Ферма майнинг дома: «Домашний майнинг не умер». Почему стоит добывать криптовалюту дома :: РБК.Крипто

Содержание

«Майнить дома — большой риск». Интервью с украинским майнером, вложившим в дело $50 000

27 Декабря, 2017, 15:02

57436

«Майнинг — это золотая жила». Именно так характеризуют добычу криптовалют продавцы сувениров в подземных переходах, школьники, студенты, простой рабочий класс и большинство людей, у которых есть доступ к интернету. При этом никто не задумывается о недостатках самого процесса и огромных рисках, о том, что майнинг — это дополнительная ответственная работа.

Редакция AIN.UA поговорила с майнером, который полгода назад решил построить бизнес на добыче криптовалют и за несколько месяцев вложил в дело около $50 000. 

Наш собеседник — парень по имени Евгений, свое настоящее имя и место жительства он попросил не называть. Ему около 33 лет, он частный предприниматель. Майнингом Евгений занялся около полугода назад, с недавних пор рассказывает о своем опыте в собственном канале «Сам себе майнер» в Telegram.

Когда вы познакомились с криптовалютами? И почему решили заняться майнингом непосредственно?

За криптовалютами я слежу достаточно давно, примерно с 2013 года. Первый свой биткоин я купил где-то за $40 на бирже BTC-e, которая уже успела закрыться и заново «восстать». Покупал не потому, что инвестировал, а с конкретной целью — я размещал рекламу одного из своих проектов (мобильной игры для iOS/Android) на довольно популярном Twitter-аккаунте. Уже тогда можно было оплатить рекламный пост биткоинами.

После этого несколько лет я просто следил за тем, как развиваются криптовалюты и не спешил вкладывать деньги, просто «приценивался». Хватался за голову, когда цена резко взлетала, а потом с облегчением вздыхал, когда падала обратно. При этом я не особо интересовался самим майнингом, так как до конца не понимал его экономической целесообразности лично для себя.

В 2014 году у меня был выбор: вложить деньги в криптовалюты или в офлайн-бизнес. Я выбрал второй вариант, но он «не выстрелил» — большую часть капитала я потерял. Позже все-таки сумел выкарабкаться из этой ситуации благодаря проекту спортивной тематики, который зарабатывал на комиссиях от привлеченных с букмекерских сайтов игроков. Так я заработал денег на новое дело, которым и оказался майнинг. К середине 2017 года я твердо решил, что попробую построить на этой отрасли бизнес.

Сейчас основная моя деятельность сосредоточена на добыче криптовалют. Это то дело, в которое я вложился в полном объеме — средствами, временем, силами.

Выходит, вы уже полгода как майнер. Какие криптовалюты решили добывать, на каком оборудовании?

Сначала присматривался к ASIC-майнерам, но меня насторожили нюансы, связанные с их покупкой напрямую у производителя и последующей доставкой в Украину. Был вариант купить и в Украине, но тогда я бы существенно переплатил. А так как хотелось начать как можно быстрее, остановился на фермах, которые собираются из видеокарт. Первоначальные вложения: $10 000. На них я купил две фермы из 10 видеокарт NVIDIA GeForce GTX 1080 Ti двух производителей: MSI и Gigabyte (просто у поставщика не было сразу десятка одинаковых). Так как эти карты больше подходят под майнинг на алгоритме Equihash, то и добывать на них я начал валюту ZCash.

Одна из ферм, собранная из 6-и видеокарт NVIDIA GeForce GTX 1080 Ti

Выбрал именно 1080 Ti, потому что на тот момент они были одними из самых мощных и дорогих на рынке, а я делаю ставку на долгосрочную перспективу. К сожалению, никто не может дать гарантию, что через год-два майнинг будет таким же прибыльным, как и сейчас, особенно на именно этом оборудовании. Поэтому, в случае чего, я смогу без проблем продать видеокарты по хорошей цене в будущем — они все еще будут достаточно производительными и не сильно потеряют в цене. Особенно учитывая тот факт, что это компьютерные комплектующие и продать их гораздо проще, чем те же «асики».

А где эти фермы стоят: дома или в отдельно арендованном помещении? Электричества они потребляют прилично — какие затраты получаются за месяц?

Майнить дома — большой риск. Все оборудование размещено в специальном помещении, где помимо моих ферм стоят десятки таких же, но уже других владельцев. В помещении есть все необходимое для нормальной работы майнеров: усиленная электропроводка, стабильный интернет, системы для подачи свежего отфильтрованного воздуха и отвода горячего, огромное количество вентиляторов, охрана с видеонаблюдением. За место для одной фермы + электричество и техническое обслуживание я плачу около $100 в месяц.

Сдачей места в аренду занимаются специальные компании, которые с недавних пор появились и в Украине. Раньше о подобном можно было услышать разве что за границей, сегодня уже есть решения и для украинцев. Впрочем, это не мешает пользоваться зарубежными сервисами — так я поступил с ASIC-майнерами, которых даже в глаза не видел. За место для одного «асика» я плачу $85 в месяц, при этом я застрахован от форс-мажоров и смогу заказать доставку майнеров домой в любой момент. Но приехать могут даже не мои устройства, а аналогичные, которые находятся ближе ко мне (мощности размещаются по всему миру) — их доставить выйдет дешевле и быстрее.

Зачастую самый дешевый «дом для ферм» выглядит именно так. Фото с форума bits.media

Домашний майнинг — это большие риски и, в большинстве случаев, разочарования. Во-первых, чтобы большая и мощная ферма работала, нужна хорошая проводка. Например, две фермы с десятком видеокарт NVIDIA GeForce 1080 Ti потребляют около 2300-2500 кВт/ч в месяц или около 3 кВт за час. Добавьте сюда бытовую технику и получите постоянные «выбитые пробки» и повышенную пожароопасность — проводка просто не рассчитана на такие нагрузки.

От скачков напряжения тоже никто не застрахован, а в жилых домах это происходит часто и является одной из главных причин выхода оборудования из строя. Более того, под ферму нужно сразу выделять помещение, в котором вы не планируете жить — шум и температура даже от маленькой фермы создают невыносимые условия. Еще одна проблема — пыль. В общем, я крайне не рекомендую заниматься этим дома, разве что майнить прям на домашнем компьютере украинский «Карбованец» и платить «намайненым» за интернет 🙂

А так выглядит дата-центр BitFury в Тбилиси, который обошелся в примерно $30 млн. Мощность: 40 МВт

Расскажите о своих вложениях и доходах: сколько всего вы потратили на оборудование, сколько уже получили, сколько планируете получить?

Если ситуация сложится благоприятная, планирую выйти на самоокупаемость через год: учитывая дальнейшие инвестиции, реинвестиции и прочие расходы. О двух-трех месяцах и речи идти не может, ведь я отношусь к этому делу как к бизнесу, поэтому «заработать и по-быстрому свалить» — не мой вариант.

Изначальные вложения составили $10 000, на них я купил две фермы с видеокартами, чтобы майнить ZCash. В среднем они приносят до $2000 в месяц, учитывая скачки курса и сложности. Иногда было меньше, иногда больше — все зависит от кучи факторов и точно предугадать прибыль невозможно. Конечно, есть специальные сервисы, которые подсчитывают примерный профит, но планировать только на основе их показателей не стоит. Сейчас доход постоянно колеблется — растет курс и сложность, причем происходит это неравномерно. Общий доход с начала сентября: около 10 ZEC.

Дополнительные вложения — около $40 000, часть этой суммы была реинвестированием. На эти деньги я купил:

  • 6 ASIC-майнеров L3+ (для добычи Litecoin),
  • 6 ASIC-майнеров D3 (для добычи Dash),
  • 3 ASIC-майнера S9 (для добычи Bitcoin и Bitcoin Cash).

6 штук ASIC L3+ работают всего месяц и принесли чуть больше 20 LTC. Но с момента старта до сегодня сложность добычи выросла почти втрое, как и цена валюты, поэтому судить о доходности пока рано. В среднем доходность шести устройств должна варьироваться в диапазоне $4000-5000 в месяц.

Хешрейт и общий заработок с шести ASIC L3+

6 штук ASIC D3 пока ничего не приносят — я жду включения их в сеть компанией, у которой я арендую места для оборудования. С ними у меня отдельная история: на момент предзаказа планируемая доходность составляла около $200 в сутки, а сегодня — около $8. Дело в том, что майнеры повелись на такую высокую доходность и накупили «асиков», а когда начали добывать монеты, то сложность выросла в 10 раз буквально за месяц.

Оставшуюся часть «асиков» должны отгрузить только в феврале. Я рассчитываю, что общая доходность составит около $10 000 в месяц, когда D3 включатся в процесс.

За все время майнинга я вывел на свой счет около $1000, остальные средства пошли на покупку дополнительного оборудования и расходы, связанные с добычей криптовалют.

Что думаете по поводу ситуации вокруг криптовалют в Украине? Недавно вот прошел обыск в квартире у Каплана, СБУ якобы перевела на свои счета 305 ETH, которые ему принадлежали.

Я слышал об этом, ситуация очень странная. Обыски и раньше ведь были, в частности, в офисах IT-компаний. Думаю, что в большинстве случаев цель таких действий со стороны правоохранительных органов — запугивание. Но почему это происходит, сказать не возьмусь.

Отношение у государства к этой теме вообще странное, например, я не могу просто так взять и купить криптовалюту на большую сумму, ведь на меня сразу посыпется куча вопросов. При этом я могу без проблем обналичить ее — банкам не важно, сколько денег вам пришло на счет. Во всяком случае у меня проблем с выводом никогда не возникало. По этой причине я и решил заняться майнингом, а не просто купить криптовалюту и ждать роста цены — я не могу быстро взять и потратить одним махом те же $10 000 по безналу.

И напоследок: несколько советов тем, кто интересуется темой криптовалют и майнингом в частности.

  • Избегайте наличных денег. Если вы хотите купить криптовалюту, подготовьтесь и проанализируйте информацию о биржах, зарегистрируйтесь, пройдите верификацию и пополните счет с банковской карты. Я крайне не рекомендую делать это за наличные «с рук» — мошенничество только набирает обороты.
  • Храните криптовалюту правильно. Купите хороший аппаратный кошелек, например, Ledger. Заказывайте его на официальном сайте и никогда не связывайтесь с перекупщиками — так вы только здорово переплатите или попадетесь на развод.
  • Снимите розовые очки и трезво оценивайте ситуацию. Майнинг — рискованное дело, а майнинг дома — вдвойне. Вы можете заработать на этом хорошие деньги только тогда, когда это станет для вас полноценной работой.

ГКНБ остановил работу майнинг-фермы в Нарыне

ГКНБ продолжает борьбу с майнинг-фермами, занятыми добычей криптовалюты.

*Майнинг — деятельность по созданию новых структур для обеспечения функционирования криптовалютных платформ. За создание очередной структурной единицы обычно предусмотрено вознаграждение.

По информации ГКНБ, житель Нарынской области установил дома 118 «майнинг-ферм», провел шумоизоляцию и необходимую вентиляцию — как считает ведомство, для «маскировки деятельности».

Спецслужба пресекла добычу криптовалюты, как наносящей «колоссальный ущерб электрическим сетям КР».

Нет, еще в октябре ГНС ввела специальный налоговый режим на майнинг.

«Базой обложения налогом на майнинг являются начисленные суммы за электроэнергию, потребленную при майнинге, включая НДС и налог с продаж. Ставка налога устанавливается в размере 15%», — пояснили тогда в Госналоговой.

Хотя и до этого майнинг официально не был вне закона, он никак не регламентировался в законодательстве. Это не мешало правоохранительным органам останавливать работу майнинг ферм. Одну их ферм, работавшей под видом IT-компании, обвинили в уклонении от уплаты налогов, уклонении от уплаты таможенных платежей и легализации (отмывании) преступных доходов. Следствие утверждало, что оборудование ферма завезла в обход таможни и налоги с доходов не платила. При этом финпол называл майнеров «преступной группировкой, занимающейся добычей цифровых денег».

Продвигая идею легализации добычи криптовалюты Министерство экономики предложило этим предпринимателям самые высокие тарифы на электричество – 2,5 сома за 1 кВт/ч и налог в 15% от затрат на электричество.

Минэкономики надеется, что майнеры будут приносить в казну около 350 млн сомов налогов ежегодно.

Однако, из-за энергетического кризиса спецслужбы продолжают борьбу с майнинг-фермами.

Из-за сезона маловодья эксперты прогнозируют энергетический кризис в Кыргызстане, так как основную часть электроэнергии республики генерируют ГЭС. О том, что республика столкнется с нехваткой электричества говорил в ещё августе 2020 года экс-президент Сооронбай Жээнбеков.

В 2020 году Кыргызстан вынужден был начать приобретать у Казахстана электроэнергию, потому что в Токтогульском водохранилище мало воды.

Затем после смены власти в октябре 2020 года и наступления зимних холодов выяснилось, что отключения все-таки будут: для начала автоматические из-за перегрузки электросетей. В Нацэнергохолдинге призвали кыргызстанцев потреблять меньше электроэнергии, использовать газ и уголь для отопления домов.

Весной 2021 года Кыргызстан заключил соглашения с Казахстаном и Узбекистаном о поставке электроэнергии в объеме 1650 млн кВтч до весны 2022 года, чтобы преодолеть кризис. В обмен страна будет спускать воду в летние месяцы до 2023 года.

Первые спуски воды начались 1 июня. При этом фермеры и минсельхоз говорят о том, что страна находится на пике маловодья, а в Чуйской области может погибнуть весь урожай. Из-за нехватки воды без снабжения для полива насаждений остался даже Бишкек.

16 июня министр энергетики Доскул Бекмурзаев заявил, что энергетического кризиса в Кыргызстане не будет, если мыслить позитивно.

«Если мы будем говорить о плохом, то все так и будет. Поэтому мы должны работать в позитивном русле. Энергетики работают в штатном режиме, агрегаты завозят. Веерных отключений электроэнергии не будет. В рамках подготовки к ОЗП местами свет отключают из-за ремонта. Прошу население отнестись к этому с пониманием. Никакого энергокризиса в Кыргызстане нет», — сказал чиновник.

Нацэнергохолдинг сообщил, что по всей стране будут перебои с электричеством вплоть до октября — из-за ремонтных работ.

Готовые решения для майнинга на GPU

Готовые решения для майнинга на GPU

Ферма для майнинга представляет собой сложную цепочку, состоящую из специального оборудования. Основная задача такой системы – добыча криптовалюты. Купить майнинг ферму под ключ будет правильным решением для тех, кто заинтересован в получении пассивного дохода.

Генерация прибыли происходит после нахождения блоков крипты: Биткоин и Биткоин Голд, Грин, Монеро и т.д. В основе оборудования лежит специальный алгоритм. Чаще майнеры размещают фермы возле дома, в ангарах или на складах.

Чтобы правильно подобрать оборудование, которое будет эффективно в работе, используют специальные калькуляторы. Они позволяют произвести примерные расчеты дохода определенного временного интервала.

Описание основных характеристик

Майнинг ферма под ключ в Украине представляет собой мощную компьютерную систему. Она предназначена для майнинга криптовалюты. Оборудование может состоять из двух и более специальных устройств. Они обязательно должны быть расположены в одном месте. Основная задача такого оборудования – майнинг крипты. Реализация происходит путем сложных вычислений.

По мере решения поставленных задач пользователь получает денежное вознаграждение после того, как был добыт новый блок. Реализация непростой задачи требует наличия мощной установки, которая поможет достичь финансовой независимости.

Управление фермой для майнинга происходит аналогично майнингу на одном устройстве. Основное отличие – масштабы. Параллельно могут работать тысячи аналогичных устройств. Оптимальное решение для установки такого оборудования – районы со стабильной, но недорогой электроэнергией.

Управлять фермой может, как крупная организация, так и простой заинтересованный в заработке человек. Для реализации задуманного нужно подключить несколько устройств к интернету.

GPU-фермы представляют собой специальные электронные системы, которые часто используют в ПК. Для них характерен широкий спектр функций, каждая из которых направлена на майнинг криптовалют.

С целью получения дохода майнеры используют специализированную вычислительную мощность видеокарт. Ферма такого типа предусматривает использование GPU высокого качества. Для нее характерна высокая вычислительная мощность. Чаще такой тип оборудования используют для получения Эфириума.

Украина не обходит мировые тенденции, поэтому многие пользователи интересуются такой формой пассивного дохода. Ферма состоит из нескольких комплектующих:

  • материнской платы;
  • блока питания;
  • процессора;
  • видеокарты;
  • ОЗУ;
  • кабели;
  • вентиляторы;
  • жесткий диск.

Дополнительно следует позаботиться о покупке аксессуаров. Сюда можно отнести клавиатуру, мышь, монитор и другие необходимые единицы. Без них настройка фермы невозможна.

Преимущества покупки в нашем гипермаркете

На сайте Setevuha предложен большой ассортимент оборудования высокого качества. Майнинг ферма под ключ по доступной цене позволит реализовать идею по добыче криптовалюты. Это, действительно, то оборудование, которое может приносить деньги. Цена готовых решений для майнинга на GPU вполне оправдана.

Покупатель может самостоятельно забрать оборудование из офиса в Киеве или оформить доставку в любой город Украины. При возникновении вопросов всегда можно попросить помощи у наших консультантов. Они помогут оформить заказ и назовут приблизительную дату доставки на указанное отделение почты.

Криптофермы в Узбекистане. Как IT-предприниматель начал майнить биткоины – Spot

Санжар Насирбеков, основатель интернет-магазина LaTienda, собрал свою майнинг-ферму и работает над возможностью конвертировать биткоины в сумы.

Санжар Насиберков — предприниматель c 15-летним опытом в IT, основатель интернет-магазина LaTienda, рекламного сервиса Postit.uz и других проектов — рассказал Spot, как стал криптофермером, почему Узбекистан — один из мировых лидеров по прибыльности майнинга и как вывести майнеров из тени.

Первые шаги

Первый опыт с криптовалютой был в 2013 году: я зарегистрировался на бирже MtGox и влился в процесс покупки и продаже биткоина. Сначала майнил дома — собрал компьютер, установил видеокарту. Путем нехитрых математических вычислений понял, что можно майнить больше, и задумался о покупке дополнительных комплектующих.

Сначала приобрел материнку, потом появились новые модели, которые поддерживают работу шести видеокарт, на их базе и создал ферму. В те годы видеокарты стоили 100−500 долларов, сейчас — 500−1300 долларов. Если тогда кто-то купил бы ферму и начал майнить, то сейчас он бы не только окупил финансовые вложения, но и смог бы продать ферму подороже, так как майнинг стал очень популярен.

Бум майнинга криптовалют идет во всем мире, в том числе в Узбекистане. Это прекрасно видно по дефициту видеокарт на «Малике»: очень сложно найти даже бюджетные варианты, многие берут их либо в Дубае, либо у перекупщиков.

Фото: Facebook

Когда я только начинал майнить, биткоин стоил 400−500 долларов, сегодня курс варьируется от 9000 до 11000 долларов. У криптовалюты очень высокая волатильность, поэтому курс спрогнозировать сложно.

Биткоин для меня — цифровой актив, и я смотрю на него с чисто практической точки зрения.

Как происходит майнинг

Вы генерируете один уникальный биткоин, его транзакция происходит посредством майнинга. Проверяется оригинальность исходника и подтверждается, что вы являетесь владельцем валюты. Затем ваш биткоин проходит верификацию (обычно их требуется 120) у майнеров по всему миру. После этого транзакция считается действительной.

Для майнинга ZCash (криптовалюта с открытым исходным кодом, разработанная компанией Zerocoin Electric Coin Company) обычно использую карты Nvidia 1070, 1080, 1080Ti. Эта криптовалюта обеспечивает не только конфиденциальность, но и возможность улучшенного процесса майнинга на картах от Nvidia.

Ethereum отлично подходит для AMD, для майнинга используем RX 570, 580. Он же является ядром для создания блочейн-систем и приложения для ICO.

Фото: Facebook

Что требуется начинающему майнеру? Минимум оборудования и желание изучать материалы в интернете, благо информации в сети достаточно. Если у вас слабая видеокарта, но хороший процессор, можно майнить посредством процессора криптовалюту Mоnero.

Monero сейчас стоит 250 долларов, он очень хорошо поднялся за последнее время, за день можно заработать полдоллара. Из-за этого случается, что программисты, работающие в крупных государственных учреждениях, устанавливают алгоритмы майнинга Cryptonight на компьютеры коллег, чтобы зарабатывать, когда те уходят на обед или домой в конце рабочего дня.

По сути, это воровство, это всё равно что красть чужое электричество. Поэтому нам нужна нормативно-правовая база для регулирования майнинга. А чтобы избежать такого использования своего ПК, пользователь может установить антивирусные программы, которые предупреждают о скрытом майнинге. Интернет-браузеры Opera, «Яндекс.Браузер» уже тоже внедрили этот механизм.


Фото: Евгений Сорочин / Spot

Конвертировать биткоины в сумы?

Блокчейн — по своей сути база данных. У него простая логика, данная система будет полезна в делопроизводстве.

При блокчейне данные могут храниться в нескольких местах, информацию невозможно переделать или удалить. Например, если вы потеряли единственный экземпляр какого-то документа, то при использовании блокчейна сможете легко восстановить ваши данные.

Я думаю, для нашей страны лучшим решением будет создать собственную криптовалюту, так ее будет легче контролировать, инкассировать, будет возможность создания собственных узлов и регулировки. Сейчас эта деятельность не имеет нормативно-правовой базы, и возникает вопрос, где у нас можно хранить, инкассировать биткоины?

Поэтому когда Black Bear Kofi рассказали о планах принимать к оплате биткоины, воспринял эту новость скептически.


Фото: Евгений Сорочин / Spot

Сегодня биткоин — уже известный бренд. Он обеспечивает сам себя, существует более 1000 видов данной валюты.

Его начали принимать в Германии, в Японии. 3 миллиона биткоинов удерживают в качестве несгораемого капитала, 9 миллионов сейчас активно крутятся на рынке, это показывает, что люди доверяют этой валюте и спрос на нее большой.

Создать собственную криптовалюту на основе уже существующих несложно, так как большинство из них имеют открытый исходный код. Bitcoin Cash и Litecoin были созданы на основе Bitcoin.

Сейчас есть много легальных сервисов, где биткоины конвертируются в доллары и отправляются на карту. Прорабатываю план по возможности конвертирования биткоинов в сумы с зачислением средств посредством платежной системы Click. Сейчас решаем юридические вопросы, и если всё пройдет успешно, то возможен запуск через три месяца.


Фото: Евгений Сорочин / Spot

Узбекистан — один из лидеров по прибыльности майнинга

Было бы неплохо, если бы банки выдавали кредиты в размере 5000 долларов на развитие майнинг-фермы. В среднем небольшая майнинг-ферма позволяет зарабатывать до 500 долларов. Окупить ферму можно за год, плюс увеличится приток иностранной валюты в страну.

Узбекистан входит в тройку стран-лидеров по прибыльности майнинга. Из плюсов майнинга в Узбекистане:

  • дешевое электричество;
  • дешевый интернет;
  • дешевая арендная плата за помещение.

Так что майнинг в Узбекистане привлекателен не только для жителей нашей страны, но и для иностранных предпринимателей, которые бы могли открыть здесь свои фермы.


Фото: Евгений Сорочин / Spot

В России сейчас создаются технопарки, в некоторых регионах майнерам разрешается устанавливать майнинг-фермы и использовать инфраструктуру для своих нужд.

Казахстан тоже дал разрешение на установку ферм, они разрабатывают собственную криптовалюту Kzcash, сейчас она работает в тестовом режиме. По сравнению с Казахстаном у нас не так много людей занимаются майнингом, но мировый хайп дошел и до нас, уже есть несколько крупных майнинг-ферм, которые имеют в своем распоряжении свыше тысячи видеокарт.

Людям, которые решили заняться майнингом, советую приобретать самые дешевые видеокарты. Вложите минимум, чтобы набраться опыта и отбить начальные вложения. Когда человек видит процесс, результат своих трудов, то у него появляется мотивация приобретать новые комплектующие для фермы. Человек мотивирует сам себя.

Надеюсь, в Год инноваций в Узбекистане создадут государственную криптовалюту и выработают нормативно-правовую базу по майнингу и криптовалюте, чтобы майнеры могли выйти из тени.

Ферма для майнинга и здоровье. Вредна ли ферма для здоровья

Майнеры устанавливают фермы для майнинга в собственных квартирах и домах, и вопросы безопасности жизни и здоровья становятся актуальными. Жилые помещения по умолчанию не предусмотрены для установки компьютерного оборудования большой мощности. Например, серверные комнаты обустроены и подготовлены специальным образом для размещения серверного оборудования. Попробуем разобраться, вредны ли майнинговые фермы для здоровья.

Санитарные нормы и правила

В нормативном документе СанПиН №2971-84 установлены следующие предельно допустимые уровни напряженности ЭП:

  • 500 В/м – внутри помещений;
  • 1 кВ/м – на территории жилищного комплекса.

По характеру воздействия ЭМП электроприборы делятся на направленные и ненаправленные. ЭВМ относят к приборам ненаправленного воздействия.

Показатели ЭМП различных приборов:

  • Стационарный компьютер: около 10 мВ/м;
  • Роутер Wi-Fi: 16 В/м;
  • Мобильный телефон или смартфон: 25 В/м.

На основании полученных данных можно сделать вывод, что вычислительная электроника оказывает значительно меньшее воздействие на организм, чем средства коммуникационной связи.

Что говорит ВОЗ

Всемирная организация здравоохранения утверждает, что количество и сроки проведенных исследований не позволяют привести убедительные доказательства вредного воздействия ЭМП. ВОЗ обращает внимание на негативное восприятие населением воздействия РЧ сигналов вследствии распространяемых СМИ слухов о наличии научных данных, не являющихся подтвержденными. Отмечено незначительное влияние на повышение температуры тела.

Воздействие статических магнитных полей (СМП)

ВОЗ установил допустимые пределы воздействия СМП (измеряется в теслах):

  • 40 мТ – уровень продолжительного воздействия.
  • 200 мТ – средневзвешенная во времени на местах работы;
  • 2 Т – максимально допустимый уровень.

При влиянии СМП мощностью свыше 2 Т человек может почувствовать тошноту и головокружение.

Уровень излучения различных приборов на близком расстоянии:

  • Стационарный компьютер – 0,5 – 30 мкТ;
  • Телевизор – 2,5 – 50 мкТ;
  • СВЧ печь – 73 – 200 мкТ;
  • Мобильный телефон или смартфон – 300 мкТ;
  • Фен – 6 – 2000 мкТ.

Вывод: по уровню воздействия на человека, вычислительная техника незначительно опережает холодильник (0,5 – 17 мкТ). Не составит труда посчитать хотя бы в грубом приближении воздействие майнинговой фермы на здоровье, зная указанные параметры. Исследования выявили кратковременные недомогания при повышенном воздействии СМП, длительных нарушений здоровья у населения не выявлено.

Информация представлена из бюллетеней ВОЗ №299 и №304.

Мелатониновое воздействие ЭМП

В сети распространены сведения о влиянии ЭМП на функцию шишковидной железы, ответственной за выработку мелатонина, известного как “гормон сна”. Мелатонин играет важную роль в работе “биологических часов”. При длительном нарушении циклов сна и бодрствования, в том числе нарушениях сна, могут произойти сбои в работе эндокринной системы.

Научно доказано, что на снижение секреции гормона мелатонина оказывает освещение. Но убедительных сведений о влиянии ЭМП на выработку мелатонина пока не предоставлено.

Предполагаемые опасения

РЧ излучение

Майнинговые фермы обладают высокими вычислительными мощностями и оказывают повышенное излучение РЧ, способное вызывать помехи радиооборудования. Это определенно оказывает биологический эффект на человека, но не представляет реальной угрозы для здоровья (заметки ВОЗ).

Повышенное тепловыделение и недостаток влаги

В теплые времена года повышенное выделение тепла может сказаться на самочувствии человека. При относительно низкой влажности воздуха это создает парниковый эффект и в недостаточно проветриваемом помещении ухудшается кислородный обмен, что способно привести к головокружению, сонливости, вялости и слабости, в редких случаях к удушью. Вывод прост: создать благоприятные климатические условия внутри помещения при помощи проветривания либо кондиционирования. В случае установки кондиционеров людям, обладающим повышенной чувствительность к простудным заболеваниям и с заболеваниями вегето-сосудистой нервной системы, следует проявить осторожность.

Аэродисперсные образования

Фермы для майнинга содержат большое количество кулеров, “разгоняющих” пыль. Частицы пыли, поднимаемые охлаждающими системами, могут содержать инфекционные бактерии, а сама пыль – вызывать сухость во рту. Бактерии не представляет угрозы здоровью. Однако домашняя пыль может содержать продукты бытовых (пылевых) клещей, способных вызвать у людей аллергические реакции и стать причиной возникновения астмы. Стоит ли упоминать, какие неприятные эффекты это предполагает для аллергиков?

Повышенный шум в помещении

Регулярное шумовое воздействие неблагоприятно сказывается как на нервной системе, так и на ходе сна. Для восстановления и отдыха человеку необходима спокойная бесшумная обстановка. После длительного нахождения в шумном помещении человек может испытывать повышенную раздражительность и утомляемость, а качество сна ухудшается.

Вряд ли кому-то придет в голову идея о том, чтобы спать в серверном помещении или датацентре. Зарегистрированы случаи возгорания. Проводка может не справиться со скачками напряжения, поэтому рекомендуется установить дополнительно бесперебойные сетевые элементы и/или датчики чтобы предотвратить возникновение пожара в помещении.

Кроме того, размещение оборудование в помещениях способно принести неудобства: возникает риск повреждения, и оказывается влияние на внутренний микроклимат. Проведенные исследования не нашли убедительных данных об угрозе здоровью при воздействии вычислительной техники, но из этого не следует, что никакой угрозы нет, и вопросы безопасности майнинговых ферм для здоровья имеют приоритетное значение.

Подписывайтесь на новости BitExpert в VK!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


В России предложили запретить ставить дома фермы для майнинга

Президент Фонда информационной демократии Илья Массух предложил запретить «домашние» майнинговые фермы. Он планирует поднять этот вопрос на очередном заседании рабочей группы при президенте России по развитию интернета в середине сентября, сообщает RT.


Массух считает, что владельцы таких ферм могут навредить другим жильцам дома: их работа повышает нагрузку на потребление электроэнергии в несколько раз и приводит к росту температуры. По его мнению, перегрев может привести к пожарам.

Кроме того, Массух считает, что не стоит поощрять добычу криптовалюты российскими майнерами. Он отметил, что биткоин в России запрещен.


илья массух

президент Фонда информационной безопасности

«Практически все компьютерные мощности являются не российскими, сам биткоин запрещён внутри страны. Соответственно, это идет куда-то на какие-то внешние биржи. Все, что остаётся внутри страны, — это траты электроэнергии. Достаточно сомнительная эффективность для экономики России».

Предложение Массуха уже прокомментировал интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, назвав его «глупостью». Мариничев напомнил, что майнинговая ферма зачастую представляет собой персональный компьютер, установку которых в квартирах нельзя запретить.

В конце июля стало известно, что Минфин хочет запретить продажу биткоинов частным лицам. В ведомстве предложили приравнять биткоины к финансовым активам и реализовывать их через Московскую биржу под контролем Росфинмониторинга. Доступ к криптовалютам будет лишь у квалифицированных инвесторов. Предложение раскритиковал создатель Telegram Павел Дуров.

Майнеры криптовалют в доме на Тухачевского, 30 досаждают соседям шумом компьютеров и кондиционеров (ФОТО) – Новости Владивостока на VL.ru

Жительница дома № 30 по Тухачевского бьет тревогу из-за соседей, оборудовавших у себя майнинг-ферму. Десять компьютеров, круглосуточно находящихся в режиме онлайн, и кондиционеры для охлаждения помещения, по словам женщины, создают сильный шум, из-за которого ночью невозможно уснуть.

Многие в наше время еще не знают термина «майнинг». 51-летней Ирине, два с половиной года проживающей в доме в 87-й квартире, пришлось ознакомиться с ним после конфликта с соседями, установившими оборудование большой вычислительной мощности для добычи криптовалюты. Покопавшись в интернете, она узнала немало о вычислительном процессе по добыче биткоинов и, по ее словам, успела ужаснуться от гула аппаратуры за стеной.

История началась летом этого года, когда в квартиру № 88 хозяева завезли и установили десять компьютеров, которые в круглосуточном режиме начали осуществлять майнинг.

«Гул оборудования был ужасный, там ведь стоит десять компьютеров. Стало сильно нагреваться помещение, и они установили мощные кондиционеры, которые шумят не меньше. Жить стало невозможно – мы словно на вертолетной площадке! Шум за стеной слышен и днем, и ночью. В темное время суток порой срабатывают протяженные сигналы аппаратуры, и идет вибрация по всей квартире. У нас, прямо говоря, нет ночи – уснуть невозможно. Помимо меня в квартире живет муж, сын и внук», – жалуется женщина.

Другим соседям повезло больше, но шум тоже слышен: в квартире справа от добытчиков криптовалюты проживает одинокий мужчина. У него гул «майнинговой фермы» слышен только на кухне. Не доходит шум лишь в квартиру напротив на этой же лестничной клетке.

Ирина рассказывает, что соседи обещали решить вопрос с устранением шума, однако позже она не могла никак выйти на контакт с молодыми людьми. При этом соседка возмущается, что молодые люди сами не используют квартиру, как жилое помещение, а проживают в другом доме.

У хозяина квартиры Алексея свое видение ситуации. По его словам, конфликт с соседкой cлучился месяц назад, когда ему установили второй кондиционер, так как первый был сломан. После жалоб, мужчина предложил принять меры по устранению шума в квартире, однако женщина продолжала упрекать его в том, что оборудование сильно шумит.

«Ничего криминального и критического в моей квартире не происходит. Это оборудование осуществляет нечто вроде майнинга биткоинов, работает по такому же принципу. Из-за того, что работает десять компьютеров, находящихся круглые сутки режиме онлайн, температура помещения достигает 25-26°С. Естественно, надо охлаждать помещение. Первый кондиционер перестал работать, поэтому поставили второй. Соседка отреагировала неадекватно. Утверждала, что якобы он ей мешает жить, хотя система охлаждения находится на моем балконе, а не на ее. Из-за этого и пошел весь сыр-бор. Кондиционер работал круглые сутки, и соседка начала бить панику. Мы приезжали к ней четыре раза с просьбой впустить нас в ее квартиру, чтобы понять природу шума. Я говорил: »Давайте решу проблему со звуком и больше не будем ругаться!». Все время мы получали отказ. Вдобавок соседка грозилась, что она нас «посадит»», – рассказывает Алексей.

Мужчина в разговоре с корреспондентом VL.ru также рассказал, что пошел навстречу соседке: «Была проделана огромная по работа по вибро- и шумоизоляции, но соседка все продолжает жаловаться, складывается впечатление, что шум – это просто предлог для прекращения моей деятельности. Кондиционеры, установленные на балконе, покупались как бесшумные, на них есть сертификаты, что они абсолютно соответствуют всем нормам в России».

В итоге Ирина написала заявление в УМВД по Приморскому краю и в Государственную жилищную инспекцию. Женщина надеется, что ведомства принудят ее соседа исполнять краевой закон № 467 об обеспечении тишины и покоя.

В ответ она лишь получила уведомление правоохранительных органов о передаче ее обращения в городское отделение УМВД.

Справка:

Криптовалюта – код, набор цифр и в то же время платежная единица. Добытчики цифровых денег производят расчеты с помощью собственных вычислительных мощностей и специального программного обеспечения. Взамен они получают определенное количество электронных денег, их можно обменять на любую валюту: доллары, евро или рубли. Процесс добычи цифровой валюты называется майнингом.

ОСОБЕННОСТЬ — «Никакой другой работы»: индийские сельские жители цепляются за уголь, несмотря на поврежденные фермы и дома

Роли Сривастава, Фонд Thomson Reuters

БХАДРАВАТИ, Индия, 17 сентября (Фонд Thomson Reuters) — Повторное открытие угольной шахты в этом году Год недалеко от центральной индийской деревни Чичорди возродил надежды фермера Дилипа Мадре, который, наконец, получит компенсацию за разорение его некогда изобильных полей куркумы и сможет купить более крупную ферму подальше.

Спустя десять лет после того, как в его части западного штата Махараштра началась добыча полезных ископаемых, Мадре и 200 жителей деревни ищут финансовую компенсацию за убытки, которые, по их словам, им нанесла промышленность.

Их земля больше не плодородна, утверждают они, покрытая щебнем, сажей, пылью и отработанным песком из шахты, поскольку уровень грунтовых вод понижается и грузовики проезжают мимо, сбрасывая уголь и мусор.

Фермеры долго ждали из-за закрытия рудника в 2015 году после того, как суд постановил, что горнодобывающие блоки Индии были выделены незаконно и должны быть пересмотрены.

Вскоре после этого рудник был возвращен своему владельцу, государственной Karnataka Power Corporation Ltd (KPCL), но операции возобновились только в этом году после урегулирования неурегулированного судебного разбирательства, заявили представители компании.

Задержка разбила надежды сельских жителей на рабочие места и денежные выплаты за их бесплодные поля, что отразилось на горьком опыте других индийских угольных центров, говорят эксперты в области энергетики.

«Я думал, мы выиграем от добычи полезных ископаемых, но были только потери и неопределенность. Моя земля сейчас бесплодна », — сказал 52-летний Мадре, вспоминая, как раньше он зарабатывал около 500 000 рупий (6 788 долларов) в год с урожая куркумы.

Однажды он надеялся открыть фабрику по переработке куркумы и экспортировать специи, но все еще ждет, когда KPCL купит его ферму.

«Я хочу отдать (им) эту землю и получить свою свободу», — сказал Мадре Фонду Thomson Reuters, стоя у небольшого продуктового магазина, которым он управляет, чтобы свести концы с концами. «Мы находимся в угольном поясе. Им нужна наша земля, а мы должны что-то получить ».

Эксперты по энергетическому переходу и местные жители говорят, что многие общины в угледобывающих районах по-прежнему верят, что их будущее зависит от углеродосодержащего топлива, несмотря на убытки, которые они винят в добыче полезных ископаемых.

Часто надежды на рабочие места и продажу земли рушатся, в то время как горнодобывающие компании получают большую часть выгоды, добавили они, предполагая, что было бы лучше избавиться от зависимости от угля.

Исследование 2020 года, проведенное Международным форумом по окружающей среде, устойчивости и технологиям (iFOREST) ​​в 22 богатых углем районах, показало, что около половины их населения бедно, с плохим здоровьем, образованием и уровнем жизни.

«Добыча угля не принесла тех выгод, которые предполагали местные сообщества, — но даже если они будут недовольны, они первыми воспротивятся закрытию угольных шахт, поскольку экономика, ориентированная на уголь, имеет ограниченный рост и инвестиции в другие секторов », — сказал Среста Банерджи из iFOREST, аналитического центра в Нью-Дели.

«Все, что они получают или надеются получить, зависит от угля», — добавила она.

ОСТАНОВИТЬ И НАЧАТЬ

В 2014 году, когда верховный суд Индии отказался от всех, кроме четырех, из 218 угольных блоков, выделенных правительством за последние два десятилетия, постановив, что практика избирательного распределения является незаконной и произвольной, деревня Баранж охватила тишина.

Расположенный на краю карьера, в паре миль от Чичорди, Барандж ранее был определен как пострадавший от рудника, что означает, что его жители получили компенсацию за сельхозугодья, приобретенные для добычи полезных ископаемых, и около 150 выполненных работ.

«Мы были в растерянности, когда шахта закрылась. Несмотря на то, что лишь несколько человек нашли работу на руднике, их семьи зависели от их заработка », — сказал 42-летний Сандип Дживане, владелец чайной в Баранже.

Рудник вновь открылся, но местные жители заявили, что их потери перевешивают выгоды от его деятельности до сих пор.

«Целые семьи работали на фермах, и теперь одной из них предложили работу. Многие сидят дома весь день, потому что у них больше нет ферм, — сказал Дживане.

«Но тогда единственные деньги, которые мы можем заработать, — это уголь. Другой работы здесь нет », — сказал он.

Среди тех, кто нашел работу, есть 40-летняя Садхна Субхаш Балпане, которая машет зелеными и красными флажками, чтобы управлять движением грузовиков и самосвалов по разбитой дороге, ведущей к угольной шахте.

«Я зарабатываю 5000 рупий в месяц за восьмичасовую смену. Раньше я работала на ферме, но в этой деревне больше нет сельскохозяйственных угодий », — сказал Балпане, чей муж работает портным в соседнем городке.

Другой местный житель, 44-летний Гаутам Пунвалкар, считает грузовики, въезжающие и выезжающие из шахты каждый день, но ему пришлось искать низкооплачиваемую поденную работу в течение пяти лет, когда шахта была закрыта.

«Я счастлив, что получил эту работу обратно, когда рудник снова открылся», — сказал он.

КОМПЕНСАЦИЯ

Дома в деревнях Баранж и Чичорди имеют массивные трещины, проходящие сквозь стены, и жители рассказывают истории о разрушающихся домах и обрушении посуды при подрыве мин не чаще трех раз в день.

Тем не менее, жители деревни остаются, твердо уверенные, что не покинут свои дома, которые теперь напоминают разбомбленную деревню, поскольку они продолжают переговоры о восстановлении или цене за свою землю.

Местным жителям Баранджа предстоит восстановить свои разрушенные дома, прожившие в них около десяти лет.

Должностные лица KPCL заявили, что они работают над вариантами жилья, вся задолженность по заработной плате выплачена, и в настоящее время обрабатывается компенсация за потерю земли в результате добычи полезных ископаемых в Чичорди.

Однако дома в Чичорди находятся за пределами официально обозначенного района добычи полезных ископаемых, сказал В.Поннурадж, управляющий директор KPCL, усложняет жильцам доступ к поддержке.

«СИДЕНИЕ НА ЗОЛОТЕ»

Участники кампании призвали к усилиям по созданию альтернативных рабочих мест в угольных центрах, учитывая двойную проблему для жителей: рост бедности из-за добычи полезных ископаемых и сокращение слабых угольных линий жизни через пару десятилетий по мере перехода Индии к зеленой энергия.

«Мы должны ориентироваться на следующее поколение, способное трудоустроиться, и попытаться избавить его от угля», — сказал Самрат Сенгупта, программный директор по изменению климата и возобновляемым источникам энергии Центра науки и окружающей среды, правозащитной группы из Дели.

Профессиональная подготовка по обслуживанию электромобилей или ремонту электроплит поможет подготовить местных жителей к развитию экологически чистых производств будущего, добавил он.

Но местные жители Чичорди сказали, что пока не откажутся от угля.

«Мы знаем, что сидим на золоте и получим выгоду», — сказал Абдул Джамель Шейх, владелец ресторана, который хочет продать свои поля для добычи полезных ископаемых. «Я хочу, чтобы они забрали мою землю, мой дом и выплатили мне компенсацию. Мы страдали годами ».

Заработок после добычи: ведение хозяйства на восстановленных карьерах

Южная Африка — это экономика, основанная на сырьевых товарах, с горнодобывающим сектором не только краеугольным камнем экономики, но и самим фундаментом, на котором была построена нация.Прямо и косвенно горнодобывающая промышленность в 2012 году номинально обеспечила 17 процентов валового внутреннего продукта страны. 1

В Южной Африке для разработки различных руд используются как глубокие, так и открытые горные работы. Покрывающая порода (т. Е. Порода, почва и экосистемы, лежащие над рудным телом или угольным пластом) часто принимает форму высокопотенциальных сельскохозяйственных земель, 2 , сконцентрированных в соответствии с неравномерным распределением осадков и часто перекрывающихся рудными телами. .

Открытые горные работы не только наносят большой физический ущерб земле, как показано на Рисунке 1, но также могут вызывать химические повреждения. 3,4,5 Этот ущерб потенциально может быть долгосрочным и необратимым, и хотя это может означать, что сельскохозяйственная деятельность после добычи может быть нерентабельной, на сегодняшний день нет никаких доказательств, подтверждающих это.

Рис. 1. Открытые горные работы в Южной Африке, видимые с неба в сентябре 2013 года.

С 1980-х годов законодательные требования к выдаче лицензий на добычу полезных ископаемых в Южной Африке становятся все более строгими. 6,7 Оценка воздействия на окружающую среду и планы управления окружающей средой стали неотъемлемой частью процесса подачи заявки на получение лицензии на добычу полезных ископаемых, и они должны быть предусмотрены в бюджете и запланированы. Однако определение степени, в которой должны быть реабилитированы земли, остается неопределенным и, следовательно, открытым для интерпретации. Закон о разработке минеральных и нефтяных ресурсов 2002 года не содержит определения того, что считается «естественным» или «заранее определенным» состоянием.

Планы реабилитации карьеров обычно включают замену (деградировавшего) верхнего слоя почвы и смеси семян трав, которые затем должны поддерживаться только в течение трех-пяти лет.Сравнивая сельскохозяйственные районы и районы добычи полезных ископаемых, можно обнаружить, что основные районы добычи полезных ископаемых находятся в регионах, где преимущественно выращивают кукурузу и сахарный тростник. Оценка воздействия на окружающую среду не требует, чтобы тип пастбищ, подлежащих добыче, относился к категории естественных пастбищ или культурных пастбищ. Принципиальное различие между двумя типами пастбищ заключается в урожайности сухих кормов для потребления скотом, что, в свою очередь, влияет на количество скота, которое может пастись на земле, поскольку возделываемые пастбища имеют более высокую потенциальную плотность скота.Горнодобывающие компании обычно только восстанавливают эксплуатируемую землю до уровня пастбищ, не признавая потерянный доход, который земля могла бы получить, если бы была возвращена для возделываемых целей. Это помогает объяснить, почему предварительные технико-экономические обоснования, включающие сравнение экономической отдачи от добычи полезных ископаемых и не связанных с добычей полезных ископаемых, обычно оказываются более благоприятными для добычи полезных ископаемых.

Один из способов улучшить результаты открытых горных работ — обеспечить точную оценку земли с учетом упущенной выгоды. Это начинается с простой формулы, например:

Доход от сельского хозяйства в базовом году = Урожай * Цена * Площадь

Рудник Рандфонтейн, Йоханнесбург.

Затем эта формула умножается на годы эксплуатации рудника и запланированный период реабилитации. Это применяется к сельскохозяйственной деятельности до добычи, чтобы оценить потерянный доход и сравнить его с аналогичным расчетным доходом от сельскохозяйственной деятельности после добычи. Кроме того, для обеспечения сопоставимости оценок по времени базовые оценки доходов прогнозируются с использованием индекса дефлятора ВВП до 2013 года включительно. 8 Среднее значение индекса используется для прогнозов на период после 2013 года.

Хотя этот подход остается теоретическим, исследования показывают, что там, где естественные пастбища до добычи были улучшены до возделываемых пастбищ после добычи, потенциальный рост доходов может быть очень большим. С другой стороны, если вернуться к естественным пастбищам, то есть если программа реабилитации будет прекращена, потенциальный доход может быть уменьшен почти вдвое (Рисунок 2).

Там, где до добычи полезных ископаемых сельское хозяйство представляло собой комбинацию возделываемых пастбищ и кукурузы, потенциальный доход от использования земли только для выпаса скота на постоянно восстанавливаемых землях был более консервативным, с гораздо меньшим увеличением.Однако, если вернуться к естественным пастбищам, потери были бы более серьезными: менее одной трети от первоначальной оценки до начала добычи, а иногда даже менее одной четверти (Рисунок 3).

Это показывает, что оценка уровня потенциальной отдачи от сельского хозяйства на будущей горнодобывающей площадке, полученной с земли после прекращения добычи полезных ископаемых и восстановления земель, не является точной наукой. Оценка такой отдачи от сельского хозяйства и, в частности, потенциального уровня потерянного дохода от сельского хозяйства может помочь горнодобывающим компаниям лучше определить минимальный уровень усилий и инвестиций, необходимых для восстановления земель.

Обязательства горнодобывающих компаний не должны останавливаться на достигнутом. Совершенно очевидно, что существует фундаментальная потребность в поддержании качества реабилитации, чтобы в долгосрочной перспективе приносить пользу фермерам, перерабатывающим добычу полезных ископаемых, и это говорит о правах собственности. Когда земля приобретается до подачи заявки на получение прав на добычу полезных ископаемых, а фермер является арендатором до начала добычи, его не обязательно рассматривать в процессе общественных консультаций. 9 Это означает, что он может не иметь доступа к важной информации, которая ему понадобится при возвращении на ферму после прекращения добычи.

Это имеет значение для процесса планирования горных работ, в частности, в отношении планов реабилитации, бюджетов и процесса консультаций с общественностью. Обмен такой информацией на этапе консультаций с общественностью может позволить разработать коллективную и долгосрочную стратегию восстановления, которая будет включать постоянное активное участие сообщества и постоянное участие в восстановлении земли.

Музей алмазного рудника Кимберли в Южной Африке. Здесь в 1879 году были обнаружены алмазы.De Beers в конце концов прекратила разработку карьера, который позволили заполниться водой, и вырыла шахты в алмазоносных породах внизу. В 1914 году они полностью прекратили добычу полезных ископаемых. Сейчас это место является частью музея.

Легко предположить, что общины хорошо осведомлены о нюансах воздействия, которое такое нарушение земель оказывает на сельское хозяйство. Поэтому консультации должны включать образовательную программу, которая поможет сообществу понять процесс реабилитации, то, как он работает, и как можно максимизировать потенциал увеличения доходов.

Одним из ключевых результатов исследования является потребность в продолжающемся восстановлении для улучшения потоков доходов с сельским хозяйством после добычи полезных ископаемых, и поэтому для продолжения восстановления необходимо выделить бюджеты. Поскольку восстановление происходит на постоянной основе в течение всего срока эксплуатации рудника, существует возможность откладывать средства на постоянной основе по мере продолжения добычи, а также в будущем. В сочетании с улучшенными знаниями внутри сообщества шахты не только установят более тесные отношения со своими сообществами, но и их корпоративная социальная ответственность обеспечит постоянную и постоянную заботу.

Подтверждения

Настоящий документ основан на исследовании, проведенном в рамках магистерской диссертации Терезы МакНил в Школе восточных и африканских исследований Лондонского университета, которое стало возможным благодаря Anglo American (Южная Африка) благодаря спонсорской поддержке и доступу к ее данным, для которых мы очень благодарен. Мы также благодарны доктору Уэйну Трутеру из Университета Претории, который благодаря своему обширному опыту предоставил прекрасное представление о сельском хозяйстве и восстановлении земель.Также выражаем благодарность Обществу восстановления земель Южной Африки, любезно предоставившему свои исследования и документацию, Хенку Лодевийксу и Дэйву Моррису из Anglo American South Africa и Расти Милну из Вомиу за их идеи и рекомендации. Мартин Платт, Тереза ​​Стил и Никки Фишер из Anglo American Thermal Coal и Питер Гюнтер из корпоративного офиса Anglo American предоставили дополнительную информацию. Мы также чрезвычайно благодарны Джеку Фэйрвезеру за его отличные редакционные материалы.

Список литературы

  1. Факты и цифры 2012. Горная палата, Йоханнесбург [онлайн] (2014). https://commondatastorage.googleapis.com/comsa/facts-and-figures-2013.pdf.
  2. ван ден Бург, Г. Воздействие добычи угля на сельское хозяйство — экспериментальное исследование. Южная Африка: Бюро по продовольственной и сельскохозяйственной политике [онлайн] (2014). http://bfap.co.za/documents/presentations/2012/Impact%20of%20Mining%20Presentation%20-%20BFAP.pdf.
  3. Тивары, РК. Влияние добычи угля на водный режим и управление им. Загрязнение воды, воздуха и почвы 132, 1–2 (2001).
  4. Xuizhen, T. et al. Влияние кислотного дренажа шахты на карстовый бассейн: тематическое исследование области добычи угля с высоким содержанием As в провинции Гуйчжоу. Китайская экологическая наука о Земле 65, 3 (2012).
  5. Zhengfu, B et al. Влияние удаления и переработки отходов угледобычи на окружающую среду и сельхозугодья. Экологическая геология 58, 3 (2009).
  6. Национальный закон об управлении окружающей средой. Президентство, Южная Африка.Закон № 107 1998 г.
  7. Закон о разработке минеральных и нефтяных ресурсов. Президентство, Южная Африка. Закон № 28 от 2002 г.
  8. Инфляция, дефлятор ВВП (годовой%). Всемирный банк [онлайн] (2014 г.). http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.DEFL.KD.ZG.
  9. Nieuwoudt, H. Личное сообщение, 2014.

Вот что происходит, когда биткойн-майнеры захватывают ваш город

Пол Робертс — журналист из Сиэтла, который пишет о технологиях, бизнесе и политике.Его последняя книга — Импульсное общество: Америка в эпоху мгновенного вознаграждения . Следуйте за ним в Twitter @pauledroberts.

ВОСТОК ВЕНАТЧИ, Вашингтон — Руки на руле , глаза прищурены от зимнего солнца, Лорен Мие спускает свой Land Rover по главной улице и рассказывает мне, как он раньше обнаруживал многообещающие участки для строительства биткойн-шахты еще в 2013 году. когда он был только что приехавшим технарем из Сиэтла и только что открыл для себя эту сонную деревенскую общину.

Достопримечательностью тогда, как и сейчас, была река Колумбия, которую мы можем увидеть через несколько кварталов слева от нас. Майнинг биткойнов — сложный процесс, в котором компьютеры решают сложную математическую задачу, чтобы выиграть пачку виртуальной валюты, — требует чрезмерного количества электроэнергии, а благодаря пяти гидроэлектростанциям, расположенным на этом участке реки, примерно в трех часах езды к востоку от Сиэтла, горняки могли купить эту энергию здесь дешевле, чем где-либо еще в стране. Задолго до того, как местные жители даже услышали слова «криптовалюта» или «блокчейн», Мие и его коллеги поняли, что этот полузасушливый сельскохозяйственный регион, известный как бассейн Средней Колумбии, был лучшим местом для майнинга биткойнов в Америке — и, возможно, во всем мире.

Уловка заключалась в том, чтобы найти место, где можно было бы задействовать всю эту дешевую электроэнергию. Вам нужно было существующее здание, потому что в те дни, когда биткойн торговался всего за несколько долларов, никто не мог позволить себе построить что-то новое. Вам нужно было место для нескольких сотен высокоскоростных компьютерных серверов, а также для сверхмощной системы охлаждения, чтобы они не расплавились, когда они производили триллионы вычислений, необходимых для майнинга биткойнов. Прежде всего, вам нужно было место, которое могло бы обрабатывать много электроэнергии — четверть мегаватта, может быть, или даже пол мегаватта, достаточно, чтобы осветить пару сотен домов.

Лучшими участками добычи были старые склады фруктов — бассейн известен не только своими мегаваттами, но и яблоками, но они были раскуплены рано. Так что Мие, высокая общительная 38-летняя девушка, которая впоследствии устроила здесь цепочку шахт, научилась искать менее очевидные решения. Он бродил по переулкам и проселочным дорогам в поисках неработающих предприятий, которые когда-то могли потреблять много энергии. Скажем, старый механический цех. Закрытый круглосуточный магазин. Или вот так: Миехе замедляет Land Rover и указывает на закрытую ставнями автомойку, печально стоящую рядом с Taco Bell.Он говорит, что в нем есть место. А что касается водяных насосов и нагревателей, «вероятно, недалеко отсюда распределяется тонна электроэнергии», — говорит мне Миехе. «Это может быть биткойн-шахта».

В наши дни, говорит Миехе, серьезный майнер даже не посмотрел бы на такой сайт. Поскольку стремительно растущая цена биткойна привлекла тысячи новых игроков по всему миру, странная математика, лежащая в основе этой криптовалюты, неуклонно усложнялась. Для генерации одного биткойна требуется гораздо больше серверов, чем раньше, и гораздо больше мощности.Сегодня пол-мегаваттная шахта, по словам Миехе, «ничто». Коммерческие горнодобывающие компании, которые сейчас вливаются в долину, строят площадки с десятками тысяч серверов и электрическими нагрузками до 30 мегаватт, или достаточно, чтобы обеспечить электричеством район из 13 000 домов. И в гонке вооружений, в которую превратился майнинг криптовалюты, даже эти операции скоро будут считаться мелкими. Мие знает о существенно более крупных горнодобывающих проектах в бассейне, поддерживаемых иностранными инвесторами с Уолл-стрит, Европы и Азии, чья стратегия разведки, как он выражается, сводится к «беготне с чековой книжкой, просто пытающейся попасть туда и обосноваться». шкала.”

В течение многих лет мало кто из жителей действительно понимал, насколько привлекателен их регион для шахтеров, которые в основном выполняли свои эзотерические вычисления, спрятанные на складах и в подвалах. Но те дни прошли. За последние два года, и особенно в течение 2017 года, когда цена одного биткойна подскочила с 1000 долларов до более чем 19000 долларов, регион приобрел атмосферу быстро развивающегося города. В трех сельских округах бассейна Средней Колумбии — Челан, Дуглас и Грант — фруктовые сады и фермерские поля теперь разделяют холмистый ландшафт с шахтами любого размера, от промышленных предприятий до перепрофилированных складов, грузовых контейнеров и даже навесов на заднем дворе.Посторонние настолько стремятся превратить мощь бассейна в криптовалюту, что этой зимой несколько потенциальных майнеров из Азии вылетели на своем частном самолете в местный аэропорт, взяли напрокат автомобиль к одной из местных плотин и, по словам представителя коммунального предприятия, вежливо проинформировал персонал центра для посетителей плотины: «Мы хотим увидеть хозяина плотины, потому что хотим купить электричество».

По ней протекает река | Самая дешевая электроэнергия в стране, производимая на плотинах гидроэлектростанций на реке Колумбия, вызвала бум добычи биткойнов и других криптовалют, который трансформирует бассейн Средней Колумбии, расположенный в трех часах езды к востоку от Сиэтла.| Патрик Каван Браун для журнала Politico

Бассейн Средней Колумбии — не единственное место, где виртуальное царство криптовалюты сталкивается с реальным миром мегаватт и недвижимости. В таких местах, как Китай, Венесуэла и Исландия, дешевая земля и даже более дешевая электроэнергия привели к оживленным центрам добычи полезных ископаемых. Но этот бассейн с самого начала превратился в один из самых быстрорастущих городов. К концу 2018 года, по некоторым оценкам, на майнеры здесь может приходиться от 15 до 30 процентов всего майнинга биткойнов в мире, а также впечатляющие доли других криптовалют, таких как Ethereum и Litecoin.И, как и в любом быстро развивающемся городе, этот успех создал напряженность. Были споры между майнерами и местными жителями, банкротства и попытки взяточничества, судебные процессы и даже своего рода усиление партизанской войны между местными коммунальными службами и призрачной армией пиратов-контрабандистов, которые устанавливали свои серверы в подвалах и гаражах и максимально использовали местные электрические сети. .

В более широком смысле, регион с тревогой наблюдает за тем, как один из его крупнейших природных ресурсов — гигантский избыток гидроэлектроэнергии — поглощается сектором, который едва существовал пять лет назад и который обычно высмеивается как очередной крах дот-комов. версия века голландского повального увлечения тюльпанами, или, как обозреватель New York Times Пол Кругман выразился в январе, схема Понци.В самом деле, даже когда Миехе демонстрировал свои поисковые решения, цена биткойна уже упала до отметки в 5900 долларов и возродила широко распространенные сомнения относительно будущего виртуальных валют.

Несмотря на то, что энтузиасты криптовалюты стекаются в регион, многие местные жители по-прежнему скептически относятся к тому, что биткойн-бум будет значить для экономики региона. Вот оптовый торговец с закрытыми ставнями в центре Уэнатчи. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Для местных энтузиастов криптовалюты эти пращи и стрелы очень важны.Они верят не только в то, что криптовалюта сделает их лично очень богатыми, но и в то, что у этого ранее удаленного региона есть реальный шанс стать центром — а, возможно, центром — грядущей технологической революции с хорошо оплачиваемая работа и процветание, подпитываемое технологиями, которые обычно текут только в «позолоченные» центры «знаний», такие как Сиэтл и Сан-Франциско. Малачи Сальсидо, строительный подрядчик Wenatchee, который перешел на биткойн в 2014 году и в настоящее время является одним из крупнейших игроков в бассейне, выражается в широких терминах.Он говорит мне, что бассейн «строит платформу, которую будет использовать весь мир».

И прямо между этими двумя конкурирующими нарративами находятся сообщества Срединно-Колумбийского бассейна, которые с тревогой пытаются ответить на вопрос, который для большинства из нас является просто забавной абстракцией: существует ли биткойн на самом деле?

***

В нескольких милях от закрытой ставнями автомойки Дэвид Карлсон стоит на краю обширной строительной площадки и наблюдает, как рабочие устанавливают крышу на Giga Pod, автономной криптомайне, которую Карлсон спроектировал для сборки в течение нескольких недель. .По завершении сборная конструкция с деревянным каркасом размером примерно 12 на 48 футов будет оснащена сотнями высокоскоростных серверов, которые в совокупности потребляют чуть более мегаватта энергии и, теоретически, будут способны производить около 80 биткойнов в год. месяц. Сам Карлсон не будет шахтером; его компания Giga-Watt будет использовать этот модуль в качестве хостинга для других майнеров. К лету Giga-Watt ожидает, что здесь будет 24 модуля, производящих биткойны и другие криптовалюты, большинство из которых будет использовать один и тот же требовательный к вычислениям, криптографически защищенный протокол, называемый блокчейном.«Мы именно там, где резина попадает в путь с блокчейном», — кричит Карлсон, когда мы заходим в первый завершенный модуль проекта и стоим между высокой стойкой серверов размером с тостер и группой ревущих охлаждающих вентиляторов. Основное применение технологии блокчейн сейчас — это ведение растущего электронного реестра каждой транзакции с биткойнами, когда-либо совершавшейся. Но многие майнеры видят в этом механизм учета будущего. «Мы находимся там, где блокчейн переходит от этой виртуальной концепции к чему-то реальному в мире, — говорит Карлсон, — к чему-то, что кто-то должен был построить и на самом деле работает.”

Конечно, все это реальное явление и столкновение с дорогами сейчас немного сложно представить. Зимние бури, которые превратили Каскадные горы в ослепительно-белый цвет, также превратили строительную площадку в красноватое болото, которое тащит рабочих и оборудование. Также нетерпеливые инвесторы допустили срыв, задержку подключения коммунальных предприятий и судебный процесс, недавно урегулированный. Но Карлсон кажется невозмутимым. «Они действительно заставляют это работать», — сказал он мне ранее, имея в виду рабочих, покрытых грязью.«В обычном проекте они могут просто сказать:« Давайте подождем до весны », — добавляет Карлсон. «Но в биткойнах и блокчейнах нет остановки». Действительно, спрос на услуги хостинга в бассейне настолько высок, что отчаявшийся горняк предложил Карлсону Lamborghini, если Карлсон поставит его во главе списка ожидания капсул. «Я не принял предложение», — уверяет меня Карлсон. «И мне нравятся Lamborghinis!»

Пятничная обложка

Подпишитесь на лучшее письмо недели журнала POLITICO Magazine, которое доставляется вам на почту каждую пятницу утром.

Карлсон стал лицом криптовалютного бума в бассейне Среднего Колумбии. Четко выраженный, заразительно оптимистичный, с седеющими волосами и подстриженной бородой, разработчик программного обеспечения Microsoft, ставший серийным предпринимателем, построил серию шахт, заработал (и потерял) несколько биткойн-состояний и пережил бесчисленные неудачи, чтобы стать одним из крупнейших игроков в регионе. Другие местные горняки благодарят Карлсона за запуск стрелы в бассейне еще в 2012 году, когда он обнаружился в потрепанной Honda посреди метели и установил свои серверы в старом мебельном магазине.Карлсон не пошел бы так далеко, но 47-летний мужчина был одним из первых, кто понял, когда биткойн все еще был чем-то, что видеоигры добывали в своих подвалах, что можно заработать серьезные деньги, добывая биткойны в больших масштабах, но только если можно будет найти место с дешевым электричеством.

Когда вы платите кому-то биткойнами, вы запускаете процесс возрастающей энергоемкой сложности. Ваш платеж представляет собой электронное сообщение, которое содержит полную информацию о происхождении вашего биткойна, а также данные о том, кому вы его отправляете (и, если вы выберете, небольшую комиссию за обработку).Это сообщение преобразуется программным обеспечением для шифрования в длинную строку букв и цифр, которая затем транслируется каждому майнеру в сети биткойнов (их десятки тысяч по всему миру). Затем каждый майнер собирает ваше зашифрованное платежное сообщение вместе с любыми другими платежными сообщениями в сети в то время (обычно партиями около 2000) в так называемый блок. Затем майнер использует специальное программное обеспечение для аутентификации каждого платежа в блоке, например, для подтверждения того, что вы владеете биткойном, который отправляете, и что вы еще не отправили этот биткойн кому-то другому.

Дэвид Карлсон: пионер биткойнов | Карлсону, бывшему инженеру-программисту, часто приписывают начало биткойн-бума в этом регионе, когда он построил одну из первых в мире крупномасштабных шахт в старом мебельном магазине в Уэнатчи. «Мы находимся там, где блокчейн переходит от этой виртуальной концепции к чему-то реальному в мире, к чему-то, что кто-то должен был построить и на самом деле работает», — говорит он. Здесь Карлсон стоит перед своим последним проектом по добыче полезных ископаемых, мегапроектом, состоящим из 24 сборных шахтных «блоков».»| Патрик Каван Браун для журнала Politico

На этом этапе начинается собственно майнинг. По сути, каждый майнер теперь пытается продемонстрировать остальной части сети, что его или ее блок подтвержденных платежей является единственным истинным блоком, который будет служить постоянной записью для этих 2000 или около того транзакций. Майнеры делают это, по сути, пытаясь первыми угадать числовой пароль своего блока. Это похоже на попытку случайно угадать чей-то компьютерный пароль, но только в гораздо большем масштабе.Первый горнодобывающий компьютер Карлсона, или «буровая установка», который он использовал в своем подвале к северу от Сиэтла, мог делать 12 миллиардов «предположений» каждую секунду; современные серверы более чем в тысячу раз быстрее.

Как только майнер находит решение и большинство других майнеров его подтверждают, этот выигрышный блок принимается сетью как «официальный» блок для этих конкретных транзакций. Затем официальный блок добавляется к предыдущим блокам, создавая постоянно удлиняющуюся цепочку блоков, называемую «цепочкой блоков», которая служит главной бухгалтерской книгой для всех транзакций биткойнов.(У большинства криптовалют есть собственный блокчейн.) И, что важно, победивший майнер награждается новыми биткойнами (когда Карлсон начинал, в середине 2012 года, награда составляла 50 биткойнов) и всеми сборами за обработку. Затем сеть переходит к следующему пакету платежей, и процесс повторяется — и, теоретически, будет повторяться каждые 10 минут или около того, пока майнеры не начнут добывать все 21 миллион биткойнов, запрограммированных в системе.

Может показаться, что этот странный процесс не требует такого количества электроэнергии — а в первые годы этого не было.Когда он впервые начал свою деятельность в 2012 году, Карлсон добывал биткойны на своем игровом компьютере, и даже когда он построил свою первую настоящую специализированную установку для майнинга, эта машина потребляла около 1200 Вт — примерно столько же, сколько фен или микроволновая печь. Даже с учетом цен на электроэнергию в Сиэтле Карлсон тратил около 2 долларов на биткойн, который тогда продавался по цене около 12 долларов. Фактически, Карлсон получал такую ​​хорошую прибыль, что он начал мечтать о том, чтобы запустить кучу серверов и заработать серьезные деньги. Он был не один.По всей расширяющейся вселенной биткойнов многие майнеры думали о масштабировании, превратив свои подвалы и запасные спальни в центры обработки данных, созданные присяжными. Но большинство из этих людей думали о небольшом количестве, может быть, 10 киловатт, о том, что можно было бы использовать в четырех обычных семьях. Идея Карлсона заключалась в том, чтобы перескочить через подвальную фазу и сразу перейти к коммерческой биткойн-шахте, которая была огромной: 1000 киловатт. «У меня появилась мечта, которую я публиковал на онлайн-форумах:« Я думаю, что смогу построить первую шахту мегаваттного масштаба ».’”

Первые несколько горных работ Карлсона проводились в импровизированных местах с установленной системой вентиляции, например, на этих складских помещениях с жилыми системами отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха и вентиляторами, врезанными в стены. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Но здесь Карлсон и его коллеги-потенциальные крипто-магнаты столкнулись с причудливым искусственным упрямством биткойнов, которое призвано со временем усложнить жизнь майнерам. Во-первых, таинственный создатель (или создатели) валюты, известный как «Сатоши Накамото», запрограммировал сеть периодически — каждые 210 000 блоков или примерно раз в четыре года — вдвое уменьшать количество биткойнов, получаемых за каждый добытый блок.Первое падение с 50 монет до 25 произошло 28 ноября 2012 года, который верующие называют «Днем сокращения вдвое». (С тех пор он снова снизился вдвое, до 12,5 и, как ожидается, упадет до 6,25 в июне 2020 года.)

Что еще более важно, Накамото построил систему, которая усложняет добычу самих блоков по мере того, как в сеть поступает больше компьютерной мощности. То есть по мере того, как присоединяется больше майнеров, или когда существующие майнеры покупают больше серверов, или по мере того, как сами серверы становятся быстрее, сеть биткойнов автоматически корректирует критерии решения, так что для поиска этих паролей требуется пропорционально больше случайных предположений и, следовательно, больше вычислительной мощности.Эти корректировки происходят каждые 10–14 дней и запрограммированы таким образом, чтобы блоки биткойнов добывались не быстрее, чем один примерно каждые 10 минут. Предполагаемое объяснение состоит в том, что, заставляя майнеров выделять больше вычислительных мощностей, Накамото заставлял майнеров больше инвестировать в долгосрочное выживание сети.

Едва заметные в первые годы после запуска биткойна в 2009 году, эти изменения быстро усилились. К тому времени, когда Карлсон начал добычу в 2012 году, трудности увеличивались с каждым годом втрое.Жирная прибыль Карлсона быстро исчезла. Он ненадолго уволился, но возможность крупномасштабной шахты была слишком заманчивой. Некоторые люди по всему миру все еще добывали биткойны. И хотя Карлсон подозревал, что многие из этих стойких приверженцев, вероятно, поступали так иррационально — как игроки, удваивающие ставку после проигрыша, — другие нашли способ заработать в горнодобывающей промышленности.

Река Колумбия, образовавшаяся в конце последнего ледникового периода, является сердцем долины Уэнатчи. При среднем потоке 265 000 кубических футов в секунду он производит 44 процента гидроэнергии страны.| Патрик Каван Браун для журнала Politico

Карлсон пришел к выводу, что этих выживших отделяла от бросивших курить и двойных льготников просто цена на электроэнергию. Выжившие либо жили, либо переехали в такие места, как Китай, Исландия или Венесуэла, где электричество было достаточно дешевым, чтобы биткойн был прибыльным. Карлсон знал, что если он сможет найти место, где энергия будет не просто дешевой, а действительно дешевой, он сможет добывать биткойны как с прибылью, так и в промышленных масштабах.

Это место было относительно легко найти. Менее чем в трех часах езды к востоку от Сиэтла, на другой стороне Каскадных гор, вы могли покупать электроэнергию примерно по 2,5 цента за киловатт, что составляло четверть тарифа в Сиэтле и примерно пятую часть среднего показателя по стране. Мечта Карлсона стала сбываться. Он нашел в Польше инженера, который только что разработал гораздо более быстрый и энергоэффективный сервер, и которого он убедил поддержать новое предприятие Карлсона, которое тогда называлось Mega-BigPower. В конце 2012 года Карлсон обнаружил пустые торговые площади в городе Уэнатчи, всего в нескольких кварталах от реки Колумбия, и начал экспериментировать с конфигурациями серверов и систем охлаждения, пока не нашел то, что можно было бы расширить до самой большой биткойн-шахты в мире. мир.Бум здесь официально начался.

***

На бумаге бассейн Mid-Columbia Basin действительно выглядел как Эльдорадо для Карлсона и других горняков, которые начали просачиваться в течение первых лет бума. Пять огромных плотин гидроэлектростанций региона, все из которых принадлежат коммунальным предприятиям, производят почти в шесть раз больше энергии, чем могут использовать жители и предприятия региона. Большая часть излишков экспортируется по высоким ценам на такие рынки, как Сиэтл или Лос-Анджелес, что позволяет коммунальным предприятиям продавать электроэнергию на местном уровне по значительно более низким ценам, чем их производственные.Электроэнергия здесь настолько дешевая, что люди отапливают свои дома электричеством, несмотря на очень холодные зимы, а фермеры смогли орошать полузасушливый регион в одном из самых продуктивных сельскохозяйственных районов мира. (Местная газета с гордостью заявляет, что ее опубликовали в «Мировой столице Apple и пряжке на поясе силы Великого Северо-Запада».) И, что немаловажно, она уже привлекла внимание нескольких энергоемких отраслей, в частности выплавки алюминия и, начиная с середины 2000-х годов — центры обработки данных для технологических гигантов, таких как Microsoft и Intuit.

Майнеры нашли и другие преимущества. Прохладные зимы и сухой воздух помогли снизить потребность в дорогостоящем кондиционировании воздуха, чтобы предотвратить перегрев серверов перемешивания. В качестве бонуса регион уже был оснащен одним из самых быстрых в стране высокоскоростных интернет-устройств благодаря огромной оптоволоконной магистрали, установленной в центрах обработки данных. В целом, вспоминает Миехе, бассейн был «приложением-убийцей» биткойнов.

Действительно, какое-то время казалось, что у горняков все складывается вместе.К середине 2013 года на первом руднике Карлсона, размером всего 250 киловатт, добывались сотни биткойнов в день — этого было достаточно для него, чтобы оплачивать все свои счета за электроэнергию и другие расходы, а остальное «складывать» как спекулятивный актив, который начал приносить прибыль. ценить. К тому времени биткойн потерял репутацию валюты торговцев наркотиками и шантажистов, занимающихся взломом данных. Его принимали несколько законных компаний, например Microsoft, и даже некоторые банки. Разрастались конкурирующие криптовалюты, появлялись торговые площадки.Биткойн был модной новинкой, и его цена превысила 1100 долларов, прежде чем опустилась до середины сотни.

Однако, несмотря на весь этот потенциал, зарождающееся горнодобывающее сообщество бассейна было окружено проблемами, которые вы могли бы встретить в любом другом быстро развивающемся городе. Горнодобывающая технология была еще настолько новой, что на ранних этапах производства постоянно происходили сбои. Возникла нарастающая, зачастую острая конкуренция за участки добычи полезных ископаемых, которые имели достаточную мощность и чьи домовладельцы не срывались, когда стены покрывались «швейцарским сыром» с вентиляционными отверстиями.Существовал постоянный страх перед электрическими перегрузками, поскольку помешанные на монетах майнеры довели энергосистемы до предела — как, например, когда один из шахтеров чуть не поджег старую прачечную в центре Уэнатчи.

И неизбежно росло напряжение с коммунальными предприятиями, которые наконец осознали масштабы амбиций майнеров. В 2014 году коммунальный район округа Челан получил запросы от потенциальных горняков на общую сумму 220 мегаватт — поразительное развитие в округе, 70 000 жителей которого в то время потребляли лишь 200 мегаватт.Аналогичные модели наблюдались за рекой в ​​соседних округах Дуглас и Грант, где электричество также дешево.

Но, как всегда, самая большая проблема майнеров исходила от самого биткойна. Само по себе присутствие такого большого количества новых горнодобывающих предприятий в бассейне Средней Колумбии существенно увеличило общую мощность майнинга сети; какое-то время одна только шахта Карлсона обеспечивала четверть мировых мощностей по добыче биткойнов. Но эта растущая вычислительная мощность также привела к резкому увеличению сложности майнинга — с января 2013 года по январь 2014 года она увеличилась в тысячу раз, что вынудило майнеров расширяться еще быстрее.И растущая цена биткойна теперь привлекала новых майнеров, особенно в Китае, где электроэнергия дешевая. К середине 2014 года, по словам Карлсона, он в четыре раза увеличил количество серверов в своем руднике, но увидел, что его некогда огромная доля на рынке упала ниже 1 процента.

Lauren Miehe: The Prospector Обладая умением превращать старые здания в биткойн-рудники, Миехе помогла множеству других посторонних организовать операции по добыче полезных ископаемых в бассейне и теперь управляет сайтами для других майнеров.Он был ошеломлен интересом к региону, так как в прошлом году цены на биткойны взлетели. «Прямо сейчас все пребывают в режиме полной жадности», — говорит он. Здесь Миехе работает на своей первоначальной шахте мощностью в полмегаватт в нескольких милях от реки Колумбия. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Биткойн-майнеры оказались в том же порочном круге, что и настоящие майнеры, за исключением гораздо более ускоренных временных рамок. Чтобы поддерживать свою производительность, майнерам приходилось покупать больше серверов или переходить на более мощные серверы, но новая вычислительная мощность просто еще больше повысила сложность решения.Фактически, ваша шахта устарела, как только вы ее запустили, и единственная надежда на прибыльное продвижение вперед заключалась в том, чтобы принять своего рода постоянное расширение масштабов: ваша существующая шахта должна была быть достаточно большой, чтобы заплатить за вашу следующую, более крупную шахту. . Многие майнеры ответили тем, что объединились в огромные коллективы, объединили свои вычислительные ресурсы и делились вознаграждением в биткойнах. Другие перешли от майнинга к размещению других майнеров. Но независимо от того, занимались ли вы майнингом или хостингом, майнинг вступил в «гонку масштабирования», — говорит Карлсон, чьи собственные операции неуклонно росли с 250 киловатт до 1.От 5 мегаватт до 5 мегаватт. И это была гонка: любая задержка с установкой ваших машин и майнингом просто означала, что вы попадете в очередь, когда добывать монеты станет еще сложнее.

Как раз тогда, когда казалось, что хуже уже не может быть, они это сделали. По мере роста стоимости майнинга цены на биткойны начали падать. Криптовалюта подверглась череде мошенничества, краж и нормативных запретов, наряду с многочисленными конфликтами среди майнингового сообщества по таким вопросам, как оптимальный размер блока.В течение 2015 года цены на биткойны колебались на уровне нескольких сотен. Маржа становилась настолько тонкой — и, фактически, иногда становилась отрицательной, — что майнерам приходилось тратить свои монеты, как только они добывали их, для оплаты счетов за электроэнергию. В конце концов ситуация стала настолько мрачной, что Карлсону пришлось копаться в своих драгоценных запасах и ликвидировать «все мои маленькие стопки биткойнов», — с сожалением вспоминает он. «Чтобы спасти бизнес, мы продали все».

По всему бассейну Средней Колумбии майнеры столкнулись с мучительной дилеммой: сократить свои убытки и уйти или продолжать добычу практически бесплатно в надежде, что рынок криптовалюты каким-то образом изменится.Многие более мелкие операторы просто закрылись и уехали из города, часто оставляя после себя разгромленные участки и разгневанных арендодателей. Даже более крупные игроки начали рисовать линии на песке. Карлсон начал переходить от майнинга к размещению и запуску сайтов для других майнеров. Остальные держались. Среди последних был Сальсидо, подрядчик Wenatchee, ставший майнером биткойнов, который вырос в долине. «Я должен был решить, думаю ли я, что это выздоровеет, или диаграмма будет продолжать двигаться так же и превратиться в ничто?» Сальсидо сказал мне недавно.Мы были в его офисе в центре Уэнатчи, и Сальсидо, опрятный 43-летний мужчина, женатый с четырьмя маленькими детьми, показывал мне компьютерную диаграмму цены биткойнов в один из самых мучительных периодов его жизни. жизнь. «Месяц за месяцем вам приходилось принимать одно решение: собираюсь ли я продолжать это делать или буду называть это?»

***

Весной 2016 года все перевернулось. Биткойн снова набрал обороты. Еще несколько поставщиков объявили, что примут криптовалюту.Цены на биткойны стабилизировались, а затем медленно, но верно начали расти, даже после того, как второй день уполовинивания снизил вознаграждение до 12,5 монет. В январе 2017 года цена превысила 1000 долларов.

Начиная с апреля, цена биткойна взлетела, как самолет, пилот которого наконец вспомнил, где находится переключатель форсажного режима. К июлю биткойн был на уровне 2500 долларов. К сентябрю — 4600 долларов. Затем в ноябре 7200 долларов. За неделю до Рождества биткойн перевалил за 19 000 долларов. Этот всплеск вызвал ажиотаж в СМИ по поводу нового поколения технологических миллионеров.

Малачи Сальсидо: местный талант Сальсидо, уроженец Уэнатчи и строительный подрядчик, изучал других майнеров перед тем, как запустить свою собственную биткойн-операцию в 2014 году. Сейчас он является одним из крупнейших майнеров в бассейне и упорно трудился, чтобы убедить сообщество в том, что биткойн а блокчейн может превратить регион в технологический центр. «Что на самом деле можно сделать с помощью этой технологии, мы только начинаем открывать», — говорит Сальсидо, изображенный выше в одной из своих шахт.Бассейн «строит платформу, которую будет использовать весь мир». | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Никто не был удивлен больше, чем сами горняки. К концу 2017 года, даже с учетом стремительного роста сложности, стоимость биткойна для бассейновых майнеров составляла около 2000 долларов, что приводило к рентабельности, аналогичной той, что была в первые годы, только в гораздо большем масштабе. Марк Беванд, ученый-компьютерщик французского происхождения, который некоторое время занимался добычей полезных ископаемых в бассейне, а сейчас является инвестором в области технологий, оценивает, что к декабрю гипотетический инвестор, построивший в бассейне рудник мощностью 5 мегаватт всего за четыре месяца до этого, выздоровел бы. инвестиции в размере 7 миллионов долларов и теперь будут получать 140 000 долларов прибыли каждые 24 часа.«Сегодня, — сказал он мне еще в декабре, — шахтеры буквально купаются в деньгах».

Конечно, к концу 2017 года игроки, заливавшие бассейн, не были заинтересованы в строительстве 5-мегаваттных рудников. По словам Карлсона, добыча полезных ископаемых сейчас достигла стадии, когда минимальный размер новой коммерческой шахты, учитывая высокий уровень сложности, скоро составит 50 мегаватт, чего хватит примерно для 22000 домов и больше, чем один из огромных центров обработки данных Amazon Web Services. . Мие, который стал своего рода брокером для горняков и инвесторов из других городов, отвечал на звонки и электронные письма от гораздо более крупных игроков.Были звонки из Китая, где недавние правительственные меры по борьбе с криптовалютой заставили майнеров попытаться перенести операции мощностью до 200 мегаватт на более безопасную территорию. И был поток интереса со стороны игроков за пределами сектора, в том числе крупных институциональных инвесторов с Уолл-стрит, Майами, Ближнего Востока, Европы и Японии, все стремились получить товар, который, по мнению некоторых, может достигнуть 100000 долларов к концу год. И не весь интерес был таким цивилизованным. Существует множество историй о том, как биткойн-майнеры использовали жесткую тактику, чтобы запустить свои шахты.Карлсон, например, говорит, что некоторые иностранные горняки пытались подкупить инспекторов по строительству и безопасности, чтобы они позволили им срезать углы на строительстве. «Они привозят чемоданы, полные денег», — говорит Карлсон, добавляя, что такие уловки неизменно приводят к обратным результатам. Миее добавляет: «Я имею в виду, вы знаете, как они говорят о духах животных — жадности и страхе? Что ж, прямо сейчас все пребывают в режиме полной жадности ».

И дело не только в глубоких карманах. При таких ценах даже более мелкие операторы смогли заработать реальные деньги, эксплуатируя несколько машин на домашних, скрытых от радиолокатора рудниках.Возьмем, к примеру, человека 20-летнего Венатчи, которого мы назовем Бенни — он не хотел называть его имени — который в июле прошлого года купил три сервера для майнинга и установил их в своем доме (один в главной спальне и два в гостиной. ) — и начал добычу Ethereum, ближайшего конкурента биткойнов в области криптовалюты. Когда Ethereum поднялся со 165 долларов в июле до почти 1200 долларов в январе, Бенни не только вернул свои 7000 долларов, но и заработал достаточно, чтобы выплатить ипотечный кредит. В качестве дополнительной выгоды этой зимой у Бенни снизился счет за электроэнергию: отработанное тепло от трех серверов перемешивания поддерживало температуру в доме до 78 градусов тепла.«Мы действительно должны открывать окна», — сказал он мне в январе. Между тем его серверы в значительной степени работают сами по себе, хотя, когда он на работе, клерк в продуктовом магазине, он следит за машинами и ценой Ethereum на своем телефоне. «По сути, это просто бесплатные деньги», — говорит Бенни. «Все, что мне нужно сделать, это проснуться утром и убедиться, что ночью ничего не разбилось».

***

В игре с нулевой суммой, в которой криптовалюта превратилась в , свободные деньги для одного человека — головная боль для другого.В бассейне Средней Колумбии последняя категория включает Джона Столла, который наблюдает за ремонтными бригадами муниципального коммунального округа округа Челан. Столл считает таких людей, как Бенни, «операторами-мошенниками» — термин, обозначающий мелких игроков, которые занимаются добычей, не получив надлежащих разрешений и не обновляя оборудование, и число которых за последние 12 месяцев резко возросло. Хотя эти операторы составляют лишь небольшую часть своих коммерческих аналогов, они все же могут перегружать жилые электрические сети. В крайнем случае изоляция может оплавить провода.Трансформаторы перегреются. В одном случае в прошлом году, по словам коммунального предприятия, шахтер перегрузил трансформатор и вызвал пожар.

В некоторых частях бассейна бригады коммунальных служб теперь активно охотятся на не имеющих разрешения на добычу полезных ископаемых, что мало чем отличается от того, как полиция ищет закрытые фермы по выращиванию каннабиса. Самая большая скидка, по словам Столла, — это устойчивый скачок в энергопотреблении. Но бригады научились искать и прислушиваться к другим признакам, таким как «вентиляторы, выматывающие из гаража или спальни». По словам Столла, в любую неделю коммунальное предприятие вымывает от двух до пяти подозреваемых майнеров.Некоторые приходят чистыми. Они платят за разрешения и зачастую существенную модернизацию проводки или уходят. Но другие незаметно переносят свои серверы в другое жилое место и снова подключаются к сети. «Это что-то вроде игры в кошки-мышки, — признает Столл.

Бенни: Rogue Miner Бенни, компьютерный гений-самоучка, которому около 20 лет, прошлым летом установил три сервера для майнинга в своем доме в Венатчи. С тех пор он получил достаточно прибыли не только для возврата своих первоначальных инвестиций, но и для выплаты ежемесячной ипотечной ссуды.В качестве бонуса тепло от компьютеров поддерживает отопление его дома всю зиму. «По сути, это просто бесплатные деньги», — говорит Бенни, изображенный здесь со своей самодельной добычей полезных ископаемых. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Более серьезная проблема коммунальных предприятий исходит от законных коммерческих операторов, чей аппетит к мегаваттам перевернул старую десятилетнюю модель государственной власти. Общая мощность пяти плотин бассейна в среднем составляет около 3000 мегаватт, что достаточно для населения Лос-Анджелеса.До недавнего времени около 80 процентов этой огромной продукции экспортировалось по контрактам, которые были чрезвычайно выгодны для местных жителей. Майнинг криптовалюты изменил все это до такой степени, что только сейчас становится ясно. К концу 2018 года, по прогнозам Карлсона, добыча в бассейне составит 300 мегаватт. Но это ничто по сравнению с тем, что некоторые надеются увидеть в бассейне. По имеющимся сведениям, за последние 12 месяцев три коммунальные предприятия получили заявки и запросы на будущие контракты на электроэнергию, которые, если все они будут утверждены, могут приблизиться к 2000 мегаватт — достаточно, чтобы потреблять две трети электроэнергии, производимой в бассейне.

То, что майнеры хотят власти, не означает, что они ее получают. Некоторые запросы сняты. И все три окружные коммунальные предприятия имеют значительную свободу действий при удовлетворении запросов на электроэнергию. Но по закону они должны рассматривать любой законный запрос на власть, что означало проведение дорогостоящих исследований и слушаний, что спровоцировало длительные общественные дебаты о влиянии этой новой отрасли на энергетическую экономику бассейна. Есть опасения по поводу огромных затрат на новые подстанции, линии электропередачи и другую инфраструктуру, необходимую для размещения этих огромных нагрузок.В округе Дуглас, где осуществляется большая часть новых горнодобывающих проектов, менее чем за год была полностью подключена новая подстанция мощностью 84 мегаватта, которой должно было хватить на следующие 30–50 лет при нормальном росте населения.

Многие также опасаются, что новые рудники поглотят столько излишков электроэнергии, которые в настоящее время экспортируются, что местные расценки должны будут повыситься. На самом деле, аппетиты горняков на электроэнергию растут настолько быстро, что три округа ввели надбавки за дополнительную инфраструктуру, и идут разговоры о мораториях на новые шахты.Также говорят о том, что было бы немыслимо всего несколько лет назад: о покупке власти у внешних поставщиков. Это может означать конец десятилетий сверхдешевой власти — все для нового, крайне нестабильного сектора, который, по некоторым опасениям, в любом случае может просуществовать недолго. Действительно, есть одно большое опасение, говорит Деннис Больц, комиссар по коммунальному хозяйству округа Челан, что продолжительный обвал цен заставит горняков покинуть бассейн — и оставит налогоплательщиков «инфраструктурой, которая может быть полезна или нет.”

Но Больц, давний критик криптовалюты, говорит, что местные проблемы выходят за рамки экономики: многие жители, от которых он слышит, не заинтересованы в том, чтобы так много государственной власти было продано отрасли, главный продукт которой, по их мнению, представляет ценность только для спекулянтов. и преступники. «Я имею в виду, что это консервативное сообщество, и они такие:« Что, черт возьми, не так с долларами? », — говорит Больц. «Если бы вы просто пошли и провели опрос в округе Челан и спросили людей:« Вы хотите, чтобы мы участвовали в индустрии биткойнов », они бы сказали не только« Нет », но и« Черт возьми, нет.’”

Транспортные контейнеры обеспечивают быстрый способ наладить промышленную операцию по добыче биткойнов, но серверы внутри выделяют так много тепла, что требуются большие вентиляторы для перемещения невероятных объемов воздуха с высокой скоростью, чтобы поддерживать их перегрев. Вверху рабочие прикрепили воздуховоды к горячему выхлопу, перенося его, чтобы растопить замороженную рабочую площадку и обогреть свою гостиную. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Бассейн стал испытательной площадкой для более широкой дискуссии о будущем технологии блокчейн.Критики настаивают на том, что биткойн никогда не станет основной валютой — он медленный и слишком нестабильный. Они говорят, что его реальная функция — это «средство сбережения», то есть инвестиционный актив, такой как золото или акции компании, за исключением того, что, в отличие от этих традиционных активов, биткойн не имеет реальной базовой экономической ценности. Скорее, говорят критики, он стал просто еще одной весьма спекулятивной ставкой — во многом так же, как ипотечные деривативы были в преддверии финансового кризиса — и, как и они, он так же гарантирован от краха.

Контраргумент состоит в том, что экономика блокчейна все еще находится в зачаточном состоянии. «Монетизированный код», лежащий в основе концепции блокчейна, может быть написан для безопасного переноса любого вида информации и для администрирования практически любых транзакций, договорных соглашений или других основанных на данных отношений между людьми и их быстроразвивающимися машинами. Сторонники говорят, что в будущем банки, другие крупные учреждения и даже правительства будут использовать внутренние блокчейны. Компании, производящие потребительские товары, и технологические компании будут использовать блокчейн для управления «Интернетом вещей».«В рамках этой экосистемы мы увидим ряд криптовалют, играющих разные роли, при этом биткойн, возможно, будет служить в качестве инвестиций, в то время как более гибкие криптовалюты могут выполнять повседневные транзакции. И реальность такова, что, какими бы ни были его недостатки, успех и известность Биткойна на данный момент затрудняет устранение всего крипто-феномена с каждым торговым циклом.

Тем не менее, даже сторонники признают, что в этом славном будущем будет использоваться много электроэнергии. Это правда, что многие из наиболее тревожных утверждений — например, что к 2020 году майнинг биткойнов будет потреблять «столько электроэнергии, сколько сегодня потребляет весь мир», как недавно предположил экологический веб-сайт Grist, — смехотворны: даже если текущая загрузка биткойнов увеличившись в сто раз, на него по-прежнему будет приходиться менее 2 процентов от общего мирового потребления энергии.(И для сравнения, даже самые высокие оценки общего текущего потребления энергии биткойном по-прежнему составляют менее 6 процентов от энергии, потребляемой мировым банковским сектором.) Но факт остается фактом: биткойн потребляет поразительное количество энергии. По некоторым оценкам, мощность, необходимая сейчас для добычи одной монеты, могла бы обеспечить работу среднего домохозяйства в течение 10 дней.

Все это оставляет коммунальные предприятия бассейна в ловушке между скептически настроенной публикой и ненасытным, энергоемким новым сектором, который, как выразился Больц, «смотрит на нас с хищнической точки зрения.«Действительно, каждый руководитель коммунального предприятия знает, что отклонить заявку на загрузку, даже если одна нагрузка настолько велика, что потребуются новые линии электропередачи или импорт за пределы зоны обслуживания, — значит стать поводом для серьезной судебной тяжбы. «Если вы можете позволить себе 100 мегаватт, — говорит Больц, — вы можете позволить себе много адвокатов».

Несмотря на все опасности, другие здесь считают биткойн-бум некой необходимой возможностью. Они утверждают, что эпоха дешевой местной электроэнергии подходила к концу еще до того, как появился биткойн. Одна важная причина: гидроэнергетика региона больше не ценится на внешних рынках.В Калифорнии, которая исторически хорошо платила за «зеленую» гидроэнергетику бассейна, спрос особенно резко упал благодаря быстрому росту ветровой и солнечной энергии в Золотом штате. Проще говоря, у бассейна скоро может возникнуть проблема с поиском еще одного крупного потребителя, который так хочет получить эти излишки мегаватт — особенно такого, как добыча на блокчейне, который может принести другие экономические выгоды. По словам Джима Хаффмана, комиссара порта округа Дуглас, ранние данные из округа Дуглас, например, предполагают, что экономическая ценность сектора, особенно налог с продаж от непрерывной модернизации серверов, может компенсировать любые потери в продажах излишков электроэнергии.

Стив Райт и Джон Столл: The Dam Masters Райт (слева) и Столл, изображенный на плотине Rocky Reach Dam, являются генеральным менеджером и главой коммунальных служб муниципального коммунального округа округа Челан соответственно. В прошлом году горняки делали запросы или запросы на электроэнергию, которая в общей сложности составляет две трети от того количества, которое сейчас вырабатывают коммунальные предприятия трех округов бассейна. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Эта возможность может быть недолговечной. Хаффман, который также является бывшим руководителем коммунального предприятия, утверждает, что постоянно снижающиеся тарифы на электроэнергию в других штатах, например в Калифорнии, могут подорвать привлекательность бассейна для майнеров блокчейнов, которые могут начать искать другие места для добычи.По этой причине Хаффман утверждает, что бассейн должен активно привлекать больше горняков, даже если это означает импорт электроэнергии. «Я думаю, здесь есть окно, — говорит Хаффман, — и неизвестно, как долго это окно будет открыто». Тем не менее, он тоже знает, что любой такой разговор приведет к критике за то, что бассейн сковывает свое будущее с нестабильным сектором, который для многих остается химерой. «Некоторые люди думают, что биткойн — это просто жульничество», — признает Хаффман. «И в разговоре это обычно не проходит.”

Тем временем шахтеры в бассейне приступили к полировке имиджа. Карлсон и Сальсидо, в частности, упорно трудились, чтобы успокоить чиновников коммунального хозяйства. Майнеры согласились заплатить большие сборы за подключение и профинансировать некоторые необходимые обновления инфраструктуры. Они также приложили усилия, чтобы обосновать более широкие экономические выгоды сектора, такие как поступления от налога с продаж. Они говорят, что горнодобывающая промышленность может помочь компенсировать некоторые из сотен рабочих мест, потерянных, когда несколько лет назад простаивал другой крупный энергопотребитель региона — огромный алюминиевый завод Alcoa к югу от Уэнатчи.

В более фундаментальном плане горняки утверждают, что нынешний бум — это просто первый грубый шаг к гораздо большему технологическому сдвигу, который бассейну следовало бы осуществить на раннем этапе. «Мы только начинаем открывать, что на самом деле можно сделать с этой технологией», — говорит Сальсидо. «Но технология требует платформы». И, по его словам, по мере того, как мир обнаруживает, на что способен блокчейн, глобальная экономика будет все больше зависеть от регионов, таких как бассейн, с природными ресурсами, чтобы использовать эту платформу как можно дешевле.

***

Даже во время недавнего обвала цен горняки сохраняли оптимистичный настрой, отчасти потому, что они умирали этой смертью несколько раз до этого. В феврале, на следующий день после того, как цена биткойна упала ниже 6000 долларов, я связался с Карлсоном, чтобы узнать, как он справляется с огромной распродажей. В серии длинных текстов он выразил только оптимизм. Он утверждал, что коррекция рынка была неизбежна с учетом быстрого роста цен. Он отметил, что затраты на добычу полезных ископаемых в бассейне остаются настолько низкими — всего лишь немногим выше 2000 долларов за монету, — что цены могут упасть до того, как биткойн перестанет стоить майнинга там.Карлсон, как он сказал мне, «на 100 процентов уверен», что цена превысит уровень в 20 000 долларов, который мы видели перед Рождеством. «Вопрос, как всегда, в том, сколько времени это займет».

Тем временем шахтеры бассейна идут полным ходом. Сальсидо говорит, что к концу года у него будет 42 мегаватта, а к 2020 году — 150 мегаватт. Карлсон говорит, что его следующий шаг после нынешнего увеличения мощности на 60 мегаватт будет «сотнями» мегаватт. В течение следующих пяти лет его компания планирует привлечь 5 миллиардов долларов капитала для строительства 2000 мегаватт — двух гигаватт — дополнительных горнодобывающих мощностей.Но это не все, говорит он. Карлсон говорит, что он и другие скоро будут наращивать масштабы настолько быстро, что для дальновидных горняков бассейн Средней Колумбии фактически уже исчерпан, отчасти потому, что округа просто не могут достаточно быстро построить линии электропередач и инфраструктуру. «Итак, мы должны отправиться на поиски участков в США и Канаду», — сказал мне Карлсон в тексте. «Я еду в Квебек в понедельник». Как и в случае с нефтью или золотом, старатели никогда не останавливаются — они просто идут дальше.

На алюминиевом заводе Alcoa, свернутом, но не полностью закрытом, когда-то работало 400 человек.Самая дешевая электроэнергия в стране не была достаточным стимулом, чтобы держать электростанцию ​​в рабочем состоянии перед лицом более дешевых иностранных конкурентов. | Патрик Каван Браун для журнала Politico

Но не все готовы к поездке. Вернувшись в Восточный Венатчи, Миехе проводит для меня импровизированную экскурсию по эпицентру бума в бассейне. Мы выезжаем в индустриальный парк возле регионального аэропорта, где администрация порта округа Дуглас создала своего рода зону добычи полезных ископаемых. Мы проезжаем мимо строительной площадки Карлсона, которая кишит оборудованием и людьми.Неподалеку мы можем увидеть группу из двух десятков грузовых контейнеров, которые Сальсидо превратил в шахты, с трансформаторами и системами охлаждения. Через дорогу, возле новой, уже вышедшей из строя подстанции, у Сальсидо другая бригада работает на гораздо более крупной шахте. «Год назад здесь ничего этого не было», — говорит Миехе. «Этой дороги здесь не было».

Миехе до сих пор эксплуатирует свою оригинальную шахту, производящую мощность в полмегаватта, недалеко от автомойки. Но его основная работа в наши дни — управлять хостинг-сайтами для других майнеров и связывать посторонних с инсайдерами — и он с этим согласен.Он продал часть своей биткойн-стопки сразу после Рождества. Он по-прежнему оптимистичен в отношении криптовалюты и долгосрочных перспектив бассейна. Но у него больше нет аппетита к гонке за масштабом. Прошли те славные времена, когда коммерческие майнеры могли самостоятельно финансировать свои собственные стеки. Сегодня вам необходимо внешнее финансирование — долг, — что для Мие, у которой сейчас двое маленьких детей, будет означать недопустимый уровень стресса. «Я уже сделал это», — говорит он. «Весь мой дата-центр был построен с использованием биткойнов из ничего.Я уже выиграл достаточно для того, что искал при добыче полезных ископаемых ». Он делает паузу. «Риск и вознаграждение становятся довольно большими, — говорит он. «И я не уверен, что хочу быть на передовой в этой битве».

ИСПРАВЛЕНИЕ: в более ранней версии этой статьи говорилось, что криптовалюта Ripple добывается в бассейне Средней Колумбии. Фактически, «монеты» Ripple не требуют процесса добычи — все 100 миллиардов монет Ripple были созданы, когда сеть Ripple была запущена в 2012 году, — и не производятся майнерами в бассейне или где-либо еще.

Эта статья помечена под:

шахтёрских лагерей Скоттс-Ран возле Моргантауна, Западная Вирджиния. Фирменные дома — цифровой файл из Т01, дубликат негатива

Черно-белые негативы, содержащиеся в Управлении безопасности фермы / Бюро военной информации Библиотеки Конгресса, находятся в открытом доступе и могут свободно использоваться и повторно использоваться.

Кредитная линия: Библиотека Конгресса, Отдел эстампов и фотографий, Управление безопасности фермы / Управление военной информации, черно-белые негативы.

Для получения информации о воспроизведении, публикации и цитировании материалов из этой коллекции, а также о доступе к исходным материалам см .: Управление безопасности фермерских хозяйств США / Управление военной информации. Черно-белые фотографии — информация о правах и ограничениях.

Подробнее об авторских правах и других ограничениях

Чтобы получить рекомендации по составлению полных цитат, обратитесь к цитированию первичных источников.

  • Информация о правах человека : Нет известных ограничений на изображения, сделанные U.S. правительство; изображения, скопированные из других источников, могут быть ограничены. Для получения информации см. Черно-белые фотографии Управления безопасности фермерских хозяйств США / Управления военной информации https://www.loc.gov/rr/print/res/071_fsab.html
  • Номер репродукции : LC-USF342-T01-000856-A (ч / б пленка дуп. Негр.)
  • Телефонный номер : LC-USF342- 000856-A [P&P] LOT 1720 (соответствующий фотопринт)
  • Консультации по доступу : —

Получение копий

Если изображение отображается, вы можете скачать его самостоятельно.(Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов вне Библиотеке Конгресса США из-за соображений прав человека, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Услуги копирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или прозрачность.Если вышеприведенное поле «Номер воспроизведения» включает номер воспроизведения, который начинается с LC-DIG …, то есть цифровое изображение, сделанное прямо с оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства публикационных целей.
  2. Если есть информация, указанная в поле «Номер репродукции» выше: Вы можете использовать номер репродукции, чтобы купить копию в Duplication Services. Это будет составлен из источника, указанного в скобках после номера.

    Если указаны только черно-белые («черно-белые») источники, и вы хотите, чтобы копия показывала цвет или оттенок (если они есть на оригинале), вы обычно можете приобрести качественную копию оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, и включив каталог запись («Об этом элементе») с вашим запросом.

  3. Если в поле «Номер репродукции» выше нет информации: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Службу тиражирования.Укажите номер телефона перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнять квитанцию ​​о звонках в Распечатках. и Читальный зал фотографий для просмотра оригинала (ов). В некоторых случаях суррогат (замещающее изображение) доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Оцифрован ли элемент? (Уменьшенное изображение (маленькое) будет видно слева.)

    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть смотреть в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения, когда вы находитесь за пределами библиотеки Конгресс, потому что права на товар ограничены или права на него не оценивались. ограничения.
      В целях сохранения мы обычно не обслуживаем оригинальные товары, когда цифровое изображение доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой библиотекарь. (Иногда оригинал слишком хрупкий, чтобы его можно было использовать. Например, стекло и пленочные фотографические негативы особенно подвержены повреждению. Их также легче увидеть в Интернете, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, товар не оцифрован. Пожалуйста, перейдите к # 2.
  2. Указывают ли приведенные выше поля с рекомендациями по доступу или Номер вызова, что существует нецифровой суррогат, типа микрофильмов или копий?

    • Да, существует еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Пожалуйста, перейдите к # 3.
  3. Если вы не видите миниатюрное изображение или ссылку на другого суррогата, заполните бланк звонка. Читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут. Другие материалы требуют записи на более позднее в тот же день или в будущем. Справочный персонал может посоветуют вам как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться со справочным персоналом в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

10 крупнейших горнодобывающих компаний

В горнодобывающую промышленность входят компании, которые занимаются разведкой и добычей драгоценных и недрагоценных металлов и минералов, а также энергоносителей, таких как уголь и нефть. Они используются в производстве широкого спектра промышленных товаров, капитальных товаров и предметов потребления, включая машины, компьютеры, одежду, здания и автомобили.Некоторые компании горнодобывающего сектора даже производят сельскохозяйственную продукцию. Горнодобывающая промышленность — это глобальная отрасль, но пять крупнейших компаний имеют штаб-квартиры в Китае, второй по величине экономике мира. Другие крупные горнодобывающие компании базируются в Великобритании, Швейцарии, Австралии и Бразилии.

Ниже мы рассмотрим 10 крупнейших горнодобывающих компаний по 12-месячной скользящей выручке (TTM). Некоторые компании за пределами США отчитываются о прибыли раз в полгода, а не раз в квартал, поэтому данные за 12 месяцев могут быть старше, чем для компаний, которые отчитываются ежеквартально.Если не указано иное, данные любезно предоставлены YCharts.com. Все данные приведены по состоянию на 11 сентября.

Этот список ограничен компаниями, акции которых публично торгуются в США или Канаде либо напрямую, либо через АДР. Однако мы отмечаем, что две из этих компаний торгуют такими небольшими объемами, что их следует избегать, даже несмотря на то, что они разместили публичные ADR: Jiangxi Copper Co. Ltd. (600362) и Yanzhou Coal Mining Co. Ltd. (600188). Из-за их размера и важности они были включены в список, но с тикером, связанным с их соответствующими листингами на Шанхайской фондовой бирже (SSE).

Некоторые из указанных ниже акций торгуются только на внебиржевых торгах (OTC) в США, но не на биржах. Торговля внебиржевыми акциями часто сопряжена с более высокими торговыми издержками, чем торговля акциями на биржах. Это может снизить или даже перевесить потенциальную прибыль.

  • Выручка (TTM): 178,6 млрд долларов
  • Чистая прибыль (TTM): — 3,2 миллиарда долларов
  • Рыночная капитализация: 30,7 млрд долларов
  • Общая доходность за 1 год: -27,9%
  • Обмен: OTC

Glencore — это многонациональная компания, занимающаяся торговлей сырьевыми товарами и горнодобывающей промышленностью со штаб-квартирой в Швейцарии.Он производит металл, минералы, энергию и сельскохозяйственные товары. Компания обслуживает автомобильную, сталелитейную, электроэнергетическую, аккумуляторную и нефтяную отрасли по всему миру.

  • Выручка (TTM): 42,9 млрд долларов
  • Чистая прибыль (TTM): 8,0 млрд долларов
  • Рыночная капитализация: 137,2 миллиарда долларов
  • Общая доходность за 1 год: 9,9%
  • Биржа: Нью-Йоркская фондовая биржа

BHP — международная ресурсная компания, базирующаяся в Австралии. Он исследует и добывает полезные ископаемые, включая уголь, железную руду, золото, титан, ферросплавы, никель и свойства меди.Он также предлагает услуги по разведке, добыче и переработке нефти. Компания обслуживает клиентов по всему миру.

  • Выручка (TTM): 41,8 млрд долларов
  • Чистая прибыль (TTM): 7,2 миллиарда долларов
  • Рыночная капитализация: 79,8 млрд долларов
  • Общая доходность за 1 год: 21,0%
  • Биржа: Нью-Йоркская фондовая биржа

Rio Tinto — британская международная горно-металлургическая компания. Компания занимается разведкой и добычей алюминия, буры, угля, меди, золота, железной руды, свинца, серебра, олова, урана, цинка, диоксида титана, алмазов, талька и циркония.Компания обслуживает клиентов в различных отраслях по всему миру.

  • Выручка (TTM): 40,1 млрд долларов
  • Чистая прибыль (TTM): 271,4 млн долларов
  • Рыночная капитализация: 7,7 млрд долларов (52,5 млрд юаней)
  • Общая доходность за 1 год: 2,9%
  • Биржа: Шанхайская фондовая биржа

Jiangxi Copper — это китайская компания по добыче меди. Он занимается добычей и переработкой драгоценных и рассеянных металлов, а также серной химией.Продукция компании включает катодную медь, золото, серебро, серную кислоту, медную катанку, медную трубку и медную фольгу.

  • Выручка (TTM): 34,7 млрд долларов
  • Чистая прибыль (TTM): 1,3 миллиарда долларов
  • Рыночная капитализация: 59,9 млрд долларов
  • Общая доходность за 1 год: -3,7%
  • Биржа: Нью-Йоркская фондовая биржа

Vale — бразильская многонациональная горнодобывающая компания. Он производит железную руду, окатыши, марганец, сплавы железа, золото, никель, медь, бокситы, глинозем, алюминий, калий и уголь.Компания также владеет и управляет железнодорожными и морскими терминалами. Компания работает примерно в 30 странах мира.

  • Выручка (TTM): 32,8 млрд долларов
  • Чистая прибыль (TTM): 5,6 млрд долларов
  • Рыночная капитализация: 33,4 млрд долларов
  • Общая доходность за 1 год: -10,8%
  • Обмен: OTC

China Shenhua — китайский производитель угля и электроэнергии. Компания управляет угольными шахтами, производит различную угольную продукцию, а также производит электроэнергию и электричество.Он также управляет железными дорогами для транспортировки угля и неугольных товаров, а также обеспечивает логистику и суда для угольных и неугольных грузов.

  • Выручка (TTM): 29,0 млрд долларов
  • Чистая прибыль (TTM): 1,1 миллиарда долларов
  • Рыночная капитализация: 6,5 млрд долларов (44,4 млрд юаней)
  • Годовая скользящая общая доходность: -19,3%
  • Биржа: Шанхайская фондовая биржа

Yanzhou — китайская угледобывающая компания, производящая широкий спектр продукции, от мелкого угля до энергетического угля.Компания также производит угледобывающее и землеройное оборудование, а также управляет предприятиями по производству электроэнергии, железнодорожному транспорту и отоплению.

  • Выручка (TTM): 27,6 млрд долларов
  • Чистая прибыль (TTM): 2,1 миллиарда долларов
  • Рыночная капитализация: 34,1 млрд долларов
  • Общая доходность за 1 год: 7,3%
  • Обмен: OTC

Anglo American — горнодобывающая компания из Великобритании. Он занимается разведкой и добычей драгоценных металлов, цветных металлов и черных металлов.Компания производит железную руду, марганец, металлургический уголь, медь, никель, платину и алмазы. Он работает по всему миру.

  • Выручка (TTM): 27,4 млрд долларов
  • Чистая прибыль (TTM): 124,1 млн долларов
  • Рыночная капитализация: 4,0 млрд долларов
  • Общая доходность за 1 год: -28,5%
  • Биржа: Нью-Йоркская фондовая биржа

Aluminium Corporation of China — китайский производитель алюминиевых изделий. Компания производит алюминиевые руды, алюминий, бокситы, уголь и другую продукцию.Он также управляет энергетическим сегментом, который занимается производством электроэнергии, в том числе традиционной выработкой энергии на угле и возобновляемыми источниками энергии, такими как энергия ветра и фотоэлектрическая энергия.

  • Выручка (TTM): 21,6 млрд долларов
  • Чистая прибыль (TTM): 689,5 млн долларов
  • Рыночная капитализация: 18,5 млрд долларов
  • Общая доходность за 1 год: 108,9%
  • Обмен: OTC

Zijin Mining — китайская многонациональная горнодобывающая компания. Он занимается разведкой, добычей и плавкой, переработкой золота, меди, цинка и других металлических полезных ископаемых.Компания также занимается торговлей металлами и инвестициями по всему миру.

Растущая битва между горнодобывающей промышленностью и сельским хозяйством

Автор: Кейт Слэк

Горнодобывающая промышленность часто вступает в прямую конкуренцию с мелким сельским хозяйством за контроль над землей.

«Si a la vida, no a la mina» («Да жизни, нет руднику») — это объединяющий клич, который в наши дни слышен во многих сельских районах Латинской Америки.Горнодобывающая промышленность, а также добыча нефти и газа в последнее десятилетие резко выросли по всему региону, чему способствовали высокие цены на золото и промышленные металлы, такие как медь, которые необходимы в первую очередь для обеспечения экономики Китая. Этот бум также наблюдался в Африке и Азии, где правительства стремились использовать свои ресурсы для стимулирования развития. Хрупкие государства, такие как Судан, Бирма и Афганистан, также начали развивать свои горнодобывающие отрасли. Расширяющийся горнодобывающий сектор способствовал быстрому экономическому росту в некоторых странах, но также породил социальные конфликты в сельских районах, которые необходимо срочно решать.

Район возле медного рудника Тинтая (Эспинар), Куско, Перу. Фото: Крис Хафстадер / Oxfam America

Суть проблемы заключается в том, что горнодобывающая деятельность вступила в прямую конкуренцию с другим преобладающим средством экономического развития в сельских районах: мелкомасштабным сельским хозяйством. Напряженность в связи с контролем над землей и, что наиболее важно, водой привело к протестам населения и насильственным конфликтам. Согласование этих двух важных движущих сил развития стало критически важным вопросом управления, особенно в наиболее нестабильных государствах, где конфликты между ними часто проявляются наиболее резко.

Теоретически и горнодобывающая промышленность, и сельское хозяйство могут обеспечить выход из бедности. Всемирный банк и академические исследователи, занимающиеся вопросами развития, подчеркнули решающую роль сельского хозяйства в содействии развитию сельских районов. (Три четверти бедноты в мире живут в сельских районах.) Сельское хозяйство приносит прямые выгоды тем, кто в нем участвует. Фермеры получают плату за выращиваемый ими урожай, которую затем могут использовать для инвестирования в будущее производство и для оплаты основных потребностей своих семей.Горнодобывающая промышленность также может сыграть роль в содействии развитию, хотя и косвенно, путем получения доходов для правительств. Правительства могут использовать налоги и роялти, уплачиваемые горнодобывающими компаниями, для инвестиций в инфраструктуру и других производственных целей. Горнодобывающие компании также оплачивают программы развития сообществ, строят школы и дороги и делают другие инвестиции.

К сожалению, совместимость этих двух путей развития, которые обычно проходят в одних и тех же сельских районах, в лучшем случае сомнительна.Горнодобывающая промышленность создает значительные «внешние эффекты», например загрязнение воды, которое может иметь прямое влияние на сельскохозяйственное производство. Эти негативные воздействия могут быть постоянными и сделать ранее плодородные сельскохозяйственные земли непригодными для использования. Для горнодобывающей промышленности также требуются большие участки земли, которые в противном случае можно было бы использовать для сельскохозяйственного производства. Это создает прямую конкуренцию с мелким сельским хозяйством за контроль над землей и ее использование. В некоторых странах, таких как Гана, фермеры, перемещенные из-за горнодобывающих проектов, обращаются к мелкомасштабной добыче полезных ископаемых в качестве заменителя средств к существованию.Это может увековечить цикл бедности и конфликтов, в котором этих фермеров, ставших шахтерами, насильно выселяют и избивают полицейские за то, что они вышли на землю, на которую претендуют крупномасштабные горнодобывающие проекты.

Горнодобывающие компании утверждают, что горнодобывающая промышленность и сельское хозяйство не обязательно несовместимы. Но есть несколько примеров, когда это имело место, особенно в развивающихся странах, где надзор за горнодобывающей промышленностью часто очень слаб. Срочно необходимо найти способы согласования этих двух видов экономической деятельности для уменьшения конфликтов и обеспечения того, чтобы выгоды от добычи полезных ископаемых способствовали долгосрочному устойчивому развитию сельской экономики.

Сообщества переехали, чтобы освободить место для золотых приисков в Гане, борются с потерей сельскохозяйственных земель, безработицей и экологическим ущербом. Фото: Нил Брандер / Oxfam America

Правительствам и компаниям следует предпринять конкретные шаги для решения этой ситуации. Во-первых, процесс оценки воздействия на окружающую среду для горнодобывающих проектов необходимо значительно усилить и сделать более независимым. В настоящее время правительства полагаются на информацию, предоставляемую компаниями, которая чаще всего не проверяется независимой третьей стороной.Таким образом, у компаний есть стимул преуменьшать потенциальное воздействие своей деятельности на землю и воду в сельскохозяйственных районах. В таких странах, как Перу, недоверие местных сельскохозяйственных сообществ к этим экологическим обзорам усиливает опасения по поводу воздействия добычи полезных ископаемых, что, в свою очередь, способствует конфликту. Кроме того, добыча все чаще осуществляется «кластерами», то есть несколько шахт работают в одной и той же географической зоне, чтобы воспользоваться преимуществами общей инфраструктуры и перерабатывающих мощностей.Кумулятивные воздействия на землю и воду нескольких шахт, работающих в одном районе, тщательно не изучены. Использование так называемых «стратегических» оценок воздействия на окружающую среду, в которых учитываются эти кумулятивные воздействия, было бы важным шагом к повышению доверия населения.

Улучшение планирования использования земли — еще один важный шаг, который следует предпринять правительствам. Концессии на добычу полезных ископаемых часто предоставляются без учета воздействия на сельскохозяйственное производство.Позже в этом году Oxfam America опубликует исследование, которое наглядно покажет, как резко расширились горнодобывающие и нефтяные концессии в последние годы в сельскохозяйственных продуктивных районах Перу и Ганы. Зонирование земли для конкретных целей, например горнодобывающая промышленность или сельское хозяйство, помогли бы уменьшить конфликты, установив четкие правила использования земли. Было бы полезно расширить диалог между горнодобывающим и сельскохозяйственным секторами. Недавно в Перу министерства горнодобывающей промышленности и сельского хозяйства подписали соглашение о сотрудничестве.Это потенциально позитивный, хотя и запоздалый шаг.

Примирить добычу полезных ископаемых с сельским хозяйством в развивающихся странах, особенно в наиболее нестабильных государствах, будет нелегко. В конечном итоге может потребоваться признание того, что эти два понятия просто несовместимы в долгосрочной перспективе в определенных областях. Ясно то, что эти обсуждения крайне необходимы сейчас, чтобы уменьшить конфликты и насилие, порождаемые сопоставлением этих двух секторов, и чтобы страны могли извлечь выгоду как из своих наземных, так и подземных ресурсов.

Этот пост изначально был размещен в блоге Международной сети по экономике и конфликтам Института мира США.

жителей против разработки длинных забоев | Защита общин и сельскохозяйственных угодий центрального Иллинойса от разрушительной добычи угля

Карта расположения угольных прав с изображением 120 000 акров земли, проданных правлением округа Монтгомери филиалу Cline Group.

В течение последних нескольких лет организация Citizens Against Longwall Mining уделяла основное внимание минимизации воздействия на окружающую среду шахты Дир Ран и максимизации выгод для населения от добычи угля в округе Монтгомери.

Мы определили два основных подхода, которые значительно помогут экономическому росту и развитию округа Монтгомери.

  1. Налог на добычу угля должен быть установлен в Иллинойсе.
  2. Ставка роялти за тонну угля, добываемого на шахте Дир Ран, должна быть увеличена.

Трудно понять, почему Иллинойс является одним из немногих штатов, занимающихся добычей угля, в которых нет НДПИ. Налог на добычу угля в Западной Вирджинии составляет 6,5%, а в Вайоминге — 10,6%.Некоторые общины Иллинойса поддержали введение НДПИ с угля. Совет округа Монтгомери принял решение о налоге на добычу полезных ископаемых во время председательства Роя Хертеля. Городской совет Бенлда также одобрил постановление об установлении НДПИ с угля в Иллинойсе. На сегодняшний день, к сожалению, штат Иллинойс больше способствует получению прибыли угольным оператором, чем удовлетворению потребностей жителей угольных месторождений.

Один из предложенных планов налога на добычу угля в Иллинойсе заключался в том, чтобы одна треть собранных доходов направлялась в угледобывающие сообщества, одна треть — в общий фонд доходов штата и одна треть — в постоянный унаследованный фонд, который будет покрывать расходы позже. после ухода угольных компаний.Существует множество свидетельств, подтверждающих необходимость этого предложения. В нашем районе из-за проседания были разрушены две школы: Бенлд, несколько лет назад, и Суонси, в сентябре 2017 года. Фонд наследия помог бы общинам с такими расходами, как замена школ и ремонт поврежденной инфраструктуры.

Прошлый опыт показывает, что сообщества не могут полагаться на правительственные агентства и законодательные органы штата Иллинойс, идущие против интересов угледобывающего комплекса. Власть людей — самый эффективный способ удовлетворить потребности сообществ.Чтобы объединить и вдохновить граждан действовать в своих собственных интересах, они должны быть осведомлены о прошлом и последствиях, которые происходят сейчас и в будущем.

Округи Монтгомери и Хиллсборо сильно изменились, когда были установлены условия переговоров по углю. Права на уголь на 120 000 акров были проданы Правлением округа Монтгомери всего за 7,2 миллиона долларов аффилированному лицу Cline Group в декабре 2004 года. Эта группа вскоре изменила свое решение и перепродала права на уголь другому филиалу Cline за 255 миллионов долларов, или около 35. раз больше, чем первоначально было продано Советом округа Монтгомери!

Ставка роялти в размере 2% также слишком мала для любого потенциала роста в округе Монтгомери.Фактически, 2% на самом деле составляют около 1,5% для округа после вычета необходимых платежей Deer Run Mine, таких как Black Lung, Abandoned Mines, транспортные расходы и т. Д.

В еще одном деле с сомнительными результатами между гражданами сообщества и гигантской угольной промышленностью жители Хиллсборо потеряли свой аэропорт и не получили справедливой компенсации за эту потерю. Аэропорт не был признан сертифицированным действующим аэропортом, что привело к оценке намного ниже восстановительной стоимости.9 января 2008 года аэропорт Хиллсборо был продан компании Hillsboro Energy LLC за 350 000 долларов с условием, что аэропорт будет заменен в течение 10 лет. До сих пор нет аэропорта Хиллсборо или планов по его строительству.

Граждане рискуют потерять деньги более тонкими способами. Постоянное размещение двух отстойников с высокой опасностью для навозной жижи, нарушения законов о чистом воздухе и чистой воде, проседание сельскохозяйственных угодий и повреждение дорог, вызванное шахтой Дир-Ран, неизбежно отрицательно скажется на стоимости собственности в округе Монтгомери.Сообщество не делится богатством от добычи угля, и эти компании должны расплачиваться с сообществами, на которые они оказали неблагоприятное воздействие. Наши школы и общины не получают финансирования, которое им необходимо для обеспечения возможностей 21 -го -го века.

Вред наносится населению угольных месторождений разными способами, и некоторые из них являются неожиданными, но чрезвычайно опасными. Рудник Дир-Ран закрыт из-за продолжающегося пожара, который горит с марта 2015 года. Несмотря на то, что рудник Дир-Ран не действует, компания Hillsboro Energy LLC подала заявку в Департамент природных ресурсов Иллинойса, Управление шахт и полезных ископаемых, за 7 731.Расширение на 8 акров в 2015 году. IDNR / OMM не одобрил или не отклонил заявку на разрешение.

Подземный пожар не был потушен после нескольких попыток и должен стать серьезной проблемой для всех в округе Монтгомери. Кажется, что нет ответственности за безопасность сообщества. Эта постоянно существующая опасность для общества должна быть в центре коммуникаций с рудником. Граждане должны знать, где находится пожар, поскольку шахта Дир Ран находится в городе Хиллсборо.Мигрирует ли огонь и в каком направлении?

Когда Апелляционный совет по зонированию Хиллсборо внес поправки в план землепользования, разрешив подземную добычу угля, заявленная причина изменения зонирования заключалась в том, чтобы «… способствовать экономическому росту сообщества, сохранять ценности собственности и защищать здоровье, безопасность и благополучие.