Спилберг джон: Hollywood presents: Стивен Спилберг-Джон Уильямс. Оскар-Гала | билеты на концерты в Москве 2021

Содержание

Hollywood presents: Стивен Спилберг-Джон Уильямс. Оскар-Гала | билеты на концерты в Москве 2021

ВПЕРВЫЕ В МОСКВЕ !

Вечер магии великого кино и великой музыки -к 80-летию Джона Уильямса и 40-летию совместной работы – уникальный гала-концерт,посвященный легендарным фильмам Стивена Спилберга( StevenSpielberg ) и Джона Уильямса(JohnWilliams).

Джон Уильямс — пятикратный лауреат премии «Оскар» (за музыку к фильмам «Скрипач на крыше», «Челюсти», «Звёздные войны», «Инопланетянин», «Список Шиндлера»), великий американский кинокомпозитор и дирижёр. Также имеет 48 номинаций, что делает его вторым в истории по количеству номинаций на эту награду (больше только у Уолта Диснея !).

Стивен Спилберг— трёхкратный лауреат премии «Оскар», в том числе дважды как лучший режиссёр года, является самым кассовым режиссёром в истории мирового кинематографа. Кассовые сборы всех фильмов составляют свыше 8,45 млрд $.

Программа концерта основана на идее Джона Уильямса представления своей музыки из фильмов Стивена Спилберга в виде специально отредактированных им концертных пьес-сюит для которых Спилберг смонтировал киноклипы, которые будут демонстрироваться в течении концерта на огромном экране. Организаторы благодарят следующие голливудские студии за любезно предоставленные киноклипы: UniversalPictures, SonyPicturesEntertainment, ParamountHomeEntertainment, LucasFilmLtd.

Большая часть концертных версий самых известных тем Джона Уильямса опубликована в его собственном издательстве — JohnWilliamsSignatureEdition . Мы рады, что Джон Уильямс также дал нам право исполнить в концерте музыку из фильмов «Империя Солнца» (1987) и «Война миров» (2005 г.) , которая еще не опубликована , предоставив ноты из его личной библиотеки .

Нет нужды объяснять, что значит имя композитора Джона Уильямса (JohnWilliams) для всего мирового кинематографа в целом, но наиболее потрясающим оказалось его многолетнее сотрудничество с одним из величайшим режиссёром Голливуда — Стивеном Спилбергом( StevenSpielberg).

Джон Уильямс и Стивен Спилберг впервые встретились в начале 1970-х годов и с тех пор Джон Уильямс является автором музыки почти ко всем его культовым фильмам :«Челюсти», «Инопланетянин», «Список Шиндлера», «Спасти рядового Райана», «Линкольн», тетралогии « Индиана Джонс» , трилогии «Парк Юрского периода» и многих других. Этот уникальный творческий союз Спилберг-Уильямс дал миру множество киношедевров и навсегда вошёл в историю мирового кино!! Билет на этот голливудский концерт будет незабываемым подарком вашим дорогим и любимым женщинам накануне праздника 8 марта!!

В программе концерта:

∙ Сюита из фильма «ПАРК ЮРСКОГО ПЕРИОДА» (1993)

∙ Две композиции из фильма «ЧЕЛЮСТИ» (1975)

∙ Три композиции из фильма « СПИСОК ШИНДЛЕРА» (1993)

∙ Сюита изфильма «ИНДИАНА ДЖОНС И КОРОЛЕВСТВО ХРУСТАЛЬНОГО ЧЕРЕПА»(2008)

∙ Сюита из фильма «КАПИТАН КРЮК» (1991)

∙ Сюита изфильма «БЛИЗКИЕ КОНТАКТЫ ТРЕТЬЕЙ СТЕПЕНИ» (1977)

∙ Две композиции из фильма «ВОЙНА МИРОВ» (2005)

∙ Музыка из фильма «ИМПЕРИЯ СОЛНЦА» (1987)

∙ Музыка из фильма «ПОЙМАЙ МЕНЯ ЕСЛИ СМОЖЕШЬ » (2002)

∙ Музыка из фильма «TЕРМИНАЛ» (2005)

∙ Сюита изфильма «ИНОПЛАНЕТЯНИН» (1982)

Музыка из фильма «МЮНХЕН» (2005)

∙ Марш из фильма «1941» (1979)

∙ Заглавная тема из фильма «ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ» (1977)

@


за что композитор Джон Уильямс номинировался на «Оскар» более 50 раз — Кино и сериалы на DTF

История музыканта, чьи произведения буквально спасали фильмы от провала.

13 006 просмотров

Джон Уильямс написал музыку к нескольким десяткам картин, но ни одну его работу нельзя назвать проходной. Его считают одним из самых влиятельных кинокомпозиторов за всю историю, а множество его произведений давно живут своей жизнью и исполняются в отрыве от фильмов.

Мы расскажем, как Джон Уильямс спас фильм «Челюсти» от провала и почему «Звёздные войны» сложно смотреть без музыки; как идеи композитора сделали «Список Шиндлера» ещё драматичнее и что общего у саундтреков «Один дома» и «Гарри Поттера».

Семья и музыка Джона Уильямса

По количеству номинаций на «Оскар» Джона Уильямса обгоняет лишь Уолт Дисней. У мультипликатора их 59, а у композитора — 52, и это больше, чем у кого-либо из ныне живущих. Таких успехов он добился благодаря впечатляющей фильмографии.

В отличие от многих своих ровесников, голливудских знаменитостей-переселенцев, Уильямс — урожденный американец. Он родился в Нью-Йорке, вырос в музыкальной среде, воспитывался с братьями в дружной и крепкой семье. Он учился в классических американских музыкальных заведениях у самых известных педагогов США. Его история, как и его музыка, пронизана гармонией.

Джон Уильямс появился на свет 8 февраля 1932 года в семье домохозяйки и джазового барабанщика, который подрабатывал в различных музыкальных радиошоу. Благодаря передаче «Твой хит-парад» семью Уильямс пригласили переехать в Лос-Анджелес, где талантливый барабанщик вскоре устроился в оркестр студии Columbia Pictures.

Учиться играть на фортепиано Джон начал в 7 лет. Мальчик буквально спал возле инструмента, который стоял в гараже.

Мама посылала меня к нему: «Скажи Джону, что ужин готов». Я шёл: «Эй, Джон, иди ужинать! — Ок, буду через минуту».

Пятнадцать минут спустя мама опять посылала меня за ним. Он просто любил работать. Он был таким всегда. Он не мог долго без пианино — он просто не хотел отходить от него. А зачем было идти куда-то ещё?

Типичные подростковые увлечения также обошли юного Уильямса стороной. Все его друзья интересовались музыкой и приходили домой либо говорить о ней, либо играть на инструментах.

Когда мы собирались съездить на пляж, в боулинг или ещё куда-то… то нет. Его отдыхом, его развлечением и всем остальным всегда была музыка. Если мы куда-то собирались вместе — то лишь чтобы увидеть какую-нибудь группу. Он брал меня с собой послушать Оскара Петерсона. Так мы проводили с ним вечера.

Джерри Уильямс

брат Джона Уильямса

Единственное, что могло отвлечь Уильямса от музыки — это девушки, с которыми он также предпочитал говорить об искусстве. Но женился он рано, в 24 года, и сердечные дела тоже быстро перестали его отвлекать. В школьные годы, помимо фортепиано, Уильямс освоил трубу, тромбон и кларнет.

После переезда в новую школу Северного Голливуда Уильямс сразу же «сколотил» квинтет из таких же фанатов музыки, как и он сам. Ни одни местные танцы не обходились без их звёздной группы. О них даже написали заметку в газете Times, где музыканта за роскошную шевелюру назвали «Кудрявым Уильямсом».

Отец с детства отмечал музыкальные успехи сына, поэтому при первом же удобном случае ввёл его в профессию. На тот момент подростку было всего 16 лет. Тогда у Уильямса-старшего было хобби — собираться с друзьями и по очереди играть любимую музыку. На одну такую встречу он взял сына с собой.

Отец привёл к ним Джона, и все такие: «Эй, минутку, а кто этот новый пианист?» Так что о нём узнали, когда он был совсем молодым, потому что он был и есть великий пианист.

Джерри Уильямс

Когда Уильямс получил возможность играть наравне со взрослыми, его было уже не остановить: всякий раз он просил отца взять его на работу и присутствовал при записи саундтреков на студии. Иногда ему даже разрешали подыгрывать, но большую часть времени он просто смотрел и слушал.

Образование и первые успехи

После школы Уильямс поступил в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, по окончании которого в 1950-м ушёл в ВВС США. Однако и там он занимался музыкой — дирижировал военным оркестром и делал аранжировки. Параллельно он садился за написание музыки.

Окончив службу, Уильямс решил учиться дальше и вернулся в родной Нью-Йорк, чтобы поступить в самое известное американское высшее учебное заведение в области искусства и музыки — Джульярдскую школу.

Его приняли в класс фортепиано, где его преподавателем была основательница американской фортепианной музыки Розина Левина. Интересно, что именно там, обучаясь инструменту, Уильямс впервые задумался: а ведь писать музыку у него получается лучше, чем исполнять её.

Несмотря на это, он продолжил выступать в клубах Нью-Йорка в качестве джазового пианиста и по окончании Джульярдской школы вернулся в Лос-Анджелес, чтобы найти работу в Голливуде. Цели Уильямс достиг: его, например, можно услышать в фильме 1959 года «В джазе только девушки» с Мерлин Монро.

Вскоре и сами режиссёры начали заказывать у него музыку: для человека с такой биографией и образованием это был лишь вопрос времени. Его первой самостоятельной работой стал саундтрек к комедии об автогонках «Дэдди-О» в 1958 году.

Первую номинацию на «Оскар» композитор получил через десять лет, написав музыку к драме «Долина кукол». Но награда ему тогда не досталась — впрочем, как и в 1970-м, когда номинировались сразу два саундтрека за авторством Уильямса. Премия покорилась ему только в 1972-м, когда он адаптировал музыку для экранизации бродвейской постановки «Скрипач на крыше».

Однако очевидный успех не порадовал педагогов Уильямса: они в один голос советовали ему направить талант на создание оригинальной музыки.

Дружба со Стивеном Спилбергом

«Своего» режиссёра Уильямс встретил только через пятнадцать лет работы в киноиндустрии. В начале 1970-х музыкальные записи к двум фильмам, «Воры» и «Ковбои», попали в руки Стивена Спилберга. Он тогда только готовился к своей первой режиссёрской работе на большом экране — драме «Шугарлендский экспресс». После прослушивания записей Спилберг сообщил студии Universal Pictures, что хочет встретиться с их композитором.

Режиссёр поразил Уильямса тем, что знал каждую запись голливудских музыкантов Макса Стайнера и Дмитрия Тёмкина (Стайнер — трёхкратный обладатель премии «Оскар», автор музыки к 300 фильмам, в том числе «Кинг-Конг», «Унесённые ветром». Тёмкин — четырёхкратный обладатель премии «Оскар», получивший в 1953 году сразу две статуэтки — за музыку и за песню).

Я познакомился с симпатичным юношей лет семнадцати на вид, который знал о киномузыке больше меня. Встречу в дорогом ресторане Беверли-Хиллз организовали продюсеры. Это было очень мило — у меня было чувство, что Стивен никогда не бывал в таких местах раньше. Это было как обедать с подростком, но с очень умным.

«Шугарлендский экспресс» стал ярким стартом в карьере Спилберга: номинация на «Золотую пальмовую ветвь» и приз за лучший сценарий на Каннском фестивале, премия Гильдии сценаристов США. Фильм не только познакомил, но и подружил режиссёра и композитора.

В 1974 году Стивен Спилберг переживал не лучшие времена: съёмки его нового фильма «Челюсти» трудно было назвать удачными. Ни одна из трёх специально изготовленных для фильма механических акул не работала. Сцены на воде постоянно заканчивались тем, что что-то из оборудования падало в океан. Актёры страдали морской болезнью, жаловались на солнечные ожоги и злились на режиссёра, который на ходу менял сценарий.

Спилберг уже втрое превысил бюджет, выделенный студией Universal, а съёмки ещё не закончились. Первые отзывы показали, что зрители не принимают сюжет, считают его медленным и скучным, а над акулой начинают посмеиваться, стоит ей появиться на экране. Спилберг даже думал, что «Челюсти» погубят его карьеру. О музыке для фильма он ещё и не задумывался.

В тот же год скончалась жена Джона Уильямса, с которой он был в браке почти 20 лет и воспитывал троих детей. Спилберг старался регулярно звонить другу и узнавать, как у него дела. В одном из таких разговоров композитор сам предложил написать музыку для нового фильма Спилберга. После смерти любимой супруги Уильямсу просто необходимо было отвлечься.

Композитор писал саундтрек несколько недель. Спилберг заказывал красивую, мелодичную музыку, сам не до конца понимая, какой он её в итоге хочет слышать. А вот у Уильямса уже была идея, которую он и показал режиссёру при первой встрече.

[Тему для «Челюстей»] он впервые играл на пианино с широкой ухмылкой, и я был уверен, что он шутит. Но он не шутил.

Стивен Спилберг

режиссёр

27-летний Спилберг рассмеялся и даже не понял, как реагировать на услышанное, чтобы не обидеть друга. Но это никак не задело 42-летнего Уильямса — он был уверен в себе. Композитор предложил пускать музыкальную тему только при приближении акулы, чтобы у зрителей было предчувствие беды, но в момент появления хищника музыку не давать, чтобы сохранить эффект неожиданности.

Уильямс сказал, что у фильма будет страшный музыкальный мотив — как в «Психо» Альфреда Хичкока, только лучше. Спилберг был уверен в гениальности идеи Уильямса и сделал всё так, как говорил композитор. Позже в интервью режиссёр заявил, что половиной успеха «Челюсти» обязаны Уильямсу. Так композитор получил свой второй «Оскар», уже за оригинальное сочинение.

Сотрудничество Джона Уильямса и Джорджа Лукаса

В те годы Джордж Лукас, близкий друг Стивена Спилберга, снимал свои первые «Звёздные войны». «Челюсти» с огромным успехом шли в кинотеатрах, и Лукас позвонил поздравить Спилберга, в разговоре упомянув о своих тяжёлых съёмках. Спилберг спросил про музыку и предложил другу обратиться к Джону Уильямсу. Лукас сразу же согласился встретиться с ним.

Однажды Стивен мне позвонил и спросил: «Ты знаешь Джорджа Лукаса?» Я ответил: «Нет, понятия не имею, кто это». Стивен сказал, что тот снимает картину под названием «Звёздные войны» и хочет что-то классическое — не «романтическое», а именно «классическую музыку». И он убедил его встретиться со мной, потому что тоже остался в восторге от саундтрека к «Челюстям».

После знакомства Лукас описал, какой, по его мнению, должна была быть музыка: эпической, театральной, похожей на оперную. Он наделял главных героев фильма чертами персонажей из книг Шекспира, Библии и произведений античных времён. Режиссёр заказал большую оркестровку и вручил Уильямсу единственную копию сценария, который никому не показывал.

Такая работа была для композитора в новинку: предстояло создать тему для каждого героя, соблюдая запрос Лукаса на классику. Уильямс с энтузиазмом приступил к написанию музыки — он уже знал, что привлечёт к записи Лондонский симфонический оркестр.

А вот у Лукаса со съёмками по-прежнему не ладилось: проблемы на площадке преследовали режиссёра, как когда-то Спилберга с фильмом «Челюсти». Актёры устали от того, что Лукас постоянно что-то переписывал в сценарии, оператор, последователь старой школы, отказывался слушать режиссёра, а траты давно вышли за пределы оговорённых восьми миллионов. И даже погода в тунисской пустыне, где снималась картина, впервые за последние десятилетия настолько испортилась, что ливень и ветер повредили реквизит. Съёмки остановились.

Отстающий от графика Лукас второпях доснял сцены и поспешил показать их представителям студии, которые уже начали задумываться о смене режиссёра. На предварительный показ Лукас также пригласил своих друзей. Отснятый материал ещё больше разочаровал боссов, и «Звёздные войны» стали называть не иначе как «кино для детей». Стивен Спилберг оказался единственным в зале, кому понравилась картина.

На почве нервного срыва Лукас попал в больницу и начал думать над тем, чтобы самому уйти из проекта. Оставалось только отслушать материал, который к тому моменту сочинил Уильямс. То, что он услышал, заставило его кардинально пересмотреть отношение к фильму. Позже некоторые критики, отмечая работу композитора, предлагали посмотреть несколько минут картины без музыки и оценить значение саундтрека.

Работа Уильямса поразила Лукаса, а впереди ещё была запись с Лондонским симфоническим оркестром.

Всего Уильямс написал около двух часов музыки. Последним, что он сочинил, были открывающие фильм фанфары.

Люди говорят, что слышат в «Звёздных войнах» Вагнера. Могу только сказать, что я не использовал его музыку. Сейчас, конечно, я знаю, что Вагнер имел колоссальное влияние на Корнгольда (голливудский музыкант и дирижёр — прим. DTF) и всех композиторов раннего Голливуда. Вагнер живёт в нас — и мы не можем этого избежать.

Но даже после записи музыки студийные боссы всё равно не верили в успех фильма. Он вышел в Лос-Анджелесе всего в тридцати кинотеатрах, причём не в пятницу, как другие крупные премьеры, а в среду. Однако зрители спасли ситуацию: при затратах в 11 миллионов долларов «Звёздные войны» за 1977 год собрали в прокате более 775 миллионов.

Джон Уильямс получил свой третий «Оскар» за первые «Звёздные войны» и ещё четыре номинации — за последующие эпизоды. Он был признателен не только академикам, но и Стивену Спилбергу с Джорджем Лукасом, которые вытащили его из депрессии после смерти жены. Уильямс отмечал, что все свои эмоции ему удалось выразить в музыке.

Невозможно описать, насколько сильно он повлиял на эти фильмы. [В музыке] Джон выразил страх и героизм, храбрость и жажду приключений, романтику. Если бы на его месте тогда оказался кто-то другой, я не знаю, говорили бы мы сейчас о «Звёздных войнах» вообще. То, какими мы их знаем, всегда было и будет заслугой Джона Уильямса.

Джеффри Джейкоб Абрамс

режиссёр фильмов «Звёздные войны: Пробуждение силы» и «Звёздные войны: Скайуокер. Восход»

Джон Уильямс и музыка для фильмов про Индиану Джонса и Инопланетянина

Звёздное трио успешно продолжило сотрудничество, и Уильямс написал музыку почти для всех последующих картин Спилберга и Лукаса. Среди них была и приключенческая сага про археолога Индиану Джонса. Идея фильма принадлежала Джорджу Лукасу — именно он придумал и написал первые серии фильма.

Летом 1977 года Лукас и Спилберг отдыхали вместе на Гавайях. Режиссёры только закончили работать над фильмами «Звёздные войны» и «Близкие контакты третьей степени» соответственно. Спилберг поделился, что хочет снять картину про Джеймса Бонда, и Лукас в ответ заявил, что у него есть идея получше.

Перед создателями даже не стоял вопрос о том, кто будет писать саундтрек. Уильямс тоже с удовольствием работал с режиссёрами, отмечая их любовь к музыке и то, что они давали полный карт-бланш. Вскоре композитор вернулся с двумя вариантами главной темы для фильма.

Спилбергу понравились обе, и он попросил Уильямса их объединить. Как оказалось, это было куда сложнее, чем написать их. Позже композитор говорил, что потратил больше времени на создание связки между фрагментами, чем на сами темы. В итоге получилась мелодия, по первым нотам которой с легкостью угадывается фильм.

Режиссёр дал другу возможность написать не только главную тему, но и музыку к каждой сцене. Работа гигантская, но Уильямс был доволен. Ему удалось проиллюстрировать музыкой любовные линии, страх перед змеями, ритуальные звуки при жертвоприношении, азиатские мотивы и многое другое. Особенно композитор выделял тему отцов и сыновей — про взаимоотношения героев Шона Коннери и Харрисона Форда.

Сотрудничество оказалось выгодным для обеих сторон: Спилберг получил для фильма множество музыкальных наработок, а Уильямс — возможность исполнять композиции на своих концертах. Благодаря удачному сочетанию сюжета и музыки публика с удовольствием слушает фрагменты из саги об Индиане Джонсе, даже не видя сами фильмы.

Музыка к картине «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега» принесла Уильямсу очередную номинацию на «Оскар» в 1982-м (саму статуэтку, правда, забрал легендарный Вангелис). Другие две серии саги также были отмечены киноакадемиками.

Следующей совместной работой Спилберга и Уильямса стал трогательный «Инопланетянин». По сути, режиссёр рассказал в фильме о самом себе: в детстве, переживая развод родителей, он придумал воображаемого друга. Сюжет фильма пронизан темой одиночества и дружбы между мальчиком и инопланетянином.

В работе с Уильямсом Спилберг всегда отступал от правил. Обычно в киноиндустрии музыка пишется параллельно со съёмками. У композитора есть сценарий, которому он следует при создании саундтрека, и результат он видит лишь в конце. Но у Спилберга для Уильямса была другая схема.

Что мы обычно со Стивеном делаем: я смотрю кино после монтажа, мы помечаем части фильма, где музыка абсолютно необходима, и обсуждаем, какую роль и в какой сцене она будет играть. Когда я записываюсь на студии, передо мной стоит оркестр, а я смотрю на экран. Так мы записываем музыку ровно к тому моменту, что идёт на экране.

Так было и на этот раз: Спилберг принёс Уильямсу отснятый материал и попросил продумать саундтрек. Для композитора это был вызов: большую часть фильма Спилберг снял на уровне глаз мальчика, то есть Уильямсу нужно было посмотреть картину, поставив себя на место ребёнка — а это накладывало определённые ограничения на звучание. Кроме того, важно было выделить дружбу героев с разных планет. Услышав главную тему, Спилберг пришёл в восторг.

Однако на этот раз композитор написал чуть больше музыкального материала, чем требовалось. Он попытался втиснуть запись в финал, но у него никак не получалось. Видя переживания друга, режиссёр сделал невероятное — предложил Уильямсу записать саундтрек так, как он сыграл бы его на концерте, а сам перемонтировал финал.

Результат показал, что подход Спилберга оправдался: фильм получил девять номинаций на «Оскар». На церемонии Джону Уильямсу вручили четвёртую статуэтку — за лучшую оригинальную музыку к «Инопланетянину». Но главный успех всё же был в другом: с момента выхода и на протяжении одиннадцати лет «Инопланетянин», собравший 792 миллиона долларов, оставался самой кассовой картиной США.

Джон Уильямс и другие режиссёры

Несмотря на плодотворную работу со Спилбергом и Лукасом, Уильямс не отказывался от предложений и других постановщиков.

Мы со Спилбергом уже давно сотрудничаем, и я должен сказать, что мы не устали друг от друга. Мы хорошие друзья. Мы не просто соратники, а нечто большее. Интерес друг к другу постоянно возобновляется, но моё сотрудничество со Спилбергом не означает, что мне нельзя общаться с другими режиссёрами. Поэтому я могу сочинять музыку к фильмам Алана Дж. Пакулы, Рона Ховарда или Оливера Стоуна! У меня достаточно времени на сотрудничество с ними, и в конце я снова вижу, как Стивен Спилберг начинает новое приключение. Лучшее противоядие от однообразия, которое только можно найти!

Ричард Доннер

В 1978 году режиссёр Ричард Доннер предложил Уильямсу написать музыку для фильма «Супермен». К тому моменту в прокат ещё не вышли «Звёздные войны», но все уже посмотрели «Челюсти». Интересно, что изначально на роль режиссёра «Супермена» также рассматривались Спилберг и Лукас, но они были заняты в других проектах.

Тогда Доннер только закончил работу над «Оменом». Продюсеры поручили ему найти композитора в новый проект, и режиссёр выбрал Джерри Голдсмита, который писал музыку к «Омену» — за него он, к слову, получил «Оскар». Голдсмит был рад сотрудничеству, но съёмки «Супермена» постоянно сдвигались, и в итоге композитор отказался.

В одном интервью Ричард Доннер рассказал, что Уильямс даже не был вторым, кому он предложил сотрудничать. Но в итоге особенности графика и взаимный интерес свели его именно с Уильямсом. По одной из версий, не последнюю роль сыграл гонорар, который стал на тот момент самым большим в карьере композитора.

Уильямс сразу проникся идей создать музыку для «Супермена». Она должна была передать величие и силу американского героя, но в то же время композитор считал, что история в фильме весёлая, и её не стоит принимать слишком всерьёз. Такой он и сделал главную тему фильма. На первом прослушивании Ричард Доннер не смог сдержать эмоций и закричал «Гениально! Фантастика!», чем сорвал запись.

Клянусь Богом: если слушать внимательно, ты почти услышишь, как музыка говорит слово «Супермен».

Ричард Доннер

режиссёр

За музыку к фильму Уильямс был номинирован на «Оскар», но остался без награды. Спустя десятилетия саундтрек стал не только голосом Супермена, но и олицетворением всех американских супергероев.

Оливер Стоун

Впервые Стоун и Уильямс поработали над военной драмой «Рождённый четвёртого июля». В конце 1970-х — начале 1980-х американские постановщики пытались отобразить политическую и социальную ситуацию в стране и всё чаще обращались к теме Вьетнамской войны. Лидером жанра негласно считался Оливер Стоун, который и сам был ветераном.

«Рождённый четвёртого июля» — второй фильм в трилогии о войне: первым был «Взвод» (1986), третьим — «Небо и земля» (1993). Для Джона Уильямса это был совершенно новый опыт: он впервые при помощи музыки высказывался о войне. Уильямс согласился работать, бегло пробежавшись глазами по сценарию.

Едва композитор узнал сюжет, в его голове родилась идея соединить струнный оркестр, олицетворяющий ужас войны, и соло на трубе, призванное показать наивность, невинность главного героя Ковика. Идея такого микса была не нова для саундтреков фильмов о войне, но Уильямсу было всё равно — он был уверен, что его музыка должна звучать только так.

Для фильма Уильямс написал почти час музыки. Стоун остался доволен и позже ещё дважды приглашал композитора в свои проекты: «Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе» (1991) и «Никсон» (1995). За все три картины Уильямс номинировался на «Оскар», но ни одну из статуэток так и не получил.

Интересно, что в 1990-м композитор снова соревновался сам с собой: в номинации были представлены «Рождённый четвёртого июля» и «Индиана Джонс и последний крестовый поход». Статуэтку, однако, получил автор музыки к «Русалочке» Алан Менкен.

Крис Коламбус

С необычным предложением написать саундтрек рождественского фильма к Джону Уильямсу обратился режиссёр Крис Коламбус. Он снимал первую часть «Один дома» и уже договорился с композитором Брюсом Бротоном, но тот не успевал закончить предыдущий фильм и отказал Коламбусу в последний момент.

В отчаянии режиссёр обратился за помощью своему хорошему приятелю — Стивену Спилбергу. Тот, естественно, познакомил его с Уильямсом. Для композитора это был новый вызов — американская рождественская комедия. Уильямс никогда не скрывал, что музыку для неё писал под влиянием произведений Петра Чайковского.

Например, тема суеты, когда семья Маккаллистеров впопыхах собирается на самолёт, — ни что иное, как пародия на «Трепак» из балета «Щелкунчик». Уильямс добавил в него больше энергии, сделал мелодию более резкой, но структуру оставил той же.

«Трепак» из балета «Щелкунчик»

Музыка из «Один дома»

Кроме того, композитор впервые использовал в записи музыкальный инструмент челесту, звуки которого напоминают перезвон колокольчиков. В дальнейшем этот клавишный металлофон станет ключевым инструментом в саге о Гарри Поттере, но впервые у Уильямса он появился именно в «Один дома».

Главной темой музыкант сделал песню «Где-то в моей памяти» (Somewhere In My Memory). В отличие от «Звёздных войн», где основная мелодия звучит в начале, в «Один дома» всё наоборот. На протяжении фильма зритель слышит небольшие отрывки из песни, переплетённые с другой музыкой, а полная версия звучит лишь в конце — при встрече Кевина с мамой. Так момент становится самым пронзительным в фильме.

Впервые для Уильямса и музыка, и песня из одного и того же фильма были номинированы на премию «Оскар». Однако в тот год композитор снова остался без награды киноакадемии.

Джон Уильямс и «Список Шиндлера»

Несколько десятилетий польский еврей Польдек Пфефферберг, переживший Холокост, пытался создать биографический фильм об Оскаре Шиндлере — немецком бизнесмене, спасшем более тысячи жизней своих рабочих-евреев. Попытки были безуспешными, пока австралийский писатель Томас Кенилли в 1980 году не заглянул в магазин Пфефферберга купить чемодан.

Узнав, что перед ним писатель, Пфефферберг показал ему наброски истории про Шиндлера. Кенилли согласился написать книгу уже через пятьдесят минут обсуждения. В 1982 года за «Ковчег Шиндлера» он получил Букеровскую премию.

Но Пфеффербергу книги было недостаточно: он был уверен, что о Шиндлере и спасённых им людях должен рассказать фильм. Тогда он воспользовался связями с матерью Спилберга и переслал книгу режиссёру.

Прочитав «Ковчег Шиндлера», Спилберг заинтересовался сюжетом, а студия Universal приобрела права на экранизацию. Но режиссёр сказал, что слишком молод, чтобы снимать кино про Холокост, и отложил историю, как он сказал, «на 10 лет» — на тот момент ему было 37.

В конце 1980-х Спилберг начал задумываться об экранизации книги, но сам снимать её не хотел. Он предложил проект Сидни Поллаку, но тот отказался. Следом не стал участвовать и Мартин Скорсезе, который был уверен, что фильм сможет достойно снять только режиссёр-еврей. Роман Полански не рассмотрел предложение по семейным причинам — его мать погибла в концентрационном лагере. Все режиссёры так или иначе советовали Спилбергу самому взяться за съёмки, и он в итоге согласился.

Когда черновой вариант фильма был готов, Спилберг пригласил Уильямса к себе в Лос-Анджелес на просмотр. После увиденного музыкант приходил в себя несколько минут.

Я ходил по комнате четыре-пять минут, чтобы перевести дух. Потом сказал Стивену: «Уверен, для этого фильма тебе нужен другой композитор, получше меня». И он очень мило мне ответил: «Я знаю, но они все уже умерли».

Уильямс решил, что в «Списке Шиндлера» много музыки быть не должно — так каждое её появление лучше подчеркнёт важность момента. Для трёхчасового фильма он написал всего 51 минуту музыки. Впервые зритель слышит её только на 17 минуте картины.

В работе Уильямс использовал национальный еврейский инструмент — скрипку. Исполнить соло для фильма он лично пригласил одного из самых знаменитых скрипачей XX века — Ицхака Перлмана.

В 1994 году фильм «Список Шиндлера» собрал урожай наград, а Уильямс получил свой пятый и, на март 2021 года, последний «Оскар».

Джон Уильямс и Гарри Поттер

К 2001 году Уильямс получил ещё несколько номинаций на «Оскар» за музыку к фильмам «Сабрина» (1995) с Харрисоном Фордом и Джулией Ормонд, «Спящие» (1996) с Кевином Бэйконом, Робертом Де Ниро и Дастином Хоффманом, «Спасти рядового Райна» (1998) с Томом Хэнксом и Мэттом Деймоном, а также за некоторые другие картины. Тем не менее режиссёр Крис Коламбус, готовясь к съёмками «Гарри Поттера», предложил Джону Уильямсу не работу, а лишь пробы.

Коламбус уже сотрудничал с Уильямсом в обеих частях «Один дома» и мелодраме «Мачеха», так что его выбор был вполне очевиден. Но руководство студии Warner Bros. настаивало, что прежде, чем нанять кого-то в качестве композитора, нужно провести кастинг.

Поэтому Уильямса попросили написать лишь набросок музыки, которая, как ему казалось, идеально подошла бы для фильма о маленьком волшебнике. Обычно Уильямс не читал сценариев и уж тем более книг, по которым снимались фильмы, — но не в этот раз.

На этот раз я прочёл первую книгу, потому что мои дети её тоже читали. Я и подумать не мог, что буду писать музыку для этого фильма. Я даже не знал, что планируются съёмки. Те мои внуки, кто читал книги о Гарри Поттере, тоже любят его. В моей семье уже три поколения американцев наслаждаются творчеством Роулинг.

Возможно, именно из уважения к писательнице Уильямс не стал спорить и написал пробную тему. Сейчас она известна как «Тема Хэдвига» (Hedwig’s Theme). Изначально она оповещала о приближении совы, но позже стала основной для всего фильма.

Её особенность — всё та же челеста, которую Уильямс впервые использовал в «Один дома». Позже композитор рассказывал, что написать «Тему Хэдвига» его вдохновила музыка не только Петра Чайковского, но и Сергея Прокофьева.

Я помню, как впервые услышал «Тему Хэдвига». Было совершенно очевидно, что это то, что нужно. Она звучала очень уместно, в нужной степени величественно и волшебно.

Крис Коламбус

режиссёр

Именно слово «магия» композитор держал в голове, когда писал музыку. Тема совы Гарри Поттера стала одной из восьми: своя партия была и у трёхголового пса Пушистика, и у игры квиддич. Оценивать написанное приглашали восьмилетних детей: им показывали фильм без диалогов, а музыку давали послушать отдельно. Затем их просили соотнести персонажа с саундтреком — угадывали они безошибочно.

Я хотел запечатлеть момент невесомости и полёта, ловкие руки и счастливое удивление. Именно поэтому музыка получилась немного более театральной, чем обычные саундтреки кино. Такую музыку вы скорее услышите в спектакле, чем в фильме.

Хотя Уильямс написал музыку только к первым трём фильмам саги, «Тема Хэдвига» появляется во всех восьми. О том, почему композитор не продолжил работать над серией, известно мало. В прессе упоминаются две причины: несовпадение графиков композитора со съёмками последующих эпизодов и потеря мотивации — Уильямсу всегда было интересно браться за что-то новое.

За оригинальную музыку к первой и третьей частям саги композитор был номинирован на премию «Оскар», но награды снова не получил. Тем не менее, саундтрек стал одним из самых узнаваемых за всю истории кино и зажил собственной жизнью: «Тему Хэдвига» до сих пор часто исполняют на различных концертах.

Джон Уильямс и «Воровка книг»

После «Гарри Поттера и узника Азкабана» (2004) Уильямс негласно ушёл на пенсию. Музыку он писал в основном для фильмов своих друзей — Стивена Спилберга и Джорджа Лукаса. За «Мюнхен» и «Линкольна» Спилберга, «Мемуары гейши» Роба Маршалла он снова номинировался на «Оскар» и множество других премий.

Отошёл от правила Уильямс лишь спустя восемь лет, когда режиссёр Брайан Персиваль начал работу над военной драмой «Воровка книг». Композитор читал книгу Маркуса Зусака «Книжный вор», которая легла в основу фильма, и был очарован ею. История девочки Лизель, которая пытается сбежать от войны в мир книг, так впечатлила Уильямса, что он сам предложил режиссёру написать музыку для картины.

Новость об участии Джона Уильямса скрывали до последнего: публике сообщили об этом уже на этапе пост-продакшена, когда композитор приступил к записи музыки. Благодаря этому промо-ходу фильм стали ждать ещё больше. Композитору на тот момент был 81 год.

Основой музыки Уильямс сделал пианино — именно этот инструмент, по его мнению, мог передать чувства маленькой, невинной девочки. Весь саундтрек построен вокруг темы «Один маленький факт». Чаще всего «Воровку книг» сравнивали со «Списком Шиндлера», но музыка там не настолько душещипательная: Уильямс специально сделал ее лиричной и тем самым подчеркнул юность главной героини.

Автор хотел донести эмоции Лизель через нежную музыку, которая «уносит нас из реальности… в миры, где мы хотим заниматься чем-то получше, чем забрасывать друг друга бомбами». В 2014 году Уильямса снова номинировали на «Оскар», но награду получил Стивен Прайс за саундтрек к «Гравитации».

В январе 2020-го стало известно, что Джона Уильямса в 52-й раз номинировали на премию американской киноакадемии за музыку к фильму «Звёздные войны: Скайуокер. Восход». На тот момент композитору было 87 лет. Сейчас ему 89, и он все ещё рассчитывает догнать Диснея по количеству номинаций на «Оскар».

В 2022-м должна выйти уже пятая часть саги про Индиану Джонса, музыку к которой пишет, конечно же, Уильямс.

9 фильмов, которые сделали Стивена Спилберга легендой кинематографа — Что посмотреть

18 декабря гениальному американскому режиссеру Стивену Спилбергу исполняется 74 года. Хороший повод вспомнить его лучшие фильмы. Редко чья фильмография так щедро усыпана классными картинами.

Челюсти

Jaws, 1975

Гигантская кровожадная акула терроризирует обитателей курортного городка на острове Эмити. Рыбак Квинт, ветеран Второй мировой войны, собирается избавить людей от страшного соседа.

В 70-е годы прошлого века компьютерных спецэффектов еще не было, так что для фильма пришлось сделать три модели акул, у каждой из которых было свое назначение.

Близкие контакты третьей степени

Close Encounters of the Third Kind, 1977

На Земле, в самых разных уголках планеты, происходят странные события. То возвращается эскадрилья самолетов, пропавшая в 1945 году, то в доме Гуилеров внезапно включаются все электроприборы, а маленький мальчик убегает в неизвестном направлении, то люди видят НЛО. Все намекает на скорый контакт со внеземной цивилизацией.

У фильма два технических «Оскара» 1978 года, а пять нот из кульминации стали одной из самых распространенных цитат в американском кино.

Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега

Raiders of the Lost Ark, 1981

В целом такого археолога, как Индиана Джонс, коллеги признали бы вредителем и изгнали бы из своего цеха. Зато сколько приключений выпало на долю Инди в погоне за артефактами. Тут главное — хорошая физподготовка, мастерское владение хлыстом и умение читать древние надписи.

Первая же история об Индиане Джонсе стала самой кассовой премьерой 1981 года, была номинирована на восемь «Оскаров», из которых получила четыре (в технических номинациях).

Инопланетянин

E.T. the Extra-Terrestrial, 1982

Добрый пришелец, забытый на Земле коллегами, находит приют у двух детишек, а английский язык учит по передаче «Улица Сезам».

Сегодня этот фильм входит в десятку самых кассовых фильмов мира с учетом инфляции, а в его списке наград четыре «Оскара» и два «Золотых глобуса». В 1994 году «Инопланетянин» помещен в Национальный реестр фильмов США.

Парк Юрского периода

Jurassic Park, 1993

На небольшом острове в Тихом океане профессор Джон Хаммонд создает необычный парк, в котором живут самые настоящие динозавры, воссозданные средствами генной инженерии. Хаммонд планирует водить сюда экскурсии и уверен, что система защиты продумана до мелочей. Однако во время пробного выезда начинаются проблемы.

При том, что картина не блещет проработанностью персонажей и выдающейся сюжетной линией, «Парк Юрского периода» стал важной вехой в развитии компьютерной графики, комбинировавшейся с механическими спецэффектами.

Список Шиндлера

Schindler’s List, 1993

Реальность сильнее человеческой фантазии. Это драма об Оскаре Шиндлере, члене нацистской партии, преуспевающем фабриканте, который во время Второй мировой войны спас почти 1200 евреев.

За этот фильм Спилберга одарили статуэткой «Оскара» как лучшего режиссера. Также он победил в главной номинации — «лучший фильм 1994 года» и еще в пяти номинациях помельче.

Спасти рядового Райана

Saving Private Ryan, 1998

Четыре брата ушли на фронт Второй мировой войны, трое погибли, и их мать должна получить в один день все три извещения. Чтобы смягчить удар, командование приказывает отыскать четвертого брата и вернуть его домой. Беда в том, что он участвовал в высадке в Нормандию и сейчас находится в тылу врага. Команда из офицера и семи солдат отправляется на поиски Джеймса Френсиса Райана.

С «рядовым» в 1999 году Спилберг снова получил «Оскар» за лучшую режиссуру, а фильм внесен в Национальный реестр фильмов США.

Поймай меня, если сможешь

Catch Me If You Can, 2002

Великий ловкач Фрэнк Эбегнейл успешно бегает от сыщиков, просчитывая их действия на несколько шагов вперед. Он присваивает себе разные личности и прикидывается врачом, прокурором, пилотом самолета, получая хорошие деньги за работу, которую даже не умеет выполнять. Агент ФБР Карл Хэнрэтти охотится за ним уже не первый год, но вечно в последний момент проигрывает гонку умов.

Фильм был выдвинут на «Оскар» в двух номинациях, ни одной не получил, но все равно неизменно пользуется популярностью и довольно прочно сидит в Топ-250 фильмов по версии IMDb.

Терминал

The Terminal, 2004

Виктор Наворски летел из государства Восточной Европы в Америку, чтобы добыть автограф одного джазмена в коллекцию своего покойного отца. Пока шел перелет, в его родной стране случается переворот, и виза Виктора оказывается недействительной. Теперь он живет в терминале возле выхода № 67, не имея возможности ни выйти из здания аэропорта, ни улететь обратно на родину.

Как ни странно, фильм не имел кассового успеха, обычного для фильмов Спилберга, и не получил никаких наград. Это, впрочем, никак не отменяет зрительской любви к истории бедного Виктора.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Перевернуть пирамиду | Economy Times

Юристу Ирвингу Пикарду 80 лет. Он доказал делом, что пропавшие деньги вкладчиков можно вернуть. Всегда.

Сто лет назад аферист Карло Понци придумал схему, ставшую впоследствии известной как «финансовая пирамида». Финансист Бернард Медофф заработал на этой схеме миллиарды долларов. А юрист Ирвинг Пикард смог перевернуть пирамиду – в пользу вкладчиков.

Супербизнес Бернарда Медоффа

В свои 70 лет Бернард Медофф был даже не волком Уолл-стрит, а целым динозавром. Торговлей ценными бумагами Медофф занимался почти полвека, начав с капитала в $5000. Клиентами его фонда Bernard L. Madoff Investment Securities LLC были такие суперзвезды, как Кевин Бейкон и Стивен Спилберг, Джон Малкович и Ларри Кинг. Медоффа обожали руководители благотворительных фондов – мультимиллионер не жалел денег на добрые дела.

Впрочем, Медоффу доверяли не только короли кино и телевидения – ему давали деньги сам Дэвид Готтесман, член совета директоров Berkshire Hathaway и Лилиан Бетанкур, хозяйка L’Oréal и богатейшая женщина в мире. 

Madoff Investment занимал 18 и 19 этажи Липстик-билдинг – небоскреба на Манхэттене. В солидных офисах за новейшими терминалами сидели трейдеры в дорогих костюмах, торговавшие «голубыми фишками» в рамках эксклюзивной стратегии, разработанной самим Медоффом. Фонд Медоффа обеспечивал инвесторам 8-12% в год и себя не забывал. В 2000-е при годовой выручке в 70 миллионов долларов и расходах в 30 миллионов фонд приносил владельцам около 40 миллионов долларов в год. Самому Медоффу принадлежало 75% акций фонда, который ворочал миллиардами долларов — во всяком случае, по официальной отчетности Madoff Investment, к декабрю 2008 года его клиенты имели счетах $65 млрд.

Недоверчивые люди

Правда, как замечал герой цикла рассказов О’Генри «Благородный жулик», во всяком бизнесе найдутся «пронырливые и беспокойные покупатели, которые всегда готовы чинить неприятности». Такие недоброжелатели нашлись и у Медоффа. Фонд Rampant Investment Management поручил своему сотруднику Гарри Маркополосу изучить деятельность Madoff Investment, чтобы создать аналогичный финансовый продукт. Маркополос действительно занялся изучением гениальной стратегии Медоффа и довольно быстро сообразил, что здесь что-то не так.

Макрополоса насторожила агрессивная политика Медоффа по привлечению денег в инвестфонд. Да, этим занимаются все инвестиционные банкиры, но они не говорят своим клиентам, что могут «обыгрывать рынок», как делал Медофф. Если ты действительно «обыгрываешь рынок», рассудил Макрополос, тебе не так уж нужен растущий денежный приток – поскольку новые финансовые поступления снизят твою прибыль на инвестированный капитал. А раз ты зациклен на новых и новых инвестициях и готов платить комиссионные выше рынка тем, кто их привлекает для твоего фонда, значит, ты строишь пирамиду.

Своими соображениями Макрополос поделился с Комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC). Но там отнеслись к его заявлению без большого интереса. Инспекторы комиссии проверили деятельность Медоффа, но ничего особо подозрительного не заметили – да, прибыли уж больно стабильны и не зависят от конъюнктуры рынка, но это еще не преступление, может быть, фондом действительно управляет исключительно прозорливый финансист? Главное, клиенты Madoff Investment не жаловались – кто хотел снять деньги со счета, получал их без разговоров. Но таких было меньшинство, а большинство просто сидело и смотрело, как растут цифры на их счетах.

«Где деньги?»

Разрубить узел, сплетенный Медоффом, смог только биржевой крах 2008 года. Клиенты решили зафиксировать прибыль и попросили Madoff Investment вернуть свои средства – в течение года из фонда ушло $12 млрд. Медофф отдавал деньги по первому требованию. Но в декабре 2008 года на счетах осталось около $300 млн, и Медофф признался двум своим сыновьям (они были сотрудниками фонда), что он больше не может расплачиваться с клиентами и весь его бизнес на самом деле – финансовая пирамида. Сыновья пошли в ФБР, и 11 декабря 2008 года Медофф был арестован.

Выяснилось, что кроме двух этажей под шикарные и стильные офисы Madoff Investment Берни Медофф арендовал еще один офис попроще в том же здании. Его сотрудники не носили костюмов Гуччи, а сидели в джинсах и кроссовках перед старыми компьютерами, на которых рисовали отчётность по сделкам и перекидывали деньги клиентов со счета на счет. Конечно, эти ребята могли догадаться, что участвуют в махинации, но доверенным сотрудникам Медофф платил по полмиллиона долларов в год – за эти деньги можно было и помолчать.

Скандал был колоссальным. Медофф получил 150 лет тюрьмы. Надо отдать должное Комиссии по ценным бумагам – там признали, что тоже несут часть ответственности за случившееся. Медоффа можно было поймать за руку уже давно, если бы проверяющие действовали более профессионально. Но Медоффу даже не приходилось давать взяток, от разоблачения его страховала некомпетентность проверяющих. Да и не только некомпетентность – отчетные документы фонда выглядели лучше настоящих.

Впрочем, главным был другой вопрос – где деньги?

Федеральная корпорация защиты фондовых инвесторов (SIPC), которая страхует счета клиентов брокерских фирм, выплатила компенсации пострадавшим от аферы, но в пределах $500 000 каждому.

Налоговые службы разрешили кредиторам Мэдоффа предъявить свои убытки к вычету по подоходному налогу. Здесь уже счет шел на миллионы. Взялись и за деньги семьи Медоффа – его жену заставили вернуть $80 миллионов, снятых со счетов Madoff Investment незадолго до краха фирмы. В общем, Корпорация защиты фондовых инвесторов на первых порах смогла вытрясти из кассы Медоффа и его партнеров $1,25 млрд, однако по сравнению с общей суммой ущерба это было немного.

И тогда за дело взялся Ирвинг Пикард – эксперт по поиску и возврату средств клиентам прогоревших инвесткомпаний.

Честность Ирвинга Пикарда

Пикард – один из самых высокооплачиваемых юристов в мире, его работа стоит тысячу долларов в час. Федеральная корпорация защиты фондовых инвесторов наняла его, чтобы он нашел и вернул людям потерянные деньги.

Для начала Пикард навел порядок с заявлениями от обманутых инвесторов об утраченных средствах – таких заявлений набралось более 16,5 тысяч. Но признал он немногим более 2500 требований на общую сумму $17,5 млрд (позже сумма требований выросла до $19,416 млрд).

Вот эти деньги он и начал возвращать.

Почему такая маленькая сумма, ведь формально на счетах Madoff Investment числилось $65 млрд?

Потому, что Пикард решил вернуть только реально потерянные деньги, а не те, что Бернард Медофф нарисовал на счетах.

Такая позиция конкурсного управляющего вызвала бурю возмущения среди «обманутых вкладчиков», но Пикарда поддержал Верховный суд США, решивший что «потерями» считаются только те средства, которых физически лишился инвестор, а не доход на бумаге.

Как схема возврата по Пикарду заработала на практике?

Допустим, кто-то вложил в пирамиду $1000.

Вариант 1. Ему нарисовали в отчетности $2000, но он не успел ничего обналичить. Получить можно только $1000.

Вариант 2. Из нарисованных $2000 человек снял $500. К возврату ему причитаются только $500 реально потерянных.

Вариант 3. Из нарисованных $2000 клиент успел снять $1500.
$1000 ему останется, а $500 придется вернуть другим пострадавшим от аферы. Не хочешь отдать — отберут по суду. Исключение — для тех, кто реально не может вернуть деньги (после тщательного расследования).

А как быть с теми, кто заработал на фонде Медоффа задолго до того, как пирамида рухнула? Вот так же и будет, сказал Пикард. Никаких «ах, я не знал, что мой партнер — аферист». Теперь ты знаешь — и гони деньги тем, кого обманул твой друг.

Такая стратегия принесла отличные результаты — например, наследники одного из партнеров Медоффа, миллиардера Джеффри Пикауэра, выплатили $7,2 млрд – Ирвинг Пикард пригрозил им блокировкой всего наследства в качестве обеспечительной меры по его искам.

Дальше Пикард взялся за инвестфонды и банки, вкладывавшие средства клиентов в пирамиду Медоффа. Или платишь за свои ошибки в работе с мошенником, или получаешь миллиардные иски. (А суды США, как мы помним, — на стороне обманутых.)

Пикард добрался и до благотворительных фондов, получавших деньги и от Медоффа, и от тех, кто заработал на пирамиде. И тоже никаких «ой, я не знала, что мой спонсор — мошенник!». Теперь знаешь и возвращаешь.

Верховный суд также поддержал позицию Пикарда, согласно которой иностранные получатели денег, связанных с аферой Медоффа, являются соучастниками легализации преступных доходов. И если они их не вернут, то станут преступниками по законам США. Для европейских финансистов это колоссальная проблема.

На поиск и возврат средств инвесторов SIPC потратила порядка $1,9 млрд (включая гонорар Пикарда и его команды).

В общей сложности Пикард уже собрал более $14,4 млрд и раздал из них около $13,6 млрд

26 июня 2021 года Ирвингу Пикарду исполняется 80 лет, можно только пожелать ему здоровья.

Было бы желание

А теперь о том, почему эта история важна для нас.

В России живут десятки миллионов обманутых вкладчиков банков, инвесторов фондов, дольщиков жилья, клиентов таймшеров и так далее.

И рядом с ними — только в лучших условиях — живет пара тысяч жуликов, провернувших эти аферы, и несколько сотен их реальных бенефициаров, которые выманили у людей «сто пятьсот миллионов денег».

И эти деньги никуда не делись, не исчезли. Это стены дворцов в Ницце и на Рублевке, это акционерные пакеты госкорпораций, это деньги в офшорах, это бриллианты на шеях актрис и моделей, это, наконец, высокие должности.
И для того, чтобы вернуть эти деньги людям, нужна для начала политическая воля.

Вернуть людям в руки украденное — на то и юрист, который эти деньги находит и возвращает, и его поддерживают и суды, и вся государственная машина.

А если желания возвращать людям краденое нет — тогда есть «страхование вкладов», «счета эскроу», «экзамены для инвесторов» — и снова обманутые вкладчики, дольщики и инвесторы.

 

1982 — Квентин Тарантино о Джоне Милиусе – Журнал «Сеанс»

Еще дальше уходим от информационной повестки и публикуем перевод старинного разговора, состоявшегося в 1982 году между Джоном Милиусом и Квентином Тарантино, который сегодня, в обстоятельствах карантина, разбирает архивы и вспоминает любимые фильмы на сайте своего кинотеатра New Beverly Cinema. Любопытно, что в основном кинематографисты говорят о фильме Джона Хьюстона «Жизнь и времена судьи Роя Бина», музыкальная тема из которого так проникновенно звучит в финале «Однажды… в Голливуде».

Я взял это интервью у сценариста и режиссера Джона Милиуса, когда мне было двадцать (и это очень заметно). На тот момент его последним фильмом был «Конан-варвар». Я просто позвонил его помощнице и сказал, что пишу книгу. Она устроила мне интервью. В процессе мы встречались два раза. Первый — в его офисе на территории Paramount. Второй — на площадке «Редкой отваги», которую он продюсировал. Он сказал, что не хотел на главную роль Джина Хэкмана, а хотел Джеймса Арнесса! Потом нам с Большим Джоном суждено было подружиться. В начале 1995-го, перед Оскаром, Джон Милиус, Стивен Спилберг и Роберт Земекис позвали меня охотиться на уток. Мы с Джоном весь день провели в засидке, потягивая виски из фляжки, болтая о кино и отстреливая уткам перья на хвосте. Так что это — только часть. Позже я расшифрую остальное.

Арнольд Шварценеггер и Джон Милиус на съемках фильма «Конан-варвар». 1982

Квентин Тарантино: Для начала хочу, чтобы вы знали: «Жизнь и времена судьи Роя Бина» — мой любимый сценарий.

Джон Милиус: Ого, спасибо. Он мне тоже нравится. Надеюсь, вы читали именно сценарий. Он намного, намного лучше фильма.

К. Т.: Вы там числитесь единственным сценаристом, но в интервью говорите, что Хьюстон все испортил…

Д. М.: Он [режиссер «Роя Бина» Джон Хьюстон] заставил меня всё написать. Говорил: «Хочу, чтобы ты сделать то да сё» — по большей части ему было плевать.

К. Т.: Если бы вы сами ставили фильм, как и собирались, он бы был другим?

Д. М.: Совсем другим! Так-то получился «Бутч Кэссиди» курильщика. По-моему, он снимался несерьезно — причем крайне. Как-то нечетко. Все люди — я обожаю Пола Ньюмана, он прекрасный актер, но по-моему, его в жизни не нужно было выбирать на главную роль. И так далее. Все герои не те, вплоть до второго и третьего плана, все камео и прочее. Мне всегда казалось, что фильм какой-то не такой. У него есть тональность — такая блесточная, такой, простите, вестерн с Беверли-Хиллз. Этого исходно не было. В сценарии фильм был гораздо сильнее.

«Жизнь и времена судьи Роя Бина». Реж. Джон Хьюстон. 1972

Я безнадежный романтик! Вот что я такое в первую очередь.

К. Т.: В сценарии — суровый вестерн с кровью и кишками.

Д. М.: Это был очень жесткий фильм.

К. Т.: В итоге там куча камео — по кадру проходит звезда…

Квентин Тарантино о Серджо Леоне

Д. М.: Да, всё это было в сценарии, эти персонажи — рассказчики. В исходном сценарии нереально много юмора. Больше, чем осталось (в фильме). Но все равно интонация была ближе к фильмам Серджо Леоне.

К. Т.: В духе «Однажды на Диком Западе»?

Д. М.: Да уж ближе, чем сейчас. Хороший пример — «Хороший, плохой, злой».

Стивен Спилберг, Джон Милиус и Джордж Лукас

К. Т.: У большинства вы ассоциируетесь с прозвищем «мистер Мачо».

Д. М.: (смеется) Кошмар, правда?

К. Т.: Когда критики пишут про ваши фильмы, они первым же делом называют вас «мистером Мачо».

Д. М.: Или «кровожадным».

Билли Фрешетт хватает пулемет и начинает косить эфбээровцев, прикрывая Диллинджера с криком «Джонни, беги!» Вот это романтика!

К. Т.: В рецензии Time на «Конана-варвара» — или Time, или Newsweek — вас назвали «Заводилой USC-шной мафии».

Милиус громко хохочет.

Джон Милиус. 1975

Д. М.: Я не против «заводилы». Согласен. Намного лучше «мистера Мачо». Эндрю Саррис назвал меня «талантливым варваром». Но этого титула я лишился с выходом «Конана-варвара».

К. Т.: В «Рое Бине» всему этому есть противовес — ведь судья большой романтик. У него есть чувства к Лили Лэнгтри (знаменитой актрисе, которую он любит издалека), как он о ней говорит! А еще есть сцена в пустыне с Марией Эленой (Виктория Принсипал). Он спрашивает, чего она хочет. А она ему: «Хочу коробочку, открываешь, а она поет». Он говорит: «В смысле музыкальную шкатулку? Да я тебе целый орган добуду!» И поет ей «Желтую розу Техаса». Он старый и резкий, но по-своему романтичный и красноречивый.

Д. М.: Я безнадежный романтик! Вот что я такое в первую очередь. Во всех моих фильмах полно быстрой романтики.

К. Т.: Последняя сцена, где Лили Лэнгтри читает письмо судьи, просто прекрасная.

Меня в людях всегда восхищает верность. Если они верны друг другу, это очень ценно.

Д. М.: В сценарии она была намного лучше. В сценарии он возвращается — и там большая перестрелка. Он не был призраком, как в кино. Он возвращается побежденным стариком. А у его дочери проблемы со всеми этими новыми людьми. В сценарии они показаны намного лучше, намного реалистичнее и подробнее. В городе плохие люди. В отличие от фильма, она не крутышка, которая всех перестреляет. И вот он возвращается, а она не знает, что это он. И этот пьяный старик единолично идет и всех их мочит — и сам погибает. И только Тектор

Уоррен Оутс на съемках фильма «Диллинджер». 1973

К. Т.: …Персонаж Неда Битти?

Д. М.: Да. Он остается в живых и знает, кто это был. Он кладет его в гроб, а через день-другой в город приезжает Лили Лэнгтри. Она читает письмо как раз, когда гроб грузят на поезд. (Усмехается) Я помню, мне нравилось, что она читает письмо, а какие-то парни спорят, надо ли грузить гроб на поезд по жаре, потому что будет вонять. И куда грузить — в начало состава или в конец? (Смеется) Это же главный герой фильма… а они ноют, что он будет разлагаться и вонять, и запах будет мешать. Она читает письмо о том, как они будут вместе, а в окне отражается, как они запихивают гроб в поезд. И вот они уезжают вместе. Так и не встретившись с ней при жизни, он покидает свой город с Лили Лэнгтри. Это очень мощная сцена, слезы наворачиваются. Но здорово в ней то, что дочь так и не узнала, что отец вернулся.

К. Т.: Не знаю. Такая хорошая сцена в фильме — этот их разговор.

Д. М.: Они встречаются, но он не говорит, что он ее отец. Только: «Я был при вашем отце маршалом».

К. Т.: То есть маршалы с ним не возвращаются?

Д. М.: Нет, маршалов давно нет. Он один всех убрал. И он говорит дочери: «Я ездил с ним рядом. Ваш отец был великим человеком. Не чета мне. Я ему не ровня». Очень, очень, очень мощная сцена.

К. Т.: Вы назвали себя безнадежным романтиком. Но по-моему, в «Диллинджере» не работают именно сцены в середине фильма, когда Диллинджер (Уоррен Оутс) и Билли Фрешетт (Мишель Филлипс) уходят вместе. Весь этот романтический монтаж: они в лодке, потом идут по лесу — это как будто не вполне ваше. Зато потом, во время большой перестрелки, Билли Фрешетт хватает пулемет и начинает косить эфбээровцев, прикрывая Диллинджера с криком «Джонни, беги!» Вот это романтика!

«Диллинджер». Реж. Джон Милиус. 1973

Байкеры во Вьетнаме, серферы во Вьетнаме — одна идея.

Д. М.: Меня в людях всегда восхищает верность. Если они верны друг другу, это очень ценно. [Много позже я использую именно эту строчку в «Криминальном чтиве»] Очень просто друг в друга влюбиться. Очень просто увлечься идеями. Но сможешь ли ты сохранить верность? Это испытание характера. Когда ты дал слово, это очень важно: это моральная проверка — сможешь ли ты остаться верным.

К. Т.: Уоррен Оутс изобразил Диллинджера как реального человека из 1930-х, которого времена и обстановка привели в такие обстоятельства. Но мне любопытно вот что: не подошел бы вам лучше типаж человека действия? Актер вроде Уильяма Смита. В то, что Мишель Филлипс кого угодно убьет, чтобы спасти Уильяма Смита, поверить можно. Но не Уоррена Оутса.

Д. М.: Уоррен — один из моих любимых актеров. Я хотел, чтобы он играл судью.

К. Т.: Вы же хотели Ли Марвина?

Д. М.: Да, хотел. Но поначалу я хотел снимать задешево. Хотел, чтобы это был мой первый фильм, и потратить на него меньше, чем на «Диллинджера». Снимать в Испании. В убогом городке, который остался после Серджо Леоне, — и чтобы судью играл Уоррен. Думаю, Уоррен в этой роли был бы прекрасен. Совершенно бесподобен. Он был хорошим Диллинджером. Возможно, Уильям Смит стал бы более динамичным Диллинджером. Но и Уоррен эту роль хорошо исполнил.

Уильям Смит в фильме «Конан-варвар». Реж. Джон Милиус. 1982

Только ротвейлеры могут убить Уильяма Смита!

К. Т.: Раз уж я о нем вспомнил, скажу, что выбор Уильяма Смита на роль отца Конана — гениален. В пятом классе я жил с бабушкой в Теннесси и любил ходить в кино, но у нас в городе кинотеатров не было. Был только драйв-ин по названием The South Clinton Drive-In. И там никогда не было новых фильмов, кроме южного кино вроде «Белой молнии» и «Широко шагая». Показывали обычно эксплотейшн, причем такой, которому уже было несколько лет. То есть много фильмов про байкеров. В которых обычно играл Уильям Смит. «Хром и горячая кожа», «Ангелов круче не бывает», «Лузеры» [в России его принято называть «Вьетнамские ангелы» — примеч. переводчика].

Д. М.: Люблю «Лузеров». Это где они едут во Вьетнам?

К. Т.: Да.

Д. М.: Важный источник для «Апокалипсиса сегодня».

К. Т.: Серьезно? «Лузеры»?

Уильям Смит в фильме «Лузеры». Реж. Джек Старретт. 1970

Д. М.: Да. Байкеры во Вьетнаме, серферы во Вьетнаме — одна идея. Я целую статью в Film Comment написал о том, как никто не понимает байкеров. И что в «Беспечном ездоке» Питер Фонда и Деннис Хоппер умерли за грехи Уильяма Смита.

К. Т.: Уильям Смит — мой любимый актер. Он обычно играет плохишей. Но я хочу видеть его в более героических ролях. По-моему, он как Чарльз Бронсон в шестидесятых. Как и Бронсон, он вполне может из злодея стать героем.

Д. М.: Несомненно.

К. Т.: Поэтому я обрадовался, когда в «Конане» увидел его в героической роли, а не просто в роли какого-то плохого варвара, которого убивает Конан.

Д. М.: Да, отличная сцена. Он в начале произносит длинную речь. Тайна стали. Не ахти что, но мне нравится. И нравится, что он храбро защищал деревню от орды. И его прикончила стая ротвейлеров. Только ротвейлеры могут убить Уильяма Смита!

«Хардкор». Реж. Пол Шредер. 1979

К. Т.: Вы продюсировали «Хардкор» для Пола Шредера?

Д. М.: Да. Чудный сценарий, который превратился в дерьмовое кино. Я виню в этом режиссуру Пола.

Я тогда не хотел делать такую чернуху.

К. Т.: Я где-то слышал, что вместо Джорджа Си Скотта должен был быть Уоррен Битти, и что в порнобизнес попадала его жена, а не дочь.

Д. М.: Такая стыдоба… (Битти) прямо так соблазнял Пола, таскался за ним как за барышней.

К. Т.: Шредер говорил, что его заставили поменять финал…

Д. М.: (фыркает) Никто его не заставлял, он сделал ровно то, что хотел.

«Раскаты грома». Реж. Пол Шредер. 1977

К. Т.: Я люблю его фильм «Раскаты грома».

Д. М.: Он его писал для меня.

К. Т.: (удивленно) Правда?

Д. М.: Он написал сценарий, дал мне и сказал: «Это твой фильм».

К. Т.: Почему ж вы его не сняли?

Д. М.: Ну, не знаю. Я тогда не хотел делать такую чернуху.

К. Т.: Я брал интервью у режиссера Джона Флинна, и он сказал, что сценарий Шредера был непригоден для съемок.

Д. М.: Нет, он был отличный. (задумывается, вспоминая) Очень был классный сценарий, с чудесными фишками. Пол в лучшем виде.

Перевод Светланы Клейнер

Читайте также

6 советов маркетологу от Стивена Спилберга

«Зрителей сложно поразить исключительно спецэффектами. Гораздо проще это сделать хорошей историей», — говорит Стивен Спилберг. Это относится не только к фильмам, но и к любому интересному контенту. 

Хорошие истории — это основа контент-маркетинга. Фильмы, книги, авторские колонки, статьи — люди запоминают интересные  истории, делятся ими с друзьями. Искусство повествования требует тонкого пера, целостности мышления и немного смирения. Спилберг советует держать равновесие, быть продуктивным, технически грамотным и эмоциональным. При этом у него есть более конкретные правила создания отличной истории. Вот они. 

1. РАБОТАЙТЕ С ПРАВИЛЬНОЙ КОМАНДОЙ 

Спилберг знает, что его работа хороша, потому что хороша его команда. Когда люди в команде понимают друг друга, они способны создать действительно целостный продукт. Вспомните фильм «Индиана Джонс. В поисках утраченного ковчега». Готовы поспорить, вы только что услышали в своей  голове главную музыкальную тему. Вот это отличная история:)

Спилберг в течение многих лет работает с одними и теми же людьми. Неизменные участники его команды — монтажер Майкл Кан (Michael Kahn), композитор Джон Уильямс (John Williams) и кинематографист Януш Камински (Janusz Kamiński). Каждый профессионал делает то, что умеет лучше всего: Уильямс добавляет эмоций, Кан создает историю, которая захватывает дух, а Камински придает ей почти сказочный вид. Их слаженная работа делает конечный продукт технически грамотным  и эмоционально притягательным. Так что, возможно, иногда, работая над очередной порцией контента, и вам стоит выйти из своего одинокого офисного заточения и попробовать поработать с правильной командой?

2. ВЫЗЫВАЙТЕ У СВОИХ ЧИТАТЕЛЕЙ ЭМОЦИИ 

В фильме «Инопланетянин» Спилберг использовал съемку под низким углом, чтоб передать удивление Эллиота (юного главного героя) и дать взрослым зрителям снова почувствовать себя детьми. Эффект очень сентиментальный, даже вырванная из контекста сцена вызывает теплые эмоции. 

Как подобный трюк можно использовать в тексте? Дело в том, что важно не только что вы говорите, но и как вы это делаете. Ключевое значение имеет не только суть истории, но и то, какие слова вы подбираете. Настроение, языковой стиль — пробуйте разные приемы. Однажды вы обязательно получите желаемый эффект от своих трудов. 

3. НЕ БОЙТЕСЬ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЧУЖИЕ ИСТОРИИ   

Популярность фильмов «Челюсти» и «AI: Искусственный интеллект» это, безусловно, заслуга Спилберга. Но если смотреть глубже, то это просто современные интерпретации «Моби Дика» и «Пиноккио» соответственно. Спилберг — мастер аранжировки аллегорий из прошлого. 

Вывод: вы не всегда должны начинать с нуля. Используйте уже проверенные идеи — все только выиграют от этого. 

4. РАБОТА ДОЛЖНА ПРИНОСИТЬ УДОВОЛЬСТВИЕ 

Спилберг однажды сказал: «Я люблю монтаж. Это одна из моих любимых стадий создания фильма». Но как может что-то настолько трудоемкое приносить удовольствие? Это возможно, если тяжелая работа сочетается с реализацией творческого видения. 

В контент-маркетинге одним из самых сложных этапов является разработка стратегии. Не так уж легко попасть в цель. Если вам пока не удалось до конца разработать стратегию для создания пользовательского контента, не волнуйтесь. Процесс поиска верного подхода к созданию контента так же важен и сложен для компании, как процесс достижения позитивных отзывов от поклонников и критиков для режиссера. Помните, что подход step by step всегда эффективней, чем хаотичные действия.   

5. СНАЧАЛА ИСТОРИЯ, ПОТОМ СПЕЦЭФФЕКТЫ 

Создавая хорошую историю, забудьте о позерстве. Вы не должны ничего выдумывать. Ваша история должна быть реальной. Не переборщите с приукрашиванием. В конце концов, спецэффекты создаются после того как съемка закончена.  

6. ЭКСПЕРИМЕНТИРУЙТЕ И УЧИТЕСЬ НА СВОИХ ОШИБКАХ 

В 90-х Спилберг пустился во весьма сомнительные проекты. Он экспериментировал в должности исполнительного продюсера во «Флинстоунах» и занимался сиквелом к «Парку Юрского периода». Возможно, именно такой опыт, помог ему в итоге создать шедевр  «Спасти рядового Райана». 

И помните: если на данном этапе контент-маркетинг перерос для вас в настоящий PR-кошмар, начните заново по списку — хорошая  команда, разработка стратегии, эмоциональный посыл, возвращение к старым идеям и, конечно же, эксперименты.

Уильямс, Джон (композитор) — это… Что такое Уильямс, Джон (композитор)?

Уильямс, Джон (композитор)

Джон Таунер Уильямс (англ. John Towner Williams) (родился 8 февраля 1932 года) — американский кинокомпозитор и дирижёр. За свою карьеру Уильямс написал музыку к таким известным кинофильмам, как: «Челюсти», «Супермен», «Инопланетянин», «Искатели утраченного ковчега», «Список Шиндлера», «Парк юрского периода», киноэпопее «Звёздные Войны», Гарри Поттер и многим другим. Так же Уильямс создал музыку к четырём Олимпиадам, множеству телесериалов и концертных номеров. С 1980 года, по 1993 год он работал дирижёром Бостонского Эстрадного Оркестра и сейчас является его заслуженным дирижёром.

Уильямс — пятикратный лауреат премии «Оскар» (за музыку к фильмам «Скрипач на крыше», «Челюсти», «Звёздные войны. Эпизод IV. Новая надежда», «Инопланетянин», «Список Шиндлера»). Так же имеет 45 номинаций, что делает его, вместе с Альфредом Ньюманом, вторым по количеству номинаций на эту награду (больше только у Уолта Диснея).

Ранние годы

Джон Уильямс родился 8 февраля 1932 года в Нью-Йорке, США. В 1948 году он вместе с семьёй переехал в Лос-Анджелес, где поступил в Северо-Голливудскую Высшую Школу. В дальнейшем он посещал Лос-Анджелесский Калифорнийский Университет и Лос-Анджелесский Городской Колледж, а также брал частные уроки у композитора Марио Кастельнуово-Тедеско. В 1952 году Уильямс был призван на службу в ВВС США, где выполнял обязанности аранжировщика и дирижёра Оркестра ВВС до окончания службы.

После окончания службы в 1954 году Уильямс вернулся в Нью-Йорк, где поступил в Джульярдскую школу, на класс фортепиано, где его преподавателем была Розина Левина. В те годы Уильямс также работал джазовым пианистом во многих клубах и студиях Нью-Йорка, где выступал совместно с композитором Генри Манчини, а также над серией альбомов популярного исполнителя Фрэнки Лэйна, как руководитель музыкальной группы.

Фильмография

Список фильмов, для которых Джон Уильямс написал музыку:

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Гамма-нож
  • Великомихайловский район Одесской области

Смотреть что такое «Уильямс, Джон (композитор)» в других словарях:

  • Уильямс, Джон Таунер — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Уильямс. В Википедии есть статьи о других людях с именем Уильямс, Джон. Джон Уильямс John Towner Williams …   Википедия

  • Джон Таунер Уильямс — Джон Уильямс John Towner Williams Дата рождения 8 февраля 1932 года Страна …   Википедия

  • Джон Дикон — Полное имя Джон Ричард Дикон Дата рождения 19 августа 1951 Место рождения Лестер Страна …   Википедия

  • Джон дикон — Полное имя Джон Ричард Дикон Дата рождения 19 августа 1951 Место рождения Лестер Страна …   Википедия

  • Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе — JFK Жанр …   Википедия

  • Джон Абруцци — John Abruzzi Появление Pilot Исчезновение First Down Информация Пол мужской Возраст 45 50 лет Род занятий босс мафии Семья жена, двое детей Число эпизодов 1, 2 Исполнитель роли Петер Стормаре Джон Абруцци (англ.  …   Википедия

  • Джон, Элтон — Элтон Джон Эл …   Википедия

  • Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе (фильм) — Дж. Ф. К. JFK Жанр драма триллер Режиссёр Оливер Стоун Продюсер Оливер Стоун …   Википедия

  • Уильямс, Уэйд — Уэйд Уильямс Wade Williams Дата рождения: 24 декабря 1961(1961 12 24) (50 лет) Место рожден …   Википедия

  • Джон, Сэр Элтон Геркулес — Элтон Джон Полное имя Реджинальд Кеннет Дуайт Дата рождения 25 марта 1947 (62 года) Место рождения Пиннер, Лондон, Великобритания Ст …   Википедия


Джон Уильямс и Стивен Спилберг отмечают 40-летие сотрудничества

Самой тихой комнатой в Голливуде может быть офис, в котором сочиняет Джон Уильямс. В бунгало на участке Universal Studios, в нескольких шагах от производственной компании своего самого частого сотрудника, режиссера Стивена Спилберга, Уильямс работает один за 90-летним роялем Steinway, с пригоршнями карандашей и стопками композиционной бумаги поблизости. Потертые сборники стихов Роберта Фроста и Уильяма Вордсворта сложены на кофейном столике.

«Мои отношения со Стивеном — результат множества очень совместимых несходств», — сказал Уильямс в интервью в конце декабря в течение недели, когда в США были выпущены оба последних совместных проекта дуэта, адаптации комиксов «The Приключения Тинтина »и эпос Первой мировой войны« Боевой конь ». «Стивен работает с огромными группами людей и является международным бизнесменом… Это та среда, которая мне нужна. Я не использую много синтезаторов и компьютеров, как мои младшие коллеги.Когда я начинал, этого не существовало … Это трудоемкий, уединенный бизнес ».

Уильямс, которому 8 февраля исполняется 80 лет, написал музыку к 25 из 26 художественных фильмов, снятых Спилбергом, — музыкально-полиглотному списку, который включает «Челюсти», «Близкие контакты третьего рода», «Инопланетянин» ». В поисках утраченного ковчега »,« Список Шиндлера »и« Спасти рядового Райана ». (Продюсер Куинси Джонс написал музыку Спилберга «Пурпурный цвет».) Замечательно прочное партнерство — между двумя поколениями голливудских кинопроизводителей и встретившимися за обедом вслепую в 1972 году — принесло 13 номинаций на Оскар за оригинальный саундтрек, а некоторые самой известной музыки в кино.

Во время этого интервью Уильямс готовил квартет для Бостонского симфонического оркестра, который в этом году отметит свой день рождения исполнением его музыки такими артистами, как виолончелист Йо-Йо Ма и оперная певица Джесси Норман; он только что закончил обновлять темы для шоу «Сегодня» и «Знакомство с прессой»; Через несколько месяцев он начнет сочинять музыку для следующего фильма Спилберга «Линкольн».

В отличие от гигантов голливудской киномузыки, которые предшествовали ему — таких композиторов, как Бернард Херрманн и Дмитрий Темкин, которых отождествляют с характерным звуком, — Уильямс как автор песен не имеет заметных подсказок, кроме акцента на доступных мелодиях.По словам Спилберга, эта стилистическая универсальность стала основой их партнерства.

«Джон гораздо больше похож на хамелеона как композитор», — сказал Спилберг по телефону со съемочной площадки «Линкольна» в Вирджинии. «Он заново изобретает себя с каждой картиной. Музыка к «Тинтину» как нельзя более отличается от его партитуры к «Боевому коню». Они соответствуют характеристикам разных фильмов. Музыка «Тинтин» — это захватывающее приключение, захватывающая поездка под гору. Он гонится за аудиторией со своей партитурой.В «Боевом коне» он написал музыку для страны… периода, напоминающего начало 20 века ».

Уильямс родился в Нью-Йорке в семье джазового перкуссиониста. Он переехал в Лос-Анджелес в 1948 году, когда его отец начал играть в оркестре Columbia Pictures. В детстве он занялся фортепиано. «Единственные взрослые, которых я знал, были музыкантами, его друзьями, поэтому я подумал, что именно этим вы и занимались, когда выросли», — сказал он. «Для меня это был неизбежный жизненный путь».

Он продолжал посещать Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе и Джульярдскую школу, а также работал пианистом в студии над партитурой Джерри Голдсмита и Генри Манчини — это Уильямс, известный как «Джонни Уильямс», исполняющий неизгладимый джазовый рифф на «Питер» Манчини 1958 года. Тема Ганна.”

К тому времени, когда Спилберг и Уильямс встретились в 1972 году, композитор имел за плечами почти 20 лет озвучивания фильмов и телевидения; он получил «Оскар» за адаптацию «Скрипач на крыше» к экрану и только что написал гигантский коммерческий хит «Приключение Посейдона». Спилберг был 25-летним телевизионным режиссером, который собирался снимать свой первый полнометражный фильм. Молодой режиссер так много раз слушал запись музыки в американском стиле, которую Уильямс сочинил для «The Reivers», что он ее утомил, и ему хотелось, чтобы его дебютный полнометражный фильм «The Sugarland Express» был похожим.По просьбе Спилберга исполнительный директор Universal организовал встречу.

«Стивен отвел меня на обед в очень модный ресторан в Беверли-Хиллз, в дни обедов с мартини», — сказал Уильямс. «Это было как с подростком, который никогда раньше не заказывал вино и не знал, что делать с серебром. Он был так молод, немного старше моих детей, но ненамного. И, похоже, знал о моей музыке больше, чем я. Он будет петь третьи темы из далекого вестерна ».

Впечатленный сценарием и очарованный мальчишеским энтузиазмом его режиссера, Уильямс согласился работать над фильмом, и, возможно, родилось самое успешное музыкальное партнерство для кино в истории Голливуда.

«Если вы посмотрите на их отношения в более широком контексте взаимоотношений режиссера и композитора, вы можете взглянуть на Херманна и Хичкока, Феллини и Роту, Прокофьева и Эйзенштейна», — сказал историк киномузыки Джон Бурлингем, автор книги «Звук и видение: 60». Годы саундтреков к кинофильмам ». «Это сотрудничество действительно превосходит их всех по количеству фильмов и разнообразию материала».

Это была музыка ко второму фильму Спилберга «Челюсти», которая укрепила партнерство. Спилберг использовал атональную музыку Уильямса из фильма Роберта Альтмана «Образы» в качестве временного саундтрека при редактировании «Челюстей», и он ожидал, что Уильямс поставит аналогичную мозговую музыку для своего фильма об акулах.Однако у композитора были другие идеи.

«Я возился с идеей создания чего-то очень… безмозглого», — сказал Уильямс. «Как акула. Все инстинктивно … Это означает, что что-то может быть очень повторяющимся, очень интуитивным и захватывать вас в кишечнике, а не в вашем мозгу. Помните, у Стивена не было компьютерной акулы. У него был только резиновый утенок, так что простая идея этого баса остинато, просто повторять эти две ноты и вводить третью ноту, когда вы этого не ожидаете, и так далее.Это может быть что-то, на что вы можете играть очень мягко, что будет означать, что акула далеко, когда все, что вы видите, — это вода. Безмозглая музыка, которая становится громче и приближается к вам, что-то поглотит вас ».

«Когда Джонни сыграл мне партитуру« Jaws »на фортепиано, я подумал, что он дергает меня за ногу, — сказал Спилберг. «И он сыграл ее снова. А потом он играл, пока я не перестал смеяться. В музыкальном плане у меня была более эзотерическая идея. Он сказал: «Изощренный подход, который вы хотели бы, чтобы я применил, — это не тот подход, который вы применили к фильму, который я только что испытал.Это огромный, невероятный пиратский фильм ».

Спилберг уступил Уильямсу; оценка принесла Уильямсу его второй «Оскар»; и 37 лет спустя эта тема из двух нот до сих пор остается музыкальным сокращением от слова «смертельная опасность».

Уильямс сказал, что редко видит фильмы, над которыми работает, до тех пор, пока они не будут почти закончены, предпочитая подождать, пока ритм фильма не установится в монтажной.

«Мне нужно знать, как он дышит и где я могу помочь ускорить или замедлить его, создать ожидание или разрядить его», — сказал он.«Мы обсуждаем, куда поставить музыку и какова ее функция в сценах. Я сыграю Стивену на фортепиано несколько недоработанных тем. За 40 лет совместной работы он ни разу не сказал мне: «Мне это не нравится» или «Это нехорошо». Просто языком тела, глазами и лицом он выражает чувство поддержки. в том или ином направлении ».

Впервые Уильямс колебался при показе фильма Спилберга в 1993 году, после просмотра отрывка из эпоса о Холокосте «Список Шиндлера».Уильямс вспомнил, как сказал режиссеру: «Стивен, для этого вам нужен композитор получше».

«Я не мог поверить, что он сказал мне это, — сказал Спилберг. «Я повернулся к нему и сказал:« Ты прав. Но все они мертвы ».

На протяжении десятилетий Уильямс работал с другими известными режиссерами, включая Джорджа Лукаса, Ричарда Доннера и Оливера Стоуна, и поддерживал постоянные отношения с NBC (это не ваше воображение — тема «Воскресного ночного футбола» действительно звучит как Реплика Дарта Вейдера).Он был номинирован на 45 «Оскаров», больше, чем кто-либо из ныне живущих, и получил пять премий; если он получит номинацию на какую-либо из своих новейших оценок Спилберга, он будет вторым после Уолта Диснея, у которого 59 академических кивков.

Поскольку саундтреки, основанные на электронной музыке и поп-песнях, становятся все более популярными, как по финансовым, так и по эстетическим причинам, Уильямс работает с помощью своего музыкального редактора Рамиро Белгардта и вживую, часто более 100 человек. Музыкальные оркестры становятся все более редкими.Это симпатичный стиль возврата к предпочтениям Спилберга, сформировавшимся в эпоху оркестровых студийных эпосов, таких как «Спартак» и «Лоуренс Аравийский».

«Я не люблю электронные партитуры, поэтому мы с Джонни очень луддитски относились к включению полных оркестров и полных хоров в большинство наших фильмов», — сказал Спилберг. «Мы не любим использовать электронику для создания музыки. Я всегда могу отличить оркестр от синтетического … Я люблю оркестры. Я никогда не покидаю сеанс подсчета очков.Это мой отпуск из фильма, который я только что снял.

Некоторые критики назвали партитуру «Боевого коня» сентиментальной — возможно, отражением вкусов более ранней эпохи. Уильямс сказал, что он долго смотрит на свои результаты. «Я думаю, что« E.T. »- это пример фильма, который сейчас так же хорош, как и тогда, когда мы его снимали», — сказал Уильямс. «Машины выглядят по-разному, люди не одеваются одинаково, но мне все равно это кажется правильным в музыкальном плане. Нам нужно взглянуть на «боевого коня» через 30 лет и решить, что мы к нему относимся.”

Во время недавнего «Мастер-класса» Американского института кино, который транслировался по классическим фильмам Тернера, Спилберг был почти так же почтителен к Уильямсу, как и за обедом 40 лет назад. Он назвал себя режиссером сцен специально «для Джонни», таких как неистовые сцены погони в «В поисках утраченного ковчега». «Все последние 25–30 минут« Close Encounters »я открывал кадры, чтобы Джон мог создать более оперный звук», — сказал он.

С седой бородой и доброжелательными манерами Уильямс — бесспорный старейший государственный деятель голливудских композиторов.Он сказал, что раньше писал по 10 часов в день шесть дней в неделю, а теперь пишет почти пять или шесть часов, оставляя время на час прогулки каждый день в загородном клубе Bel-Air рядом с его домом. Он для удовольствия слушает Гайдна и Моцарта, но чаще предпочитает звук тишины.

Он сказал, что начал консультироваться с музыковедом по поводу «Линкольна», производство которого только что закончилось, и планирует использовать Чикагский симфонический оркестр для партитуры, чтобы вызвать звуки родного штата Иллинойс 16-го президента.

«[Спилберг] намного моложе меня, и он будет жить намного дольше, чем я смогу, но пока мы прекрасно проводим время. Время летит так быстро», Уильямс сказал: «Стивен и я, когда мы работаем вместе, мы так много находимся в настоящем, в этот момент. Нет ни прошлого, ни будущего, вы так полностью поглощены и сосредоточены. Если вы сделаете это достаточно долго, вы внезапно поймете: «Боже мой, мне 80 лет, что случилось?» То, что произошло, было хорошо потраченным, целенаправленным периодом времени.”

[email protected]

Посмотрите на эти замечательные кадры, где Стивен Спилберг и Джон Уильямс сочиняют …

27 мая 2021, 15:47

Стивен Спилберг и Джон Уильямс сочиняют музыку для E.T. все вместе. Картина: Универсальные картинки

Самый знаковый совместный дуэт на киноэкране — в действии.

Сотрудничество Джона Уильямса со Стивеном Спилбергом подарило миру многие из самых любимых тем фильмов, когда-либо существовавших — музыку, которая не только поддерживала повествование, но и оставалась с нами еще долго после того, как фильм закончился, и даже завоевал свою собственную место в концертном зале.

На пике сотрудничества голливудского дуэта Уильямс написал душераздирающую музыку для основополагающей песни Спилберга E.T. Внеземной фильм , принесший американскому композитору четвертую премию Оскар.

История гласит, что Спилберг уважал вклад Уильямса до такой степени, что он подправил окончательный монтаж фильма, чтобы он соответствовал музыке, изменив обычный статус-кво для режиссера и композитора фильма.

А теперь появились кадры из съемок фильма, на которых Спилберг стоит рядом с кинопроектором, а Уильямс сидит за пианино и раскрывает известные темы.

Вы можете посмотреть клип ниже или в бонусном материале к фильму, если у вас есть версия E.T. на Blu-ray. дома возится.

Подробнее: Присоединяйтесь к нам в кино в понедельник на Classic FM в этот праздничный день

Это захватывающий взгляд на процесс между режиссером и композитором, особенно когда он такой нежный.

Спилбергу всегда нравилось заниматься звуком своих фильмов, и он даже играл на саундтреке к одному из своих самых известных фильмов.

Подробнее: 10 лучших саундтреков к фильмам Джона Уильямса

В начале «Челюсти » школьный оркестр исполняет марш Джона Соуза во время уличного парада, поэтому Джону Уильямсу нужно было действовать довольно необычно исполнение оркестра мирового уровня киностудии.

Спилберг осторожно поднял руку и признался, что раньше играл на кларнете в школьном оркестре. И для этого одного номера он присоединился к оркестру.

«Он добавил в эту пьесу просто правильного любительского качества», — сказал Уильямс.«Некоторые меры все еще сохранились в фильме».

Послушайте музыку Джона Уильямса, которая звучит в телеканале Movie Music Monday на Classic FM с 6 утра 31 мая. Слушайте Classic FM по всей Великобритании на 100-102 FM, цифровом радио и телевидении DAB, а также на Global Player , официальном приложении Classic FM, через умную колонку («играть в Classic FM»), Устройство iOS или Android и на ClassicFM.com.

Джон Уильямс — Джон Уильямс и Стивен Спилберг: The Ultimate Collection

3 Бокс-сет CD / DVD

За 90-летнюю историю звукового кино было несколько случаев, когда режиссер и композитор сформировали давнее сотрудничество, результатом которого стала серия классических партитур, создающих музыку, которая заслуживает уважения. испытание временем.Однако ни один из них не был столь долгим и плодотворным, как 43-летнее сотрудничество Стивена Спилберга и Джона Уильямса. Ни один из них не охватывал такой широкий диапазон тем и, что более важно, не оказал такого огромного влияния на мировую популярную культуру. От зловещей акульей подписи «Челюстей» до пяти нот инопланетного приветствия «Близких контактов третьего рода»; от героического марша «В поисках утраченного ковчега» до волнующих тем «Списка Шиндлера» — музыка, которую Уильямс написал для более чем двух десятков проектов Спилберга, не только блестяще послужила им, но и вошла в широкое общественное сознание.

Двадцать пять лет назад Sony Classical начала составлять график сотрудничества Спилберга-Уильямса, записав два диска с их лучшими хитами. В этот новый выпуск, John Williams & Steven Spielberg: The Ultimate Collection, эти два компакт-диска, The Spielberg / Williams Collaboration и Williams on Williams: The Classic Spielberg Scores, включены вместе с недавно аранжированными и записанными материалами за последние два десятилетия их дополнительные музыкальные композиции для фильмов, «Сотрудничество Спилберга / Уильямса, часть III» и недавно снятый бонусный документальный фильм на DVD «Стивен Спилберг и Джон Уильямс: Приключение продолжается».

С рекордными 50 номинациями на премию «Оскар» (больше, чем любой другой композитор) Уильямс снова и снова демонстрирует свою способность общаться со зрителями как в кинотеатре, так и в концертном зале. Семнадцать из этих номинаций и три из пяти наград Уильямса на «Оскар» («Челюсти», «E.T.» и «Список Шиндлера») были присуждены фильмам Спилберга. Абсолютное разнообразие музыки, продемонстрированная глубина композиционного мастерства, сильные эмоции, которые она вызывает, делают John Williams & Steven Spielberg: The Ultimate Collection выдающимся достижением.Это произведение одного из величайших композиторов Америки, вдохновленное творчеством одного из величайших режиссеров Америки.

Стивен Спилберг Фильм без оценки Джона Уильямса

Невозможно представить кинематографическое правление Стивена Спилберга без Джона Уильямса. Композитор дал жизнь и неизгладимые мелодии как приключениям-блокбастерам Спилберга («В поисках утраченного ковчега», «E.T.»), так и его душераздирающим героям («Список Шиндлера», «Спасти рядового Райана»).

Но недавно время и обстоятельства вынудили Спилберга найти свою музыкальную душу в другом месте.С момента своего театрального дебюта «Шугарлендский экспресс» в 1974 году режиссер только однажды нанял другого композитора — Куинси Джонса для «Пурпурного цвета», но Уильямс не смог записать «Мост шпионов» в 2015 году из-за операции на кардиостимуляторе и своей загруженности. на «Звездные войны: Пробуждение силы».

Когда пришло время забивать «Первому игроку наготове», Спилберг загнал себя в ловушку, быстро разыграв «Пост», и Уильямс смог забить только одного из них.

«Конечно, меня и Джона убивает то, что мы упустили две возможности для сотрудничества за последние три года», — сказал Спилберг в электронном письме.«Мы больше, чем просто сотрудники. Мы братья.»

Алан Сильвестри, двукратный номинант на премию «Оскар», придал музыкальную идентичность фильмам «Форрест Гамп», «Мстители» и «Назад в будущее». Это было последнее, что сделало его естественным участником игры «Первому игроку наготове», фильма, в котором заметно фигурирует культовый ДеЛориан и устройство под названием «Куб Земекиса».

«Это далеко не верхушка шляпы, — сказал 68-летний Сильвестри. — Даже в книге Эрнеста Клайна дань уважения Роберту Земекису и« Назад в будущее »… Я думаю, он назвал это одной из« священных трилогий ».’»

Земекис — это Спилберг для Сильвестри Уильямса: пара неразлучна с 1984 года, когда вышла книга «Роман с камнем». Спилберг был наставником Земекиса со времен его студенчества в Университете Южной Калифорнии и продюсировал сериалы молодого режиссера «Назад в будущее» и «Кто подставил кролика Роджера», руководя работой Сильвестри.

«Там были отношения, когда-то разрушенные семьей», — говорит композитор.

Итак, немного запугав, Сильвестри взял бразды правления в свои руки, обычно принадлежавшие легендарному композитору «Челюстей» и «Парка юрского периода».Он заранее признался, что не сможет предоставить экспертные демонстрации на фортепиано, как это делает Уильямс, поэтому Спилберг отправил его с ранней версией фильма, запланировав выступление оркестра на целый день после того, как «The Post» завершится. и Сильвестри начал писать свою партитуру совершенно свободно.

Несколько недель спустя Спилберг вылетел обратно в Лос-Анджелес и прибыл на этап подсчета очков Sony, не зная, чего ожидать. Первое, что сделал Сильвестри, когда режиссер обычно сидел в восьми футах от него, — это духовые фанфары для ранней сцены.

«Все закончилось, — говорит Сильвестри, — и Стивен выскочил из своего кресла, поднял правую руку и сказал:« Продано! »»

Эта гимновая церемониальная фанфара стала главной темой фильма.

«Это был самый приятный способ прослушать меня», — сказал Сильвестри. «Мы обнялись друг с другом и вышли с такими словами:« Это может сработать. Мы можем это сделать ». И это было прекрасно на каждом этапе пути».

В тот первый день Сильвестри записал 30 минут музыки, большая часть которой осталась в финальной партитуре.

Затем он и Спилберг приступили к более нормальному обмену мнениями до конца партитуры. Сильвестри написал ностальгическую и задумчивую тему как для эксцентричного создателя Халлидея (Марк Райланс), так и для молодого главного героя фильма Уэйда (Тай Шеридан), которые разделяют чистую любовь к стране чудес виртуальной реальности ОАЗИС.

В фильме, набитом пасхальными яйцами поп-культуры, композитор также кивнул своей музыке из «Назад в будущее». Повторяющийся мотив — это один из первых мотивов, которые Сильвестри написал для кульминации башни с часами в оригинальном фильме 1985 года.

«Это чистый Стивен», — говорит Сильвестри. «Он сказал:« Это момент «Назад в будущее» ».« О, так ты действительно хочешь что-то вроде «Назад в будущее»? »« Нет, я хочу «Назад в будущее», и я хочу это именно так, как это было в фильме ».

Спилберг похвалил Сильвестри за то, что он дал своему фильму« много волнующей силы. Его музыка — это не подсознательный аккомпанемент, это центральный персонаж, который призван привлечь внимание широкой публики. Подобно Джону Уильямсу, Алан понимает цель адаптации тем, которые вы выходите из фильмов, напевая, чтобы идентифицировать персонажей, а также эпические движения в фильмах, которые призваны быть в некоторой степени оперными.

«Невероятно, что есть шанс написать мелодичный, оркестровый, тематический материал, и есть люди, которые все еще хотят этого», — сказал Сильвестри, который также только что закончил озвучивать «Мстители: Война бесконечности». «Мы должны поблагодарить мистера Уильямса за то, что он ясно показал нам силу тематического материала в кинофильме, снова и снова».

86-летний Уильямс однажды даже появился на этапе подсчета очков и сидел рядом со Спилбергом, пока Сильвестри вел его.

«Я почувствовал такую ​​поддержку от них обоих», — говорит Сильвестри.«Я делал свою работу. Я был уверен в этом. Стивену, казалось, действительно нравилось то, что я делаю. Так что все было как обычно — с этим сюрреалистическим слоем для меня. Быть приглашенным в это путешествие и теперь видеть этих двух сидящих там мужчин — это было за гранью самой безумной мечты ».

«Первый игрок наготове»

Когда Джон Уильямс не может пойти, кому звонит Спилберг? Томас Ньюман: NPR

Томас Ньюман позирует портрету на обеде для номинантов на Оскар в феврале 2014 года в Беверли-Хиллз, Калифорния. Мэтт Сэйлз / Invision / AP скрыть подпись

переключить подпись Мэтт Сэйлз / Invision / AP

Томас Ньюман позирует портрету на обеде для номинантов на «Оскар» в феврале 2014 года в Беверли-Хиллз, Калифорния.

Мэтт Сэйлз / Invision / AP

Вплоть до этого года композитор Джон Уильямс стал автором всех фильмов Стивена Спилберга, кроме одного, с момента его дебюта на большом экране в 1974 году. В легендарном сотрудничестве, длившемся десятилетия, они вместе работали над такими фильмами, как Челюсти , Близкие встречи третьего вида , Индиана Джонс и Список Шиндлера .

Эта полоса подходит к концу в эти выходные с выходом новой драмы Спилберга о холодной войне, Мост шпионов .Это 28-й полнометражный фильм режиссера, второй фильм, снятый им без помощи Уильямса.

«Это потрясающее сотрудничество, вы знаете, разыгравшееся в прекрасных творческих результатах, а также просто в коммерческом плане», — говорит Томас Ньюман, коллега-композитор, который был там, чтобы увидеть партнерство между Спилбергом и Уильямсом. его происхождение.

«Я ходил и сидел на обшарпанных зеленых кушетках, я помню, в« Фоксе »на сцене, над которой много работал мой отец, и смотрел, как Джон дирижирует эти огромные фильмы.«

Альфред Ньюман стоит между актером Эдди Кантором (слева) и режиссером Норманом Таурогом, слушая воспроизведение на съемочной площадке Strike Me Pink , около 1935 года. Архив Халтона / Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Архив Халтона / Getty Images

Альфред Ньюман стоит между актером Эдди Кантором (слева) и режиссером Норманом Таурогом, слушает воспроизведение на съемочной площадке Strike Me Pink , около 1935 года.

Архив Халтона / Getty Images

Его отцом был Альфред Ньюман, руководивший музыкальным отделом Fox в течение 20 лет и один из отцов-основателей озвучивания фильмов. Его собственные работы включают All About Eve и How the West Was Won . Старший Ньюман дал молодому джазовому пианисту, только что окончившему музыкальную школу, которого звали Джонни Уильямс, несколько своих первых концертов в Голливуде.

«И он очень вдохновлял меня, когда я был ребенком — пригласил меня к себе домой и пригласил меня и мою жену на обед», — говорит Джон Уильямс.«И, конечно же, в то время Томми был младенцем. И поэтому я сказал Стивену:« Ты знаешь, это действительно похоже на большую семью, когда Томми снимается в этом фильме ». «

« Этот фильм »- последний фильм Спилберга. Уильямс не набрал Мост шпионов , потому что он не смог набрать .

«Я ненадолго заболел в начале года, как раз в то время, когда расписание Стивена нужно было заполнить музыкой этого», — говорит Уильямс.

Единственным другим фильмом Спилберга, над которым Уильямс не работал, был фильм 1985 года « Пурпурный цвет », исполнительный продюсер Куинси Джонс настоял на том, чтобы поставить оценку самому себе.Так как же выбрать, кого нанять, чтобы заполнить пробел в партнерстве, которое длилось 42 года и которое оба мужчины сравнивают с браком?

Смотрите на семью.

«Моему папе, я думаю, действительно, очень нравился Джон как игрок, и я думаю, что творчески подошел к Джону. И я не думаю, что Джон когда-либо забывал об этом, и он был близок с Ньюманами все эти годы. — Всегда был так вежлив со мной и был таким заинтересованным музыкантом », — говорит Ньюман. «Для меня было честью пойти по его стопам во многих отношениях.

И так же, как Альфред Ньюман дал Джону Уильямсу некоторые из его первых больших перерывов, Уильямс, в свою очередь, дал Томасу Ньюману одно из своих первых лучших заданий как голливудский музыкант.

«Он бросил мне кость. Я имею в виду, он бы так не сказал. Но он позволил мне организовать реплику из : Возвращение джедая , когда умирает Дарт Вейдер », — говорит Ньюман, затем смеется:« Это было потрясающе ».

Томас Ньюман получил 12 номинаций на« Оскар ». его собственные саундтреки к фильму — в том числе кивки Skyfall , American Beauty и The Shawshank Redemption .

Он работал над более чем 75 фильмами со многими известными режиссерами. Но работать со Стивеном Спилбергом — зная, кто его обычная правая рука — было немного пугающим.

«Вы сидите с ним в комнате и играете что-то — музыкальное произведение. И вы доверяете тому, как он реагирует. И поэтому я бы просто попытался вызвать те чувства, которые вызвали это в нем», — говорит Ньюман. «Его инстинкты довольно безошибочны. Это было очень ясно, но это никогда не было доктринером, это вообще никогда не было догматическим.Я думаю, он был очень заинтересован в том, чтобы проникнуть в творческое сердце каждого, с кем он сотрудничает ».

Том Хэнкс играет бруклинского адвоката Джеймса Донована в триллере Спилберга « Мост шпионов », триллере времен холодной войны. Яап Буйтендейк / любезно предоставлено Dreamworks Pictures скрыть подпись

переключить подпись Яап Буйтендейк / любезно предоставлено Dreamworks Pictures

Том Хэнкс играет бруклинского адвоката Джеймса Донована в триллере Спилберга « Мост шпионов », триллере времен холодной войны.

Яап Буйтендейк / любезно предоставлено Dreamworks Pictures

Ньюман написал музыку для «Мост шпионов» , которая включает в себя причудливое многослойное фортепианное письмо и неровные струнные мотивы, характерные для многих его партитур. Но он также встретил эстетику Спилберга на ее собственном уровне, который способствует сильным, непринужденным эмоциям и моментам нецинической красоты.

«Я думаю, что у него очень ценный дар», — говорит Джон Уильямс о Ньюмане.«И у него есть собственный голос. Думаю, я больше думаю о его таланте, чем он. Я все время говорю:« Томми, тебе следует адаптировать это к концертной пьесе ». Я думаю, что он очень талантлив «.

Уильямс и Томас Ньюман — два совершенно разных композитора двух разных поколений: один до сих пор пишет карандашом и бумагой и начал свою карьеру в эпоху мюзиклов Роджерса и Хаммерштейна; другой широко использует электронику и был основан в эпоху Flashdance .

«Думаю, никто не говорил, что я когда-либо смогу вмешаться и сделать то, что делает Джон. Но вмешаться и попытаться сделать то, что я делаю, было отчасти тем, что Стивен просил от меня — и отчасти то, что я знал, что я получу делать, просто потому что … что еще я собирался делать? » — говорит Ньюман.

«Потому что было бы очень трудно быть Джоном Уильямсом».

Но если у кого-то есть , чтобы занять его место — даже для одного фильма — это как бы хорошо остаться в семье.

Расширенная стенограмма: Джон Уильямс о Спилберге, «Звездных войнах» и силе музыки

В этой расширенной стенограмме интервью корреспондента Трейси Смит с Джоном Уильямсом для «Воскресное утро CBS», проведенного в Тэнглвуде (место проведения летнего выступления Бостонский симфонический оркестр и Boston Pops), композитор рассказывает о своем партнерстве с режиссером Стивеном Спилбергом, не имеющем аналогов в кино.Он также обсуждает всепоглощающий характер написания музыки; работает над «Звездными войнами»; и почему он не смотрит свои фильмы, когда они закончены.


ТРЕЙСИ СМИТ: Итак, вы руководили Boston Pops более десяти лет. Вы чувствуете себя, приезжая в Тэнглвуд, как дома?

ДЖОН УИЛЬЯМС: О, Тэнглвуд определенно мой дом, и это много духовных, музыкальных и других аспектов. Ваши зрители наверняка знают, что это летний дом Бостонского симфонического оркестра. Но Тэнглвуд также является домом для Нормана Роквелла.Итак, если вы знакомы с «Четырьмя свободами» и атмосферой всего этого, они поймут, что эта атмосфера все еще сохраняется здесь.

И история его духовно и художественно очень глубокая. Я говорю о Тэнглвуде с такой нежностью и любовью. Может, больше, чем ты хочешь услышать. Но я напомню вашим зрителям, что Дэниел Честер Френч, который создал мемориал Линкольна [статуя], сделал это здесь. И вы можете пойти в его студию и посмотреть модели Линкольна, которые он там сделал.И тогда люди не знают, откуда эта статуя. Ну, вообще-то оно пришло из Беркшира, из Тэнглвуда.

СМИТ: Что вы чувствуете? что ты сделаешь для души, чтобы вернуться сюда?

Композитор Джон Уильямс. Новости CBS

УИЛЬЯМС: Я действительно считаю, что это жуткое место. Холмы Беркшира привлекали такие духовные группы, как Шейкеры и художники — Мелвилл и Хоторн, Эдит Уортон и Аарон Коупленд, Леонард Бернстайн.Причина, по которой все они приехали сюда работать, заключается в том, что это действительно вдохновляющее место.

Более

Деревья всегда вдохновляют нас, куда бы вы ни пошли. Но это что-то очень-очень духовное и особенное. И я думаю, что особенно для музыкантов и писателей вкус того, что мы делаем, — это тишина. Вы знаете, вы можете забраться среди деревьев, если хотите, и послушать деревья и ветерок, а место для размышлений не имеет себе равных в подобных вещах.Итак, это место — большая часть американской культурной истории, гораздо большее место, чем думает большинство людей.

СМИТ: Это правда.

УИЛЬЯМС: Здесь столько истории. И просто отвечу на ваш вопрос, его влияние на меня очень духовное и очень волнующее. И я написал здесь так много музыки, так много музыки к фильмам.

СМИТ: Здесь?

УИЛЬЯМС: Прямо здесь. Я приезжаю каждое лето.

СМИТ: Не могли бы вы назвать несколько имен и партитур, которые вы здесь написали?

УИЛЬЯМС: Фильмы «Звездные войны», «Индиана Джонс», «Список Шиндлера» и «Гарри Поттер» и вся эта работа, большая часть этой работы выполняется здесь физически, потому что это такое счастливое место.Я открыл это место в 1980 году [когда проводил Boston Pops]. Итак, каждое лето я приезжаю сюда уже 39 лет, каждый год с удовольствием дирижируя оркестром. И это большая часть моей жизни. И прекрасное противоядие от голливудских занятий, которыми я занимаюсь в остальное время года.

[Слушайте аудиозаписи из лучших произведений Джона Уильямса.]

Музыка из классических фильмов Джона Уильямса 47 фото

СМИТ: Это правда.Очень разные.

УИЛЬЯМС: Совершенно разные, во всех смыслах. Но это также очень интересно, потому что одно — это возрождение другого. Так что это держит меня, может быть, не молодым, но, надеюсь, немного свежим! (СМЕЕТ)

СМИТ: Вы все еще очень свежи, и я не имею в виду это в уничижительном смысле.

УИЛЬЯМС: Ага.

СМИТ: Итак, вы говорите о том одиночестве, которое вы чувствуете здесь. Ваш процесс таков, что вы очень изолированы, почти как монах.

УИЛЬЯМС: Это так. Ага. Сочиняю музыку, я очень неподготовлен, Трейси. Вы знаете, когда я изучал музыку, у них не было компьютеров и всех синтезаторов и так далее, звуковых заменителей и прочего. Итак, я научился писать карандашом и бумагой, которые все еще можно использовать, но только для пожилых монахов. Так работают очень немногие из моих младших коллег. Но я был так занят в своей рабочей жизни, что у меня никогда не было времени переоснастить. Так что я до сих пор использую этот, для молодых людей, очень примитивный способ написания музыки по нотам.И я не изменился. Так что, должен признать, я медленнее, чем мои младшие коллеги.

СМИТ: Но это работает. (СМЕЕТ)

УИЛЬЯМС: Надеюсь, это сработает. Знаете, это то, что я знаю и к чему я привык, и я думаю, что это, вероятно, отличная музыка — когда мы думаем, например, о Бахе, он, должно быть, использовал гусиное перо или что-то в этом роде. Я думаю, что если вы пишете письмо ручкой, вы думаете в одном направлении — бумага для школы или что-то еще — и если вы делаете это таким образом, это не тот же процесс.Так что это вроде как лепить домашнее тесто. Знаете, то же самое. У вас есть ластик, и вы возвращаетесь и исправляете то, что делали утром, и так далее.

СМИТ: Насколько сложна ваша работа, когда вы сочиняете?

УИЛЬЯМС: Ну, любой, кто пишет, знает, что думать о том, что вы пишете, можно круглосуточно. Вы ложитесь спать ночью и думаете: «А, это должна быть эта мелодия», или: «Это должна быть другая тональность», или что-то в этом роде. «Это не должен быть гобой. Это должна быть флейта.«Сейчас час ночи, знаете ли. И, может быть, очень сложно разделить эти виды деятельности на людей, которые делают то же самое, что и я.

Одно могу сказать по этому поводу, так это то, что работать так, как я работаю, для меня большая честь. Но это настолько интенсивно, что вы пренебрегаете вещами.

СМИТ: Нравится?

УИЛЬЯМС: Можно пренебрегать людьми. Можно пренебречь семьей. У меня замечательные дети. Моя покойная жена ушла. Но моя нынешняя жена очень счастлива. Но это поглощает вашу жизнь, эту работу, чего на самом деле не должно быть.Многое из того, что я делаю, конечно, не так уж и важно. Но процесс его выполнения настолько сложен, что просто предложите слово, которое вы использовали, и это правда. Это не иногда случается. Это постоянное занятие.

По крайней мере, со мной, и я думаю, с большинством других, которые делают аналогичную работу. И также как журналист, вероятно, в вашем мире, вы пишете газету в один день в среду, а она публикуется на следующий день. А в следующую среду вы смотрите на это и думаете: «Боже мой, я мог бы улучшить свою прозу, если бы у меня было еще два часа, чтобы поработать над этим.»

И я думаю, что это также верно в мире музыки для кино. Когда я записываю бумагу и отдаю ее библиотекарю, я знаю, что она не вернется ко мне. В следующий раз я увижу ее на сцене с оркестром Так что, как и в журналистике, у нас мало времени для вторых и третьих мыслей и переписываний. Прекрасная вещь в работе с такой артисткой, как Анн-Софи [Муттер], заключается в том, что, когда мы создавали эти адаптации моих мелодий, мы много возвращались. и т. д. И я мог переписывать и сводить ее с ума изменениями.(СМЕЕТ) И она узнала бы одну вещь, и я — к счастью, я только вообразил, сколько неприятностей я ей причинил. (СМЕЕТСЯ) Но она справлялась с каждым случаем.

СМИТ: Слушаете ли вы музыку к фильму, когда она идет в кино, а когда выходит?

УИЛЬЯМС: №

СМИТ: Нет? Почему бы нет?

УИЛЬЯМС: Потому что я все время пишу музыку, Трейси. И поэтому слушать это неудобно. Я мало слушаю музыку.

СМИТ: У всех?

УИЛЬЯМС: Если вы идете на званый обед, что я делаю редко, и у кого-то есть музыка, я думаю: «Ну, это ре мажор.И, боже мой, фа-диез плоский ». А между тем, на полпути к тому, что мы едим, трудно не слушать его, если вы обучены не только дирижированию, но и монтажу такого количества музыки, где вы Вы знаете, вы слушаете мелочи в каждом дубле и редактировании, и теперь, конечно, в цифровом формате.

Я сильно преувеличиваю, я уверен, и немного преувеличиваю, чтобы понять суть. Но если я послушаю С великими композиторами-классиками я бы только подумал: «Это намного лучше, чем все, что я мог бы написать.«Это не утешает. (СМЕЕТ)

СМИТ: Это не вдохновляет?

УИЛЬЯМС: (СМЕЕТСЯ) Нет!

СМИТ: Это не утешает.

УИЛЬЯМС: Нет. Это заставляет меня думать, что всегда можно быть лучше. Потому что величайшим сочинением музыки было развитие церковной музыки до Баха и, наконец, Гайдна, Моцарта, Бетховена и так далее. Искусство аранжировки нот и тонов никогда не достигало более высокой точки, чем эта — вероятно, это была вершина тональной организации.С тех пор мы перешли к некоторым аспектам полной дезорганизации. Это очень увлекательный путь, но у нас всегда есть великие мастера, на которых можно смотреть без зависти и величайшего восхищения, по крайней мере, в моем случае.

СМИТ: Итак, вы не слушаете музыку так много ради развлечения. Вы не ходите в кино.

УИЛЬЯМС: Я не хожу в кино. №

СМИТ: Вы не видели много фильмов, в которых играет ваша музыка?

УИЛЬЯМС: Трейси, после того, как мы их дублировали, я видел их 50 раз.

СМИТ: И этого достаточно? (СМЕХ)

УИЛЬЯМС: Итак, вы знаете, этого достаточно. И на сеансе перезаписи, вы знаете, в конце подсчета очков, то есть примерно через три-четыре недели или, может быть, больше интенсивного выполнения этого каждый день, сидения в театре, корректировки уровней и так далее и внесения изменений, и я всегда пойдет на премьеру, чтобы посмотреть, насколько хорошо мы сделали, но всегда есть проблема, потому что каждый кинотеатр будет давать вам другое воспроизводимое изображение.

У нас в Fox Studios или Disney, должно быть, идеальное звуковое представление для идеального театра.Идеальный театр редко бывает. Итак, вы не хотите слишком остро реагировать на то, что слышите — басов недостаточно, и вы вкладываете больше. Теперь в следующем театре слишком много. В конце концов, вы можете немного сойти с ума, делая это. Итак, лучшее, что можно сделать, — это сделать все возможное, позволить ему летать, позволить ему плавать и перейти к следующему делу. Итак, я не хожу в кино. Я не слушаю то, что написал. Я буду слушать то, что я написал с Анн-Софи, но я этого не сделал с тех пор, как мы закончили редактирование.А я подожду и послушаю позже. И я буду слушать лучше или более объективно, я уверен.

СМИТ: Если вы дадите ему немного места.

УИЛЬЯМС: Да.

«Скайуокер: Скайуокер»

СМИТ: Это последняя «Звездные войны», над которыми вы работаете? Это правда?

УИЛЬЯМС: Да, это так.

СМИТ: Почему? Вы считаете, что сейчас самое подходящее время?

УИЛЬЯМС: Ну, конечно, я думаю, что это конец истории Скайуокера, насколько я понимаю.Disney, которая владеет Lucasfilm, может захотеть продолжить и производить больше фильмов, вдохновленных Лукасом. Но это сделает мне лук на упаковке.

И это, вероятно, будет концом своего рода тематического потока, который начался в первом фильме и закончился сейчас. Что дико для меня как для композитора «Звездных войн», так это то, что этого никогда не было — это моя удача, удача в том смысле, что я написал музыку для первого фильма. Это была та, та и другая тема. Во втором фильме у меня была эта, та, другая тема и еще две темы.И поэтому за все эти годы словарь вещей расширился. Мы не могли сыграть все это за одну ночь. Его слишком много.

СМИТ: После первого фильма вы не знали, что будет второй фильм.

УИЛЬЯМС: №

СМИТ: И вы также не знали об отношениях между Люком и Лейей?

УИЛЬЯМС: Нет, не знал. Что ж, первый фильм Джордж Лукас не дал нам никаких указаний на то, что будет второй фильм. И я не думаю, что он знал себя, потому что он написал сценарий на желтом блокноте карандашом, как и все последующие, и я знаю, что он не думал, что фильм будет таким успешным, потому что он сказал своему другу Стивену Спилбергу: «О, нет.Это не сработает »и т. Д.

Стивен сказал:« Нет, это здорово. Он будет играть в течение нескольких месяцев ». И он играл в течение многих лет. Все удивили. Но в истории, которую я рассказываю о Люке и Лее, я видел их двумя молодыми людьми из первого фильма, которые я никогда больше не увижу. И они казались чтобы быть совместимыми. Они веселились вместе. Они вместе снимались в боевых сценах. И я подумал: «Что ж, рано или поздно они станут любовниками, и у них будут дети, и вы знаете, поэтому я написал любовную тему для принцессы Леи. , не зная, где-то два или три года, что они брат и сестра.Я даже не знаю, когда нам сказал Джордж (СМЕЕТСЯ). Это был второй фильм или третий [«Возвращение джедая»]. Так что мне пришлось вернуться и написать разные темы для (СМЕЕТ) различных отношений, которые со временем стали в центре внимания.

«Тема принцессы Леи» из «Звездных войн»

Музыкальная сцена из «Последние джедаи» с Люком (Марк Хэмилл) и Лейей (Кэрри Фишер), с повторением Люка и Леи. тема из «Возвращения джедая».»

Последний джедай, сцена «Искра» — Только музыка , автор: Игнасио Миранда на YouTube
Стивен Спилберг

СМИТ: Что вы думаете об этом сотрудничестве [со Стивеном]? Почему вы двое так хорошо работаете вместе?

УИЛЬЯМС: Не знаю. Мы со Стивеном работаем вместе с 1973 года. Это должно быть около 45 лет.

СМИТ: Замечательно.

УИЛЬЯМС: Он удивительный человек, как, наверное, уже знает большинство людей.Он великий кинорежиссер и отличный продюсер, но также и великий филантроп в основных направлениях, которые не афишируются.

Когда я встретил его, ему было около 23 или 24 лет, и руководители студии спросили, не пообедаем ли мы. И я пошел в ресторан, чтобы встретиться с ним, это был шикарный ресторан в Беверли-Хиллз. И метрдотель подвел меня к столу. И вот этот тощий парень примерно на 17. И я подумал: «Ой, это режиссер, к которому меня послали?» И я сел с ним.Мы начали разговаривать, и через минуту я понял, что он великолепен. Он знал больше о музыке для фильмов, он мог вспомнить темы, которые я написал из фильмов, которые я забыл, и другие темы от старых коллег, которые я забыл.

И он оказался любезным генералом в управлении фотографией, монтажом, сборкой декораций и всем остальным. Казалось, что в детстве он обладал этим мастерством в своем искусстве, и опять же, очень похож на Анн-Софи, которая была вундеркиндом, когда была младенцем.Стивен обладает похожими качествами.

И еще он не изменился. То же самое для меня, маленького, очень молодого человека, который был очень милым и не наивным. И я также видел его на встречах с деловыми людьми и так далее, когда он был взрослым и мастерски общался с людьми. За сорок с лишним лет совместной работы мы ни разу не ссорились.

СМИТ: Никогда?

УИЛЬЯМС: И он сказал кое-что очень интересное как режиссер и продюсер. Он приходит ко мне в офис, и я играю для него на пианино.За все эти годы он ни разу не сказал: «Мне это не нравится. Знаете, не пробовать что-то другое». К тому времени, когда я прохожу половину, я могу видеть по мускулам его лица, где я нахожусь с этой штукой. И он с энтузиазмом относится ко всему, даже к тому, что мы отвергаем. Иногда я делаю сцену с оркестром и часто пишу две версии. И я точно знаю, какой он возьмется. Но это часть процесса, через который мне нужно пройти, чтобы найти что-то среднее между его мыслями и моими, которые встретятся.

Думаю, еще кое-что, что я хотел бы упомянуть, почему отношения со Спилбергом такие длительные, он любит музыку. Так много продюсеров выйдут на сцену, у нас там сидит оркестр из 90 человек, это очень дорого, и они будут волноваться: «Когда мы закончим? Отпустите их». Это дороже, если мы перейдем на сверхурочную работу, и люди это понимают.

И в конце нашего сеанса Стивен подойдет ко мне. «У вас есть еще? Поиграйте еще. Не отпускайте их». Это почти физическая радость.

На первом сеансе записи «Jaws» Стивен привел на запись свою мать. И человек, который был бывшим концертмейстером, ведущим скрипачом Филадельфийского оркестра, был нашим ведущим скрипачом на сессии, великим скрипачом. И Стивен сказал своей матери: «О, у нас есть концертмейстер из Филадельфийского оркестра для моего фильма. Посмотри на это». Гордость, которой он был, гордость за музыку и создателей музыки, с которыми я работал, включая Альфреда Хичкока, который полагался на музыку и понимал ее необходимость, — ни у кого нет такой музыкальности.

Погоня за акулами из «Челюстей» Спилберга с оскароносной оценкой Уильямса:

Челюсти (1975) — Сцена с бочками (5/10) | Movieclips , автор: Видеоклипы вкл. YouTube
«Список Шиндлера»

СМИТ: Когда он впервые показал вам «Список Шиндлера», что вы сказали?

УИЛЬЯМС: О, у меня есть история, которую я хотел бы рассказать. Что мы обычно делаем, так это то, что когда он заканчивает фотографировать, у нас есть сеанс, обычно только мы двое, и идея заключалась в том, чтобы просто посмотреть фильм и снять его, и мы обсудим, что должна делать музыка и как это делать. должно работать и тд.

И фильм проиграл, и он разбил мне сердце, так как любой мог бы знать, что видел это. И последняя сцена в фильме происходит в Израиле, где Оскар Шиндлер, который был героем этого события и сделал работу, чтобы спасти столько жизней, люди приходили — дети и взрослые — кладут камни на могилу Оскара Шиндлера, который был похоронен [с] честью в Израиле.

А потом загорелся свет, и пора начинать нашу встречу. И это было типа, я не кричу, но я действительно задохнулся.И я сказал: «Стивен, мне просто нужно выйти из комнаты». И я вышел на улицу, прошелся, собрался и вернулся, чтобы начать собрание. И это примерно дословно. Я сказал: «Стивен, это отличный фильм, и для этого фильма вам действительно нужен лучший композитор, чем я». И он сказал: «Я знаю. Но они все мертвы». (СМЕЕТСЯ) Итак, я стал «живым композитором». (СМЕЕТСЯ)

СМИТ: Это прекрасная история. (СМЕЕТ)

УИЛЬЯМС: Я люблю рассказывать эту историю.

Анн-Софи Муттер и Джон Уильямс записывают тему из «Списка Шиндлера» для альбома «Через звезды»:

Анн-Софи Муттер и Джон Уильямс записывают… 02:15

СМИТ: Я знаю, что вы очень скромный человек, но позволяете ли вы себе когда-нибудь в этот момент отступить и сказать: «Вау. Посмотри, что я наделал».

УИЛЬЯМС: Трейси, я буду с тобой полностью честен. Мне очень трудно получить полное удовольствие от всего, что я сделал, потому что … я не знаю, есть ли у вас дети. Вы любите все в каждом из своих детей. И всегда есть что-то, что вы хотели бы исправить, или вы хотели бы, чтобы ваши гены помогли немного больше (СМЕЕТСЯ) в той или иной области, и это именно то, что есть.

Вы можете любить это, и вы можете любить все это, но вы всегда можете увидеть вещи, которые можно улучшить, но, увы, как только он выйдет и опубликуется, и так далее, и так далее, это выйдет из-под вашего контроля. Мне жаль, что у меня не было такого характера, который я мог бы сказать: «Ах, это фантастика». Но я не думаю, что в музыкальном искусстве нет места подобному тщеславию. Я не знаю, кто еще мог чувствовать это, учитывая наши плечи.

СМИТ: Но ваши плечи здесь довольно широкие и сильные.Теперь вы являетесь частью этого фонда.

УИЛЬЯМС: Ну, я не смог попасть в НФЛ. (СМЕЕТСЯ)

СМИТ: Как долго ты будешь писать?

УИЛЬЯМС: Продолжать писать? До тех пор, как я могу. Вы знаете, что это очень хороший вопрос обо всем, что мы делаем. Я думаю, что мы всегда будем делать это, пока мы здоровы, пока есть возможность делать это. И в любом виде письма я думал, что у вас очень хорошее настроение. Даже в вашей работе мы все будем работать лучше, когда будем чувствовать себя хорошо.

Есть небольшая разница между плохим днем ​​и хорошим днем, или хорошим собеседованием и плохим собеседованием и так далее. Я чувствую себя очень, очень удачливым. Я работаю, не знаю, сколько лет, 65 лет, 60, очень долго. И моя жена время от времени говорила мне: «Сделай что-нибудь бесполезное. Иди напиши музыку или сойди к пианино и сыграй что-нибудь».

Кроме того, я не думаю, что кто-то уходит из музыки. Звучит банально, но это часть вашего дыхания не только для музыкантов, но и для всех.Октава Страдивари — это одно. Октава на маленькой деревянной флейте в джунглях Новой Гвинеи — это то же самое. Он универсален.

Я не думаю, что ты бросаешь музыку. Вы можете закончить свой самый последний день жизни, спев первую песню, которой научила вас мама.

Музыка, я всегда говорю, что это три вещи: это композитор, и это оркестр, или певец, и слушатель. И что такое музыка, это то, что находится между ними, дух трех участников, которые опираются друг на друга.Мне нужна Энн-Софи. Я могу писать все эти заметки; какая польза от этого [вне] беспорядка в комнате? Она может сыграть это чудесами, правда, я не знаю, как она это делает, а потом публика [слышит].

Это прекрасная жизнь. Я не хочу сказать, что это похоже на людей, у которых большая вера, которую, как вы знаете, трудно как-то понять, как люди относятся к вещам, которые им принадлежат, и они постоянны, они всегда соответствуют нам. И я считаю, что это касается музыки.

Могу сказать об Анн-Софи, она многогранна.И одна из ее отличительных черт — великий виртуоз, который путешествует по миру, по странам повсюду. И подумайте о том, что Китай сейчас покупает больше пианино, чем весь остальной мир вместе взятые, я думаю, не преувеличивая.

Что может быть лучшей связью между Востоком, Западом и различными конкурирующими державами, чем универсальный язык Страда и маленькой белой деревянной флейты? Она ходит, наверное, во все страны мира, играет для них музыку, и они держат ее в своих руках или в своих сердцах в течение минуты.И она будет играть во что бы то ни стало. Но это внешняя политика на высшем уровне. Вам не обязательно быть сотрудником Государственного департамента. Вы можете сделать это, чтобы напомнить людям, что мы — одно целое. Мы все слышим октаву одинаково, независимо от вашей культурной адаптации в музыке и фразеологии. Мы одна семья. Я считаю, что мы — один мозг. Я не жуткий, религиозный или что-то в этом роде, но я верю в это.

СМИТ: И в этом сила музыки.

УИЛЬЯМС: Это сила, которую музыка может передавать между людьми или соединять между ними, своего рода связующее звено.Почему люди в Китае, Японии и Азии любят Бетховена?

Я говорю вам как композитор, это очень интересно: вы берете первую страницу симфонии Бетховена после вступления, даете мне 12 тактов, а затем пытаетесь написать следующую страницу. Вы не можете этого сделать. Независимо от того, сколько навыков у вас есть и сколько тренировок, вы не можете вникнуть в его мозг. Заказ — это божественный дар.

Музыка — это нексус. Это канал. Это связь. Но связь — это то, что будет, если мы когда-нибудь сможем развиться до точки, если мы все еще можем мутировать, если мы все еще сможем меняться и, обучаясь, становясь лучше, мы сможем овладеть основными вещами управления и сотрудничества между странами.

В тот момент, когда мы добрались до того места, где мы есть, мы были такими неуклюжими в управлении не только в нашей стране, но и во всем мире. Это просто. Мы должны, к настоящему моменту, в этот период нашей истории, со всеми нашими языками, музыкой и всем остальным, мы очень сильно отстаем. И мы не догнали технологии, которые расширяют и расширяют наши возможности.

Итак, вот почему в Тэнглвуде у нас теперь есть Учебный институт Тэнглвуда, который не является Музыкальным институтом Тэнглвуда.Акцент на правильном слове — учение. Так что нам нужно узнать больше. Обучение — это то, что в конце концов спасет нас от самих себя. С экологической точки зрения и во всех других отношениях нам нужно «умничать». Не веселиться, а учиться.

Вы можете транслировать альбом Anne-Sophie Mutter-John Williams «Across the Stars», нажав на вставку ниже (для прослушивания треков полностью требуется бесплатная регистрация Spotify):

Для получения дополнительной информации:

Стивен Спилберг, Джордж Лукас хвалят пожизненного лауреата премии Джона Уильямса | Фильм

За свою 60-летнюю карьеру в кино Джон Уильямс набрал 50 номинаций на «Оскар» (больше всех на свете) и пять побед.Однако, впервые узнав, что Американский институт киноискусства хочет вручить ему награду за жизненные достижения в 2016 году, 84-летний композитор подумал: «Я действительно слишком молод для чего-то подобного».

Уильямс, ответственный за многие из самых известных саундтреков к таким фильмам, как «Звездные войны», «Инопланетянин», «Индиана Джонс», «Парк Юрского периода», «Супермен» и «Гарри Поттер», в шутливой форме принимал эту награду на гала-вечере в четверг, проходившем в Театр Долби в Голливуде.

К огромному смеху аудитории он рассказал, что для первых «Звездных войн» он сначала написал «довольно горячую тему любви» с «жаркой кульминацией» для Люка и Леи, но позже узнал, что они были братьями и сестрами.Он также вспомнил случай, когда он умолял Стивена Спилберга найти «лучшего композитора, чем я» для «Списка Шиндлера», на что режиссер ответил: «Я знаю, но они все мертвы». Уильямс получит свой пятый «Оскар» за этот счет.

«Конечно, Бетховен сторонился [Голливуда], — пошутил Уильямс, — но у Вагнера была бы собственная студия в Бербанке с водонапорной башней с большой буквой W.»

Перед тем, как Уильямс вышел на сцену, стайка стойких голливудских приверженцев, в том числе прошлые обладатели награды, Спилберг, Джордж Лукас, Том Хэнкс, а также Харрисон Форд, Дрю Бэрримор, Коби Брайант, Брайс Даллас Ховард и Сет Макфарлейн отдали дань уважения. композитору.

Стивен Спилберг, Джордж Лукас и Джей Джей Абрамс почтили память Уильямса. Фотография: Джейсон ЛаВерис / FilmMagic

«Без Джона Уильямса не летают ни велосипеды, ни метлы на квиддичных матчах, ни люди в красных плащах», — сказал Спилберг, работавший с Уильямсом над 27 фильмами за 43 года. «Силы нет, динозавры не ходят по Земле, мы не удивляемся, мы не плачем, мы не верим».

После их первого совместного фильма «Шугарлендский экспресс» они вновь снялись в команде для «Челюсти», за которую Уильямс получил свой второй «Оскар».«Когда он впервые сыграл для меня [тему« Челюстей »] на фортепиано, у него была широкая улыбка на лице, и я подумал, что он шутит», — сказал Спилберг, также ухмыляясь. «Он не был».

Форд, который работал с этой парой над фильмами об Индиане Джонсе (все они вернутся для предстоящей пятой части), тем временем сетовал на то, что музыкальная тема франшизы следует за ним повсюду. «Когда я пошел на колоноскопию, он играл в операционной», — пошутила звезда на сцене.

Лукас выразил свое почтение своему постоянному соратнику, отметив, что музыка Уильямса подняла «Звездные войны» до «уровня популярного искусства, который выдержит испытание временем».

«У меня было так много идей для других фильмов, но я так и не добрался до них, потому что вы гарантировали, что« Звездные войны »будут длиться вечно», — сказал Лукас Уильямсу. «А потом ты сделал это снова для« В поисках утраченного ковчега , »», который в конечном итоге написал Лукас, а Спилберг направил.

Преемник Лукаса по франшизе «Звездных войн», Абрамс, сказал, что он чувствовал себя «самым удачливым человеком на свете», работая со значком в «Пробуждении силы», который, по его словам, называл его «младенцем» и «ангелом» во время создания фильма.