр доставляет вам IEEE Spectrum , журнал для членов Института инженеров по электротехнике и электронике, профессиональной организации, занимающейся продвижением технологий на благо человечества.

Это интервью было записано 17 мая 2021 года с помощью Skype и Adobe Audition. Наша музыкальная тема — Чад Крауч.

Вы можете подписаться на Radio Spectrum на Spotify, Apple и везде, где вы можете получить свои подкасты или послушать на веб-сайте Spectrum, который также содержит стенограммы этого и всех наших прошлых выпусков. Мы будем рады вашим отзывам в Интернете или социальных сетях.

Для Радиоспектра я Стивен Черри.

11 способов, которыми богатые и корпорации будут играть в новый налоговый закон

Введение и резюме

В конце 2017 года республиканцы в Конгрессе подготовили новый законопроект о налогах и отправили его президенту Дональду Трампу на подпись всего за семь недель.Демократам в Конгрессе не было разрешено участвовать в сессиях разработки законопроекта, и после того, как законопроект был опубликован, слушания не проводились. В результате никакие другие члены Конгресса и представители общественности, на которых повлияли широкие положения законопроекта, не имели адекватной возможности рассмотреть предложенные изменения и выявить потенциальные проблемы — не говоря уже о том, чтобы предлагать способы улучшения законопроекта. К удивлению никого в Вашингтоне, окончательный закон, появившийся в результате этого секретного и партийного процесса, приносит огромную пользу богатым и крупным корпорациям.Объединенный комитет по налогообложению (JCT) и Центр налоговой политики — обе беспартийные организации — подтвердили этот факт.

Подписаться на

InProgress

Положения нового налогового закона, неофициально известного как Закон о сокращении налогов и занятости (TCJA), которые напрямую приносят пользу богатым и корпорациям, включают: снижение максимальной ставки индивидуального подоходного налога до 37 процентов; ослабление индивидуального альтернативного минимального налога, который изначально был разработан для обеспечения того, чтобы богатые платили минимальную сумму налога; снижение налога на наследство; предоставление бесплатных подарков для состоятельных владельцев бизнеса; и снижение установленной ставки корпоративного налога.

Как будто эти положения были недостаточно щедрыми, новый закон создает беспрецедентные возможности для налоговой игры. Будучи кандидатом в президенты, Трамп неоднократно обещал устранить лазейку в удерживаемых процентах, говоря, что богатые менеджеры хедж-фондов «сходит с рук за убийство», и гарантировал, что он это изменит. Спикер Палаты представителей США Пол Райан (R-WI) сказал, что налоговый план предназначен для «семей среднего класса», и что он и его коллеги «избавляются от лазеек для особых интересов» и «упрощают жизнь».Член палаты представителей Кевин Брэди (штат Техас), председатель комитета палаты представителей по путям и средствам, сказал, что новый закон обеспечит «реальное облегчение сегодняшнего сложного, дорогостоящего и несправедливого налогового кодекса».

Но закон, принятый республиканцами в Конгрессе и подписанный президентом Трампом, не закрывает многие существующие лазейки или устраняет специальные налоговые льготы. Фактически, он создает новые лазейки и специальные налоговые льготы, а также содержит множество ошибок и сбоев. Все это открывает двери для налоговых игр.

Бюджетное управление Конгресса прогнозировало, что новый налоговый закон истощит федеральные доходы на 1 доллар.9 трлн в ближайшее десятилетие. Хотя официальные оценщики доходов пытались учесть некоторые способы уклонения от уплаты налогов, история показывает, что новый закон со временем может стоить еще больше, поскольку состоятельные налогоплательщики находят больше способов обойти положения закона. К сожалению, огромная стоимость нового налогового закона, вероятно, поставит под угрозу финансирование важных приоритетов среднего класса, таких как образование, инфраструктура и здравоохранение.

К сожалению, налоговые игры вряд ли принесут пользу экономике, рабочим местам или заработной плате.Скорее, это экономически неэффективное поведение, преследуемое исключительно для снижения налогов. Редко возникают какие-либо чистые новые инвестиции или производственные инновации, связанные с изменениями, необходимыми для использования налоговых сбоев и лазеек. В конечном счете, налоговые игры подрывают фундаментальный принцип, согласно которому налоговая система США должна быть справедливой, — принцип, который был серьезно ослаблен новым налоговым законодательством.

Как новый налоговый закон открывает двери для азартных игр

Налоговая система в азартных играх уже давно является проблемой в Соединенных Штатах.Фактически, налоговые игры стали гораздо более серьезной проблемой в цифровую эпоху, потому что финансовые и другие нефизические или так называемые нематериальные активы могут быть легко и часто мгновенно переведены с небольшими затратами, чтобы облегчить маневры по уходу от налогов.

Но новый налоговый закон поднял потенциал налоговых игр на новый уровень. После принятия нового сложного закона адвокаты и бухгалтеры работали сверхурочно, чтобы понять его, и в то же время искали обходные пути налогового планирования для своих клиентов.Фактически, как заявил 17 мая на конференции Национальной ассоциации личных финансовых консультантов один советник по вопросам благосостояния: «Им следовало просто переименовать TCJA в закон 2017 года о гарантиях занятости налоговых специалистов, юристов и финансовых консультантов». Десятки штатных сотрудников-республиканцев, многие из которых помогали писать закон и теперь покидают Капитолийский холм и администрацию Трампа, чтобы занять прибыльные должности в вашингтонских юридических и бухгалтерских фирмах, будут помогать этим советникам. Цена на консультации этих квалифицированных юристов и бухгалтеров обычно недоступна для всех, кроме самых богатых людей и крупнейших корпораций.Для тех немногих избранных финансовые выгоды от игры с уклонением от уплаты налогов часто намного превышают затраты.

Одно из положений закона — вычет из сквозного дохода от бизнеса, который, по оценкам JCT, сократит федеральные доходы более чем на 400 миллиардов долларов в течение следующего десятилетия, — показывает, как закон открывает двери для большего количества азартных игр.

Транзитные предприятия, в том числе индивидуальные предприниматели, партнерства, S-корпорации и LLC, не платят корпоративный подоходный налог. Вместо этого доход от бизнеса передается или распределяется между собственниками, акционерами или партнерами, которые затем включают свою долю в свои налоговые декларации по личному подоходному налогу, где он облагается налогом по обычным ставкам индивидуального налога, применимым к заработной плате и окладам. доход.Новый закон снизил максимальную ставку индивидуального налога с 39,6% до 37% начиная с 2018 года, но предоставил физическим лицам гораздо большую налоговую льготу на доход, который они получают от определенных сквозных предприятий. Благодаря разрешению физическим лицам вычитать 20 процентов определенного сквозного коммерческого дохода, максимальная эффективная ставка налога на этот сквозной коммерческий доход теперь составляет 29,6 процента.

  • Неравное обращение может способствовать игре. Сквозной вычет создает неравное отношение к налогоплательщикам, находящимся в аналогичном положении, побуждая налогоплательщиков искать способы перехарактеризовать свой доход.Например, работник облагается налогом по максимальной ставке 39,6 процента от своей заработной платы, но тот, кто выполняет ту же работу, что и независимый подрядчик, платит максимальную эффективную налоговую ставку в размере 29,6 процента, если они имеют право на вычет. В 2012 году, после того как законодательный орган штата Канзас утвердил аналогичную разницу в ставках, новые налоговые льготы использовались примерно на 130 000 предприятий больше, чем ожидалось, что привело к большой потере доходов и финансовой катастрофе для школ штата.
  • Сложность приглашает к игре. Транзитный вычет в новом налоговом законодательстве чрезвычайно сложен. Лица, владеющие сквозным бизнесом, могут воспользоваться вычетом, если они зарабатывают менее 157 500 долларов США в качестве отдельного лица, подающего документы отдельно, или 315 000 долларов США в случае совместной подачи документов супружеской парой. Выше этого порога вычеты запрещены и полностью отменены для определенных видов бизнеса. Для остальных предприятий вычет ограничен суммой, определяемой суммой заработной платы, которую предприятие выплачивает своим работникам, или первоначальной стоимостью любого амортизируемого имущества, которым оно владеет.Для этой сложной конструкции существует множество особых правил и исключений.
  • Нелогичные правила подлежат творческой интерпретации. Правила нового вычета не имеют смысла, и вводящая в заблуждение манера обсуждения законопроекта президентом Трампом и лидерами Конгресса не помогает. Например, они утверждают, что это пособие для малого бизнеса. Но налогоплательщики из верхней налоговой категории сообщают о более чем половине сквозного дохода от бизнеса, а налогоплательщики с доходом выше 1 миллиона долларов в среднем составляют более 810 000 долларов сквозного дохода от бизнеса.Кроме того, новое положение создает нелогичные и плохо разработанные категории, которые якобы определяют, кто может, а кто не может делать вычет. Как отмечает профессор Школы права Нью-Йоркского университета Дэниел Шавиро, нет никакого объяснения — даже плохого — дедукции и проводимым ею линиям. Фактически, консервативный экономист Дуглас Хольц-Икин назвал закон «созданием случайных линий на песке». Например, это положение ссылается на длинный список конкретных типов предприятий сферы услуг, которые не подпадают под вычет, и называет два типа — архитектурные и инженерные фирмы — которые подходят, но в остальном не разъясняет, что именно делает бизнес бизнесом услуг.В другом примере компаниям, которые полагаются на репутацию одного или двух человек, также запрещено делать вычеты. Отсутствие ясности в этих правилах побуждает налогоплательщиков заполнять пробелы.
  • Сбои позволяют играть, пока они не будут исправлены. Наконец, эта совершенно новая трактовка сквозного дохода от бизнеса содержит ряд ошибок или сбоев — или непреднамеренных несоответствий в законе. Законодатели недавно пытались исправить один такой сбой, но обнаружили, что исправление было некорректным.Министерству финансов, налоговой службе (IRS) или Конгрессу потребуется много времени, чтобы решить многие проблемы, связанные с новым вычетом; Между тем, налогоплательщикам придется позаботиться о себе и позже рискнуть получить штрафы, если они угадают неправильно.

Игры состоятельных людей и предприятий

В соответствии с новым законом существует несколько видов налоговых игр, которые, вероятно, будут использоваться богатыми людьми, включая владельцев сквозных предприятий, поскольку доход от этих предприятий передается их физическим лицам. налоговая декларация.

1. Взлом: компании, разваливающиеся на части, чтобы потребовать сквозного вычета для бизнеса

Отсутствие ясности или логики в сквозном выводе относительно того, какие предприятия и какой доход соответствуют критериям, открыло дверь для большого творческого мышления о том, как соответствовать его условиям. Профессор права Сэмюэл Дональдсон назвал две игры, предназначенные для использования двусмысленности положения, взломом и упаковкой.

При взломе бизнес, действующий как неквалифицированный сервисный бизнес, может, тем не менее, содержать компоненты или виды деятельности, которые подлежат вычету.Разделив бизнес на два отдельных сквозных бизнеса, владельцы бизнеса могут обеспечить выгоду от вычета для соответствующих частей бизнеса. Примером такого подхода может быть крупная юридическая или лоббистская фирма, которая выделила право собственности на свое офисное здание и связанную с ним мебель, тренажерный зал и ресторан в отдельный сквозной бизнес. Бизнес-доход от юридических услуг юристов не будет подпадать под вычет из сквозного бизнес-дохода, но доход, полученный отдельным бизнесом, который предоставляет офисные помещения, мебель, тренажерный зал и ресторан, скорее всего, будет квалифицирован.

Ключ к подходу к взлому состоит в том, чтобы максимизировать вычет за счет межфирменных переводов — другими словами, юридическая фирма будет платить настолько высокую плату, насколько она может разумно, за аренду здания, аренду мебели, использование тренажерный зал, а также аренда ресторана для мероприятий юридической фирмы. Таким образом, как можно больше неквалифицированного дохода будет переведено фирме с более низким налогом. Партнеры первоначальной юридической фирмы, которые владеют обоими предприятиями, будут получать свою долю дохода от каждого юридического лица.Доход от бизнеса с недвижимостью будет подлежать вычету, в то время как доход, оставшийся в юридической фирме, будет облагаться налогом как обычный доход.

2. Упаковка: Объединение предприятий для получения сквозного вычета

В некоторых случаях может иметь смысл упаковать квалифицируемый бизнес в другой неквалифицированный бизнес, чтобы объединенное предприятие больше не занималось в основном бизнесом, который не соответствует критериям сквозного вычета. Например, как упоминалось ранее, в законодательной формулировке конкретно указано, что компании, которые полагаются на репутацию одного или двух человек, не могут претендовать на вычет.Таким образом, хорошо известное лицо, например звезда реалити-шоу, не может использовать вычет для своего бизнеса, предоставляя другим лицам лицензию на приобретение продуктов или услуг. Но звезда реалити-шоу могла бы объединить свои несвязанные предприятия коммерческой недвижимости, такие как здания, которыми они владеют и которыми управляют, в бизнес бренда и утверждать, что основной бизнес объединенного предприятия — это бизнес с коммерческой недвижимостью.

3. Управляющие хедж-фондами обходят правило 3-летнего владения удерживаемым процентом

В налоговом законопроекте президент Трамп не смог закрыть так называемую лазейку с процентной ставкой, как он много раз обещал сделать во время своей президентской кампании.Управляющие хедж-фондами и другими фондами прямых инвестиций с Уолл-стрит — богатые люди, которых тогдашний кандидат Трамп сказал, что им «сошло с рук убийство», — получают высокую компенсацию за свои услуги. В этой лазейке эти менеджеры заявляют, что часть их вознаграждения фактически представляет собой доход от инвестиций в фонд — так называемые перенесенные проценты — и, следовательно, подлежат налогообложению по гораздо более низкой ставке налога на прирост капитала. Несмотря на то, что максимальная ставка индивидуального налога снизилась с 39,6% до 37% в соответствии с новым законом, она по-прежнему значительно выше, чем ставка налога на прирост капитала, равная 23.8 процентов для налогоплательщиков с высокими доходами. Таким образом, у менеджеров есть сильный стимул продолжать использовать эту лазейку.

В слабой попытке жестко контролировать удерживаемые проценты законодатели установили небольшое ограничение на практику: удерживаемые проценты должны удерживаться не менее трех лет, чтобы иметь право на получение дохода от прироста капитала. Однако это ограничение может быть бессмысленным. Это связано с тем, что многие управляющие частным капиталом, как правило, придерживаются своих интересов по крайней мере в течение этого времени, поэтому они будут продолжать пользоваться ставкой налога на прирост капитала по этим акциям.

Между тем менеджеры хедж-фондов, которые, как правило, держат акции в течение более коротких периодов времени, ищут обходные пути. Например, многие менеджеры уже создали новые компании с ограниченной ответственностью в Делавэре — штате, известном своими законами, благоприятствующими ведению бизнеса, — чтобы получать от менеджеров выплаты процентов. Они планируют, что эти LLC будут облагаться налогом как корпорации S, поскольку исключение из трехлетнего правила в законе для корпораций не указывает, применяется ли оно только к корпорациям C или также к корпорациям S.Другой обходной путь заключается в преобразовании перенесенных процентов в реинвестированный капитал, на который также не распространяется правило трех лет, или в структурировании перенесенных процентов в виде неограниченных комиссий за результат. Хотя министерство финансов или Конгресс могут отменить некоторые из этих обходных путей, кажется разумным предположить, что по крайней мере один из этих подходов будет работать для лиц, стремящихся сыграть в налоговое законодательство.

4. Фирмы Уолл-стрит и богатые семьи превращаются в корпорации C

Если обходные пути сквозного бизнес-вычета не сработают, богатые люди от Уолл-стрит до Пятой авеню могут укрыть доход от налогов, организовав свои дела как традиционную корпорацию C.

Корпорации Уолл-Стрит

Компании, оказывающие финансовые услуги, несут ответственность за значительную долю роста неравенства доходов и благосостояния в Соединенных Штатах. Они получили чрезвычайно высокую отдачу от своих инвестиций — экономисты называют эту ренту — при этом, используя уловки налогового планирования, в некоторых случаях снижали свои эффективные налоговые ставки до однозначных цифр. Эти фирмы, которые почти все структурированы как сквозные организации (LLC и S-корпорации), специально указаны как не отвечающие требованиям нового 20-процентного сквозного вычета для бизнеса, что дает эффективную налоговую ставку 29.6 процентов.

В то время как многие менеджеры финансовых услуг по-прежнему смогут воспользоваться лазейкой в ​​отношении удерживаемых процентов для достижения 20-процентной ставки на большую часть своего заработанного дохода, финансовые фирмы, которые больше полагаются на комиссию за управление, взимаемую с инвесторов, могут этого не делать. Комиссионные за управление облагаются налогом как обычный доход при распределении между партнерами. Однако этим партнерам не о чем беспокоиться, потому что новый закон предлагает им законный способ уклонения от дополнительных налогов.

Согласно новому налоговому законодательству, партнеры этих фирм могут по-прежнему избегать более высоких налогов, преобразовав товарищество в корпорацию C.Затем прибыль фирмы будет облагаться налогом по новой низкой ставке корпоративного налога в размере 21%. Хотя выплаты партнерам, ставшим акционерами, в виде дивидендов снова облагаются налогом, как и прибыль от проданных акций, максимальная ставка по этому второму уровню налога будет только 23,8 процента. Таким образом, комбинированная эффективная ставка налога на прибыль предприятий составит 39,8 процента — лишь немногим больше, чем максимальная ставка налога на доход физических лиц в 37 процентов, которая вернется к 39,6 процента в 2026 году.

Структура корпорации C может иметь дополнительные преимущества.Например, новый закон освобождает от налоговых дивидендов, которые иностранная дочерняя компания, контролируемая США, выплачивает американской корпорации, но не дивидендов, которые иностранная дочерняя компания выплачивает индивидуальному инвестору из США или транзитной организации в США, даже если индивидуальный инвестор или транзитный бизнес владеет контрольным пакетом иностранной дочерней компании. Но если индивидуальный инвестор или сквозной инвестор создает свою собственную корпорацию C, он может тогда воспользоваться так называемым освобождением от участия. Таким образом, дивиденды от иностранной корпорации выплачиваются вновь образованной U.S. Corporation и, таким образом, потенциально могут претендовать на безналоговую репатриацию прибыли иностранной компании. Позже, когда новая американская корпорация — которой, опять же, владеет богатый индивидуальный инвестор — распределяет дивиденды между физическими лицами, применяется гораздо более низкая ставка налога на дивиденды в размере 23,8%.

Существует также ряд вариантов снижения или отмены этого второго уровня налога при работе в качестве корпорации C. Например, прибыль может храниться в корпорации в течение нескольких лет, таким образом откладывая второй уровень налогообложения на неопределенный срок, что является ценным преимуществом.Более того, если партнер и / или акционер держат свои акции в новой корпорации C до своей смерти, акции будут переданы их наследникам без подоходного налога. Эта лазейка существовала до принятия налогового закона в 2017 году, но президент Трамп и лидеры Конгресса не смогли ее закрыть. Следовательно, наследники могут претендовать на право собственности на акции по той стоимости, которую они имели на дату их наследования, вместо того, чтобы платить подоходный налог, который должен был бы взиматься с прибыли, полученной в то время, когда их родитель или предыдущий владелец владел акциями.Эта так называемая расширенная базовая лазейка, вероятно, станет более серьезной проблемой с возобновлением интереса к корпорациям C как налоговым убежищам.

Даже крупные публично торгуемые партнерства (PTP) видят налоговые льготы от перехода на статус корпорации C. Преобразование связано с расходами, и его трудно преобразовать обратно в сквозную организацию. Тем не менее, тот факт, что положения о корпоративном налоге являются постоянными, в то время как новый сквозной вычет носит временный характер, делает его лучшим инструментом налогового планирования для некоторых крупных компаний, оказывающих финансовые услуги.Хотя крупные партнерства, которые преобразовываются в корпорации C, могут надеяться, что этот шаг в конечном итоге привлечет в их бизнес более пассивных инвесторов, суть в том, что это изменение в значительной степени связано с уходом от налогов.

Состоятельная семья C корпорации

Преобразование в корпорацию C также предлагает богатым семьям разного рода возможность укрыть доход от налогов. Создав семейную корпорацию C или преобразовав существующий семейный сквозной бизнес в корпорацию C, богатые семьи могут воспользоваться увеличившимся разрывом между максимальной ставкой налога на индивидуальный доход, которая сейчас составляет 37 процентов (39.6 процентов после 2025 года), а ставка на корпоративный доход теперь составляет 21 процент.

Как и в 1970-х годах, когда ставка индивидуального подоходного налога также была намного выше, чем ставка налога на прибыль корпораций, у богатых юристов, лоббистов, менеджеров, врачей и владельцев семейного бизнеса теперь будет больше стимулов к регистрации, чтобы снизить общий налоговый счет. . Им будет выплачиваться существенная заработная плата непосредственно в корпорацию, а затем корпорация будет выплачивать себе как можно меньшую разумную зарплату, а остальная часть останется в корпорации.Таким образом, значительная часть их трудового дохода, которая в противном случае облагалась бы налогом по ставке 37 процентов (опять же, 39,6 процента после 2025 года), конвертируется в корпоративный доход, который будет облагаться налогом по ставке 21 процент. Если бы чистый доход немедленно распределялся каждый год в виде дивидендов среди акционеров-владельцев, распределенный доход облагался бы налогом на индивидуальном уровне в размере 20 процентов плюс 3,8 процента налога на чистый инвестиционный доход (NIIT), что в сумме дает эффективную ставку в размере 39,8% — примерно столько же, сколько ставка по их зарплате.Но у корпорации C есть несколько дополнительных преимуществ, которые, вероятно, с лихвой компенсируют несколько более высокую эффективную налоговую ставку.

Семейная корпорация C может иметь возможность вычесть больше своих государственных и местных налогов из дохода корпорации C, а также дополнительных льгот, таких как здравоохранение. Новый закон ограничивает размер налоговых вычетов штата и местных налогов до 10 000 долларов США для лиц, включивших в список. Только государственные и местные налоги с продаж или налоги на имущество, превышающие эту сумму, могут компенсировать сквозной бизнес-доход человека — и только если они относятся к бизнесу.Тем не менее, корпорация C не сталкивается с ограничениями по вычету государственных и местных налогов, если налоги связаны с бизнесом. Кроме того, новый закон ограничивает возможность сквозных владельцев бизнеса использовать избыточные коммерческие убытки для компенсации других доходов — они могут вычесть только до 250 000 долларов США в качестве единого налогового декларанта или 500 000 долларов США в случае совместной подачи документов супружеской парой. Однако это новое ограничение не распространяется на корпорации C.

Семейная корпорация C также может воспользоваться ранее упомянутыми способами для владельцев корпорации C, чтобы избежать второго уровня налога при распределении доходов.Но они также могут иметь право на другую лазейку в соответствии с разделом 1202 Налогового кодекса, который предусматривает особый режим прироста капитала для квалифицируемых малых предприятий. Прирост капитала от квалифицированных акций малого бизнеса исключается из налога на прирост капитала до предела в 10 миллионов долларов. Это положение следовало отменить, чтобы закрыть эту лазейку.

Состоятельные семьи традиционно использовали различные виды трастов для защиты своего богатства от налогов, особенно налога на наследство, но трасты обычно устанавливают ограничения на использование этих активов.Корпорация C, если это возможно, может предоставить богатой семье большую гибкость в использовании своих активов, потенциально избегая при этом еще большего налогообложения.

Одно предостережение для корпорации C как налогового убежища заключается в том, что налоговый кодекс включает правила для личных холдинговых компаний и правила налогообложения накопленной прибыли, которые могут ограничивать преимущества этого подхода, но налоговые планировщики усердно работают над поиском способов обойти эти правила. тоже. Конечно, правила были предназначены для предотвращения уклонения от уплаты налогов, и теперь, когда низкая корпоративная ставка дает такой сильный стимул для семей перейти в статус корпорации C.

Для ясности: для экономики не будет никакой пользы, если богатая семья создаст корпорацию C, чтобы эффективно владеть своими активами. Скорее, эта стратегия игры с налогами снижает вклад богатых в федеральные доходы — доходы, которые могут быть использованы для финансирования таких усилий, как улучшение инфраструктуры, образование, здравоохранение и т. Д.

5. Богатые семьи, использующие династические тресты для максимального снижения налога на наследство

Новый налоговый закон увеличил вдвое сумму активов, освобожденных от налога на наследство, с более чем 5 миллионов долларов на человека до более чем 11 миллионов долларов на человека (и более 22 миллионов долларов на пару), что представляет собой раздачу исключительно для богатых семей.Срок действия этого резерва истекает в конце 2025 года, после чего освобождение от налога на наследство вернется к уровням до 2018 года. Можно было бы подумать, что возможность использовать это новое положение будет ограничено, поскольку бенефициар должен сначала умереть, но это не так.

Ряд штатов, таких как Аляска, Делавэр, Невада, Нью-Гэмпшир и Южная Дакота, позволяют физическим лицам создавать долгосрочные трасты, которые могут обеспечивать доход последующим поколениям семьи без взимания налогов на передачу имущества, таких как налог на наследство и дарение. налог и налог на трансферы без поколений, которыми облагаются налоги на трансферы внукам и правнукам.Эти так называемые династические трасты являются безотзывными, поэтому активы, которые богатый человек вкладывает в них, не включаются в имущество человека после его смерти. И, что важно, активы, депонированные в траст, пользуются преимуществом освобождения от налога на наследство и дарение, действующего на момент передачи трасту, что дает богатым возможность воспользоваться преимуществами гораздо большего освобождения от налога на наследство, даже если богатые физическое лицо не истекает до истечения более крупного освобождения.

За последнее десятилетие стоимость активов самых богатых семей страны резко возросла; таким образом, у них есть сильный стимул для перевода своих активов в трасты и другие структуры, которые отложат уплату налога на прибыль.Уловка династии трастовых налогов существовала еще до принятия нового закона — министр финансов Стивен Мнучин указал один из них в формах раскрытия финансовой информации, которые он подал во время своего назначения, — но резко возросшее освобождение от налога на наследство создает окно возможностей, чтобы скрасить еще больше. не облагается налогом на богатство. Другими словами, секретарь Мнучин — вместе со всеми, у кого уже есть трест династии — теперь может удвоить сумму, которую они вносят в траст. И у недавно богатых людей будет стимул создавать доверительные отношения династии, в то время как освобождение от налогов настолько велико.Если люди депонируют активы, такие как дома для отдыха или драгоценности, которые не снижают доход, но увеличивают стоимость, они не будут платить налог по мере увеличения стоимости активов. Неудивительно, что специалисты по планированию благосостояния говорят, что с момента принятия закона они заметили повышенный интерес к трастам династий.

Корпоративные и международные игры

Классические или C-корпорации подчиняются иным правилам налогообложения доходов, чем другие виды бизнеса. Если бы корпоративная прибыль вообще не облагалась налогом, каждый человек в Америке мог бы создать корпорацию, чтобы защитить свой доход от налогов.Однако сложность корпоративных структур и транзакций затрудняет налогообложение корпоративных доходов, особенно с учетом того, что крупные корпорации часто участвуют в трансграничной деятельности. Кроме того, распространение цифровых продуктов и услуг — не говоря уже о влиянии ведения бизнеса через Интернет — еще больше усложнило эту картину.

Новый налоговый закон мало что делает для решения проблем налогообложения корпораций. Фактически, было закрыто несколько лазеек, даже когда ставка налога на прибыль корпораций была снижена с 35 до 21 процента.Между тем, новая международная налоговая структура была добавлена ​​к существующему налоговому законодательству, создав чрезвычайно сложный и нелогичный международный налоговый режим, который созрел для азартных игр и который может стимулировать дальнейшее офшоринг и перевод прибыли.

6. Корпорации, манипулирующие сроками выплаты бонусов работникам и пенсионных выплат, чтобы максимизировать отчисления

В соответствии с новым налоговым законодательством с 1 января 2018 года вступило в силу снижение установленной ставки корпоративного налога с 35 процентов до 21 процента.Хотя корпорации приветствуют снижение ставок, это означает, что вычеты, сделанные в 2017 году, стоят больше, чем вычеты, сделанные в 2018 году. Например, вычет в размере 100 долларов при 35-процентной налоговой ставке позволяет компании сэкономить 35 долларов на налогах, но вычет в 100 долларов по новой Ставка налога в размере 21% позволяет сэкономить только 21 доллар США. Это может объяснить, почему так много работодателей поспешили выплатить бонусы до конца 2017 года — не для того, чтобы поделиться своим огромным снижением налогов со своими работниками, а, скорее, для того, чтобы они получили максимально возможный налоговый вычет за бонусы, которые они в любом случае дали бы.Предложение бонусов в конце 2017 года позволило корпорациям получить более крупную налоговую льготу, поскольку это уменьшило корпоративный доход, который облагался бы налогом по установленной налоговой ставке в размере 35 процентов.

Это также объясняет, почему многие фирмы предпочитают предоставлять своим сотрудникам единовременные бонусы вместо постоянного повышения заработной платы. Бонусы сотрудникам и заработная плата являются бизнес-расходами, вычитаемыми из налогооблагаемой базы, но в соответствии с правилами налогового учета они рассматриваются по-разному. Когда налоговый год корпорации пересекает календарный год, правила бухгалтерского учета допускают смешанную ставку, то есть бонусы будут пропорционально распределены, при этом часть вычитается по ставке 2017 года, а часть — по ставке 2018 года.Даже для корпорации с календарным годом бонус за 2017 год, не выплаченный до первого квартала 2018 года, может по-прежнему вычитаться из дохода за 2017 год при условии соблюдения определенных критериев, например, если произошли все события, устанавливающие обязательство работодателя по выплате бонуса. Напротив, повышение заработной платы, помимо постоянной приверженности компании своим работникам, было бы более очевидным расходом 2018 года и, следовательно, вычитанием только по новой, более низкой ставке. Таким образом, предоставляя премию вместо повышения заработной платы, корпорации продвигают компенсацию, чтобы сэкономить на налогах.

Изучение бонусов, объявленных до сих пор с декабря 2017 года по апрель 2018 года, показывает, что это действительно может быть тем, что происходит.

Корпорации могут также ускорить другие расходы по аналогичным причинам. Например, корпорации с недофинансируемыми пенсионными планами, которые им пришлось бы финансировать в любом случае, также сейчас спешат внести в свои планы как можно больше из-за временной лазейки в новом законе. Если компании сделают взносы до сентября этого года, они могут сделать вычет по старой корпоративной ставке 35 процентов.Другими словами, просто продвигая платеж, который они все равно должны были бы сделать, они получат налоговую льготу в размере 35 долларов вместо 21 на каждые 100 долларов, внесенных. Поскольку многие из крупнейших фирм имеют пенсионные обязательства на десятки миллионов долларов, дополнительная налоговая льгота принесет миллионы этим главным образом крупным корпорациям. Представитель одной из этих фирм пояснил, что налоговое законодательство не стимулировало решение о внесении средств в пенсионный план, но что налоговое законодательство «побудило нас ускорить принятие любого такого решения», чтобы получить больший вычет.

7. Американские корпорации, инвестирующие больше за границей, чтобы сыграть в новый международный налоговый режим

До принятия нового закона транснациональные корпорации могли откладывать уплату американского налога на прибыль своих зарубежных дочерних компаний до тех пор, пока они не возвращали прибыль в Соединенные Штаты или не репатриировали ее. Репатриация обычно осуществляется за счет выплаты дивидендов иностранной дочерней компании по акциям, которые американская компания держит в иностранной компании. Некоторые транснациональные корпорации накопили в офшорах миллиарды долларов прибыли, которую Соединенные Штаты никогда не облагали налогом.В совокупности не облагаемые налогом доходы транснациональных корпораций, базирующихся в США, в 2017 году составили 2,6 триллиона долларов.

Новый закон позволяет корпорациям приносить будущие доходы от иностранных дочерних компаний, которые они контролируют, обратно в Соединенные Штаты без уплаты налогов. Этот аспект нового международного налогового режима называется территориальным, поскольку он подразумевает налогообложение только прибыли, полученной в Соединенных Штатах. Не облагая налогом прибыль иностранных дочерних компаний, новый закон дает американским компаниям мощный стимул для получения как можно большего дохода за рубежом.Это серьезная проблема, особенно в отношении технологических и фармацевтических компаний, которые могут легко передать права собственности на лицензии на программное обеспечение, патенты и другую интеллектуальную собственность иностранным дочерним компаниям, которые затем получают доход от этих активов. Однако сторонники нового налогового закона утверждают, что новые меры закона по борьбе со злоупотреблениями предотвратят это.

Основной опорой территориальной системы в соответствии с новым налоговым законодательством является минимальный налог на высокие иностранные прибыли, специально предназначенный для мобильных активов, таких как программное обеспечение, патенты и другая интеллектуальная собственность.Это называется глобальным налогом на нематериальный низкий налог на прибыль (GILTI).

Определенная сумма иностранного дохода освобождена от минимального налога GILTI. Но сумма освобождения рассчитывается частично на основе того, какой доход за рубежом имеет компания от материального имущества, такого как производственные мощности или магазины розничной торговли. Фактически, чем больше материальное имущество, тем ниже налог на GILTI в США. Как представители меньшинства Комитета по финансам Сената США подробно объясняют в недавнем отчете, результирующая эффективная ставка налога на офшорную прибыль, вероятно, будет значительно ниже, чем ставка налога на внутреннюю прибыль — разрыв в ставках, который будет способствовать азартным играм.Таким образом, при такой предполагаемой поддержке у фирм появляется стимул либо перемещать материальную собственность за границу, либо приобретать более материальную собственность в зарубежных странах, где они получают прибыль. Примером последнего может быть корпорация США, купившая несколько ресторанов в странах, где она имеет иностранную прибыль. Доход от этих приобретенных материальных предприятий или вновь созданных операций будет эффективно защищать нематериальный иностранный доход корпорации от налога GILTI.

8.Американские транснациональные корпорации усредняют мировую прибыль для продолжения эксплуатации оффшорных налоговых убежищ

Согласно новому закону, транснациональные корпорации США могут по-прежнему в определенных пределах снижать налог US GILTI, который они должны платить с иностранных доходов, на любые иностранные налоги, которые они уплачивают с этого иностранного дохода. Новый налог GILTI позволяет многонациональным корпорациям смешивать кредиты на иностранные налоги на глобальной основе, а не по странам. Таким образом, налоги, уплачиваемые с доходов в стране с высокими налогами, могут эффективно компенсировать очень низкие налоги с доходов в налоговой гавани, тем самым снижая или даже отменяя любые подлежащие уплате налоги GILTI.Фактически, этот метод смешивания иностранных налоговых льгот может даже побудить фирмы с высокой прибылью в налоговых убежищах инвестировать в страны с более высокими налоговыми ставками, чем в Соединенных Штатах, поскольку дополнительные иностранные налоги, уплачиваемые в стране с высокими налогами, по существу израсходуют налоговая гавань прибыли. Когда бывший президент Барак Обама предлагал установить минимальный налог на иностранные доходы во время своего правления, предложение предусматривало расчет налога для каждой страны, чтобы транснациональные корпорации не могли усреднить налоги по странам.Но лазейка в новом законе, позволяющая компаниям усреднять иностранные налоговые льготы по всему миру, означает, что американским корпорациям нет необходимости прекращать перевод прибыли в налоговые убежища. Это особенность, а не ошибка новой налоговой системы, которая позволяет продолжать эту форму игры, только с помощью другого расчета.

9. Американские корпорации манипулируют стоимостью проданных товаров, чтобы избежать налога на злоупотребления

До принятия нового налогового закона и республиканцы, и демократы в Конгрессе осуждали У.Широко распространенная практика S. Corporation переводить прибыль в офшоры вместо того, чтобы инвестировать прибыль в Соединенных Штатах. Корпорации достигли этого, например, за счет заимствования средств у своих зарубежных дочерних компаний, перед которыми они были бы должны проценты, или путем передачи прав собственности на интеллектуальную собственность, приносящую доход, такую ​​как патенты и авторские права, своим зарубежным дочерним компаниям. Корпорация США будет выплачивать вычитаемые проценты или роялти иностранному дочернему предприятию, тем самым уменьшая свой U.S. налогооблагаемый доход. По оценкам, перевод прибыли обходится Казначейству США более чем в 100 миллиардов долларов в год.

Сторонники нового закона утверждают, что ограждение в законе будет препятствовать перемещению прибыли — налог на снижение базы и налог на злоупотребления (BEAT). Налоги BEAT переводят платежи от американской фирмы ее зарубежным филиалам.

Но BEAT не применяется к расходам в бухгалтерских книгах компании, которые считаются себестоимостью проданных товаров (COGS), которые обычно состоят из затрат на сырье и рабочую силу, но могут также включать другие расходы.Шавиро прогнозирует, что перевод расходов в категорию COGS станет «центром налогового планирования». И действительно, налоговые эксперты из юридических и бухгалтерских фирм высокого уровня уже обсуждают такие возможности на конференциях, посвященных новому налоговому законодательству. Джейн Гравелл, экономист Исследовательской службы Конгресса США, описывает некоторые из этих игр в недавнем отчете. Gravelle отмечает, например, что если американская фирма платит своей иностранной материнской компании как за материальное имущество, которое она будет продавать в Соединенных Штатах, так и за лицензионные платежи в связи с логотипом на продуктах, фирма может снизить роялти и увеличить сумму. заплатил за продукцию.Та же сумма денег будет переведена от американской фирмы к иностранной фирме, но налогооблагаемые роялти вместо этого будут включены в необлагаемые налогом COGS, что позволит избежать BEAT. Фирмы также могли бы реструктурировать свои цепочки поставок, чтобы использовать BEAT через лазейку COGS.

10. Корпорации, получающие больший вычет из FDII за счет доставки товаров в оба конца

В качестве еще одного предполагаемого ограждения новый закон использует стимулирующий подход, чтобы препятствовать корпорациям передавать приносящие доход нематериальные активы, такие как патенты и авторские права, в страны с низкими налогами.Эти типы активов очень мобильны и во многих случаях требуют только электронного перевода. Согласно новому закону, если компания хранит нематериальный актив в Соединенных Штатах, она может вычесть большую часть любого дохода, полученного от иностранных компаний, которые платят за право использовать актив. Например, если технологическая компания решит сохранить свои лицензии на программное обеспечение в Соединенных Штатах, она получит значительное снижение налога на доход, который она получает от иностранцев, которые платят за использование программного обеспечения. Этот вычет из нематериального дохода, полученного из-за рубежа (FDII), фактически сокращает U.С. налог на этот доход примерно вдвое.

К сожалению, вычет FDII потенциально нарушает правила Всемирной торговой организации как несоответствующая экспортная субсидия. Кроме того, как показывают в своем отчете сотрудники комитета по финансам Сената, эффективная налоговая ставка, которую он предлагает, на самом деле не так низка, как эффективная налоговая ставка, достижимая для иностранного дохода в соответствии с налогом GILTI; таким образом, корпорации могут предпочесть переместить активы и производство за границу.

Вычет FDII также приглашает к игре.Налоговые эксперты заметили, что корпорации могут иметь возможность использовать так называемую обратную связь, чтобы охарактеризовать большую часть своего внутреннего дохода как имеющую право на вычет. Для получения дохода от экспортных продаж корпорация, которая в противном случае продавала бы свою продукцию клиентам из США, могла бы вместо этого продавать продукцию несвязанной иностранной компании, создавая таким образом вычет из FDII. После этого зарубежная дочерняя компания американской фирмы могла выкупить продукцию у несвязанной фирмы и продать ее Соединенному Королевству.С. заказчик. Существуют потенциально более сложные двусторонние транзакции, и IRS будет сложнее их отслеживать.

11. Крупный бизнес переводит долги иностранным дочерним компаниям, чтобы избежать ограничения процентных вычетов

Налоговый закон 2017 г. ввел новый лимит вычета процентов по корпоративному долгу. Корпорации и другие предприятия со средней годовой валовой выручкой 25 миллионов долларов или более могут вычесть чистые процентные расходы только до 30 процентов от их скорректированного валового дохода с некоторыми корректировками.Допустимый чистый процентный вычет будет снижен с 2022 года.

Теоретически ограничение на вычет процентов не позволит предприятиям слишком сильно полагаться на заемные средства для финансирования своей деятельности и инвестиций. Однако налоговые консультанты транснациональных корпораций США рассматривают способы обойти лимит вычета процентов — способы, недоступные для малого бизнеса. Один из способов, который уже пробовали по крайней мере две фирмы, — это заимствование через зарубежные дочерние компании в ситуациях, когда U.В противном случае долг корпорации S. Иностранная дочерняя компания, в идеале в стране с более высокими налогами, может взять ссуду в своей стране и может вычесть процентные платежи из налогов в этой стране. Таким образом, транснациональная компания просто меняет местонахождение своего долга, а не сокращает свой долг в целом.

Заключение

В своем стремлении обеспечить огромные снижения налогов для богатых людей, предприятий и крупных корпораций сторонники TCJA приняли масштабный законопроект с беспрецедентным количеством ошибок, двусмысленностей и лазеек, открывающий дверь для увеличения масштабов игры налоговая система страны.Состоятельные люди и прибыльные корпорации с помощью своих хорошо оплачиваемых налоговых консультантов будут в лучшем положении, чтобы воспользоваться игровыми возможностями. Связанная с этим потеря доходов будет еще больше угрожать финансированию улучшений инфраструктуры, образования, Medicare и других федеральных инициатив, которые обеспечивают широкое участие в экономике США в долгосрочной перспективе, а также экономическую стабильность. Без контроля налоговые игры подорвут доверие к налоговой системе и усугубят неравенство в Америке.

Об авторе

Александра Торнтон — старший директор отдела налоговой политики и экономической политики Центра американского прогресса.

Благодарности

Автор хотел бы поблагодарить Галена Хендрикса, специального помощника по экономической политике Центра американского прогресса, который помог с цифрами в этом отчете. Автор также хотел бы поблагодарить Стива Розенталя и Сета Хэнлона за их проницательные комментарии к более ранним наброскам.

Примечания

Прекращение специального налогового режима для очень богатых

Введение и резюме

За последние несколько десятилетий, когда концентрация доходов и богатства приблизилась к историческому уровню, налоги на очень богатых не выдержали. На самом деле налоги на сверхбогатых пошли в обратном направлении. Налоговые изменения, введенные с 1980-х годов, в том числе недавний Закон о сокращении налогов и рабочих местах (TCJA), принятый в декабре 2017 года, снизили налоги на людей, которые получили наибольшую выгоду от экономики, тем самым способствуя широко признанному и вызывающему беспокойство увеличению благосостояния. неравенство.Эти изменения усугубили структурный недостаток налогового кодекса США, в частности, его неспособность облагать налогом огромные накопления богатства.

Подписаться на

InProgress

В результате налоговый кодекс Америки больше не придерживается основного принципа платежеспособности — идеи о том, что налоги должны основываться на способности человека платить налоги. Вместо этого нынешний налоговый кодекс переворачивает этот принцип с ног на голову, позволяя самым богатым из богатых практически ничего не платить за свою прибыль.Мало того, что высокие ставки налога на обычный доход являются низкими по историческим меркам, сверхбогатые также накапливают растущие суммы дохода от капитала, платя при этом незначительные налоги или вообще не платя их вообще. Возникающая в результате петля отрицательной обратной связи — когда богатые используют свое богатство, чтобы влиять на политическую систему США, чтобы изменить политику в свою пользу, включая еще большее снижение налогов, — подрывает демократию. Во многих случаях это позволяет экономической элите получать то, что они хотят, даже если большинство граждан не согласны с этим.TCJA — яркий пример этой проблемы. Законопроект был принят, несмотря на подавляющее общественное сопротивление снижению налогов для богатых, и некоторые законодатели признали, что законопроект был мотивирован для удовлетворения политических спонсоров.

Чтобы обратить вспять эту тревожную тенденцию, потребуется более высокая максимальная ставка налога для людей с чрезвычайно высокими доходами, а также более эффективный способ включения богатства и дохода, который оно генерирует, при определении размера налоговой задолженности. Точный учет состояния — ключ к созданию справедливой налоговой системы.У политиков есть много вариантов, когда дело доходит до налогообложения богатства или учета богатства, включая внедрение новаторских подходов к налоговой системе и пересмотр существующих положений налогового кодекса. Хорошо продуманные корректировки, учитывающие текущую структуру доходов и богатства наверху, могут замедлить растущий дисбаланс в структуре налоговой системы США. Более того, внесение этих корректировок может привести к более инклюзивной экономике в долгосрочной перспективе, особенно если доходы будут инвестироваться в такие области, как образование, инфраструктура и научные исследования.

Наконец, поскольку политики рассматривают способы лучшего учета неравенства доходов и благосостояния в налоговом кодексе США, им следует остерегаться мифов, связанных с налогообложением богатых, которые могут использоваться для противодействия новым предложениям. В этом отчете оспариваются эти вводящие в заблуждение и часто цитируемые утверждения противников изменения баланса налогового кодекса и улучшения экономического положения.

Отсутствие надлежащего налогообложения чрезмерного богатства способствует экономическому неравенству

За последние несколько десятилетий в Соединенных Штатах очень богатые испытали непропорционально большой рост доходов по сравнению со всеми остальными.Этот доход частично обеспечивается заработной платой, но все более значительная доля дохода среди богатых обеспечивается за счет активов, которыми они владеют. Эти активы, за вычетом любых задолженностей, представляют собой чистую стоимость или богатство человека, и теперь сверхбогатым принадлежит поразительная доля всего богатства США.

Разница в заработной плате огромна. По некоторым оценкам, типичный генеральный директор в 2017 году получал в 347 раз зарплату среднего американского рабочего по сравнению с 20 раз выше, чем 50 лет назад. Заработная плата среднего американского рабочего успевала за ростом США.S. экономики, но в последние десятилетия заработная плата рабочих в реальном выражении не изменилась.

Когда подсчитываются другие источники дохода, такие как самозанятость и доход от бизнеса, прирост капитала, процентный доход и доход от государственных программ, почти четверть дохода США достается 1 проценту самых богатых получателей дохода, в то время как всего лишь 14 процентов достается нижней половине получателей дохода. (см. рисунок 1)

Однако неравенство в доходах затмевается неравенством в богатстве — активами, которыми владеет человек, за вычетом долгов, которые они должны.Богатство включает в себя все существенные ценности, которыми владеет человек, включая недвижимость, корпоративные акции или доли владения в некорпоративном бизнесе, таком как товарищество, корпорация S или корпорация с ограниченной ответственностью (LLC). Большинство активов, которыми сегодня владеют богатые, — это финансовые активы, нефизические активы, которые часто можно легко конвертировать в наличные. В 2016 году 80,4 процента богатства 1 процента самых богатых людей составляли финансовые активы, такие как корпоративные акции, финансовые ценные бумаги, паевые инвестиционные фонды, доли в личных трастах и ​​доли собственности в некорпоративных предприятиях.Стоимость финансовых активов со временем значительно выросла.

Неравенство в уровне благосостояния в США больше, чем в любой другой стране Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В Соединенных Штатах один процент богатейших имеет больше богатства, чем нижние 90 процентов населения. (см. рисунок 2)

Это неравенство еще более ощутимо среди сверхбогатых — 0,1% и 0,01% самых богатых людей. Доходы и богатство этой сверхбогатой демографии достигли беспрецедентного уровня.Между тем, богатство среднего класса растет гораздо медленнее, чем богатство наверху, и до сих пор не восстановило убытков от финансового кризиса 2008 года и Великой рецессии. Почти половина всех американских домохозяйств сегодня имеют меньшее богатство в реальном выражении, чем среднее домохозяйство в 1970 году. Неравенство в богатстве также ухудшилось по расовому и этническому признаку после Великой рецессии. К 2014 году средний чистый капитал белого домохозяйства составлял 141 900 долларов, что в тринадцать раз превышало средний чистый капитал черного домохозяйства, составлявшего всего 11 000 долларов.

Структурные изменения в налоговом кодексе в пользу богатых произошли за тот же период времени, когда выросло неравенство доходов и благосостояния. В конце 1980-х годов максимальная ставка предельного налога на прибыль упала ниже 50 процентов и сегодня составляет 37 процентов. Это означает, что юрист, который зарабатывает 650 000 долларов, платит такую ​​же максимальную предельную налоговую ставку, что и генеральный директор, получающий годовую зарплату в 10 миллионов долларов. Так было не всегда. С момента введения налога на прибыль в 1913 году максимальная ставка предельного подоходного налога в США обычно составляла 50 процентов или выше.Фактически, на протяжении более четырех десятилетий максимальная ставка налога составляла 70 процентов или выше.

За последние несколько десятилетий налоги с заработной платы на заработную плату для финансирования социального обеспечения и медицинской помощи также значительно выросли, при этом общая ставка выросла с 11,7 процента в 1975 году до 15,3 процента сегодня. Большая часть налогов на фонд социального страхования применяется только к заработкам ниже определенного порога, который в настоящее время составляет 132 900 долларов США.

Это несоблюдение налогового кодекса в отношении заработной платы, а также доходов от определенных активов, которые также облагаются обычными налоговыми ставками, такими как проценты по определенным облигациям или банковскому счету, является простым и понятным — ставки являются просто слишком низко для тех, кто зарабатывает больше всего.Однако недостатки налоговой системы в отношении богатства и большей части доходов, которые она приносит, более сложны и обширны. Они являются основной причиной того, почему налоговая система отдает предпочтение богатым. Подобно снижению максимальных ставок заработной платы, ослабление налогов на богатство и доходы, связанные с богатством, также произошло в последние несколько десятилетий, в последнее время через TCJA.

Как структура налоговой системы в значительной степени благоприятствует богатым

Огромное богатство, принадлежащее 1% самых богатых людей, дает различные виды доходов, большинству из которых в США уделяется особое внимание.С. налоговая система. Налоговая система благоприятствует как доходу от активов богатства, так и самих активов, стоимость которых обычно увеличивается.

Доход от капитала включает дивиденды, прирост капитала от продажи активов, проценты по облигациям и другим финансовым активам, а также прибыль от предприятий, которыми владеет лицо. Поскольку очень богатые владеют большей частью финансовых активов в Соединенных Штатах, доход от капитала составляет гораздо большую долю их общего дохода, и большая часть этого дохода от капитала облагается налогом по специальным низким ставкам.(см. рисунок 3)

Доход от капитала также включает экономическую ренту, которая представляет собой выплаты, которые владелец получает от актива, которые превышают то, что считается экономически или социально необходимым — другими словами, доходность, превышающая то, что считается нормальным на конкурентном рынке. Экономическая рента обычно существует, когда одно лицо или компания является единственным владельцем актива или когда на рынке нет конкуренции за этот актив. Эксперты называют ряд факторов, способствовавших небывалому росту экономической ренты в последние десятилетия.К ним относятся усиление концентрации в таких отраслях, как технологии и финансы, а также распространение патентов и авторских прав в таких отраслях, как фармацевтика и развлечения, — и то, и другое дает монопольные преимущества. Арендная плата позволила небольшой группе богатых получать очень большую долю прибыли от определенных активов, что помогает объяснить стремительный рост богатства среди 0,1 и 0,01 процента самых богатых.

Помимо ренты, доход от капитала может включать трудовой доход, замаскированный под доход от капитала.Одним из хорошо известных примеров является практика, когда управляющие фондами прямых инвестиций вычитают часть своего вознаграждения из прибыли своего фонда. Эти начисленные проценты делают эту часть их гонораров доходом от капитала, который облагается налогом по гораздо более низкой ставке, чем заработная плата.

Большие диспропорции в доходах сегодня вызывают еще большее беспокойство, потому что они указывают на то, что разрыв в уровне благосостояния, вероятно, будет продолжать расти. Лица с высоким доходом от капитала откладывают все большие суммы и приобретают больше активов, в то время как лица с меньшим доходом от капитала еще больше отстают.

Для богатых подход налоговой системы к основным активам и доходам, которые они приносят, — это подарок, который продолжает приносить. В то время как некоторый доход от капитала облагается налогом как обычный доход, большинство основных средств и доход от капитала пользуются льготным режимом в соответствии с налоговым кодексом США по сравнению с режимом заработной платы. Результатом является налоговый кодекс, который в значительной степени ориентирован на богатых, которым принадлежит большая часть капитальных активов с высокой стоимостью.

За последние несколько десятилетий законодательные изменения, самые недавние из которых были внесены в TCJA, ослабили налогообложение дохода от капитала, даже несмотря на то, что запас основных фондов, находящихся в собственности богатых, резко вырос — отчасти потому, что это богатство дополняется доходом от доходов, облагаемых более низкими налогами. эти активы.В совокупности эти изменения означают, что налоговый кодекс сыграл значительную роль в оказании помощи богатым стать богаче, позволив им избежать некоторых или всех налогов, связанных с их владением капитальными активами, и накопить все большие суммы богатства — больше, чем они могли бы иметь. если бы налоговый кодекс был более справедливым.

Вот лишь некоторые из способов, которыми налоговый кодекс США способствует благосостоянию и доходу, который он приносит:

  • Более низкая ставка налога на прирост капитала и доход от дивидендов
    В любой конкретный год богатые могут получать доход от своих основных средств, такой как прибыль от продажи основных средств или дивидендов по акциям.Этот доход от капитала облагается гораздо более низкой налоговой ставкой — 20 процентов. Богатые могут лучше всего воспользоваться этой выгодной ставкой. По данным Центра налоговой политики, 1 процент самых богатых домохозяйств с доходом более 750 000 долларов в 2018 году отразил почти 69 процентов всего прироста капитала по налоговым декларациям и 46 процентов всех квалифицированных дивидендных доходов. Некоторый доход от капитала — например, проценты по банковскому счету или облигации, аннуитетный доход и доход от роялти, а также краткосрочный прирост капитала или активы, удерживаемые менее года — рассматривается как обычный доход и, следовательно, подлежит тому же обычные ставки подоходного налога в виде заработной платы.Максимальная ставка налога на обычный доход в настоящее время составляет 37 процентов.
  • Новая более низкая ставка налога на сквозной бизнес-доход
    За последние несколько десятилетий произошел резкий рост доходов от так называемого сквозного бизнеса. Транзитные предприятия, такие как партнерства, S-корпорации и LLC, не платят корпоративный подоходный налог. Вместо этого весь их доход передается отдельным владельцам, акционерам или партнерам, которые облагаются налогом по их индивидуальным налоговым ставкам.

    Изменения в ставках федерального налога в сочетании с законами, принятыми на уровне штатов в 1980-х и 1990-х годах, сделали более благоприятным для многих предприятий деятельность в качестве промежуточного звена, а не в качестве корпораций. Эти предприятия могли сохранять ограниченную ответственность без уплаты корпоративного налога, а средние эффективные налоговые ставки для доходов от сквозных предприятий были значительно ниже, чем комбинированная эффективная ставка налога на корпоративную прибыль, которая распределялась между акционерами в форме прироста капитала и дивиденды.

    В последние десятилетия количество транзитных предприятий резко возросло. Доходы от этих предприятий выросли как доля от общего дохода от предприятий, превзойдя доходы от обычных корпораций, которые платят корпоративный подоходный налог.

    Невероятно, хотя сквозной бизнес-доход в среднем уже облагался налогом по более низкой эффективной ставке, чем корпоративный доход до принятия TCJA, закон 2017 года установил новую значительную лазейку для многих сквозных доходов — 20-процентный вычет для определенный сквозной доход от бизнеса.Сторонники вычета утверждали, что это принесет пользу малому бизнесу, но они скрывали гораздо большую выгоду для крупного бизнеса и самых богатых людей. Последующие правила, интерпретирующие новый вычет, сделали его еще более регрессивным. Недавний анализ Объединенного комитета Конгресса США по налогообложению подтвердил склонность к более крупным предприятиям. Выяснилось, что в 2018 году только 4,9 процента лиц, имеющих право на сквозной налогооблагаемый доход от бизнеса, были налогоплательщиками с высоким доходом, определяемыми как физические лица с коммерческим доходом не менее 315000 долларов США для совместной декларации.Тем не менее, эти владельцы бизнеса с более высоким доходом потребовали 66 процентов от общей суммы вычета. Фактически, новый сквозной вычет в сочетании с новыми положениями TCJA, касающимися коммерческих расходов, и снижением ставки корпоративного налога принесли гораздо большие выгоды крупным предприятиям, чем малым предприятиям.

  • Нет налога на нереализованную прибыль или отсрочки
    Возможно, самым большим налоговым преимуществом владения капитальными активами является то, что прирост стоимости этих активов, как правило, вообще не облагается налогом, пока эти активы не продаются.Это не облагаемое налогом увеличение стоимости называется нереализованной прибылью, а возможность избежать уплаты налога до тех пор, пока актив не будет продан или передан другому физическому или юридическому лицу, называется отсрочкой. У богатых так много доходов и богатства, что многие могут позволить себе удерживать основные активы на неопределенный срок, тем самым защищая их от налогообложения по мере роста их стоимости. Размер дохода, который они получат, во многом зависит от них, например, от решения о том, когда или продавать ли свои активы. Пока они этого не сделают, прибыль не будет реализована и, следовательно, не облагается налогом.Более того, богатые могут стратегически продать некоторые активы в убыток, чтобы компенсировать прибыль, которую они получают от других активов.

    Прирост основных фондов со временем может быть значительным. Например, корпоративные акции, один из видов основных средств, стремительно растут в цене, когда фондовый рынок растет, а рынок достиг рекордных максимумов за последние годы. Корпоративные акции также могут увеличиваться в стоимости в результате снижения корпоративных налогов, например, принятых в TCJA. Огромное снижение налогов для корпораций представляет собой непредвиденную выгоду для прошлых инвестиций, сделанных этими фирмами, увеличивая стоимость акций компании.

    Хотя точные оценки в настоящее время недоступны, приведенные выше данные свидетельствуют о том, что нереализованная и, следовательно, не облагаемая налогом прибыль на основные активы представляет собой значительную часть богатства наверху. Прибыль по основному месту жительства и пенсионным счетам благоприятствует налогообложению, поскольку политики считают эти активы основой богатства среднего класса. Однако, как показано на Рисунке 4, даже если исключить прибыль от этих активов, большая часть нереализованной прироста капитала принадлежит одному проценту самых богатых.

    Даже несмотря на то, что активы, как правило, должны удерживаться для отсрочки налогообложения прибыли, богатые по-прежнему могут получать существенные выгоды от активов, которыми они владеют.Один из способов — просто взять взаймы под активы, потому что заемные суммы не считаются доходом для целей налогообложения. Профессор Эдвард Маккаффери называет это заимствование под залог капитальных активов монетизацией нереализованной прироста стоимости и приводит в качестве примера кредитную линию в размере 10 миллиардов долларов, предоставленную генеральным директором Oracle Ларри Эллисоном в 2014 году. Простое владение ценными капитальными активами может позволить состоятельному человеку получать ссуды по выгодной цене. очень низкие процентные ставки, поскольку кредиторы знают, что богатые заемщики могут при необходимости ликвидировать активы.Богатые могут пользоваться заемными средствами, сохраняя при этом свои активы. При некоторых обстоятельствах они могут даже иметь возможность вычитать проценты по ссуде, тем самым снижая свои налоги на другие доходы. Когда богатый держатель долга умирает, его активы могут быть немедленно проданы наследниками, которые не будут платить подоходный налог с нереализованного прироста стоимости в соответствии с правилом об усилении базиса, описанным ниже. Они могут использовать выручку для погашения долга, не облагая налогом оставшуюся часть.

    Состоятельные налогоплательщики также могут избежать уплаты налога на нереализованную прибыль от своих активов, жертвуя активы на благотворительность.Это приводит к двойному налогообложению: богатый жертвователь никогда не платит налог на прибыль и может потребовать благотворительный вычет, основанный на полной рыночной стоимости активов на момент пожертвования.

  • Повышенная основа
    Обычно прирост стоимости актива облагается налогом, когда владелец продает или передает актив. Однако, если человек передает актив посредством подарка или завещания, подоходный налог не взимается. Если человек владеет активом до своей смерти, ни физическое лицо, ни его имущество никогда не будут платить подоходный налог с прибыли, полученной в течение жизни человека, хотя может взиматься некоторый налог на наследство, как обсуждается ниже.Кроме того, из-за положения в налоговом кодексе, называемого расширенной базой, физические лица, унаследовавшие активы, также не должны платить подоходный налог с этой прибыли — только с прибыли, которая начисляется после того, как они унаследуют актив.

    Предположим, например, что родитель купил акции за 1 миллион долларов. 1 миллион долларов — то, что заплатил родитель — называется их базой в акциях. Теперь предположим, что они держали его до самой смерти, после чего он стоил 3 миллиона долларов. Имущество родителей не будет платить подоходный налог с дохода в 2 миллиона долларов.Тем не менее, если бы материнская компания продала акции в течение своей жизни после того, как их стоимость увеличилась до 3 миллионов долларов, материнской компании пришлось бы уплатить подоходный налог с прибыли в 2 миллиона долларов.

    Их наследник или наследники не будут платить подоходный налог с этой прибыли в 2 миллиона долларов, потому что наследники платят подоходный налог только с прибыли, полученной после даты наследования — и то только в том случае, если и когда они продадут актив. Если наследник продаст актив сразу после его унаследования, он не будет платить налог, потому что, когда актив передается по завещанию, базис увеличивается до его рыночной стоимости на момент смерти родителя — в данном случае 3 миллиона долларов.Другими словами, наследник наследует актив с базой в 3 миллиона долларов. При налоговых ставках 2019 года экономия на подоходном налоге для богатого наследника на 2 миллиона долларов нереализованной прибыли может составить до 430 970 долларов.

  • Налог на упраздненное наследство
    Современный налог на наследство, который, по сути, представляет собой единовременный налог, взимаемый при передаче имущества в случае смерти, частично был предназначен для того, чтобы разбить большие концентрации богатства. Однако со временем налог на наследство был значительно ослаблен, и в налоговой системе есть много лазеек, которые позволяют богатым вообще обходить налог на наследство.TCJA еще больше ослабил налог на наследство, который теперь применяется только к поместьям стоимостью более 22,8 миллиона долларов на пару или 11,4 миллиона долларов для холостяков, что означает, что налог применяется только к той части стоимости имущества, которая превышает пороговое значение. В 2018 году Центр налоговой политики подсчитал, что из 2,7 миллиона американцев, которые умрут в 2018 году, только 0,07 процента, или 1 из 1400 человек, будут платить какой-либо налог на наследство.

    Таблица 1 в Приложении суммирует разный налоговый режим для различных форм дохода и богатства.Он показывает, как налоговый кодекс тщательно регулирует налогообложение заработной платы и окладов, но существенно ослабевает по мере перехода от краткосрочного дохода от капитала к долгосрочному приросту капитала и дивидендам, к нереализованной прибыли от активов, которыми владеет человек, к общему благосостоянию.

TCJA продемонстрировал, что коррупция усугубляет структурные недостатки налоговой системы

В 2017 году экономика росла, а прибыли корпораций и богатство наверху росли. Тем не менее, налоговые поступления были низкими.За предыдущие два десятилетия Конгресс несколько раз снижал налоги, и федеральные доходы все больше отставали от федеральных расходов, даже несмотря на жесткие ограничения на дискреционные расходы. Кроме того, основные экономисты указали на то, что старение населения дорого обходится. Они призвали против снижения налогов и за осуществление давно назревших инвестиций в образование и улучшение разрушающейся инфраструктуры — все меры, которые сделают экономику более здоровой и более справедливой в долгосрочной перспективе.

Вместо этого, демонстрируя беспрецедентную приверженность и дисфункциональное законодательство, Конгресс поспешил внести изменения в налоговый кодекс, которые полностью противоречили предпочтениям американского народа. Не проводились публичные слушания, позволяющие затронутым налогоплательщикам высказать свое мнение о предлагаемых изменениях. Большинство в Конгрессе, разрабатывая законопроект на строго партийной основе за закрытыми дверями, открыто признало давление со стороны своих богатых доноров с целью принятия благоприятных налоговых изменений и их опасения, что в противном случае не будет дополнительных средств на избирательную кампанию.

Снижение налогов, которое стало результатом этого мучительного процесса и было подписано президентом Дональдом Трампом в качестве закона, позволит богатым еще больше обогатить себя и свои семьи, в том числе путем обмана налогового кодекса даже в большей степени, чем в прошлом. TCJA уже расширяет класс состоятельных налоговых консультантов, которые заинтересованы в продолжении неограниченного снижения налогов. Возврат инвестиций для тех, кто участвует в этом коррумпированном цикле обратной связи, является немедленным и существенным, даже несмотря на потерю налоговых поступлений от сотен миллиардов до триллионов долларов.Этот дисфункциональный процесс разработки налоговой политики и способы, которыми чрезмерно богатые люди чрезмерно влияют на законодательство, представляют серьезную угрозу демократии в США.

Основные положения налогового законодательства, которые пошли на пользу богатым, включали снижение максимальной ставки индивидуального подоходного налога с 39,6% до 37%, новый вычет 20% для многих форм сквозного дохода от бизнеса и значительное увеличение налоговой ставки. освобождение от индивидуального альтернативного минимального налога. Кроме того, TCJA резко ослабил налог на наследство и снизил ставку корпоративного налога с 35 до 21 процента, что стало благом для богатых, владеющих большей частью акций.

Центр налоговой политики подсчитал, что новый закон увеличил доходы после уплаты налогов для людей с доходом более 1 миллиона долларов на 3,3 процента, по сравнению с 1,3 процента или меньше для людей, зарабатывающих менее 100 000 долларов. В долларовом выражении неравенство кажется еще более резким: миллионеры получили снижение налогов в среднем на 69 840 долларов, в то время как люди, зарабатывающие менее 100 000 долларов, получили снижение налогов в среднем всего на 453 доллара. Более того, если законодатели отреагируют на огромные издержки снижения налогов путем сокращения расходов на льготы по Medicare, Medicaid, программе дополнительного питания или другие программы, налогоплательщики со средним и низким уровнем дохода могут пострадать в непропорционально большой степени и оказаться в худшем положении, чем если бы вообще не было снижения налогов.

Множество новых лазеек и снижение налогов в TCJA — это неожиданная удача для богатых и корпораций. Однако, какими бы вопиющими они ни были, они представляют собой лишь один слой глазури на том, что уже было очень богатым тортом. Фундаментальный недостаток нынешней налоговой системы — тот факт, что она смещена в пользу богатых — задолго до TCJA. Активы, которыми владеют те, кто находится наверху, накапливались в течение десятилетий, и простое повышение налоговых ставок на будущий реализованный доход от этих активов мало что сделает, чтобы замедлить темпы роста этих активов.Устранение, сокращение или компенсация широкого спектра налоговых преимуществ для тех, кто владеет наибольшим объемом капитальных активов, является важным первым шагом на пути к восстановлению баланса в налоговой системе США и решению проблемы неравенства доходов и благосостояния.

Есть много способов облагать налогом чрезмерное богатство, включая налог на богатство.

Есть несколько вариантов улучшения налогообложения чрезвычайного богатства. Один из подходов заключался бы в ежегодном налогообложении чистой стоимости активов сверх очень высокого порога.Законодатели, рассматривающие этот инновационный налог, должны проанализировать ряд вариантов и возможностей дизайна. В дополнение к такому прямому подходу к налогу на чистую стоимость есть много способов лучше включить богатство в существующую налоговую систему, чтобы исключить возможность ускользнуть через щели.

Налог на имущество

Налог на чрезвычайное богатство решит проблемы неравенства в благосостоянии прямым образом и признает, что способность людей платить налоги является функцией как их дохода, так и их богатства.

Согласно этому типу налога состоятельные люди будут оценивать общую стоимость всех своих активов в конце года и вычитать любые долги, которые они должны, чтобы получить свою чистую стоимость или состояние. Тогда на их чистую стоимость будет взиматься небольшой налог. Опираясь на примеры из других стран и предложения, выдвинутые налоговыми экспертами в Соединенных Штатах, другие характеристики должны включать:

  • Полная база: База налога на имущество — сумма, с которой применяется налог, — это чистая стоимость или богатство человека.В идеале никакие активы не должны исключаться из налога. Эта более широкая база увеличит поступления от налога. Страны, в которых налоги на богатство не работали, отчасти боролись с освобождением от налогов для определенных типов активов. Освобождение активов усложняет администрирование и побуждает богатых налогоплательщиков изменять состав своих активов, чтобы избежать уплаты налогов. Необходимость в освобождении от уплаты определенных активов значительно уменьшается, если существует очень высокая единообразная сумма освобождения, так что налог применяется только к очень богатым.
  • Единое освобождение: Прямой налог на богатство обычно применяется только к той сумме богатства, которая превышает единую сумму освобождения или порог. Чем выше сумма освобождения, тем меньшее количество семей попадет под действие налога. Например, согласно предложению сенатора Элизабет Уоррен (штат Массачусетс), только семьи с состоянием, превышающим 50 миллионов долларов, будут затронуты налогом. По словам экономистов Эммануэля Саэса и Габриэля Цукмана, при этой сумме освобождения от уплаты налога 1 процент самых богатых получателей дохода будет платить 97 процентов налога.
  • Низкие и прогрессивные ставки: Налоговые эксперты рекомендуют относительно низкую ставку налога, если налог на имущество будет взиматься ежегодно. Эта ставка будет сдерживать рост на самом высоком уровне, а также вернет небольшую часть не облагаемой налогом прибыли, накопленной за предыдущие годы. Предлагаемые годовые ставки налогов на богатство варьируются, но обычно очень низкие. Некоторые предложения уместно призывают к прогрессивным ставкам или более высоким предельным ставкам налога для самых экстремальных уровней благосостояния.

Как и в случае со всеми налогами, есть проблемы с администрированием налога на имущество. Противники утверждают, что налог был бы неконституционным, хотя контраргументы в пользу этого требования веские, как обсуждается далее в этом отчете. Две административные проблемы, связанные с налогом на богатство, связаны с оценкой и уклонением от уплаты налогов.

  • Оценка: Налог на имущество требует сложения общей стоимости активов физического лица перед вычетом стоимости любых долгов, которые оно должно.Для публично торгуемых активов, таких как акции, оценка относительно проста. Однако владение долями в бизнесе, не торгуемом на бирже, и других активах, которые трудно оценить, могут представлять более серьезные проблемы.

    Хотя это, пожалуй, самая большая проблема при администрировании налога на богатство, это не обязательно так сложно, как утверждают недоброжелатели. Более того, для оценки активов могут быть разработаны административные механизмы и доверенные лица. Согласно положениям действующего налогового кодекса, налоговые администраторы и бухгалтеры уже имеют опыт подсчета активов и их оценки для целей налога на наследство и дарение, а также для благотворительных взносов.В большинстве населенных пунктов США также взимаются налоги на недвижимое и движимое имущество, которые требуют оценки. Наконец, некоторые утверждают, что стоимость некоторых типов активов часто меняется, и эту проблему можно решить путем усреднения. В любом случае колебания стоимости активов не должны быть причиной для полного отказа от налога на имущество.

    В нашем цифровом мире, где существует больший обмен информацией между налоговыми органами разных стран, определение местоположения и мониторинг стоимости активов, похоже, менее проблематично, чем когда-то.

  • Уклонение от уплаты налогов и уклонение от уплаты налогов: Другая потенциальная проблема введения налога на чистую стоимость состоит в том, что очень богатые люди могут попытаться уклониться от уплаты налога, переведя активы в офшор, или уклониться от уплаты налога, изменив состав своих активов в пользу активов, которые труднее оценить. Эти проблемы не новы, и разработчики налоговой политики и администраторы уже разработали множество стратегий для решения этих проблем в других областях, включая налог на наследство.Анализ налога на богатство в Швейцарии также предполагает, что проблема уклонения от уплаты налогов может быть преувеличена.

Все налоги сопряжены с административными трудностями, которые необходимо сопоставить с потенциальными выгодами, которые могут быть значительными при налоге на имущество. Налог на богатство будет постепенно облагать налогом часть богатства, накопленного за последние несколько десятилетий, поскольку структурные недостатки налогового кодекса позволили чрезвычайно накопить богатство, одновременно сдерживая накопление еще более крупных состояний в будущем.Кроме того, это улучшило бы справедливость в отношениях между чрезвычайно богатыми людьми, которые получают небольшую заработную плату, оклад или другой доход, который облагается налогом как обычный доход, и получающие регулярную заработную плату или оклады, у которых мало богатства, если таковое имеется, и которые также платят существенная сумма налога на заработную плату. И в той степени, в которой доходы от налога на богатство используются для улучшения возможностей других за счет государственных инвестиций, таких как образование, здравоохранение, уход за детьми и оплачиваемый отпуск, этот налог поможет обеспечить процветание U.С. Экономика более инклюзивная. Наконец, налог на богатство признает, что богатые прямо или косвенно воспользовались широким спектром государственных товаров и услуг.

Налог на богатство перебалансировал бы налоговый кодекс в сторону более последовательной концепции платежеспособности и постепенно уменьшил бы огромные суммы необлагаемого налогом богатства, накопленного — особенно верхними 0,1% — за последние несколько десятилетий в результате снижения налогов и стремительного роста после этого. налогообложение прибыли корпораций и крупных транзитных предприятий.

Другие варианты повышения налогов для очень богатых

Хотя комплексный налог на богатство — это прямой способ сбалансировать налоговую систему США и начать устранение сильной предвзятости в пользу богатых, существуют и другие варианты повышения налогов на чрезмерное владение капитальными активами и доход, который они генерируют. Подобно налогу на богатство, эти подходы помогут восстановить принцип платежеспособности. Некоторые из следующих вариантов могут, а в некоторых случаях должны выполняться одновременно; они не обязательно заменяют друг друга или налог на богатство, хотя директивным органам следует учитывать возможное взаимодействие этих предложений друг с другом и с существующими положениями налогового кодекса.

Налогообложение нереализованного прироста капитала по текущим рыночным ценам

Поскольку указанный выше налог на богатство взимается с чистой стоимости активов человека, он падает на полную стоимость активов богатого человека за вычетом любых долгов, которые он должен, а не только на увеличение стоимости, которое было начислено на активы, пока это лицо владело ими. . Тем не менее, поскольку значительная часть богатства наверху состоит из нереализованной прибыли, их ежегодное налогообложение будет иметь большое значение для уравновешивания налогового кодекса. Это связано с тем, что возможность отложить уплату налогов на нереализованную прибыль является одним из способов увеличения своего богатства богатыми, даже если наемные работники, которые владеют небольшими капитальными активами, если вообще имеют, видят, что большая часть их подоходных налогов удерживается из их зарплат.

Согласно этому подходу, налог будет уплачиваться каждый год на любую нереализованную прибыль, полученную в течение предыдущего года. Базовая стоимость актива — то, что он заплатил, плюс любые налоги, уже уплаченные с прибыли в предыдущие годы — вычитается из стоимости актива в конце года, а чистая прибыль включается в доход, подлежащий налогообложению в этом году. предпочтительно по обычным налоговым ставкам. Эксперты по налоговой политике называют этот вариант налогообложением основных средств по текущим рыночным ценам, поскольку он функционирует так, как если бы все основные фонды были проданы, при этом любая прибыль облагается налогом и выкупается по рыночной цене в конце года, с новым налогоплательщиком. базис с привязкой к рыночной цене на конец года.Как и в случае с налогом на имущество, публично торгуемые активы легче облагаются налогом при таком подходе, поскольку существует легко определяемая рыночная цена. Однако активы, не обращающиеся на бирже, такие как частный бизнес, оценить сложнее. Сторонники рыночного налогообложения разработали различные предложения о том, как обращаться с активами, которые труднее оценить. Как правило, они предлагают не облагать налогом активы ежегодно, а вместо этого вводить дополнительную плату во время реализации, которая лишает выгоду отсрочки налогообложения.При продаже налогоплательщик уплатит как подоходный налог с прибыли, то есть сумму, превышающую базовую, так и надбавку, представляющую временную стоимость выгоды от уклонения от уплаты налогов до момента реализации.

Устранение нереализованной прибыли от увеличения базы и налогообложения до передачи активов наследникам

В случае смерти человека окончательная налоговая декларация должна быть подана от имени умершего. Однако, как упоминалось выше, эта налоговая декларация не должна включать нереализованную, необлагаемую налогом прибыль по активам, находящимся на момент смерти.Наследники, унаследовавшие эти активы, также не должны платить налог с этой прибыли — они берут за основу актива рыночную стоимость на момент его получения. Независимо от любых других предложений, которые были приняты для изменения баланса налогообложения труда и богатства, законодатели должны отменить правило об усилении базиса и потребовать, чтобы нереализованный прирост капитала был включен в окончательную налоговую декларацию умершего.

Налоги на наследство такие же, как зарплаты и закрытые лазейки в доверительном управлении

Текущий федеральный налог на имущество фактически является налогом на имущество.Однако налог на наследство взимается только один раз в жизни человека и был сокращен до такой степени, что применяется только к стоимости имущества, превышающей 11,2 миллиона долларов на человека или 22,4 миллиона долларов на пару. Только 0,07 процента, или 1 из 1400 поместий, будут затронуты налогом на наследство в 2018 году. Одним из вариантов решения этой проблемы является усиление налога на наследство путем снижения суммы освобождения и повышения ставки налога. Это обеспечит обложение налогом большей суммы ранее не облагаемого налогом богатства, прежде чем оно будет передано наследникам.

В качестве альтернативы, профессор права Нью-Йоркского университета Лили Батчелдер предложила заменить текущий налог на наследство налогом на наследство. Текущий налог на наследство уже фактически падает на наследников, потому что этот налог предположительно уменьшает то, что они могли бы унаследовать. Налог на наследство прямо признает эту динамику и налагает налог на каждого наследника, унаследовавшего активы, а не на имущество наследника. Следовательно, наследство будет рассматриваться как доход наследника и соответственно облагаться налогом.Подарки также могут облагаться налогом, при этом общая сумма пожизненного освобождения от налогов применяется к общей стоимости всех полученных подарков и наследства. Например, все люди могут иметь пожизненное освобождение в размере 2 миллионов долларов; в этом случае налог на наследство начнет применяться, когда общая стоимость любых подарков или наследства, которые они получают в течение своей жизни, превышает эту сумму.

Единый налог на дарение и наследство дает множество преимуществ. Возможно, самое главное, он представляет собой более точный способ измерения платежеспособности человека.Согласно действующему законодательству, лицо, которое наследует 50 миллионов долларов, но имеет годовую зарплату в 100 000 долларов, платит ту же сумму налога, что и лицо, которое получает такую ​​же годовую зарплату, но ничего не наследует. Менее 1 процента наследников в конкретном году наследуют более 1 миллиона долларов, поэтому сумма исключения в размере 1 миллиона долларов или более затронет только относительно небольшое количество счастливых наследников. Налог на наследство также будет стимулировать богатых к распределению своего богатства среди наследников или других получателей наследства, например, благотворительных организаций.

При любом из этих вариантов также важно закрыть лазейки в налоговом кодексе, которые в настоящее время позволяют очень богатым людям передавать право собственности на богатство наследникам без уплаты налогов. Бывший президент Барак Обама и другие определили и предложили исправления для различных типов трастов и других механизмов, позволяющих такого рода уход от налогов.

Налог на прирост капитала и дивиденды как обычный доход

Одним из очевидных способов сбалансировать налоговую систему между заработной платой и богатством могло бы стать повышение налога на прирост капитала и дивиденды, которые в настоящее время облагаются налогом по ставке 20 процентов, что значительно ниже максимальной предельной ставки в 37 процентов на обычный доход. .Более высокая ставка налога на прирост капитала может побудить богатых дольше удерживать свои активы, поэтому повышение ставки налога на прирост капитала следует сочетать либо с рыночной системой налогообложения нереализованного прироста капитала на ежегодной основе, или с отменой упомянутого выше правила об усиленной основе. В отличие от налога на богатство, рыночной стоимости или налога на наследство, повышение ставки налога на прирост капитала не приводит к нереализованной, необлагаемой налогом прибыли. Однако более высокая ставка реализованной прибыли уравняла бы отношение к доходу от работы и доходу от продажи активов и, таким образом, уменьшила бы способность очень богатых накопить еще больше богатства.

Увеличить финансирование правоприменения IRS и предпринять другие шаги для устранения налогового разрыва

Финансирование IRS значительно сократилось за последние несколько лет, и это препятствовало усилиям агентства по получению невыплаченных налогов от очень богатых людей. Как упоминалось выше, для IRS гораздо дешевле собирать налоги с налогоплательщиков с низкими доходами. В случае более простых возвратов письмо от IRS, известное как «проверка корреспонденции», часто может вызвать согласие налогоплательщика без каких-либо дополнительных усилий или затрат со стороны агентства.

Хотя обеспечение того, чтобы налогоплательщики с более высоким доходом платили то, что они должны, может быть сложным и трудоемким, возврат инвестиций может быть намного выше. Самая большая проблема заключается в том, что Конгресс не смог предоставить IRS ресурсы, необходимые для найма сотрудников, обладающих опытом для проверки высококачественных налоговых деклараций — действительно, у IRS сегодня примерно такое же количество аудиторов, как и в 1950-х годах, когда экономика была лишь малой частью того размера, который есть сегодня. Увеличение финансирования IRS может быть использовано для найма дополнительных аудиторов, увеличения количества проверок для богатых налогоплательщиков и установления минимальной ставки аудита.

Соответствие

улучшается, когда третьи стороны обязаны сообщать в IRS информацию о доходах, например, когда работодатель отправляет IRS налоговую форму 1099, подтверждающую доход, который он предоставил сотруднику. Форма 1099 требуется от третьих лиц для получения самых разных доходов, включая выплаты адвокату, призы и награды, медицинские платежи и медицинские услуги и многое другое. Однако для получения дохода от капитала требуется очень мало информации. Законодатели должны установить дополнительную информацию о доходах от капитала, предоставляемую третьими сторонами, чтобы сократить разрыв в сборах налогов между богатыми налогоплательщиками.Эти правоприменительные меры сократят уклонение от уплаты налогов налогоплательщиками с высокими доходами в соответствии с действующим законодательством и станут важным дополнением к любой из мер, предложенных выше.

Мифы о налогообложении богатства

Состояние человека явно влияет на его или ее способность платить налоги. Критики, выступающие против учета богатства для целей налогообложения, склонны прибегать к ряду сомнительных аргументов и откровенной лжи, чтобы противостоять мерам по изменению баланса налогового кодекса.

Миф № 1: Налогообложение богатства явно неконституционно

Критики налога на богатство утверждают, что он неконституционен в соответствии с разделом 2 статьи I Конституции США, в котором говорится, что представители и «прямые налоги» должны распределяться между штатами в соответствии с их численностью населения. Налог на богатство не может быть распределен в соответствии с численностью населения без применения разных налоговых ставок в каждом штате — абсурдное предложение, — потому что штаты различаются по количеству проживающих там богатых граждан и размеру их богатства.Таким образом, вопрос заключается в том, является ли налог на богатство прямым налогом, подпадающим под действие этого пункта Конституции.

Существует активная дискуссия о конституционности налога на богатство, но аргументы в пользу конституционности сильны и должны даже апеллировать к нынешнему консервативному Верховному суду США, учитывая узкое толкование прямых налогов, принятое вскоре после ратификации Конституции.

В разделе 8 статьи I авторы Конституции прямо предоставили Конгрессу широкие налоговые полномочия для выполнения других его полномочий, таких как уплата федеральных долгов и обеспечение общей защиты и общего благосостояния страны.

Требование о пропорциональном распределении прямых налогов, упомянутое выше, содержится в отдельном пункте и было частью печально известного политического компромисса для решения вызывающей разногласия проблемы рабства. Полный текст статьи гласит:

Представители и прямые налоги распределяются между несколькими штатами, которые могут быть включены в этот Союз, согласно их соответствующему количеству, которое определяется путем сложения всего количества свободных лиц, включая тех, которые связаны службой на срок в несколько лет. , и за исключением индейцев, не облагаемых налогом, три пятых всех остальных лиц.

Как резюмирует профессор конституционного права Брюс Акерман, «Юг получил бы три пятых своих рабов, засчитанных для целей представительства в Палате представителей и Коллегии выборщиков, если бы он был готов платить дополнительные три пятых налогов, которые могут быть разумно связаны с общей численностью населения ». Единственное другое упоминание о прямом налоге содержится в Разделе 9 статьи I, в котором разъясняется: «Никакой подушный или другой прямой налог не взимается, если только это не указано в соответствии с данными переписи или подсчета, которые были перед этим даны.Профессор Акерман объясняет, что это положение, вероятно, было включено для обеспечения того, чтобы в будущем прямые налоги распределялись по той же формуле, которая использовалась для определения представительства в Палате представителей США. Учитывая непогашенную задолженность южных штатов перед новым федеральным правительством, у обеих сторон были основания для обеспечения согласованности правил налогообложения и представительства.

В 1796 году, менее чем через 10 лет после ратификации Конституции, большинство в Верховном суде, в которое входили четыре создателя, участвовавшие в разработке Конституции, признали политический характер положений о прямом налогообложении и установили правило разумности. для его толкования в деле Hylton v.США . Судья Сэмюэл Чейз писал: «Правило пропорционального распределения должно приниматься только в тех случаях, когда оно может разумно применяться…» Суд поддержал налог на перевозку, обнаружив, что он не может быть разумно распределен справедливо между штатами и, таким образом, не является прямой налог. В течение следующих 100 лет Верховный суд продолжал применять этот стандарт разумности для поддержания ряда различных типов налогов.

Этой истории, наряду с отменой рабства в 1865 году, должно быть достаточно, чтобы убедить любого конституционного оригинала в благоразумии не распространять значение прямого налога за пределы подушного налога и налогов на недвижимость, прямо включенных в этот термин до того времени.Как утверждает профессор Акерман, если первые судьи считали, что положения о прямом налогообложении должны толковаться узко, пока рабство все еще существовало, нет смысла расширять положения после того, как остальная часть сделки с рабством была отменена.

Противники налога на богатство часто полагаются на решение Верховного суда 1895 года по делу Pollock v. Farmers ’Loan & Trust Company , в котором для снижения подоходного налога использовалось беспрецедентное и широкое толкование понятия« прямой налог ». Это дело произвело фурор общественности в то время, потому что оно расширило прямое налоговое ограничение, чтобы отменить подоходный налог в позолоченный век — время крайнего неравенства доходов и благосостояния.Корпус Pollock широко рассматривается как отклонение от нормы. Его основной вывод о том, что подоходный налог является неконституционным, был фактически отменен 16-й поправкой, которая позволяет Конгрессу вводить налог на доход «из любого источника». После решения Pollock Верховный суд несколько раз возвращался к проверке разумности Hylton , чтобы поддержать налоги на наследство и корпоративные доходы .

Также стоит отметить, что решение по делу Pollock было принято в мрачный период конституционной истории, когда суд отменил многие демократически принятые экономические и социальные меры, такие как Plessy v.Решение Ferguson , которое поддерживало расовую сегрегацию в поездах Луизианы, и решения, отменяющие требования к минимальной заработной плате, максимальной продолжительности рабочего времени и ограничениям на использование детского труда.

Хотя применение решения Pollock к подоходному налогу было отменено 16-й поправкой, Верховный суд никогда не отменял интерпретацию прямого налогообложения, в частности, поскольку она может применяться к налогу на богатство. Однако, принимая решение по этому гипотетическому делу, суду было бы трудно игнорировать крайнее неравенство доходов и благосостояния, которое существует сегодня.Широкое толкование того, что представляет собой прямой налог, могло бы только усугубить растущее неравенство доходов и благосостояния, ограничив важный инструмент — право налогообложения — предоставленный Конституцией федеральному правительству для обеспечения общего благосостояния. Логическим завершением отмены налога на богатство стало бы распад принципов, на которых основывалась наша демократия, — что все равны перед законом. Поэтому неудивительно, что многие уважаемые эксперты в области права прямо заявили, что они верят в налог на богатство, такой как недавно предложенный Сеном.Уоррен — это допустимо по конституции.

Миф № 2: Более высокая максимальная ставка подоходного налога является эффективной заменой налога на богатство

Само по себе более высокие предельные ставки налога на самые высокие трудовые доходы не повлияют на значительную часть богатства или на доходы, которые оно генерирует. Начнем с того, что очень большая доля заявленного дохода богатых, а именно прирост капитала и дивиденды, облагается налогом по гораздо более низким ставкам, а это означает, что налоговый кодекс был бы более прогрессивным наверху, если бы не было предпочтений для этого типа. дохода.Более того, поскольку налоговый кодекс не облагает налогом прибыль до продажи активов, большая сумма богатства не включается ежегодно как часть налогооблагаемого дохода и может никогда не облагаться подоходным налогом, если удерживается до смерти владельца. Налоговый кодекс все равно был бы сильно смещен в пользу сверхбогатых, если бы единственным изменением было повышение максимальной ставки налога на обычный доход, особенно если бы ставка налога на дивиденды и реализованный прирост капитала оставалась низкой.

Миф № 3: Налогообложение богатства нанесет материальный ущерб экономическому росту

Налогообложение капитала является важной частью разработки справедливой налоговой системы, основанной на платежеспособности человека.Идея о том, что любое налогообложение богатства неизбежно препятствует экономическому росту, является чрезмерно упрощенным и оспаривается многими экспертами и экономистами. Как отмечает экономист Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии: «Рост неравенства означает падение совокупного спроса, потому что те, кто находится на вершине распределения богатства, как правило, потребляют меньшую долю своего дохода, чем те, кто имеет более скромные средства».

Налоги для финансирования правительства и улучшения распределения не обязательно противоречат экономическому росту — фактически, правительство является неотъемлемой частью более эффективной экономики.В частности, недавнее исследование показывает, что налогообложение богатства вряд ли будет препятствовать экономическому росту, когда налог падает на экономическую ренту или если доходы от налога на богатство используются для государственных инвестиций, направленных на повышение общественного благосостояния, которые могут иметь более высокую норму прибыли, чем частные. инвестиции. Экономическая рента в последние десятилетия достигла почти исторического максимума и внесла значительный вклад в неравенство благосостояния в Соединенных Штатах. Между тем, государственные инвестиции в образование и инфраструктуру могут обеспечить положительную доходность для экономики в целом; как минимум, эти инвестиции необходимы для поддержания устойчивой экономики в долгосрочной перспективе.

Фактически, многие исследования показали, что высокая концентрация богатства коррелирует с медленным экономическим ростом в долгосрочной перспективе. Во времена высокой концентрации богатства налогообложение богатства может улучшить рост за счет разделения непродуктивного капитала, который затем можно использовать более продуктивно. Некоторые экономисты приводят в качестве примера этого явления Соединенные Штаты в середине 20-го века, когда экономический рост был высоким, несмотря на более высокий налог на недвижимость.

Наконец, кажется маловероятным, что налог на сверхбогатых нанесет вред инновациям, которые являются предвестником роста производительности.Профессор Университета Южной Калифорнии Майкл Симкович опровергает утверждение о том, что инновации и рост требуют передачи большего богатства и ресурсов в руки небольшого числа миллиардеров. Между миллиардерами или полумиллиардерами и лауреатом Нобелевской премии практически нет совпадений, и большинство авторов патентов принадлежат к среднему или высшему среднему классу. Для достижения прибыльного коммерческого успеха запатентованные изобретения могут потребовать значительных деловых навыков, связанных с коммерциализацией и расширением производства, — навыков, которыми редко обладают авторы патентов.С другой стороны, те, кто обладает необходимыми деловыми навыками, зависят от нововведений автора патента. Кроме того, рецензируемые исследования показывают, что повышение заработной платы увеличивает трудовые усилия, в то время как увеличение благосостояния фактически сокращает рабочие часы. В свете этих данных представляется, что политика, направленная на направление доходов от налога на богатство на государственные инвестиции в науку и образование, с большей вероятностью будет способствовать развитию и совершенствованию инноваций.

Миф № 4: Богатство состоит из дохода, ранее облагаемого налогом, поэтому налог на имущество представляет собой двойное налогообложение

Критики пытаются представить богатство как полностью состоящее из ранее облагаемых налогами доходов, но это не так.Как упоминалось выше, большая часть богатства наверху состоит либо из нереализованной прибыли, либо из другого дохода, который никогда не облагался налогом. Например, многие состоятельные люди владеют значительным количеством активов, полученных по наследству. По словам профессора Лили Батчелдер, около 40 процентов всего богатства в Соединенных Штатах составляет наследство, а наследство составляет около 4 процентов годового совокупного дохода домохозяйства. Примечательно, что выигрыши в лотереях и других азартных играх полностью облагаются подоходным налогом, но наследники не должны платить налоги на свое наследство.

Заключение

До тех пор, пока богатые могут использовать свои деньги для неправомерного влияния на политическую систему и структуру налоговой системы США в свою пользу, будет трудно осуществить усилия по изменению баланса налогового кодекса. Изменения в налоговом кодексе, которые ложатся тяжелым бременем на чрезмерное богатство, должны сопровождаться структурными улучшениями нашей политической системы, включая реформы системы финансирования избирательных кампаний и изменениями в законодательном процессе, такими как повышение прозрачности предлагаемых изменений налогового кодекса и правил управления. конфликты интересов среди законодателей.

В мире глобальных рынков и цифровых активов, которые могут быть переданы одним нажатием кнопки, и где верхний 1 процент владеет таким же богатством, как и нижние 90 процентов, две гигантские суммы неравенства доходов и неравенства богатства, вероятно, сохранятся. растет. Согласно этому сценарию, богатые будут продолжать искать дополнительные способы защиты своего богатства от налогообложения, уводя налоговый кодекс еще дальше от основного принципа платежеспособности. Изменение баланса налогового кодекса с учетом этой реальности потребует учета экстремальных и растущих запасов богатства наверху.Только тогда мы сможем найти путь к экономике, которая будет работать для всех.

Об авторах

Александра Торнтон — старший директор отдела налоговой политики и экономической политики Центра американского прогресса.

Гален Хендрикс — специальный помощник по экономической политике в Центре.

Благодарности

Авторы выражают признательность за вклад Сары Эстеп, научного сотрудника по экономической политике Центра американского прогресса, а также за полезные комментарии Джейкоба Лейбенлуфта, Сета Хэнлона, Кристиана Веллера, Алана Коэна, Грега Лейзерсона и Чже-Чин Хуан на ранних набросках.Авторы полностью несут ответственность за все ошибки и упущения.

Приложение

Примечания

Лучший способ налогообложения предприятий в США

Из всех политических изменений, которые могут улучшить конкурентные позиции Соединенных Штатов и уровень жизни американцев, обновление корпоративного налогового кодекса, пожалуй, является наиболее очевидным и наименее болезненным. Высокие корпоративные налоги отвлекают капитал от корпоративного сектора США в пользу некорпоративного использования и других стран.Поэтому они ограничивают вложения, которые повысят производительность американских рабочих и повысят реальную заработную плату. Это жестокая логика корпоративного налога в глобальной экономике — его бремя больше всего ложится на рабочих.

Какими принципами следует руководствоваться при реформе корпоративного налога, которая будет продвигать американские интересы? Во-первых, структура налога должна отражать изменения в мировой экономике, в частности, снижение налоговых ставок в других странах, мобильность инновационной деятельности и деятельности штаб-квартир, а также растущее значение не-U.С. рынки. Во-вторых, реформу корпоративного налогообложения, вероятно, необходимо будет проводить отдельно от фундаментальной налоговой реформы, и она должна быть примерно нейтральной с учетом финансовых и политических реалий. В-третьих, любая реформа должна сделать корпорации легитимными как ответственных граждан, а корпоративный налог — как значимый инструмент политики.

Предложение, изложенное в этой статье, следует этим трем принципам. Он призывает к значительному снижению ставки корпоративного налога, новой налоговой политике в отношении инноваций и отмене налогов на активный иностранный доход — изменения, которые дадут глобальным корпорациям больше стимулов для размещения и инвестирования в Соединенных Штатах.Он предлагает ввести налог на растущий некорпоративный бизнес-сектор, чтобы уменьшить перекосы в бизнес-структурах компаний и увеличить доходы, которые компенсируют снижение корпоративных ставок. Он также рекомендует согласовать определение налогооблагаемого дохода с тем, что корпорации отчитываются перед рынками капитала, что может помочь расширить корпоративную налоговую базу, дальнейшее снижение ставок фонда и восстановить доверие общества к бизнесу.

Однако эти изменения не будут по-настоящему эффективными, если менеджеры не изменят свое поведение.Сложность нынешней системы и распространение методов уклонения от уплаты налогов сделали корпоративный налог необязательным для многих глобальных корпораций. Налог был преобразован из функции комплаенса в центр прибыли, который обеспечивает копейки, необходимые для достижения целевых показателей прибыли на акцию. В более широком смысле глобализация привела к тому, что бесчисленные корпорации стали рассматривать инфраструктуры стран как взаимозаменяемые, а национальную идентичность и обязанности как устаревшие. Вместо того, чтобы уклоняться от налоговых обязательств, бизнес-лидерам следует относиться к ним так же серьезно, как и к другим своим социальным обязанностям.

Tax была преобразована из функции комплаенса в центр прибыли, который предоставляет гроши, необходимые для достижения целевых показателей прибыли.

Необходимость перемен

Четыре события в экономике США делают существенную реформу корпоративного налогообложения неотложным приоритетом. Любой план изменений должен учитывать их.

Худший из миров — высокие ставки и узкая база.

В 1986 году, когда была проведена последняя значительная налоговая реформа, U.Ставка корпоративного налога была ниже, чем в большинстве развитых стран. Сегодня максимальная корпоративная ставка в США, составляющая 35%, является одной из самых высоких в мире. За прошедшие годы глобальное экономическое значение Америки снизилось — иногда тревожный артефакт долгожданного роста в развивающемся мире. Поскольку важность ведения бизнеса в Соединенных Штатах снизилась, относительная стоимость быстро выросла.

Поскольку капитал является мобильным, высокие налоговые ставки отвлекают инвестиции от корпоративного сектора США в жилищный сектор, некорпоративный сектор бизнеса и зарубежные страны.Американским рабочим этот капитал нужен, чтобы стать более производительными. Когда он вкладывается в другое место, реальная заработная плата снижается, а если цены на продукцию устанавливаются на глобальном уровне, корпоративному налогу негде упасть, кроме как прямо на спину наименее мобильного фактора в этой ситуации: американского рабочего. Отток капитала из Соединенных Штатов только ускоряется по мере увеличения возможностей в остальном мире. Это ключ к пониманию того, почему, несмотря на политическую риторику об обратном, реформа корпоративного налога имеет центральное значение для улучшения положения американских рабочих.

Высокие ставки корпоративного налога имеют дополнительные негативные последствия в глобальном масштабе. По мере того, как корпорации используют бесчисленные возможности для перемещения доходов в юрисдикции с более низкими налогами, налоговые поступления падают, и лучшие специалисты отвлекаются на попытки уклонения от уплаты налогов, которые не создают экономической ценности. Корпорации тратят больше средств на лоббирование и политические пожертвования, потому что менеджеры уделяют особое внимание разработке законодательства. Короче говоря, высокие ставки увеличивают прибыль корпораций от сомнительной деятельности, коррумпируют политический процесс и в конечном итоге сокращают налоговую базу.Последствия есть и в корпоративном секторе: фирмы с менее мобильным доходом — например, отечественные розничные торговцы — и с меньшим количеством политических связей непропорционально страдают от высоких ставок.

Рост доходов некорпоративного бизнеса.

Некорпоративный доход вырос с менее 20% дохода от бизнеса в 1986 году до более чем 50% сегодня. Это побочный продукт скромных законодательных усилий, позволяющих компаниям с небольшим количеством акционеров избежать двойного налогообложения. В ответ количество сквозных организаций, таких как компании с ограниченной ответственностью, S-корпорации, инвестиционные трастовые структуры и товарищества с ограниченной ответственностью, быстро увеличилось, и значительная часть деловой активности переместилась в эти структуры.Высокая налоговая ставка фактически оттолкнула капитал из корпоративного сектора в сторону деятельности, которая может быть перенесена в некорпоративный бизнес-сектор. Секторы, которые могут использовать эти структуры — в первую очередь, финансовое управление отечественной недвижимостью, природными ресурсами и активами здравоохранения — выросли непропорционально. Замечательная «финансиализация» американской экономики за последние 25 лет отчасти является результатом этих стимулов.

Поскольку только частным компаниям разрешено создавать такие структуры, корпорации фактически платят пошлину за то, чтобы быть публичными.Непонятно, почему государственные рынки капитала США сталкиваются с такими потерями.

Глобализация деятельности фирмы.

По мере того, как мировая экономика стала более интегрированной, внебюджетные доходы транснациональных компаний, базирующихся в США, подскочили. В среднем зарубежные операции растут быстрее и более прибыльны, чем операции внутри страны.

Согласно нынешней системе, Соединенные Штаты облагают налогом доходы своих граждан по всему миру, включая корпорации. Иностранный доход облагается налогом в стране происхождения, а затем снова облагается налогом в США.S. после репатриации, с предоставлением кредитов на уплату налогов стране происхождения. Такой подход направлен на обеспечение одинаковой налоговой ставки для инвестиций независимо от того, где они сделаны, что звучит достаточно логично. Но такая логика ошибочна по двум причинам: во-первых, введение налога на репатриацию побуждает американские фирмы держать капитал в офшорах. Во-вторых, что еще более важно, этот подход предполагает, что всякий раз, когда фирмы инвестируют за границу, Соединенные Штаты теряют соответствующую сумму инвестиций.Фактически, данные свидетельствуют о том, что по мере того, как фирмы выходят на новые рынки и становятся более эффективными, они расширяются дома. В самом деле, наивно полагать, что наказание за глобальную деятельность фирм в современном мире поможет им стать лучшими работодателями у себя дома.

Соответствующая политика заключается в том, чтобы не облагать налогом активный иностранный доход, поскольку это создает различные налоговые режимы для инвестиций, сделанных корпорациями, базирующимися в США и за рубежом. Такая дискриминация снижает совокупную производительность, поскольку она может вознаграждать менее продуктивных владельцев более высокими доходами после уплаты налогов.Другие правительства по всему миру признали это; среди крупных развитых экономик Соединенные Штаты теперь единственные, кто облагает налогом общемировой доход своих корпораций. Особая ирония заключается в том, что налог на иностранный доход не приносит больших доходов. Таким образом, его устранение может положить конец значительным перекосам в распределении капитала и увеличить предложение внутреннего корпоративного капитала, и все это приведет к минимальной потере доходов.

С глобализацией корпорации также вступили в новую эру мобильности, когда они могут легко менять свою национальную идентичность.Несколько британских компаний уехали из дома в Ирландию в ответ на старый британский режим налогообложения иностранного дохода. Слияния и поглощения предоставляют фирмам еще один способ эффективного редомицилирования, и предприниматели выбирают себе жилье на основе налоговых режимов. Исключительный подход к иностранным доходам для американских фирм тем более проблематичен, потому что головные офисы могут легко мигрировать из Соединенных Штатов, взяв с собой связанные с ними рабочие места.

Разделение финансовой и налогооблагаемой прибыли.

Сейчас американские фирмы довольно часто объявляют о крупных прибылях на рынках капитала, не отчитываясь о налогооблагаемой прибыли правительству. Отключение вызвано несколькими причинами, в том числе налоговой политикой, например, относящейся к амортизации нового оборудования. Доход, сообщаемый налоговым органам, больше не имеет какой-либо значимой связи с доходом, сообщаемым Уолл-стрит.

Это имеет несколько неблагоприятных последствий. Во-первых, акционеры лишены истинного понимания экономических аспектов деятельности фирмы.Как можно получить четкое представление о прибылях, когда они описываются оппортунистически по отношению к данной аудитории? Менеджеры также направляют ресурсы, которые в противном случае можно было бы вложить в рост, чтобы извлечь выгоду из различий в требованиях к отчетности. (Представьте, насколько изобретательными были бы люди в отчетности о личном доходе, если бы они могли получить ипотеку без подачи налоговой декларации.) Наконец, общественность теряет веру в корпорации, когда ведущие компании постоянно хвастаются прибылью, не платя налоги.

Более тесная привязка корпоративного налога к заявленной прибыли может расширить базу корпоративного налогообложения и восстановить доверие к корпорациям и налогу в целом. Но вместо того, чтобы полностью согласовывать эти два вида отчетов о прибылях (что может уменьшить объем информации, передаваемой на рынки капитала), можно было бы свободно согласовать их, потребовав от фирм выплачивать минимальный процент от их отчетного финансового дохода в течение нескольких лет.

Кодекс, который укрепляет предприятия и сотрудников США

Реформа, которая объединила в себе значительное снижение ставки, отмену иностранного подоходного налога, новый налог на доход некорпоративного бизнеса и более тесную связь между налоговыми платежами и заявленной прибылью, окупилась бы сама собой.Выручка, потерянная из-за снижения ставки и освобождения зарубежных доходов, будет компенсирована доходом, полученным от реализации двух других мер. Оценки, основанные на последних данных, показывают, что снижение корпоративной ставки с 35% до 18% может быть профинансировано за счет 5% налога на доход некорпоративного бизнеса и путем согласования налогооблагаемого дохода с данными о доходах в финансовых отчетах. Более того, такая реформа повысит целостность налоговой системы и гарантирует, что лучшие мировые компании захотят иметь штаб-квартиру в Соединенных Штатах, а не покидать ее.

На протяжении многих лет в корпоративный налоговый кодекс часто вносились поправки для стимулирования инновационной деятельности — например, посредством налоговых льгот на исследования и разработки — и в пользу определенных отраслей, таких как обрабатывающая промышленность. Эти разрозненные усилия усложняют налоговый кодекс и, поскольку они обычно представляют собой временные положения, часто оказываются неэффективными. Законодателям лучше сосредоточиться на общем снижении ставок и на привлечении инновационной активности с помощью усиленной версии «патентных ящиков», ставших популярными во всем мире.Патентный ящик будет облагать налогом доход от интеллектуальной собственности по льготной ставке до тех пор, пока эта интеллектуальная собственность разрабатывается и используется в Соединенных Штатах, что способствует созданию более качественных рабочих мест внутри страны.

Такое изменение и отход от всемирного налогового режима также требует изменения режима трансфертного ценообразования, применяемого в Соединенных Штатах. В настоящее время фикция использования цен, которые были бы получены между несвязанными сторонами для сделок внутри многонациональных компаний, создает слишком большую свободу действий для перераспределения прибыли за пределы Соединенных Штатов, особенно с учетом растущего значения нематериальной собственности.Стандарты трансфертного ценообразования необходимо переориентировать, чтобы то, как транснациональные компании распределяют ресурсы, таланты и прибыль по всему миру, определяло размер прибыли, которая может быть по праву распределена между различными юрисдикциями. Иллюзия того, что прибыль поступает в почтовые ящики в солнечных местах, подрывает доверие к налоговой системе в целом, и ей необходимо противодействовать, учитывая фактическое расположение ресурсов и менеджеров внутри компаний.

Сложность системы и распространение методов уклонения от уплаты налогов сделали налоги необязательными для многих корпораций.

Корпоративные налоги как социальная ответственность

Американские корпорации стали более агрессивно сводить к минимуму свои налоговые обязательства. Рост нематериальных активов, мобильность доходов, наличие посредников, которые торгуют стратегиями уклонения от уплаты налогов, и повышенное внимание, уделяемое отчетным доходам, — все это сделало налоговое планирование важной частью финансового управления. В результате, по данным U.S. Счетная палата правительства.

В то же время, по иронии судьбы, менеджеры стали осознавать корпоративную социальную ответственность. Компании регулярно рекламируют свою конструктивную роль в обществе и вкладывают ресурсы в социальные программы, даже если они придерживаются агрессивных налоговых стратегий. Вместо этого они должны продемонстрировать свою приверженность своим сообществам, рассматривая свои налоговые обязательства как ответственность, соизмеримую, скажем, с соблюдением экологических норм.

Советы директоров и менеджеры могут способствовать такому подходу, гарантируя, что работа налоговых директоров оценивается с точки зрения соблюдения требований, а не максимизации прибыли.Кодексы этики могут запрещать операции, которые служат только для уменьшения налоговых обязательств. Короче говоря, любое заявление о корпоративных ценностях, в котором говорится, что компания будет выполнять обязательства перед внешними заинтересованными сторонами — сообществами, окружающей средой, клиентами, — должно также включать в себя обязательство выполнять налоговые обязательства. Эти усилия должны осуществляться параллельно с изменениями политики, описанными ранее. Настаивать на налоговой ответственности, когда налоговая система США не соответствует мировым нормам, неосуществимо и, возможно, несправедливо.

Наконец, фирмы должны обязаться сообщать более подробно, каковы были их налоговые платежи. Акционеры не должны мириться с продолжением запутывания такого значительного набора платежей. Ясность в отношении налоговых платежей поможет акционерам понять экономику, лежащую в основе бизнеса, и гарантировать, что усилиям по достижению целевых показателей прибыли не будут способствовать временные манипуляции с налоговыми платежами.

Корпоративный налог стал серьезным препятствием для инвестиций в корпоративный сектор Соединенных Штатов и, как следствие, тормозом для производительности и реальной заработной платы американских рабочих.Его влияние ухудшается с каждым днем ​​по мере расширения сектора некорпоративного бизнеса, расширения возможностей для сбережений и увеличения числа привлекательных возможностей для иностранных инвестиций. Несколько изменений превратят корпоративную налоговую систему из препятствия в актив. Но они должны сопровождаться сдвигом в управленческом подходе к корпоративным налогам: с оппортунистической точки зрения на такую, которая рассматривает налоговые обязательства как обязательства перед важными заинтересованными сторонами. Продление контракта между менеджерами, акционерами и гражданами в этом направлении может заложить основу того, что U.С. нуждается — более быстрый рост производительности и реальной заработной платы американских рабочих.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за июль – август 2012 г.

Vanguard запатентовала метод избежания налогов на паевые инвестиционные фонды

Подобно переключению света, Vanguard Group Inc. придумала способ отключить налоги в свои паевые инвестиционные фонды.

Первым, кто получил выгоду, был индексный фонд общего фондового рынка Vanguard.Налоговые формы инвесторов на конец года внезапно перестали показывать прирост капитала в 2001 году, хотя фонд продолжал генерировать миллиарды долларов из них. К 2011 году Vanguard переключился на 14 фондовых фондов. В целом, эти фонды принесли прибыль в размере 191 миллиард долларов, при этом не сообщая Налоговой службе налоговой службы.

Этот поразительный успех дает фондам Vanguard преимущество перед конкурентами. Однако второй по величине управляющий активами в мире избегает привлекать к этому внимание. Топ-менеджеры компании из Малверна, штат Пенсильвания, не хотят, чтобы У.По словам бывшего инсайдера, политики С. слишком внимательно следят за тем, как они это делают.

Но обзор финансовых отчетов и торговых данных показывает, что Vanguard в значительной степени полагается на так называемые «пульсирующие» сделки, которые смывают налоги, быстро закачивая акции в фонд и из него. Эти противоречивые транзакции распространены в биржевых фондах — рекордные 98 миллиардов долларов из них были совершены в прошлом году, согласно данным, собранным Bloomberg News, — но только Vanguard регулярно использовала их, чтобы также приносить пользу взаимным фондам.

Вот как это работает: Vanguard прикрепляет более эффективный с точки зрения налогообложения ETF к существующему паевому фонду. Затем сифоны ETF оценили акции паевого инвестиционного фонда без уплаты налогов, часто используя мгновенные сделки. Роберт Гордон, который написал об этой концепции и является президентом Twenty-First Securities Corp. в Нью-Йорке, называет это налоговым «диализным аппаратом».

Как определить сердцебиение

Быстрая перекачка денег в торгуемую на бирже часть индексного фонда Vanguard Small-Cap Index Fund и из нее устраняет налогооблагаемую прибыль в пользу акционеров паевого инвестиционного фонда.

Начиная с 2017 года, отток средств растянулся на пять дней.

Начиная с 2017 года, отток средств растянулся на пять дней.

Начиная с 2017 года, отток средств растянулся на пять дней.

С 2013 года в этом фонде используются ежеквартальные биения сердца. Начиная с 2017 года отток растянулся на пять дней.

Vanguard даже получил патент на дизайн, действующий до 2023 года, поэтому конкуренты не могут его скопировать.

Рич Пауэрс, глава Vanguard по управлению продуктами ETF, признал налоговые преимущества дизайна. Но в интервью он сказал, что они не являются движущей силой стратегии компании и что вся ее торговля ведется в соответствии с законом.

«Мы согласны с тем, что фонды Vanguard чрезвычайно эффективны с точки зрения налогообложения, что позволяет нам обеспечивать более высокую прибыль после уплаты налогов для наших акционеров и улучшать их шансы на достижение долгосрочного инвестиционного успеха», — заявил Фредди Мартино, представитель компании. Эл. адрес.

Хотя лечение диализом отключило налогооблагаемую прибыль 14 фондов акций, оно не полностью нейтрализовало их в отдельном индексном фонде недвижимости, который инвестирует в трасты, которые не облагаются налогом, как акции.

Прекращение налогооблагаемой прибыли

В отличие от конкурентов, которые следуют аналогичным индексам, паевые инвестиционные фонды Vanguard перестали обременять инвесторов ◼ налогооблагаемой прибыли после того, как были добавлены классы акций ETF.

Общий индексный фонд фондового рынка Vanguard

Индексный фонд Fidelity Total Market

Индексный фонд малой капитализации Vanguard

iShares Russell 2000 Индексный фонд малой капитализации

Индексный фонд малой капитализации Schwab

Индексный фонд средней капитализации Vanguard

Индексный фонд Дрейфуса Мидкап

Федеративный индексный фонд средней капитализации

Общий индексный фонд фондового рынка Vanguard

Индексный фонд Fidelity Total Market

Индексный фонд малой капитализации Vanguard

iShares Russell 2000 Индексный фонд малой капитализации

Индексный фонд малой капитализации Schwab

Индексный фонд средней капитализации Vanguard

Индексный фонд Дрейфуса Мидкап

Федеративный индексный фонд средней капитализации

Общий индексный фонд фондового рынка Vanguard

Fidelity Total Market Index Fund

Индексный фонд малой капитализации Vanguard

iShares Russell 2000 Индексный фонд малой капитализации

Индексный фонд малой капитализации Schwab

Индексный фонд средней капитализации Vanguard

Индексный фонд Дрейфуса Мидкап

Федеративный индексный фонд средней капитализации

Общий индексный фонд фондового рынка Vanguard

Индексный фонд Fidelity Total Market

Индексный фонд малой капитализации Vanguard

iShares Russell 2000 Индексный фонд малой капитализации

Индексный фонд малой капитализации Schwab

Индексный фонд средней капитализации Vanguard

Индексный фонд Дрейфуса Мидкап

Федеративный индексный фонд средней капитализации

Основным преимуществом избежания налогооблагаемой прибыли паевого инвестиционного фонда является отсрочка налогообложения.Фонды распределяют свою налогооблагаемую прибыль инвесторам, которые платят с них налог на прибыль в том же году. Избегая налоговых событий в фонде, инвесторы могут откладывать налоги до тех пор, пока они не продадут фонд, что может произойти спустя годы или десятилетия. Это похоже на беспроцентную ссуду от IRS.

Ставки для Казначейства США значительны. Хотя сердцебиение уже помогает устранить распределение налогооблагаемой прибыли в индустрии ETF акций США на 3 триллиона долларов, рынок взаимных фондов более чем в три раза больше.Когда срок действия патента Vanguard истечет через четыре года, у других менеджеров паевых инвестиционных фондов появится шанс построить свои собственные диализные аппараты.

Чтобы понять, как работает этот процесс, рассмотрим инвестора, которому принадлежит портфель акций. Если один продается по цене, превышающей его стоимость, с разницы взимается налог на прирост капитала.

Теоретически владение акциями через паевой инвестиционный фонд или ETF работает таким же образом. Если фонд продает акции с целью получения прибыли, налогооблагаемая прибыль отображается в форме 1099 на конец года каждого инвестора.

Но благодаря неясной лазейке в налоговом кодексе ETF почти всегда избегают налогооблагаемой прибыли.

Правило гласит, что фонд может избежать признания налогооблагаемой прибыли по подорожавшим акциям, если эти акции используются для выплаты уходящего инвестора. Правило применяется как к ETF, так и к паевым инвестиционным фондам, но паевые инвестиционные фонды редко пользуются им, потому что их инвесторы почти всегда хотят наличные.

ETF

используют его постоянно, потому что они не заключают сделки напрямую с обычными инвесторами.Вместо этого они имеют дело с посредниками с Уолл-стрит, такими как банки и маркет-мейкеры. Именно те фирмы, а не розничные инвесторы, расширяют ETF путем депонирования активов или сокращают их путем вывода средств. Эти транзакции обычно проводятся с акциями, а не с наличными деньгами. Посредники, в свою очередь, торгуют с постоянными инвесторами, которые хотят покупать и продавать акции ETF.

Торговля с посредниками предоставляет ETF возможность снизить налоги. Всякий раз, когда одна из этих фирм делает запрос на снятие средств, ETF может предоставить свои самые старые, самые ценные акции, которые, скорее всего, когда-нибудь принесут налоговый счет.

Если ETF хочет еще больше снизить свои налоги, он может генерировать дополнительные изъятия только для того, чтобы получить налоговые льготы. Сердцебиение — это когда ETF просит дружественный банк или маркет-мейкера внести некоторые акции в фонд на день или два, а затем вывести другие акции. Некоторые критики называют эти сделки злоупотреблением налоговым кодексом. Но с помощью сердцебиения большинство фондовых ETF, даже тех, которые часто меняют активы, могут снизить свои налоги на прирост капитала до нуля.

Компания Vanguard, принадлежащая клиентам, основанная в 1975 году Джоном Боглом, заработала репутацию компании с низкими комиссиями и налоговой эффективностью, предлагая простые фонды «купи и держи», которые следуют широким индексам, таким как S&P 500.Сейчас под управлением компании находится около 5 триллионов долларов.

В 2000 году, после того, как Богл ушел с поста главного исполнительного директора, компания представила новую стратегию выхода на рынок ETF, рынок, на котором доминируют State Street Corp. и iShares, теперь входящие в BlackRock Inc., вместо того, чтобы создавать новые автономные ETF. , Vanguard предложила добавить класс акций ETF к существующим паевым инвестиционным фондам. Инвесторы в ETF и паевые инвестиционные фонды будут совместно владеть одним и тем же базовым пулом акций.

Для Vanguard эта концепция имела смысл.Инвесторы, предпочитавшие ETF, могли легко конвертировать, не продавая. И ETF Vanguard будут иметь преимущество на рынке. Они смогут указать на десятилетия успешной работы и извлечь выгоду из существующей шкалы паевых инвестиционных фондов, обеспечивающей низкие комиссионные.

Чтобы конкуренты не копировали идею, Vanguard подала план в Патентное ведомство США в 2001 году.

Лидер сердцебиения
Как показывает анализ торговых данных Bloomberg News за период с 2000 по 2018 год, фонды

Vanguard чаще использовали динамичные сделки, чем любой другой управляющий ETF.

Налоги не были большой частью предложения инвестора. Фактически, некоторые наблюдатели считали налоги недостатком плана Vanguard. Инвесторы ожидают, что ETF будут более эффективными с точки зрения налогообложения, чем паевые инвестиционные фонды. Зачем покупать Vanguard ETF, если он может быть обременен налоговыми счетами своего родственного взаимного фонда?

«Этот фонд не будет демонстрировать небольшую налоговую эффективность, характерную для ETF», — сказал в 2004 г. один скептически настроенный консультант ETF.

Оглядываясь назад, становится ясно, что эти опасения были неуместны. Вместо того, чтобы быть втянутыми в налоговую бездну, ETF подняли свои родственные паевые инвестиционные фонды.

Аппарат для диализа Vanguard
Как только класс акций ETF был добавлен к взаимному фонду, распределение налогооблагаемой прибыли упало до нуля, в то время как ◼ необлагаемая налогом прибыль от изъятия акций резко выросла.

лет до создания ETF

⟵ За годы до создания ETF

лет после создания ETF ⟶

⟵ За годы до создания ETF

лет после создания ETF ⟶

Хотя диализный аппарат не привлек мало внимания за пределами Vanguard, по словам двух людей, знакомых с этим вопросом, внутри фирмы он вызвал споры.Некоторые сотрудники подняли вопросы о том, уместно ли использовать ETF для уничтожения прироста капитала, накопленного годами ранее в паевых инвестиционных фондах.

«Я могу поделиться с вами, — сказал Пауэрс, — что мы рассмотрели эту тему и чувствуем себя комфортно с нашим подходом к управлению портфелем».

Торговля

Vanguard в Monsanto Co. в июне продемонстрировала работу диализного аппарата. Агрохимический гигант согласился быть продан немецкому конкуренту за 56 миллиардов долларов наличными, а Vanguard Total Stock Market Index Fund был одним из крупнейших акционеров Monsanto.Он владел акциями с начала 1990-х годов, и за десятилетия они выросли более чем в 25 раз. Это означало, что Vanguard, вероятно, получит большую налогооблагаемую прибыль.

4 июня неустановленный инвестор закачал 1 миллиард долларов в ETF фонда. Двумя днями позже, когда Monsanto планировалось выйти из индекса, тот же инвестор взял 1 миллиард долларов.

Это выглядело как классическая сделка на мгновение, за исключением того, что она была в пять раз больше. У части фонда ETF оставалось всего 184 миллиона долларов Monsanto, от которых нужно было избавиться, и никакие другие крупные акции не покидали индекс в тот день.

Размер сделки имеет смысл, учитывая, что весь фонд должен был продать Monsanto на 1,3 миллиарда долларов. ETF не просто избавился от своей небольшой доли в компании — он также избавился от большей части гораздо более крупной доли взаимного фонда.

Monsanto Magic

Крупная сделка в июне помогла компании Vanguard убрать налогооблагаемую прибыль одного из своих паевых инвестиционных фондов.

① 4 июня 2018 года неизвестный инвестор вложил 1 миллиард долларов в ETF фонда.

③ Доля ETF в акциях Monsanto стоила всего 184 миллиона долларов.

② Два дня спустя, в день, когда Monsanto должна была выйти из индекса, тот же инвестор получил

$ 1 миллиард из.

④ Но весь фонд терял Монсанто достаточно, чтобы объяснить размер сделки.

① 4 июня 2018 года неизвестный инвестор вложил 1 миллиард долларов в ETF фонда.

③ Доля ETF в акциях Monsanto стоила всего 184 миллиона долларов.

② Два дня спустя, в день, когда Monsanto должна была выйти из индекса, тот же инвестор снял 1 миллиард долларов.

④ Но весь фонд терял Монсанто достаточно, чтобы объяснить размер сделки.

① 4 июня 2018 года неизвестный инвестор вложил 1 миллиард долларов в ETF фонда.

③ Доля ETF в акциях Monsanto стоила всего 184 миллиона долларов.

② Два дня спустя, в день, когда Monsanto должна была выйти из индекса, тот же инвестор снял 1 миллиард долларов.

④ Но весь фонд терял Монсанто достаточно, чтобы объяснить размер сделки.

① 4 июня 2018 года неизвестный инвестор вложил 1 миллиард долларов в ETF фонда.

③ Доля ETF в акциях Monsanto стоила всего 184 миллиона долларов.

② Два дня спустя, в день, когда Monsanto должна была выйти из индекса, тот же инвестор снял 1 миллиард долларов.

④ Но весь фонд терял Монсанто достаточно, чтобы объяснить размер сделки.

Благодаря выигрышам на таких акциях, как Monsanto, фонд сообщил о приросте капитала в размере 6,51 миллиарда долларов в 2018 году. Но 17-й год подряд с момента получения акций ETF фонд не распределял налогооблагаемую прибыль среди инвесторов. ETF гарантировал, что подавляющая часть прибыли, 6,49 миллиарда долларов, не подлежала налогообложению.Баланс, вероятно, был погашен налоговыми убытками прошлых лет.

Есть десятки подобных примеров чрезмерного сердцебиения в ETF Vanguard, что является показателем того, насколько усердно работает диализный аппарат для инвесторов паевых инвестиционных фондов. Они помогают объяснить, почему сердцебиение Vanguard намного сильнее, чем у других фирм. Согласно анализу Bloomberg News, основанному на данных о движении средств, с 2004 года компания заработала 130 миллиардов долларов, по сравнению с 75 миллиардами долларов у BlackRock’s iShares, крупнейшего в мире управляющего ETF.

В дополнение к 14 фондовым паевым инвестиционным фондам, которые добавили диализный аппарат, Vanguard создал десятки новых инвестиционных пулов в виде гибридов ETF и паевых инвестиционных фондов. Эти фонды реализовали десятки миллиардов долларов дополнительной прибыли, не обременяя акционеров налогами.

В некоторых фондах Vanguard сердцебиение настолько сильное и частое, что перевешивает регулярное снятие акций. Индексный фонд Vanguard Small-Cap Index Fund за последние семь лет изъял около 37 миллиардов долларов из акций, из которых около 20 миллиардов долларов были вызваны ударами сердца, как показывают данные о потоках средств.

Vanguard обсуждал вопрос о лицензировании своего гибридного ETF-паевого фонда другим фирмам, но, по словам людей, знакомых с переговорами, сделка так и не увенчалась успехом. Среди тех, кто проявил интерес, были как сторонники индекса, так и активные сборщики акций. Автомобильная ассоциация United Services лицензировала патент, но никогда не использовала его, и Van Eck Associates Corp. однажды запросила разрешение регулирующих органов на аналогичную конструкцию. Представители USAA и Ван Экка от комментариев отказались.

Фил Бак, генеральный директор Exponential ETFs в Анн-Арборе, штат Мичиган, сказал, что ожидает, что другие фирмы будут имитировать модель Vanguard после истечения срока действия патента.

«Если вы хотите использовать оба механизма и хотите передать некоторые налоговые преимущества ETF инвесторам паевых инвестиционных фондов, это очень эффективный способ», — сказал Бак.

Марио Габелли, основатель управляющего паевым инвестиционным фондом Gamco Investors Inc., сказал, что он давно призывал отказаться от налоговых преимуществ ETF по сравнению с паевыми фондами.По его словам, Vanguard, возможно, нашла способ уравнять правила игры, используя биение сердца, но у него нет соблазна копировать его.

«Вы идете против цели системы и находите способы манипулировать ею», — сказал Габелли. «Это плохо для доверия к рынкам капитала и позора для Vanguard за это».

Что такое территориальный налог и есть ли он сейчас в США?

Когда корпорации, базирующиеся в одной стране, получают прибыль от производства в других странах, участвующие страны должны принять решение о соответствующей налоговой базе.Такие правила должны препятствовать тому, чтобы множество уровней налогообложения препятствовало международной торговле и инвестиционным потокам, при условии, что корпоративная прибыль где-то подлежит налогообложению.

Один из вариантов — территориальная налоговая система, которая облагает налогом только ту часть дохода корпорации, которая происходит в пределах страны. Это предотвращает двойное налогообложение трансграничных потоков, поскольку доходы корпораций-резидентов из иностранных источников освобождаются от налога.

Другой вариант — это всемирная система, которая облагает налогом весь доход из внутренних источников, а также доходы корпораций-резидентов из иностранных источников.Для предотвращения двойного налогообложения страны с мировыми системами позволяют своим резидентам претендовать на налоговые льготы для компенсации своих иностранных налогов на прибыль. Они также обычно позволяют компаниям-резидентам откладывать налоги на активную прибыль, полученную иностранными филиалами (контролируемыми иностранными корпорациями или CFC), до тех пор, пока эта прибыль не будет репатриирована материнской компании. Эта особенность налоговых систем, известная как отсрочка, существенно снижает эффективные налоговые ставки на доход из иностранных источников в странах с мировыми системами, делая их не такими уж отличными от территориальных систем.

Территориальная и мировая системы были бы одинаковыми, если бы во всех странах были одинаковые налоговые ставки. Тогда кредиты в рамках всемирной системы точно компенсируют уплаченные в противном случае налоги на доход из иностранных источников. Но системы разные, если в странах разные ставки корпоративного налога. Территориальные системы побуждают транснациональные корпорации-резиденты страны переводить реальные инвестиции и сообщаемую прибыль в зарубежные страны с низкими налогами. Глобальные системы (с отсрочкой) снижают этот стимул, поскольку корпорации-резиденты платят внутреннюю налоговую ставку при репатриации прибыли, полученной в странах с низкими налогами.Но мировые системы ставят корпорации-резиденты в невыгодное положение по сравнению с компаниями, базирующимися в странах с территориальными системами, которые не облагают внутренним налогом прибыль, которую их компании-резиденты получают в зарубежных странах с низкими налогами. Большинство стран приблизились к территориальным системам, отменив налогообложение репатриированных дивидендов, которые их компании-резиденты получают от своих КИК.

Осуществление территориального налогообложения

Внедрение территориальных систем требует определения источника прибыли транснациональной корпорации.Это было несложно, когда большая часть прибыли приходилась на физические активы с фиксированным местонахождением, такие как заводы, оборудование и сооружения. Однако сегодня все большая доля прибыли поступает от доходов от нематериальных активов, таких как патенты, товарные знаки и авторские права. Фирмы в технологическом, фармацевтическом и других секторах смогли снизить свои налоговые обязательства за счет передачи прав собственности и прибыли от нематериальных активов в юрисдикции с низкими налогами, где реальная экономическая деятельность незначительна.Взимая с аффилированных лиц в юрисдикциях с высокими налогами роялти за эти нематериальные активы, такие фирмы снижают свои общие налоговые счета. Кроме того, фирмы часто могут распределять корпоративный долг и накладные расходы между юрисдикциями таким образом, чтобы снизить их налоговое бремя.

У стран есть две основные стратегии, чтобы не допустить, чтобы компании разрушали внутреннюю базу корпоративного налогообложения путем передачи заявленной прибыли иностранным юрисдикциям с низкими налогами. Первый подход — ввести подробные правила, определяющие источник прибыли.К ним относятся правила для определения «трансфертных цен», которые компании могут сообщать о товарах, торгуемых внутри многонациональной группы; правила распределения процентов, накладных расходов и затрат на исследования; и положения об ограничении вычетов процентов по долгу между связанными сторонами. В недавнем отчете Организации экономического сотрудничества и развития об эрозии базы и перемещении прибыли содержится длинный список рекомендаций о том, как сдерживать перемещение доходов.

Второй подход применяет ограниченное мировое налогообложение в качестве резервной копии территориального налогообложения.Большинство развитых стран приняли так называемые правила CFC, согласно которым некоторые формы «пассивного» дохода (например, проценты и дивиденды), получаемые их транснациональными корпорациями-резидентами в рамках CFC, подлежат текущему налогообложению. Правила подраздела F Налогового кодекса США, принятого в 1962 году, являются примером такого положения. Облагая налогом определенные виды дохода, легко меняемого во всем мире, правила CFC ограничивают выгоду от перевода дохода. Однако правила CFC применяются только к транснациональным компаниям-резидентам страны и, следовательно, не препятствуют компаниям-резидентам-иностранцам переводить прибыль, полученную в пределах границ страны, в юрисдикции с низкими налогами.

Текущая налоговая система США

Нынешняя система США представляет собой гибрид территориальной и всемирной систем. Закон о сокращении налогов и рабочих местах (TCJA) отменил налогообложение репатриированных дивидендов, но расширил налогообложение доходов, полученных в рамках CFC. Нынешнюю систему можно охарактеризовать как территориальную систему для нормального дохода от иностранных инвестиций, определенного в налоговом законодательстве США как доходность до 10 процентов от материальных активов, поскольку эти возвраты не облагаются корпоративным подоходным налогом в США.В результате американские компании, инвестирующие за рубежом, и компании-резиденты из стран с территориальной системой платят только местную ставку корпоративного подоходного налога в странах, где они размещают физические капитальные активы. Кроме того, у американских компаний больше нет стимула избегать налогообложения в США, заключая контракты на производство с местными фирмами, как это было бы при мировом налогообложении.

Новый налоговый закон, однако, отходит от территориального налогообложения в отношении нематериальной прибыли, которая составляет основную часть прибыли некоторых крупнейших транснациональных корпораций США.Поскольку TCJA отменил налог на репатриированные дивиденды, он увеличил вознаграждение за перевод дохода: прибыль теперь не только не облагается налогом за границей, но также не облагается налогом при возвращении материнской компании в США. Чтобы противостоять этому, TCJA включил GILTI, налог на глобальный нематериальный доход с низкими налогами. Этот налог с низкой ставкой на нематериальную прибыль по мере ее накопления снижает стимул для вывода этой прибыли из Соединенных Штатов.

Наконец, новый налоговый закон сохраняет давние правила в подразделе F для налогообложения пассивного дохода, который американские фирмы получают в своих зарубежных филиалах.Эти правила и аналогичные правила в других странах долгое время рассматривались как необходимая опора для предотвращения эрозии баз в территориальных системах.

Итог — система США представляет собой гибрид территориальной и всемирной систем. Он по-прежнему сохраняет некоторые стимулы чисто территориальной системы для инвестирования в зарубежные страны с более низкими налогами, а не на родине, и переводить отчетную прибыль в юрисдикции с более низкими налогами. И он по-прежнему сохраняет некоторые черты всемирной системы, которые могут поставить транснациональные корпорации США в невыгодное конкурентное положение по сравнению с транснациональными корпорациями, проживающими в других юрисдикциях.Но гибридный характер системы делает проблему перемещения доходов меньше, чем это было бы в чисто территориальной системе, и делает проблему конкурентоспособности меньше, чем это было бы в чистой всемирной системе. А более низкая корпоративная ставка в 21 процент в новом налоговом законодательстве делает обе проблемы меньше, чем при прежней корпоративной ставке в 35 процентов.