Мишель кинг роберт кинг: Краткий путеводитель по вселенной Стивена Кинга – Weekend – Коммерсантъ

Содержание

Создатели «Хорошей жены» назвали лучшие сериалы десятилетия

В их числе – известная криминальная драма и шпионский триллер.

Роберт и Мишель Кинг – довольно значимый в киноиндустрии дуэт, который представил зрителю ТВ-драму «Хорошая жена», ставшую одной из самых популярных на CBS. Оказывается, они являются не только отличными шоураннерами, но и сами не прочь провести часок-другой перед малым экраном. В интервью изданию EW Кинги признались, что являются большими фанатами телевидения, а также назвали лучше телепроекты минувшего десятилетия.

Мишель рассказала, что могла бы бесконечно пересматривать сериал «Во все тяжкие» Винса Гиллигана, который выходил на AMC с 2008 по 2013 год. Напомним, он повествует о школьном учителе физике, который заболевает раком и вынужден начать производить запрещенные вещества, чтобы заработать деньги для своей семьи. Сериал получил 137 различных наград, а также полнометражное продолжение – «Путь: Во все тяжкие. Фильм», которое вышло в октябре 2019 года.

«Я думаю, что Гиллиган гений. Сценарий очень хорошо продуман. В других руках эта идея казалась бы невероятно избитой, но в его подаче она обрела какую-то утонченность», – поделилась Мишель.

Роберт, в свою очередь, лучшим сериалом десятилетия назвал «Американцев» от FX, рассказывающих об офицерах КГБ, живущих в американском пригороде как обычная семья с детьми и минивэном.

«Я бы не смог придумать более сложную предпосылку, такую же эмоциональную и опасную, какую придумали создатели данного сериала. «Американцы» и «Во все тяжкие» работали с очень ограниченным бюджетом, но оба смогли превратиться из маленького проекта в нечто действительно ценное».

В сентябре состоялась премьера мистического триллера «Зло», где Кинги выступили в качестве сценаристов и продюсеров. Его сюжет посвящен судебному психологу Кате Херберс, которая со скепсисом относится ко всему сверхъестественному, но вынуждена каждый раз сталкиваться с необъяснимыми и пугающими явлениями. После выхода пилотного эпизода сериал был продлен на второй сезон.

«Хорошая борьба»: летопись эпохи Трампа

Сценарий «Хорошей борьбы» пришлось переписать за несколько дней до начала съемок. По оригинальной задумке, вслед за победой Хиллари Клинтон на президентских выборах в США, вдохновленная и окрыленная юристка из Чикаго Дайан Локхарт (Кристин Барански) решает покинуть собственную компанию, чтобы заняться чем-то общественно важным. Но выборы случились, а Клинтон не победила. В итоге первая сцена выглядит следующим образом: Дайан смотрит трансляцию инаугурации Трампа в темноте и одиночестве, не произнося ни слова, — выражение лица и без того достаточно красноречиво. Через полминуты Локхарт не выдерживает и выключает телевизор, после чего идет увольняться — не ради политической карьеры, а просто на пенсию. Она даже приглядела себе домик в Провансе, в котором можно было бы спокойно вдали от Трампа дожить свои дни.

А дальше все по старому сценарию. Уйти на пенсию не получается: буквально через пару дней после увольнения выясняется, что ее распорядитель финансами Генри Ринделл — мошенник, копия Берни Медоффа (американский бизнесмен, создатель самой крупной в истории финансовой пирамиды. — Esquire), и все деньги испарились, как и мечта о домике в Провансе. Осложняет ситуацию еще и тот факт, что Ринделл был не только распорядителем финансов, но и близким другом, которого Дайан рекомендовала всем своим знакомым, отчего многие от нее отвернулись. Родная фирма не горит желанием вернуть Локхарт в совет директоров — и ей приходится искать новую работу. После отказа от нескольких крупных контор ее в итоге принимают в «Реддик, Боузман и Колстад», афроамериканскую юрфирму, которой далеко до проблем богатых белых людей, потому связи Локхарт там значения не имеют. И вот отсюда и начинается путешествие по Америке Трампа.

«Хорошую борьбу» можно без страха начинать смотреть с нулевым багажом знаний, но вообще это спин-офф другого сериала тех же авторов — «Хорошей жены» Роберта и Мишель Кинг. Дайан там была персонажем второго плана, а на переднем — Алиша Флоррик (Джулианна Маргулис), жена чикагского прокурора Питера Флоррика, оказавшегося в центре секс-скандала. Алиша решила не бросать мужа и публично поддержать его, чем вызвала одновременно гнев и жалость окружающих. А пока Питер находился под судом, ей пришлось вернуться к заброшенной много лет назад карьере и снова начать юридическую практику. За семь сезонов Алиша из неуверенного специалиста превратилась в настоящую орлицу юриспруденции, а заодно и в политика. В этой трансформации, конечно же, не обошлось без обнажения не самых приятных человеческих качеств Флоррик (журналист

The Atlantic ближе к финалу сериала даже сравнивал ее с Уолтером Уайтом из «Во все тяжкие» — то есть с убийцей и наркоторговцем), и один из глобальных выводов шоу был в том, что сунуться в политику и остаться хорошим человеком — дело невозможное.

Но куда важнее общей сюжетной канвы в «Хорошей жене» были сюжеты эпизодические. Кингам как никому другому удается передавать тонкости современного мира, улавливать новые тенденции стремительно меняющейся реальности — и превращать их, например, в юридические задачи, с которыми потом героям приходилось сталкиваться в зале суда. Цифровая слежка спецслужб и полицейский произвол, аварии с участием автопилотируемых машин и сложные споры о патентах и авторском праве — все это уже показали в «Хорошей жене», причем скорость перемещения сюжетов из газетных заголовков на телеэкран была молниеносной. Начавшись вместе с первым сроком Обамы и закончившись незадолго до окончания второго, «Жена» оказалась точной летописью перемен в обществе за эти восемь лет, и сегодня смотрится как игровой учебник истории. Все эти свойства сохранились и в «Хорошей борьбе» — только если «Жена» рассказывала о мире более-менее понятном, то у «Борьбы» задача куда сложнее: она пытается очертить Америку Трампа в тот момент, когда никому, включая самого Трампа, еще непонятно, что это вообще за страна.

В каком-то смысле «Хорошая борьба» — это не столько сериал, сколько киножурнал, какими были «Фитиль» и «Ералаш». Или, что ближе американцам, South Park. Мультсериал Трея Паркера и Мэтта Стоуна тоже фиксирует перемены в американском обществе и — как и «Жена» с «Борьбой» — делает это в альтернативной реальности, населенной вымышленными персонажами с собственной богатой историей. Только если Паркер и Стоун всегда в итоге уходят в едкую сатиру, то Кингам удается отделаться лишь иронией. У Роберта и Мишель нет задачи высмеять современный мир (пусть даже через слезы), они искренне пытаются его понять — и объяснить. И пока им это, кажется, удается: за прошедшие пять эпизодов «Борьба» успела рассказать про войну Трампа с медиа, про работников, которых подводят собственные профсоюзы, про двуличность белого политического истеблишмента и даже про судебное препирательство по поводу оплодотворенной яйцеклетки.

Пусть Кинги и не предугадали победу Трампа, стоит отметить, что они все равно оценивают реальность трезвее доброй половины реальных политических колумнистов США. В конце концов, подсознательно судьбу Клинтон они решили еще в финале «Хорошей жены». И им хотя бы хватило ума подождать результатов выборов, прежде чем начать съемки. Более того, в перерыве между «Женой» и «Борьбой» они сняли мини-сериал «Безмозглые». Фантастический и уже откровенно сатирический сериал (почти на уровне упомянутого South Park), как это ни парадоксально, в то же время стал довольно трезвым комментарием на тему того, что творилось в Вашингтоне во время прошедших выборов — Кинги просто взяли и «упаковали» всю эту буффонаду в историю о том, как прилетели инопланетные жуки и сожрали всем вашингтонским деятелям по половине мозга.

Пока американский либеральный истеблишмент все еще находится в панике и отказывается принимать реальность, списывая победу Трампа на козни русских хакеров, а не на волеизъявление «рассерженных белых мужчин» из самих Штатов, Кинги сделали шаг вперед уже тот момент, когда переписали сценарий первого эпизода. По сути, и переписывать нужно было совсем немного: при любом президенте Дайан Локхарт ждал мир расизма, сексизма и коррупции, которому до лампочки результаты выборов — делать его лучше нужно всем и каждому, а не только одному президенту. Не исключено, конечно, что про русских хакеров мы от Кингов все равно услышим, и будет это максимально неловко (они уже фигурировали пару раз в «Хорошей жене» — в частности, в одном эпизоде хакер Борис чокался рюмкой водки в вебкамеру со словами «На здоровье»). Но с такой же клюквенной иронией Кинги смотрят и на собственный мир, и пока ничто не указывает на то, чтобы точность восприятия и остроумие хоть на секунду их подвели. Даже в этой ситуации, когда не то что будущее — настоящее предсказать порой невозможно.

Мишель и Роберт Кинги — КиберПедия

 

Самые известные работы Мишель и Роберта Кингов:

✓ «Хорошая жена» (создатели/исполнительные продюсеры/сценаристы; Роберт Кинг – режиссер), 2009–2012;

✓ Номинация на награду Гильдии сценаристов Америки («Драматический сериал»), 2012;

✓ Номинация на «Эмми» («Лучший драматический сериал»), 2010–2011;

✓ Номинация на награду Гильдии сценаристов Америки («Новый сериал»), 2010;

✓ Номинация на «Эмми» («Лучший сценарий драматического сериала»), 2010;

✓ «По справедливости» (исполнительные продюсеры/сценаристы), 2006;

✓ «Вертикальный предел» (сценарий – Роберт Кинг), 2000;

✓ «Красный угол» (сценарий – Роберт Кинг), 1997.

 

Н.Л.: Эта глава о том, как создать неизбежную, но неожиданную развязку. Еще я хочу обсудить специфические трудности работы над юридическими сериалами. Но сначала я хочу спросить у вас про пилотную серию. Вы сделали очень своеобразный выбор: начали со скандала, а потом перенесли повествование на шесть месяцев вперед. Почему вы решили начать сериал именно так?

Р.К.: На создание этого сериала нас вдохновил именно политический скандал (собственно, мы именно его изначально и презентовали студии и телеканалу): кандидат, который стоит на подиуме и общается с репортерами. А рядом с ним – жена, которой пришлось разделить весь этот стыд с ним, несмотря на то что она была ни в чем не виновата. Кто больше заслуживает сочувствия, как не эта женщина, которую макнули лицом в грязь, хотя она не сделала ничего плохого? Более того, она пострадала не меньше, а то и больше, чем все остальные. Тем не менее ей пришлось подавить свою гордость и сделать это – встать рядом с мужем. Мы считали, что подобному персонажу просто невозможно не сочувствовать и что после такого начала зрителей заинтересует ситуация, даже если они не знают, что сейчас творится в голове этой женщины, потому что образ очень яркий и они не раз видели такой в новостях.

М.К.: По поводу перехода к следующей сцене (происходящей через шесть месяцев) с Алисией (Джулианна Маргулис) – это, как и почти весь сериал, обусловлено характером самой Алисии. Какова реальность? Сколько времени понадобилось этой женщине, чтобы прийти в себя, найти работу и более‑менее привести жизнь в порядок? Вот почему мы так решили.

Н.Л.: Можно было, например, снять вторую сцену утром после той самой скандальной пресс‑конференции, показать, как женщина постепенно приходит в себя. Но, как я понимаю, вы решили перенестись на полгода вперед, чтобы запустить юридическую франшизу сериала: она уже в зале суда, ведет свое первое дело и получает первый вердикт.



М.К./Р.К.: Да, верно.

Н.Л.: Мой любимый момент в тизере пилотной серии – маленькая ниточка на пиджаке Питера (Крис Нот) и то, как она инстинктивно тянется, чтобы смахнуть ее. Такая прекрасная деталь. Когда я читаю курс по написанию пилотных серий часовых драматических сериалов в Калифорнийском университете в Лос‑Анджелесе, всегда показываю эту сцену. Она прекрасно снята.

Р.К.: Что приятно, телевидение становится более кинематографичным – там можно снимать такие сцены. Это в чем‑то даже забавно: в старом сериале последовал бы монолог о том, что женщина – домработница или жена, которая во всем помогает мужу, в том числе сохранить идеальный внешний вид – в этот момент пыталась хоть как‑то оторваться от ужасной действительности. Но нам оказалось достаточно показать этот маленький кадр – и зрители сразу поняли все, что необходимо.

Н.Л.: Я знаю, что в то время, когда сериал вышел в эфир, CBS, в частности, интересовали в первую очередь сериалы с замкнутыми сюжетами, сюжетами А. Их главный конек – процедурные сериалы, но в «Хорошей жене» довольно быстро дела ушли на второй план, уступив место личным и любовным историям. «Дело недели» по‑прежнему присутствует, но сквозные сюжетные элементы выражены намного сильнее. Насколько далеко вы отошли от оригинального замысла сериала? Что сейчас является сюжетом А – дела или личные истории?

М.К.: По большей части, даже в четвертом сезоне, мы по‑прежнему считаем главным сюжетом судебное дело. Иногда (правда, довольно редко) мы говорим и о «двойном сюжете А », где личная история так же значима, как дело.

Р.К.: Мне кажется, одна из причин, по которой мы так поступаем, – так просто легче обсуждать сюжеты в сценарной комнате. В сценарной комнате обычно обсуждают логические события истории. Это то, что в первую очередь помогает нам и нашим сценаристам «размять» историю. Обычно лучший способ добраться до эмоций и персонажей – начать с того, что можно сформулировать конкретно, с костяка истории, а потом уже наращивать на него все остальное. К вопросу же о том, отошли ли мы от юридических дел в пользу эмоций… У нас был прекрасный момент во время обсуждения, в какую сторону развиваться сериалу: мы получили записку от Нины Тэсслер (президента CBS Entertainment), в которой она попросила сделать сцены более эмоциональными, снять дополнительную сцену, которая передала бы настроение Алисии шесть месяцев спустя. Мы добавили сцену, которой не было в исходном сценарии: Алисия разговаривала со своей свекровью Джеки, которую играла Мэри Бет Пил. Джеки была эдакой «эйзенхауэровской женой». Она считала, что Алисия слишком непокорна, слишком презрительно относится к мужу и слишком долго ему припоминает визиты к проституткам. Сцена вышла хорошей, но больше всего нас порадовал вопрос руководства: «Вы можете сделать сериал более эмоциональным?» Потому что до этого момента мнения наверху расходились: некоторые руководители просили нас подробнее описывать дело – обычно это означало «больше объясняйте». Нам же казалось, что мы, наоборот, можем многое опустить, потому что, черт возьми, люди настолько хорошо уже знакомы с юридическим жанром, что сами запросто могут додумать, что происходит в зале суда. Но эта просьба дала нам свободу и возможность уделять меньше времени юридическим делам. Телевидение существует в определенных рамках. У вас есть всего сорок две минуты, чтобы рассказать историю. Так что если вы меньше времени уделяете расследованию дел, у вас остается больше времени для персонажей.



Н.Л.: Уже в «пилоте» у вас была необычная структура. Тизер пилотной серии занимал шестнадцать страниц, да и теперь у вас довольно объемные тизеры – практически как целый первый акт. Как вы к этому пришли?

Р.К.: В пилотной серии до первого перерыва на рекламу мы хотели показать всех главных персонажей. И, как мне кажется, мы сумели их всех представить, за исключением одного – того, которого сыграл Крис Нот. К тому же мы хотели показать отношения между ними. Недостаточно сказать о персонаже, что он работает в офисе и у него ужасный характер. Надо еще дать понять, какие у него отношения с окружающими. Нужно показать, что это Уилл (Джош Чарльз) привел в фирму Алисию, а Кэри (Мэтт Зукри) относится к Алисии с подозрением, потому что ее взяли выполнять ту же работу, что сейчас делает Кэри. Все это нужно было показать сразу, поэтому тизер перед рекламой получился довольно большим… В противном случае, когда зрители уйдут на рекламу, вам придется кричать им вдогонку, что именно вы хотите показать и как хотите развлечь их.

М.К.: Мы называем это тизером только потому, что так это называют телестудии и телеканалы. С нашей точки зрения, это полноценный акт.

Н.Л.: То есть у вас пятиактная структура?

Р.К.: Да, пожалуй, так. Вы наверняка знаете, что ABC и даже NBC сейчас перешли на шестиактную структуру, потому что не хотят ставить рекламу между окончанием одного сериала и началом следующего. Когда мы работали на ABC, это был сущий кошмар. Поговорите об этом с Деймоном Линделофом. Шестиактная структура, как мне кажется, убивает драму. Просто потому, что вам нужно придумать мини‑кульминацию в конце каждого акта перед уходом на рекламу. Сначала вам говорят, что не возражают против мягких кульминаций, а когда вы такую делаете, вам говорят: «О, это не очень хорошая кульминация». Вам не дают поймать нормальный ритм истории.

Н.Л.: Выстраивая сюжеты, вы точно представляете себе, где должен заканчиваться один акт и начинаться следующий, правильно?

М.К.: Да.

Р.К.: Это первое, что мы делаем. После того как мы решаем, какое именно дело будет расследоваться, мы задаем вопрос: «Где находятся наивысшие точки в истории?» Если две такие точки находятся слишком близко друг к другу, то между ними явно должно быть какое‑то драматическое событие, которое приведет нас из одной точки в другую, именно так мы и определяем конец акта. Мы в этом плане придерживаемся традиций.

Н.Л.: Вы когда‑нибудь начинаете с вердикта, чтобы дать зрителю возможность понять, кто совершил преступление?

М.К.: По‑моему, никогда мы так не делали.

Р.К.: Мы делаем юридический сериал, но на самом деле мы, можно сказать, ненавидим юридические сериалы. Там слишком предсказуемая формула: вы в зале суда, слушается дело – и тут «ой‑ой», свидетель не очень удачный, потом другой свидетель падает прямо на трибуне, потом присяжные удаляются на совещание и выносят вердикт. Такая фигня. Подсудимый либо виновен, либо невиновен – в зависимости от того, как захотелось сценаристу. Мы стараемся этого избегать. По‑моему, мы начинали с вердикта раза четыре за четыре года существования нашего сериала.

Н.Л.: К тому же в реальности такие вердикты не выносятся за день или два, которые обычно длится серия.

Р.К.: Да, я знаю.

М.К.: Да, это тоже важно. Мы попытались показать, что иногда справедливости (или несправедливости) удается добиться на переговорах между юристами во время суда – это ближе к реальной жизни. В действительности юристы часто не просто сидят и ждут, пока вернутся присяжные, – они пытаются обговорить сделку о признании вины или, если это гражданское дело, договориться о финансовой компенсации. Некоторые наши серии просто о материалах дела, что само по себе интересно, потому что там тоже можно добиться своеобразного вердикта: если удалось договориться о компенсации, это уже вердикт. Кроме того, вердикт – это не просто «да» или «нет». Финансовая компенсация может нас устроить, а может и не устроить, особенно если сопровождается какой‑нибудь подпиской о неразглашении. Нужно иметь больше вариантов, чтобы удивить аудиторию.

Н.Л.: У вас есть штатный консультант по юридическим вопросам или кто‑то из вас имеет юридическое образование?

М.К.: Мы с Робертом не юристы, но нам очень повезло. В этом сезоне в штате работают восемь сценаристов, и четверо из них – адвокаты. Вдобавок у нас есть юридический консультант в Иллинойсе.

Н.Л.: Правильно, потому что действие сериала происходит в графстве Кук, штат Иллинойс, с его специфическими законами. Я раздумывал о других метафорических «вердиктах» сериала, которые можно назвать центральными вопросами сезонов. Постоянно стоит вопрос, вернется ли Алисия к Питеру. Судя по нынешнему положению дел, вернется. А избирательная кампания Питера? Куда она зайдет? Составляете ли вы план для своих персонажей на целый сезон? Или, может быть, блоками по семь или тринадцать серий? Какая у вас стратегия?

Р.К.: Мы делим год пополам. Первая половина года – это до тринадцатой серии. Мы так сделали в первый год работы, потому что не были уверены, что дойдем до тринадцатой серии. Мы писали, зная, что к тринадцатой серии, возможно, придется завершать всю историю. За год мы снимаем двадцать две или двадцать три серии. Последние девять или десять серий сезона объединены собственной самодостаточной сюжетной аркой. После первого года показа мы решили помещать во второй половине сезона какое‑нибудь важное откровение, к которому и подводится все предыдущее повествование. Во втором сезоне мы узнали, что Калинда (Арчи Панджаби) спала с Питером – это семнадцатая серия. Таким образом, можно всю первую половину сезона постепенно к этому подводить. Мы пытаемся дать зрителям ощущение завершенности, когда история заканчивается. Но мы обнаружили, что, как бы нам ни хотелось работать, как на кабельном телевидении, у нас для этого слишком долгий съемочный год. Вместо восьми, десяти или тринадцати серий в наших сезонах их по двадцать две или двадцать три, поэтому мы и разделяем их на две части. Мы пытаемся за год рассказать то, что на кабельном телевидении рассказывают за два. Причем так, чтобы зрители не успели забыть, чем история начиналась и чем закончилась. Что‑то постоянно либо ведет к концу, либо тянется с начала. На какой бы стадии сезона вы ни находились, вы ближе или к началу, или к концу. Мы составляем для себя очень подробный план сезона. Он чрезвычайно сложный: отдельно для первых тринадцати серий, отдельно для последних десяти.

Н.Л.: Поскольку вы снимаете так много серий, можете рассказать о трудностях, связанных с темпом повествования? Какую часть истории вы рассказываете в одной серии? Я не знаю, смотрите ли вы «Родину», но меня изумляет, с какой скоростью они несутся по сюжету. Мне представляется, что для сериала, идущего по телесети, это невероятно опасно, потому что сюжет быстро закончится, а серий предстоит заполнить событиями еще много.

Р.К.: Мне кажется, это верно. Трудности с телесетями состоят в том, что сериалы, которые для них снимают, скатываются в мелодраму, потому что приходится описывать слишком много событий. Скажем так, у людей, конечно, бывает сложная жизнь и в реальности, но она никогда не бывает настолько сложной, как в сериале, идущем по телевидению. События, которые происходят на протяжении двадцати двух серий, к концу года выматывают. В этом преимущество кабельных каналов – их истории короче. Они больше похожи на реальность. Нам удается с этим справиться, очень медленно развивая характеры. Мы жонглируем сразу кучей «мячиков». В теории происходит очень многое, но происходит это в основном с пятью персонажами. Алисию не в каждом эпизоде мотает с места на место. Иногда проблемы бывают у Кэри или Калинды.

М.К.: Вы упомянули о темпе и о том, как мы делаем выбор. Да, у нас есть подробный план, но нам еще приходится справляться со всякими накладками. Иногда приходится внезапно замедлять или, наоборот, ускорять развитие сюжета в зависимости от того, когда именно актер может приехать на съемки. Это тоже влияет на темп.

Р.К.: Думаю, и сценаристам, и читателям вашей книги будет интересно узнать, что подбор актеров на телеканале – это, мягко говоря, тот еще бардак. Ты пытаешься найти актеров, которым действительно интересно было бы сняться в твоем сериале, но именно сейчас они, скажем, снимаются в «Сынах анархии» или в трех сериях «Частной практики». Так что приходится определять темп развития сюжета в зависимости от того, когда актер вернется на съемки.

М.К.: Опять‑таки, это происходит из‑за того, что мы временами используем сквозные сюжеты. Если бы мы занимались только самодостаточными сериями, подбор актеров не составлял бы такой проблемы. Нужен просто новый подзащитный и новый адвокат. Их найти легко. В хороших актерах недостатка нет, особенно учитывая, что мы подбираем их в Нью‑Йорке. Но вот когда нам нужен кто‑то конкретный, начинаются трудности.

Н.Л.: Насколько для вас важна тема, когда вы придумываете персональные истории героев? Когда вы придумываете сюжет А (юридическое дело), пытаетесь ли вы как‑то тематически связать его с сюжетом В или С?

Р.К./М.К.: Нет.

Р.К.: На самом деле мы пытаемся сделать все, чтобы этого не произошло. Если и случается тематический резонанс, то уже на том этапе, когда пишется сценарий серии. Если у вас три очень разных сюжета и вы начинаете их искусственно соединять, то постепенно, по мере работы над ними, вы замечаете резонанс и начинаете его потихоньку убирать. Если подойти к этому вопросу прозаически, то результат покажется натянутым и навязанным. В таких случаях события вытекают друг из друга не естественным образом, а выстраиваются искусственно. Единственный случай, когда мы объединяем истории, – это когда события работают по принципу домино. Одна история запускает другую.

М.К.: Мы всегда задаем себе вопрос: «Что бы об этом подумала Алисия?» В этом смысле она, конечно, в конце серии может подумать, что вся неделя получилась посвященной чему‑то определенному, но она не способствовала этому активно, а просто понимает это, оглядываясь назад.

Р.К.: Я вот еще что добавлю: такой подход позволяет персонажам рассуждать о подобных тематических связях – это кажется таким ТВ внутри ТВ, но на самом деле им не является. То, что искусственно придумывается в сценарной комнате, на экране больше всего напоминает «длинную руку сценариста». Но на самом деле если события совсем не похожи, но персонаж видит в них некий тематический резонанс, то он может о нем говорить. Согласитесь, в реальной жизни люди чаще, чем в сериалах, утверждают, что их жизнь похожа на сериал. На телевидении, конечно, есть определенная боязнь «сериальщины», но на самом деле если вас в реальной жизни удивит тематическая связь между разными событиями, то вы ее обязательно с кем‑нибудь обсудите – с другом, с мужем, с женой. Мы хотим, чтобы и персонажи имели на это право.

Н.Л.: Как вы работаете над серией? Делаете ли вы поэпизодники и аутлайны? Насколько подробны аутлайны? Каков вообще у вас процесс работы со штатными сценаристами?

Р.К.: Все достаточно стихийно. (Смеется.)

М.К.: С точки зрения того, что мы отправляем на студию, кое‑что поменялось. Сначала мы делали заявку (одну‑две страницы): представление места действия, краткий синопсис и намеченные личные линии героев. А потом предоставляли аутлайн.

Р.К.: Заявка нужна была вот для чего: если в другом сериале студии уже работали над похожим сюжетом, то руководство об этом нас предупреждало. Или, например, оно могло нас предупредить о возможных юридических проблемах. Так мы делали серию о Федеральном агентстве по связи США. Не то чтобы нас пытались отговорить от этой темы, просто предостерегли, каких аспектов лучше избегать.

М.К.: А потом мы делали аутлайн на двенадцать – восемнадцать страниц. После этого – первый драфт сценария. Но так было в первые три сезона. Сейчас уже проще: студия получает двухстраничную заявку, а потом – сразу первый драфт.

Р.К.: Единственный внутренний документ, который мы готовим, кроме этих, – мы с Мишель составляем довольно подробный эпизодник, который почти нечитабелен для кого‑либо, кроме нас и сценариста (там описывается последовательность сцен). Потому что структура, которую вы рисуете на доске в сценарной комнате, – это примитивный скелет. Иногда в поэпизоднике приходится какие‑то из уже придуманных сцен выкидывать, а какие‑то другие добавлять. Мы составляем его для того, чтобы понять, как лучше соединить сцены между собой.

Н.Л.: Вы живете в Нью‑Йорке, правильно?

Р.К.: Мы работаем на обоих побережьях. Сценаристы и редакторы – в Лос‑Анджелесе, а съемки идут в Нью‑Йорке.

Н.Л.: Когда вы приглашаете режиссеров, проводите ли вы с ними подробные консультации?

Р.К.: Да. Обсуждения иногда длятся часа по четыре. Это просто ночной кошмар.

М.К.: Но мы обсуждаем все по видеосвязи.

Н.Л.: Уверен, вам уже миллион раз задавали этот вопрос, так что извините, если он покажется вам банальным. Вы делаете сериал о браке, а сами вы супруги и одновременно шоураннеры. Как вы распределяете обязанности и как вам вообще вместе работается?

Р.К.: Мне кажется, хорошо, потому что работа шоураннера очень сложная. Нужно постоянно заниматься несколькими делами одновременно, по крайней мере, если работаете на телесеть. Я не знаю, как организована работа на кабельных каналах, но в телесетях работа идет на трех фронтах одновременно: написание сценариев, съемки, а также монтаж и пост‑продакшн. Работать приходится над всем сразу, но с разными сериями. Например, для четвертой серии пишут сценарий, третью – снимают, а вторую – монтируют. Когда приходится заниматься такой разнообразной работой, одна голова – хорошо, а две – лучше. Думаю, другие шоураннеры вам говорили примерно то же самое.

М.К.: В этом деле столько разных мелочей. Нужно проводить кастинги, нужно разбираться в юридических аспектах в теории и на практике. Обо всем этом нельзя забывать, так что хорошо, если с этим работает не один человек. Если честно, я не представляю, как один человек со всем этим может справиться.

Р.К.: А если вы к тому же еще и женаты, то это вдвойне полезно: вы проводите время с человеком, с которым вам приятно находиться – по крайней мере, в нашем браке все именно так. Вкусы и цели супруга обычно похожи на ваши. Так что если я иду на встречу один, Мишель верит, что я приму там решения, которые она одобрит, или, по крайней мере, не будет строить удивленные гримасы, когда узнает о них. То же самое будет, если на встречу пойдет одна Мишель. Единственная трудность – у нас тринадцатилетняя дочь, а работа отнимает все время. К счастью, ей не кажется скучным то, что мы делаем, по‑моему, ей даже интересно то, чем мы занимаемся. У нас нет полноценной домашней жизни. Мы пытаемся как‑то все увязывать, но, вы сами понимаете, это сложно.

Н.Л.: И очень многое из этого отражено в жизни Алисии.

Р.К.: О, вы правы.

М.К.: В этом смысле нам повезло.

Н.Л.: Вот почему все выглядит так реально. Что вам больше всего нравится в работе шоураннером сериала «Хорошая жена» и с какими трудностями приходится сталкиваться?

М.К.: Начну с трудностей. Главные трудности – нехватка времени и необходимость держать уровень в течение двадцати двух серий. А из того, что нравится… Я люблю этот сериал, люблю персонажей, актеры великолепны, сценаристы – одни из умнейших и приятнейших людей, с которыми приходилось встречаться. Проводить с ними время – одно удовольствие. Продюсеры, с которыми мы работаем, умные, этичные, с хорошим чувством юмора. Нам довелось работать с замечательными людьми, и это мне нравится больше всего.

Р.К.: Я какое‑то время работал над полнометражными фильмами, а полнометражные фильмы оставляют ощущение, что нужно перелопатить не одну тонну грязи, чтобы твоя работа попала на экран. Сценарий приходится переписывать сотни раз, чтобы тебя хотя бы выслушали. Ты рассказываешь историю сотни раз самому себе и еще нескольким исполнительным продюсерам на студии. Контраст с телевидением просто потрясает: словно вчера еще ты отчаянно искал хоть капельку воды, а теперь тебе хлещет в лицо поток из пожарного шланга. Мы сами определяем окончательный вариант монтажа. Я не уверен, что в полнометражных фильмах кто‑то, кроме Спилберга и еще нескольких режиссеров, выбирает окончательный вариант. На телевидении шоураннер получает возможность самостоятельно снимать двадцать два – двадцать три маленьких фильма в год. Люди ценят твое мнение и не оспаривают его, потому что у них нет времени спорить. Современное телевидение – это лучшее место для сценариста, потому что очень много решений отдается на откуп шоураннеру, который просто говорит: «Вот задание, иди делай». Мне кажется, главная проблема для меня – время, как уже сказала Мишель: время, которое необходимо для того, чтобы довести что‑то до идеала, а именно его‑то как раз никто и не дает. Дело не в финансовых затратах, хотя, конечно, и они играют определенную роль, а в том, что у тебя просто нет времени монтировать серию еще одну неделю. Другая проблема – рейтинги. С ними трудно, потому что руководство канала относится к ним очень серьезно. Наш сериал не всегда укладывается в заданные жесткие рамки. Я бы сказал, что главные проблемы – именно эти, ну, и еще то, что у нас, по сути, нет никакой жизни вне работы.

Н.Л.: Как повлияли на вас новые социальные медиа – я имею в виду возможность получать обратную связь не только в виде рейтингов, мнения продюсеров телеканалов и студии, а непосредственно от людей, которые пишут блоги и твиты практически параллельно с эфиром? Вы интересуетесь их мнением? Влияет ли оно на дальнейший ход сюжета?

Р.К.: Было бы очень легко встать в позу и ответить «нет», но, к сожалению, ответ «да». Мне это очень интересно. Во‑первых, мне кажется, что это просто фантастика. Будучи писателем и бывшим сценаристом полнометражных фильмов, я каждый день проводил в социальных сетях. Сейчас, правда, они превратились в сплошное эхо, потому что в дискуссиях участвуют в основном ярые фанаты, мнения которых, как правило, совпадают (хотя иногда – нет). Но иногда в социальной сети можно найти очень глубокий анализ, которого обычно не бывает в СМИ. Какой‑нибудь зритель из далекого бразильского города посмотрел сериал, а потом в точности выразил в сети твои мысли. После этого ты пишешь следующую серию конкретно для этого бразильского парня. Мне кажется, социальные сети – это в первую очередь не масса людей. В социальных сетях нужно искать тех людей, о которых говорил Граучо Маркс. Он всегда смотрел на какого‑нибудь человека и думал: «Я его рассмешил». В иных случаях у тебя просто нет реальной связи с аудиторией. Мне кажется, социальные сети – лучшее, что произошло с телевидением со времен его появления. Впрочем, я, в отличие от Курта Саттера (исполнительный продюсер «Сынов анархии»), никому не отвечаю лично и не пишу в Twitter. Мне кажется, что гораздо лучше, когда голосом сериала является сам сериал, а из голосов аудитории ты узнаешь, что люди на самом деле о нем думают.

 

 

Заставьте нас переживать

 

Как сценаристы, мы понимаем, что работа пошла на лад, когда персонажи начинают сами говорить за себя на наших страницах, словно теперь они живут своей жизнью. С читательской точки зрения, тот же самый процесс происходит, когда мы забываем, что читаем слова на странице, и чувствуем, что перенеслись в мир, созданный автором книги.

 

Выпуск 5/6, 2020

КОНТЕКСТ I: АРТ-ЛИТЕРАТУРА-ПСИХОЛОГИЯ

5

СИКСТИНСКАЯ КАПЕЛЛА КАК СЕРИАЛ
Слава Швец

12

РОМАН С КРЕАЦИНОМ. «Капля креацина», режиссер Ростан Тавасиев
Евгений Майзель

17

ПОГУБЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ. Классическая проза XIX века как сериал
Кирилл Зубков

26

ЯД И ЛЕКАРСТВО
Яков Кочетков

ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ. ПРОШЛОЕ

31

УПЛЫВАЮЩАЯ НАТУРА. «Черные паруса», создатели Роберт Ливайн, Джонатан И. Стейнберг
Алексей Филиппов

42

СОВРЕМЕННОСТЬ. «Больница Никербокер», создатели Джек Эмиел, Майкл Беглер; режиссер Стивен Содерберг
Андрей Карташов

46

ПРИНЦЕССА НАШЕГО ВРЕМЕНИ. «Удивительная миссис Мейзел», создатель Эми Шерман-Палладино
Теа Ткебучава

51

МЕТОД И БЕЗУМИЕ. «Охотник за разумом», создатель Джо Пенхолл
Роман Волобуев

57

МЕЖ ДВУХ «ХОЛОДНЫХ». «Американцы», создатель Джозеф Вайсберг
Георгий Биргер

62

КРОВЬ ИЗ НОСА. «Очень странные дела», создатели Мэтт Даффер, Росс Даффер
Максим Казючиц

73

СНЕЖНОЕ ШОУ. «Фарго», создатель Ноа Хоули
Елена Смолина

77

ЗА СВОБОДУ. «Лучше звоните Солу», создатели Винс Гиллиган, Питер Гулд
Никита Карцев

82

КОГДА СВЯТЫЕ МАРШИРУЮТ. «Тримей», создатели Эрик Овермайер, Дэвид Саймон
Татьяна Алешичева

88

КЕНКЕН, БРАТ ЗАЗИ. «Малыш Кенкен», режиссер Брюно Дюмон
Игорь Кириенков

ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ. НАСТОЯЩЕЕ

93

ИГРОКИ. «Метод Комински», создатель Чак Лорри
Зара Абдуллаева

101

ИНТИМНОСТЬ. «Дрянь», создатель Фиби Уоллер-Бридж
Борис Локшин

112

УДАРЫ ИЗНУТРИ. «Утреннее шоу», создатель Джей Карсон
Фарид Бектемиров

121

ТЕНЬ СОБЛАЗНА. «Самый громкий голос», создатели Алекс Меткалф, Том Маккарти
Нина Цыркун

126

МЕРЗОСТЬ ПО-АМЕРИКАНСКИ. «Девочки», создатель Лина Данэм
Алиса Таежная

132

8 ЖЕНЩИН, ИЛИ ОДНАЖДЫ В МОНТЕРЕЕ. «Большая маленькая ложь», создатель Дэвид Э. Келли
Нина Спутницкая

139

ONE NATION. UNDERWOOD. «Карточный домик», создатель Бо Уиллимон
Анна Филиппова

143

НЕВИДИМЫЙ ПРОТИВНИК. «Хорошая борьба», создатели Мишель Кинг, Роберт Кинг, Фил Олден Робинсон
Виктор Сонькин, Александра Борисенко

148

РАЗГОВОРЫ В АНТУРАЖЕ. «Дублинские убийства», создатель Сара Фелпс
Анастасия Завозова

152

МЕРЦАНИЕ. «Миллиарды», создатели Брайан Коппельман, Дэвид Левин, Эндрю Росс Соркин
Ярослав Забалуев

157

УЛЕТНЫЕ СЛУЧАЙНОСТИ. «В свободном улете», создатель Теренс Нэнс
Даниил Ляхович

161

ГУБИТ ЛЮДЕЙ НЕ ПИВО. «Хорас и Пит», создатель Луис Си Кей
Егор Беликов

168

НЕВЫНОСИМАЯ БЛИЗОСТЬ МИРА. «Нормальные люди», режиссеры Леонард Абрахамсон, Хетти Макдоналд
Сергей Сдобнов

ЗДЕСЬ И ТЕПЕРЬ. БУДУЩЕЕ

173

СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ. «Хранители», создатель Деймон Линделоф
Антон Долин

184

ПОСОБИЕ ПО НОВОЙ НОРМАЛЬНОСТИ. «Двойник» («По ту сторону»), создатель Джастин Маркс
Полина Аронсон

188

УБИКОВЫЕ СНЫ. «Маньяк», создатели Патрик Соммервилл, Кэри Фукунага
Максим Селезнев

195

ОК, КОМПЬЮТЕР. «Мистер Робот», создатель Сэм Эсмейл
Юлия Гулян

205

КОГДА СПЯЩИЙ ПРОСНУЛСЯ. «Мир Дикого Запада», создатели Лиза Джой, Джонатан Нолан
Олег Зинцов

212

ТРАНСГУМАНИЗМ И ДЕЛО МИРА. «Годы», создатель Расселл Ти Дэвис
Татьяна Худякова

216

СРОК ГОДНОСТИ. «Байки из Петли», создатель Натаниэль Халперн
Антон Долин

223

У НАС ЕСТЬ ПАПА? «Молодой папа», «Новый папа», создатель Паоло Соррентино
Всеволод Коршунов

Хорошая борьба (2020) 1, 2, 3, 4 сезон смотреть онлайн в качестве HD

The Good Fight

  • Страна: США
  • Сценарий: Мишель Кинг, Роберт Кинг, Фил Олден Робинсон
  • Режиссёр: Брук Кеннеди, Джим МакКэй, Роберт Кинг
  • Премьера: 19 февраля 2017
  • Время: 45 мин.
  • Перевод: Amedia
  • Актёры: Кристин Барански, Каш Джамбо, Делрой Линдо, Сара Стил, Ньямби Ньямби, Роуз Лесли, Майкл Ботмэн, Одра МакДональд, Джастин Барта, Гэри Коул

Сюжет ФИЛЬМА

Смотреть сериал Хорошая борьба (2020) 1, 2, 3, 4 сезон онлайн в хорошем качестве HD бесплатно на мобильном телефоне, компьютере, планшете на мультимедийном портале Films-2020.
Спин-офф юридической драмы-сериала «Хорошая жена». Несгибаемая и прыткая Дайан Локхарт, лучший адвокат фирмы «Локхарт, Деклер, Гуссман и партнёры», готовится отправиться на заслуженную пенсию. Она уже насмотрела роскошную виллу в Провансе и планирует лишь выиграть своё последнее дело.
Тем временем в фирму Дайан устроилась её крестница Майя Ринделл, которая только начала свою адвокатскую карьеру.
Планы и мечты обеих сорвались в один день из-за скандала, в центре которого оказался отец Майи и близкий друг Дайаны – финансист Генри Ринделл. ФБР подозревает его в создании многомиллиардной финансовой пирамиды, из-за которой тысячи жителей США потеряли все свои капиталы. Майя стала объектом травли среди коллег, а скоро и вовсе теряет долгожданную работу; Дайан разорена и должна отложить на время свою отставку, что, впрочем, не так просто сделать: коллеги по фирме вовсе не ждут её назад. Пытаясь найти новую работу, Дайан повсюду столкнулась с отказом: дружба с Ринделлом испортила её репутацию, и теперь она никому не нужна. Спасителем Дайан стал адвокат Эдриан Боузман, который пригласил её на работу в свою фирму «Рэддик, Бозман и Колстад». Дайан вынуждена согласиться на это предложение, хотя совсем недавно обвиняла «Рэддик, Бозман и Колстад» в присвоении денег налогоплательщиков. С собой она решила забрать и Майю, способности которой уже успела оценить.

Рейтинг КиноПоиск

7.711

Голосов 3 490

Рейтинг IMDB

8.30

Голосов 19K

По мнению пользователей

Смотреть онлайн

Свет

Роберт Кинг

Актер Режиссер Сценарист Композитор

-film.ru

-зрители

2,7IMDb

-film.ru

-зрители

2,9IMDb

-film.ru

-зрители

3,2IMDb

-film.ru

-зрители

6,4IMDb

-film.ru

-зрители

3,7IMDb

-film.ru

-зрители

5,7IMDb

-film.ru

-зрители

6,2IMDb

-film.ru

-зрители

6,2IMDb

Игра

-film.ru

-зрители

4,6IMDb

МозгThe Brain1988, ужасы, фантастика

-film.ru

-зрители

5,3IMDb

-film.ru

-зрители

6,5IMDb

-film.ru

-зрители

7,3IMDb

-film.ru

-зрители

6,7IMDb

-film.ru

-зрители

8,1IMDb

-film.ru

-зрители

6,5IMDb

-film.ru

6,9зрители

5,8IMDb

-film.ru

-зрители

6,3IMDb

-film.ru

-зрители

7,1IMDb

Киномеханик

-film.ru

-зрители

5,9IMDb

-film.ru

-зрители

-IMDb

-film.ru

-зрители

-IMDb

-film.ru

-зрители

6,2IMDb

-film.ru

-зрители

5,7IMDb

-film.ru

-зрители

5,6IMDb

-film.ru

-зрители

-IMDb

Кинг Роберт II. Напитки, достойные королей

Сегодняшняя новость порадует ценителей крепкого алкоголя. Коллекции СОМЕЛЬЕ пополнились купажированным виски, джином и ромом Кинг Роберт II от хорошо знакомой покупателям ОТДОХНИ компании Ян Маклеод Дистиллерс.

«Все еще шотландская, все еще независимая»

Ян Маклеод Дистиллерс — одно из самых крупных и уважаемых независимых семейных предприятий в своей отрасли. Прадед сегодняшнего генерального директора Леонард Рассел основал компанию в 1933 году. Тогда он начинал как брокер виски, отбирая только лучшие, по его мнению, продукты разных производителей. Главным критерием выбора для него был не авторитет винокурни, а характеристики самого продукта, которые должны были отвечать его внутренним стандартам качества и предпочтениям клиентов. Такая политика позволила в течение нескольких лет сформировать завидную репутацию в отрасли шотландского виски.

За более чем 80 лет работы Ян Маклеод Дистиллерс разработали и представили рынку ряд брендов мирового масштаба, а также приобрели несколько известных марок, подарив им «вторую» жизнь. Сегодня компания, производя помимо виски ром, джин, текилу, водку, обладает завидным портфолио напитков премиального качества. Занимая 10 место среди производителей шотландского виски в мире, Ян Маклеод Дистиллерс каждый год выпускает и продает более 15 миллионов бутылок алкоголя в более чем 50 странах по всему свету.

Долгосрочные инвестиции в предприятие по розливу в Броксборне, а главное, непревзойденные запасы шотландского виски позволили Ян Маклеод Дистиллерс как никогда упрочить свои позиции, чтобы удовлетворить растущий спрос на продукцию компании по всему миру.

При этом в Ян Маклеод Дистиллерс гордятся тем, что в век транснациональных корпораций и глобальных брендов смогли остаться независимой семейной компанией и говорят о ней так: «Все еще шотландская, все еще независимая».

Королевский купаж

Линейка крепкого алкоголя Кинг Роберт II входит в пятерку бестселлеров Ян Маклеод Дистиллерс. Каждый год компания продает более 500 тысяч бочек под этим брендом в 40 странах по всему миру.

Популярная серия была названа в честь короля Шотландии Роберта II, основателя династии Стюартов. Виски Кинг Роберт II — это последовательный и сложный купаж первоклассных зернового и солодового виски. Последние отбираются только после длительного созревания, поэтому, как правило, старше, чем те солоды, которые используются в стандартных марках конкурентов, и гораздо мягче.

Высокое качество виски подтверждается многочисленными наградами, включая золото престижного конкурса International Wine & Spirit Competition в 2007 году в категории лучших купажированных шотландских виски, когда Кинг Роберт II обошел образцы таких известных брендов, как Джонни Уокер Ред Лейбл, Феймос Граус и J&B Rare.

Легендарный Джим Мюррей в «Библии виски» оценил этот напиток как честный, приличный и освежающий, что является отличной рекомендацией к покупке. Покупателям ОТДОХНИ виски Кинг Роберт II доступен в трех объемах — 0,5 л, 0,7 л и 1 литр.

Виски КИНГ РОБЕРТ II

Оригинальный купажированный шотландский виски создан из высококачественных солодовых и зерновых спиртов, выдержанных в дубовых бочках не менее 3-х лет. Виски глубокого золотистого цвета, насыщенный аромат раскрывается тонами дуба, яблок, груш и леденцов.

Выразительный, стойкий, сухой вкус с нотками пряностей и сухофруктов завершается мягким теплым послевкусием с легким дымным оттенком. Рекомендуется употреблять в чистом виде, со льдом или в составе коктейлей.

Награды и рейтинги:

IWSC 2007 — золотая медаль в категории лучших купажированных шотландских виски;

International Spirits Challenge 2016 — серебряная медаль;

IWSC 2016 — серебряная медаль;

International Spirits Challenge 2017 — серебряная медаль.

КЛАССИЧЕСКИЙ ДЖИН И РОМ КИНГ РОБЕРТ II

Помимо виски в линейку Кинг Роберт II входят традиционный сухой джин, а также светлый и темный ром. Напитки прекрасны как в чистом виде со льдом, так и в составе коктейлей.

Джин КИНГ РОБЕРТ II

Традиционный лондонский сухой джин. Производится методом двойной дистилляции с использованием натуральных растительных ингредиентов, в числе которых можжевеловые ягоды, семена кардамона, апельсиновая и лимонная цедра и экзотический мелегетский перец. Джин прозрачного чистого цвета обладает характерным растительным ароматом. Вкус чистый, сбалансированный, чуть терпкий, с выраженными зерновыми нотами, тонами специй, лимонной цедры и сухим освежающим послевкусием. Рекомендуется употреблять в чистом виде со льдом, тоником или в составе коктейлей.

Ром КИНГ РОБЕРТ II Белый

Оригинальный белый ром чистого прозрачного цвета представляет собой купаж ромов, произведенных в Гайане. Обладает свежим фруктовым ароматом и округлым мягким вкусом, наполненным нотками сладких фруктов и тростникового сахара. Идеально подходит для коктейлей.

Ром КИНГ РОБЕРТ II Темный

Оригинальный темный ром насыщенного янтарного цвета представляет собой купаж ромов, произведенных в Гайане. Свежий аромат раскрывается сочными фруктовыми тонами, нотками тростникового сахара и лакрицы. Мягкий сладковатый вкус наполнен повторяющими аромат оттенками. Идеально подходит для коктейлей.

Делитесь впечатлениями о новинках в социальных сетях! Подписывайте отзывы хэштегами #kingrobertwhisky #kingrobertII #ianmcleoddistillers #кингроберт2 #коллекциисомелье #магазиныотдохни #отдохни #куулклевер #somelie #сообществосомелье и отмечайте Сообщество СОМЕЛЬЕ на фото.

Мишель Кинг - IMDb

Списки пользователей

Связанные списки от пользователей IMDb

список из 37 человек
создано 22 января 2015 г.

список из 25 человек
создано 23 июля 2015 г.

список из 28 человек
создано 5 месяцев назад

список из 47 человек
создано 14 сен 2017

список из 23 человек
создано 27 июня 2016 г.

.

Мишель и Роберт Кинг подписывают контракт с UTA - срок

Известные создатели и телеведущие Мишель и Роберт Кинг подписали контракт с UTA. Дуэт и их продюсерская компания King Size Productions, возглавляемая Лиз Глотцер, будут представлены агентством во всех сферах.

Короли меняют агентства после многих лет работы в Paradigm. Дуэт вступил в игру, когда их давний ведущий агент Энди Патман в прошлом месяце покинул Paradigm, чтобы стать со-руководителем отдела освещения агентства A3, где к нему присоединились еще три бывших агента Paradigm.UTA в настоящее время является единственным агентством Большой четверки, которое представляет писателей после недавнего подписания соглашения с WGA.

Мишель и Роберт Кинг были творческими сотрудниками более 20 лет и женаты более 30 лет. В настоящее время в рамках общей сделки с их давней домашней студией CBS TV Studios они являются создателями, исполнительными продюсерами и организаторами шоу The Good Fight , которое запустило оригинальный сценарий CBS All Access и является одним из самых популярных шоу на платформе.Сериал с Кристин Барански и Одрой Макдональд в главных ролях недавно был продлен на пятый сезон. «Короли» также являются создателями, исполнительными продюсерами и ведущими триллера CBS « зла, » с Катей Херберс, Майком Колтером и Аасифом Мандви в главных ролях, который был продлен на второй сезон.

Связанная история

Четыре бывших агента Paradigm присоединились к художникам формата A3, чтобы открыть литературный отдел под руководством Энди Патмана и Адама Кантера

Кроме того, Короли являются исполнительным продюсером фильма Showtime Your Honor, с Брайаном Крэнстоном в главной роли, который снимался в Новом Орлеане.

Ранее Короли создали, исполнительные продюсеры и показали сериал юридической драмы CBS «Хорошая жена», , который транслировался в течение семи сезонов и принес им награды WGA и Пибоди, приз Humanitas, а также премию PGA и несколько номинаций на Эмми. Немного мелочи об Эмми: Короли - единственные писатели, получившие номинацию на Эмми для драмы для трансляций за последнее десятилетие, с 2010 года. Они сделали это дважды - в 2010 и 2016 годах за пилотный и финальный сериал The Good Wife. соответственно.

Дуэт также создал летний сериал CBS BrainDead, с Мэри Элизабет Уинстэд в главной роли и драму In Justice, с Кайлом Маклахланом и Джейсоном О’Мара в главных ролях. До работы на телевидении Мишель занималась разработкой в ​​различных студиях и продюсерских компаниях, в то время как Роберт написал дюжину произведенных художественных фильмов, в том числе боевик о скалолазании Vertical Limit, с Крисом О'Доннеллом в главной роли и Red Corner, с Ричардом Гиром в главной роли.

Королей продолжает представлять поверенный Джон Мунвз в Дел, Шоу, Мунвз.

.

Роберт и Мишель Кинг дразнят планы для S2, включая больше технологий - крайний срок

Роберт и Мишель Кинг, создатели драмы CBS « Зло », планируют глубже погрузиться в технические проблемы во втором сезоне шоу и планируют выпуск эпизода, основанного на недавней статье «Христианство сегодня» по импичменту президента Дональда Трампа. .

Во время зимнего тура TCA пара рассказала, как они приближались ко второму сезону сериала, в котором снимались Катя Херберс, Майк Колтер, Аасиф Мандви, Майкл Эмерсон, Кристин Лахти и Курт Фуллер.

Ссылаясь на набор виртуальных очков, которые пара получила в подарок, и на домашнего помощника с подключением к Интернету, который начал смеяться над ними, Мишель Кинг рассмеялась, что «техно-странности… стучат в дверь».

Пара добавила, что в следующем сезоне будет «сверхъестественное чувство вторжения», связанное с технологиями, и признала, что сексуальное влечение между Кати Херберс и персонажами Майка Колтера будет больше. Роберт Кинг также показал, что это «окупится» отношениями между Кристин Лахти и персонажами Майкла Эмерсона.Мишель Кинг сказала: «Один из самых счастливых сюрпризов для меня - это то, насколько хорош Майкл Эммерсон в этой роли и как это делает ее захватывающей», - сказала она.

Связанная история

Эми Карлсон и Терри О'Куинн присоединятся к CBS "ФБР: самые разыскиваемые лица" в повторяющихся ролях 2 сезона

«Это не будет новый год, но повествование будет более последовательным. Между первым и вторым сезонами The Good Wife, мы поняли, что можем сделать более сериализованные, чем мы думали, и мы сделаем это снова », - добавил он.

Роберт Кинг также сказал, что финал первого сезона объединит и решит все «кусочки головоломки» в числовых названиях, которые появлялись в течение сезона.

Пара рассчитывает написать первую серию второго сезона, когда закончит The Good Fight, перед тем, как отправиться в отпуск и вернуться на съемки. Роберт Кинг сказал, что это способ уместить 13 серий в то же время, что и 12 в прошлом году после пилотного проекта.

Психологическая тайна исследует происхождение зла по разделительной линии между наукой и религией.В сериале рассказывается о скептически настроенной женщине-психологе, которая вместе со священником-стажером и подрядчиком исследует накопившийся церковью список необъяснимых тайн, включая предполагаемые чудеса, одержимость демонами и призраки. Их работа - оценить, есть ли логическое объяснение или работает ли что-то действительно сверхъестественное. Мишель Кинг, Роберт Кинг и Лиз Глотцер - исполнительные продюсеры телекомпании CBS Television Studios.

.

Роберт и Мишель Кинг, создатели Good Fight в третьем сезоне «Мета» - крайний срок

Роберт и Мишель Кинг смотрят третий сезон The Good Fight , дополнительного продукта CBS All Access The Good Wife , уделяя еще больше внимания текущим событиям, особенно с учетом продолжающегося влияния президента Дональда Трампа.

«Похоже, что часть проблемы - это развлечения на телевидении», - сказал Роберт Кинг. «Одна из проблем в этом постфактуальном мире заключается в том, что повествование, кажется, обладает той честностью, которую люди находят, что они не получают от фактов.И это быки – т. Это ложь. Так что следующий год будет очень удачным ».

Пара вышла на сцену в последний день телевизионного фестиваля ATX в Остине, чтобы рассказать о шоу и текущей политической обстановке.

«Чем больше в сериале рассматривается проблема повествования, - продолжил Роберт Кинг, - мы все похожи на котов, прыгающих за пряжей, когда мы видим историю, и когда вы видите факт, который игнорируется в повествовании. . Трамп и другие сотрудники администрации используют это ощущение шока и поворота, которые вы хотите отвлечь.Так что я думаю, что это то, чем мы хотим заниматься в следующем сезоне ».

Связанная история

Эми Карлсон и Терри О'Куинн присоединятся к CBS "ФБР: самые разыскиваемые лица" в повторяющихся ролях 2 сезона

Одним из недавних примеров, которые он привел, было увольнение консервативного писателя Кевина Уильямсона из The Atlantic в начале этого года после его комментариев об абортах.

«Я действительно думаю, что опасность для левых такая же, как и для правых, которые представляют собой эхо-камеру, пузырь, который самовводится, - сказал он.«Я думаю, что есть история о том, что левые пытаются превратить себя в зеркало правых, потому что правые настолько эффективны в цикле новостей Fox ... беспокойство в том, что левые могут превратиться в их версию».

По мере приближения промежуточных выборов 2018 г., Короли еще не определили, как будет развиваться политика в следующем сезоне. «Это будет интересно», - поддразнила Мишель Кинг. «Комната писателя начинается раньше. Мы получим более сильное понимание, когда мы войдем в это и пойдем определенным путем », - сказал Роберт Кинг, добавив, что первый эпизод будет снят до выборов.

.